Проблемы исполнения медиативного соглашения. | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №45 (335) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 03.11.2020

Статья просмотрена: 129 раз

Библиографическое описание:

Лекомцева, А. С. Проблемы исполнения медиативного соглашения. / А. С. Лекомцева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 45 (335). — С. 120-123. — URL: https://moluch.ru/archive/335/74715/ (дата обращения: 27.02.2021).



В данной статье освещается придание силы исполнительного документа медиативному соглашению — как объекту нотариального утверждения. Автор проводит сравнительный анализ правового регулирования исполнительных документов, в том числе медиативного соглашения, делает заключение о необходимости дальнейшего совершенствования законодательства в части требований к медиативному соглашению, процессуальных сроков, а также процедуры нотариальной проверки.

Новеллы в законодательстве в сфере примирительных процедур, вступившие в силу в октябре 2019 г., затронули вопрос обеспечения возможности принудительного исполнения медиативного соглашения.

Федеральным законом от 26 июля 2019 г. N 197-ФЗ [1] внесены изменения в Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» [2] (далее — Федеральный закон N 229-ФЗ) и Основы законодательства о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4463–1 [6] (далее — Основы о нотариате). Согласно нововведениям, медиативное соглашение, достигнутое сторонами в результате проведения медиации, может быть удостоверено нотариально (ст. 59.1 Основ о нотариате) и в таком случае будет являться исполнительным документом (п. 3.1 ч. 1 ст. 12 Федерального закона N 229-ФЗ).

Данный шаг законодателя повысил доверие и интерес к процедуре медиации, так как значительно повышает правовой смысл заключенного медиативного соглашения. Конфликтующие стороны, находясь на консультации у медиатора, зачастую задаются вопросом о дальнейшем исполнении медиативного соглашения. До изменений, вступивших в законную силу в 2019 г., медиатор разъяснял сторонам о том, что медиативное соглашение рассматривается как гражданско-правовая сделка, и к нему применяются те способы обеспечения исполнения обязательства и защиты, которые действуют в гражданском праве. Бесспорно, в условиях существующего конфликта между сторонами, недоверия ко второй стороне, а также сомнений в ее добросовестности порождало также и сомнения в разумности применения медиации. С учетом принятых изменений, на сегодняшний день медиативное соглашение выглядит гораздо более выигрышно.

Несмотря на все позитивные моменты изменения законодательства в части обеспечения возможности принудительного исполнения медиативного соглашения, видится необходимым проведение анализа понятия и признаков исполнительного документа и медиативного соглашения и соотнести законодательство в части согласованности норм Федерального закона N 229-ФЗ и Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" [3] (далее — Федеральный закон N 193-ФЗ).

Что же такое исполнительный документ? Нормативного закрепления такого понятия нет в законодательстве. Наиболее полной и общей представляется следующая формулировка: «Исполнительный документ представляет собой предусмотренный федеральным законом документ, на основании которого производится принудительное исполнение требований судебных актов и актов иных юрисдикционных органов, уполномоченных законом возлагать на организации и граждан обязанности по уплате денежных средств, передаче имущества, совершению определенных действий или воздержанию от их совершения в пользу других организаций и граждан, а также бюджетов различных уровней» [9, c. 29].

Из указанного выше определения можно выделить основные признаки исполнительного документа: 1) является основанием для принудительного исполнения; 2) в основании исполнения — требование судебных и иных юрисдикционных органов; 3) в документе должна содержаться обязанность по совершению определенных действий или воздержанию от них; 4) документ отнесен к исполнительным федеральным законом.

К содержанию исполнительных документов Федеральный закон N 229-ФЗ (ст. 13) предъявляет конкретные требования. Несоблюдение данных требований влечет за собой отказ в возбуждении исполнительного производства (п. 4 ч. 1 ст. 31 Федерального закона N 229-ФЗ). Сведения, которые должны быть в таких документах указаны, перечисляются в специальных нормах (например, содержание судебного приказа — ст. 127 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации [5], ст. 229.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации [4]).

Касаемо медиативного соглашения, требования к его содержанию в самом общем виде указаны в ст. 12 Федерального закона N 193-ФЗ: «медиативное соглашение... должно содержать сведения о сторонах, предмете спора, проведенной процедуре медиации, медиаторе, а также согласованные сторонами обязательства, условия и сроки их выполнения».

Федеральный закон N 229-ФЗ включает в себя более широкий перечень сведений и каких-либо исключений для медиативного соглашения (удостоверенного нотариально) не делает, ввиду этого, существует несоответствие законодательства.

