Практические проблемы реализации полномочий прокурора в гражданском процессе | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №45 (335) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 06.11.2020

Статья просмотрена: 30 раз

Библиографическое описание:

Турко, А. А. Практические проблемы реализации полномочий прокурора в гражданском процессе / А. А. Турко. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 45 (335). — С. 178-180. — URL: https://moluch.ru/archive/335/74823/ (дата обращения: 05.03.2021).



Прокурор является одним из субъектов, принимающих участие в гражданском деле. Правозащитная функция, осуществляемая органами прокуратуры Российской Федерации, является одной из гарантий реализации конституционного права граждан на защиту. Законом четко определяются полномочия прокурора и возможные формы участия прокурора в гражданском судопроизводстве, при этом на практике возникают некоторые сложности, связанные с отсутствием единообразного понимания положений некоторых нормативных актов, которые и будут рассмотрены в данной статье.

Ключевые слова: прокурор, прокуратура, заключение прокурора, гражданский процесс, полномочия прокурора

The prosecutor is one of the subjects involved in the civil case. The human rights function carried out by the prosecution authorities of the Russian Federation is one of the guarantees for the implementation of the constitutional right of citizens to defense. The law clearly defines the powers of the prosecutor and the possible forms of participation of the prosecutor in civil proceedings, while in practice there are some difficulties associated with the lack of a uniform understanding of the provisions of some normative acts, which will be considered in this article.

Keywords: prosecutor, prosecutor, prosecutor's opinion, civil procedure, prosecutor's powers

Особенное положение прокурора в гражданском процессе объясняется повышением роли суда в защите прав и свобод граждан, а также ограничением вмешательства в сферу частноправовых отношений государства, представителем которого является прокурор [3]. Стоит отметить, что закрепленные в действующем гражданском процессуальном законодательстве полномочия прокурора отвечают современной демократической модели гражданского судопроизводства. Обратимся к рассмотрению некоторых практических проблем реализации полномочий представителями органов прокуроры в гражданском процессе.

Одна из актуальных проблем, вызывающих некоторые практические трудности, связана с невозможностью однозначного ответа на вопрос, в каких случаях прокурор уполномочен предъявлять иск. Анализ судебной практики свидетельствует, что судами несколько по-разному трактуются и применяются положения ст. 45 ГПК РФ, в которой определены основные правила участия в деле прокурора. В законе определено, что прокурор имеет право обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд. При этом в указанной статье определяется перечень оснований, при наступлении которых, круг лиц не может быть ограничен подобным образом. К примеру, к таковым относится ситуация, когда гражданин самостоятельно обращается к прокурору для защиты своих прав, свобод и законных интересов.

На практике на основании ст. 134 ГПК РФ, в случае, когда прокурор не может обосновать уважительности причин, которые препятствуют предъявлению искового заявления лицом самостоятельно, суды часто отказывают в рассмотрении дела по существу. Потому видится необходимым закрепить в законодательстве более чёткие критерии определения невозможности обращения гражданина в суд.

Кроме того, законодатель использует такие понятия как «состояние здоровья», «возраст», «другие уважительные причины», которые могут совершенно по-разному трактоваться прокурором и судом, в связи с чем также будут возникать различные практические трудности. Оценка уважительности причин происходит на усмотрения суда, который может вовсе не принимать во внимание мнение прокурора. Как справедливо отмечает О. Фирсова, ситуация усложняется тем, что не получили законодательного закрепления и такие понятия как «состояние здоровья», «тяжелая болезнь», «стойкое расстройство здоровья» [7]. Одновременно с чем, очень неоднородна правоприменительная практика.

А. А. Сергиенко для разрешения существующих практических сложностей, предложил дополнить перечень оснований для обращения прокурора в суд с заявлением в защиту прав граждан, включив следующие основания: инвалидность, несовершеннолетие, пенсионный возраст, тяжелое материальное положение и др. [8] С данной позицией стоит согласится, так как в современном российском обществе достаточно большое количество людей, которые реально нуждаются в помощи со стороны государства для защиты своих законных прав в суде. В свою очередь, многообразие возможных жизненных ситуаций не позволяет составить исчерпывающий список обстоятельств, которые можно было бы рассматривать в качестве уважительных причин, которые могут препятствовать самостоятельному обращению гражданина в суд.

Анализ теоретический положений и практический особенностей деятельности прокуроров в рамках судебных разбирательств по гражданским делам также позволил сделать вывод, что неоднозначно законом регламентируются и полномочия прокурора при даче заключения по гражданскому делу, а также вопрос о том, как изложенная в заключении позиция прокурора влияет на исход дела, должен ли суд ее оценивать.

В общем же, на настоящий момент является спорным вопрос о возможности отнесения заключения прокурора и заключения государственных органов и органов местного самоуправления к числу доказательств. С. Иванова полагает, что заключение, даваемое государственными органами, должно содержать основанный на законе вывод о том, как следует разрешить спор, т. е. автор понимает под заключением рекомендацию суду по поводу дела, которое находится в его производстве, которое следует относить к числу письменных доказательств по делу [2]. В. Ярков отмечает, что хоть и указанные органы являются лицами, участвующими в деле, их заключение необходимо рассматривать как одну из форм использования специальных знаний, что говорит о возможности отнесения заключения к средствам доказывания [6]. Таким образом, государственные органы привлекаются в качестве источника установления фактических обстоятельств по делу, а потому заключения, данное в рамках дела, может рассматриваться как средство доказывания или вовсе приравниваться к доказательствам по юридической силе.