Для исполнительного документа необходима отметка о вступлении в законную силу либо указание на немедленное исполнение. Между тем, медиативное соглашение не вступает в законную силу и немедленному исполнению может не подлежать, поскольку срок исполнения обязательств согласуется сторонами.

Проведя сравнительный анализ требований к содержанию, медиативное соглашение и исполнительный документ не совпадают, данный пробел в законодательстве пока никак не урегулирован. Основы законодательства о нотариате не говорят о возможности внесения дополнительных сведений в медиативное соглашение при его удостоверении нотариусом [11].

Вместе с тем требования к медиативному соглашению как к исполнительному документу в законодательстве содержаться все же должны. Общих положений ст. 13 Закона об исполнительном производстве в отношении рассматриваемого вида исполнительных документов явно недостаточно.

Как показывает практика, многие медиативные соглашения содержат такие условия, которые при содействии органов принудительного исполнения исполнены быть не могут. Например, обещание не обращаться в суд апелляционной инстанции; отказаться от иска; отказаться от исполнения другого исполнительного документа, по которому уже возбуждено исполнительное производство; поручительство за действия третьих лиц и т. п.

Причем наиболее целесообразным требования к медиативному соглашению как к исполнительному документу представляется перечислить не в Законе о медиации, равно как и не в Законе об исполнительном производстве, а в Основах законодательства о нотариате. Например, в ст. 59.1 Основ, посвященной условиям утверждения нотариусами медиативных соглашений. В частности, ее возможно дополнить указанием на то, что в данных соглашениях должны содержаться сведения о том, какие действия обязана совершить каждая из сторон или от каких действий она должна воздержаться, а также указанием на то, что совершение данных действий не должно ставиться в зависимость от действий или решений третьих лиц, от наступления или не наступления тех или иных фактических обстоятельств, так как установление таких обстоятельств не относится и не должно относиться к полномочиям органов принудительного исполнения, и т. п. [10]

Помимо предложенных требований, возможно включение в законодательство и иных требований, гарантирующих исполнимость медиативного соглашения. Так, например, положения, сходного по содержанию ст. 205 ГПК РФ, о том, что в случае, если одна из сторон обязуется передать имущество в пользу другой стороны, в медиативном соглашении необходимо указывать его стоимость на тот случай, если ко дню исполнения этого имущества не окажется в натуре.

Включение предложенной нормы в Основы законодательства РФ о нотариате определяло, что она является специальной по отношению к тем, которые содержатся в Законе о медиации, и распространяет свое действие только на те медиативные соглашения, которые стороны желают удостоверить нотариально с целью придания им свойства исполнимости. Следовательно, не ограничивает свободу договора для тех сторон, которые не желают удостоверять медиативные соглашения нотариально. Точно так же указанная норма была бы специальной по отношению к ст. 13 Закона об исполнительном производстве, предусматривая дополнительные требования, соблюдение которых необходимо проверять при решении вопроса о возбуждении исполнительного производства.

Еще одной проблемой, не решенной законодательно, является срок предъявления медиативного соглашения к исполнению. Исполнительные листы, выдаваемые на основании судебных актов, по общему правилу могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет с момента вступления в законную силу судебного акта (ч. 1 ст. 21 Федерального закона N 229-ФЗ).

Установление срока предъявления документа к исполнению «имеет целью дисциплинировать участников исполнительного производства, прежде всего взыскателей, для того чтобы обеспечить стабильность правовых отношений как для должника, так и для взыскателя с целью недопущения злоупотребления взыскателем своими правами» [7, с. 125].

Полагаем, что к предъявлению медиативного соглашения к исполнению должен распространяться трехлетний срок, поскольку он является наиболее универсальным. Исключение будут составлять медиативные соглашения, которые устанавливают периодические платежи, для таких документов есть действующее правило: "...могут быть предъявлены к исполнению в течение всего срока, на который присуждены платежи, а также в течение трех лет после окончания этого срока» (ч. 4 ст. 21 Федерального закона N 229-ФЗ).

Возникает следующий вопрос: с какого момента должен исчисляться срок предъявления медиативного соглашения к исполнению? Вариантами могут быть: 1) дата заключения соглашения, 2) дата его нотариального удостоверения, 3) дата, когда соглашение должно было быть исполнено, но осталось не исполнено. Последнее представляется наиболее целесообразным, поскольку в соглашении стороны могут согласовать самые разные сроки (определить, например, передачу денежных средств через пять лет).

Возникают вопросы также относительно процедуры нотариального удостоверения медиативного соглашения.

Может ли быть медиативное соглашение нотариально удостоверено, если решение о его нотариальном удостоверении было принято, когда оно перестало исполняться одной из сторон? Если сторона, уклоняющаяся от исполнения медиативного соглашения, откажется его нотариально удостоверять, то в таком случае, нотариус не имеет права на удостоверение такого соглашения. Когда сторона признает обязательство, но его не исполняет и при этом она будет согласна на нотариальное удостоверение соглашения, то, препятствий к совершению данного нотариального действия нет.

Также закон требует обязательного присутствия медиатора, проводившего медиацию, при удостоверении медиативного соглашения. Что же делать, если медиатор не может присутствовать при удостоверении медиативного соглашения? Согласно ст. 59.1 Основ о нотариате, если медиатор должен обязательно присутствовать при удостоверении соглашения и поставить свою подпись, то, раз он этого сделать не может, то и нотариального удостоверения быть не может.

Возникает следующий вопрос, какую роль выполняет медиатор, участвуя в этом нотариальном действии? В законодательстве нет четкого ответа на данный вопрос. Можно предположить, что он подтверждает сам факт проведения медиации. Из смысла ст. 59.1 также следует, что это должен быть медиатор, проводивший медиацию, или один из них, или медиатор — представитель организации, обеспечивавшей проведение медиации.

С другой стороны, факт проведения медиации может быть подтвержден документально или иным образом, а условия медиативного соглашения изменять не придется, если они качественно проработаны изначально (здесь снова возвращаемся к требованию о наличии юридического образования у медиатора).

В связи с вышеизложенным, по нашему мнению, обязанность личной явки медиатора к нотариусу ограничивает возможности нотариального удостоверения медиативного соглашения, влечет дополнительные расходы для сторон (поскольку, скорее всего, расходы на явку медиатора будут возмещаться ими).

Таким образом, появление рассмотренной возможности принудительного исполнения нотариально удостоверенных медиативных соглашений может послужить серьезным поводом для систематизации, анализа и эффективного решения проблем, с которыми столкнется правоприменительная практика в данной сфере.

Литература:

  1. Федеральный закон от 26 июля 2019 г. N 197-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // «Собрание законодательства РФ», 29.07.2019, N 30, ст. 4099;
  2. Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ (ред. от 31.07.2020) «Об исполнительном производстве»// «Собрание законодательства РФ», 08.10.2007, N 41, ст. 4849,
  3. Федеральный закон от 27.07.2010 N 193-ФЗ (ред. от 26.07.2019) «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» // «Собрание законодательства РФ», 02.08.2010, N 31, ст. 4162;
  4. «Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 08.06.2020) // «Собрание законодательства РФ», 29.07.2002, N 30, ст. 3012;
  5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 31.07.2020) // «Собрание законодательства РФ», 18.11.2002, N 46, ст. 4532;
  6. Постановление ВС РФ от 11 февраля 1993 г. N 4463–1 (ред. от 26.04.2007) «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» // СПС «КонсультантПлюс»;
  7. Исполнительное производство: учебник / под общей редакцией В. В. Яркова. Москва: Статут, 2019. 576 с.
  8. Малюшин А. А. Медиация и исполнительное производство: основные трудности и пути их решения / А. А. Малюшин, К. А. Малюшин // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. N 1. С. 3–7.
  9. Павин Д. В. Понятие и содержание исполнительного документа: проблемы теории и практики / Д. В. Павин // Исполнительное право. 2012. N 4. С. 28–35.
  10. Шеменева О. Н. Медиативное соглашение как исполнительный документ: новые возможности и новые вопросы // Нотариус. 2020. N 1. С. 12–15.
  11. Шереметова Г. С. Медиативное соглашение как исполнительный документ // Арбитражный и гражданский процесс. 2020. N 2. С. 23–27.
  12. Шереметова Г. С. Применение медиации в исполнительном производстве / Г. С. Шереметова // Практика медиации в России: проблемы, трудности, решения: материалы VI ежегодной научно-практической конференции (г. Пермь, 15–16 июня 2017 г.): сборник научных статей. Пермь, 2017. С. 90–92.
Основные термины (генерируются автоматически): соглашение, исполнительный документ, исполнительное производство, принудительное исполнение, сторона, нотариальное удостоверение, законная сила, документ, исполнение, Основа законодательства.


Задать вопрос