Иного мнения придерживается А. Григорьев, пришедший к выводу о невозможности признания заключения прокурора, государственного органа, органа местного самоуправления в качестве доказательства по делу, поскольку заключение обычно не содержит сведений о фактах [4]. Суть заключения — выводы, которые по своему субъективному усмотрению делает должностное лицо, тем самым выражая свою позицию.

Вопрос об отнесении заключения прокурора к доказательствам имеет не только научное, но и практическое значение. В. Ярков [2] пишет относительно заключения государственных органов и органов местного самоуправления, что «оно не обязательно для суда», но по сложившейся судебной практике и в соответствии со ст. ст. 196 и 198 ГПК РФ суд всё же должен обосновать в судебном решении мотивы, по которым было либо не было принято во внимание заключение.

По нашему мнению, и заключение прокурора, и заключение государственных органов и органов местного самоуправления необязательны для суда, не являются доказательствами, но однозначно требуют оценки в процессе вынесения судом решения. На данный момент у суда есть возможность не оценивать заключение прокурора и не принимать во внимание его доводы, что приводит к тому, что заключение прокурора не может полноценно являться эффективным институтом.

Отсутствие чёткой законодательной регламентации правового значения заключения прокурора и порядка его вынесения приводит к тому, что на практике бывают ситуации, когда позиция прокурора, изложенная им в апелляционном представлении или возражениях на апелляционную жалобу, не соответствовала заключению, которое было дано прокурором при рассмотрении гражданского дела судом первой инстанции. Именно так сложилась ситуация при рассмотрении дела о лишении отца родительских прав по иску матери ребенка в Ленинградском районном суде гор. Калининграда. Прокурор дал заключение по делу о лишении родительских прав, высказавшись в пользу удовлетворения требований истца. Заключение было дано устно, что было отражено в протоколе судебного заседания и в судебном решении: «Выслушав доводы сторон, исследовав представленные доказательства, заслушав представителя органа опеки и попечительства и заключение прокурора, полагавших иск подлежащим удовлетворению, суд приходит к следующему»... [11]. Суд не удовлетворил исковые требования, поскольку не нашел достаточных оснований для лишения ответчика родительских прав и полагал, что ответчик изменит свое отношение к ребенку. Истец подал апелляционную жалобу, сославшись на то, что суд не исследовал в должной мере заключение прокурора и органов опеки и попечительства, которые рекомендовали лишить ответчика родительских прав. Возражение на апелляционную жалобу, поданное органами прокуратуры, содержало иную позицию, чем та, которая была выражена прокурором в судебном заседании. Прокурор просил решение районного суда оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения. В итоге апелляционной инстанцией судебное решение оставлено без изменения, апелляционная жалоба — без удовлетворения. Отметим также, что в процессуальной роли прокурора выступали три разных должностных лица.

Согласимся с Н. Елисеевым в том, что для процессуальных правовых отношений характерен принцип неизменности правовых действий. Раскрывая содержание этого принципа, Н. Елисеев отмечает, что совершенное процессуальное действие является окончательным, становится юридическим фактом, на основе которого суд и прочие участники процесса могут или должны совершать ответные акты [5]. Речь идет о стороне, потому данное положение должно быть применимо и к прокурору, что, однако не получило отражение в практической деятельности и не было закреплено в нормах права.

Таким образом, на данный момент можно выявить достаточное количество практических трудностей, возникающих в рамках гражданского производства, связанных с недостаточно полным регулированием правового статуса прокурора на уровне федерального законодательства.

Литература:

  1. Гражданский процесс: учебник / Отв. ред. В. В. Ярков. 8-е изд., перераб. и доп. — М.: Инфотропик Медиа, 2016. — С. 105.
  2. Гражданский процесс: учебник / Под ред. М. К. Треушникова. — М.: Статут, 2015. — С. 187.
  3. Гуреева О. А. Роль и значение участия прокурора в гражданском судопроизводстве на современном этапе // Криминалистъ. — 2016. — № 2 (19). — С 90–94.
  4. Данилова Н. А., Григорьева М. А. Надлежащее обеспечение потребностей правоприменительной практики: миф или реальность // Актуальные проблемы российского права. — 2019. — № 10. — С. 134–141.
  5. Елисеев Н. Г. Процессуальный договор. — М.: Статут, 2015. — С. 45.
  6. Исполнительное производство: Учебник / К. Л. Брановицкий, Д. В. Бурачевский, В. В. Долганичев и др.; под общ. ред. В. В. Яркова. — М.: Статут, 2020. — 576 с.
  7. Крючков М. А. Проблемы участия прокурора в гражданском судопроизводстве // International scientific review. — 2016. — № 3. — С. 15–18.
  8. Сергиенко А. А. Участие прокурора в рассмотрении гражданских дел судами общей юрисдикции: автореф. дис. канд. юрид. наук. — М., 2005. — С. 6.
  9. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28.03.2016 № 24-КГ15–18 // Правовая система «Консультант Плюс», 2020.
  10. Определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ от 25.03.2015 № 71-АПГ15–1 // Правовая система «Консультант Плюс», 2020.
  11. Архив Ленинградского районного суда г. Калининград, дело 2–696/2016.
Основные термины (генерируются автоматически): заключение прокурора, суд, апелляционная жалоба, заключение, прокурор, местное самоуправление, полномочие прокурора, гражданский процесс, Российская Федерация, судебное решение.


Задать вопрос