Специфика расследования преступлений, предусмотренных ст. 264 УК РФ. Характерные черты причинно-следственной связи и значение автотехнической экспертизы при ее определении | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №44 (334) октябрь 2020 г.

Дата публикации: 30.10.2020

Статья просмотрена: 161 раз

Библиографическое описание:

Генералов, Д. Н. Специфика расследования преступлений, предусмотренных ст. 264 УК РФ. Характерные черты причинно-следственной связи и значение автотехнической экспертизы при ее определении / Д. Н. Генералов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 44 (334). — С. 177-182. — URL: https://moluch.ru/archive/334/74537/ (дата обращения: 04.03.2021).



В настоящее время автомобиль стал для нас неотъемлемым атрибутом нашей жизнедеятельности. Но помимо его удобства не стоит забывать и о том, что автомобиль является технически сложным объектом повышенной опасности, а соответственно при безответственной и неосторожной эксплуатации это может привести к ДТП. В своей статье я попытаюсь раскрыть в чем же заключается специфика расследования преступлений, предусмотренных ст. 264 УК РФ, а также характерные черты причинно-следственной связи и значение автотехнической экспертизы при ее определении. Данная категория дел является одной из сложных в уголовном праве и требует тщательного анализа для принятия законного решения по делам данной категории.

Актуальность темы подтверждают статистические данные. В 2019 году, по данным ГИБДД, в России произошло 164 358 дорожно-транспортных происшествий, в которых погибло 16 981 человек, пострадали 210 887. В их числе, 19 994 аварий произошло с участием детей. Также, зафиксировано 48 734 случаев ДТП с пешеходами. Число аварий с участием общественного транспорта составило 6 926. Число ДТП с участием водителей с признаками опьянения, составило 19 300, жертвами таких происшествий стали 4 400 человек.

По итогам первого полугодия 2020 год в Российской Федерации отмечается снижение показателей аварийности. Всего на улицах и дорогах страны зарегистрировано 61140 (–13,9 %) ДТП, в которых погибло 6494 (–5,7 %) человека и получили ранения 77892 (–14,7 %). Как представляется, одной из причин такого снижения аварийности стала эпидемиологическая ситуация, связанная с распространением новой корона вирусной инфекции и введением в связи с этим ограничительных мер.

Итак, разберем, в чем же заключается специфика расследования анализируемой категории дел и в чем же их основная сложность.

Для начала необходимо помнить, что помимо наличия тяжких телесных повреждений, установленных судебно-медицинской экспертизой, либо если мы говорим о квалифицирующих признаках ст. 264 УК РФ, то это смерть потерпевшего (потерпевших), для наступления уголовной ответственности нужно установить сам факт нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, причем как в обвинительном заключении, так и в приговоре суда должны содержаться указания на то, какие именно правила были нарушены, в чем выразилось нарушение правил виновным, а не просто констатировать факт этого нарушения, либо указывать соответствующий пункт. Лишь при соблюдении этих требований приговор можно считать законным и обоснованным [1].

На юридической арене неоднократно возникали споры о понятии объективной стороны данного вида преступления и соответственно, что же мы относим к объективной стороне — деяния, нарушающие конкретные правила, указанные в нормативных актах, либо деяния, нарушающие общепринятые меры предосторожности?

Сторонники первой точки зрения приводят свои аргументы, говорящие о том, что поведение водителей транспортных средств, лиц, обслуживающих транспорт, а также лиц, пользующихся им, определяется не только правилами, записанными в соответствующих нормативных актах, техническими, профессиональными правилами работы, но и общепринятыми неписаными правилами предосторожности. Авторы ведут нас к тому, что поведение человека к конкретной дорожной ситуации всегда должно быть разумным, осмысленным, а не механическим выполнением предписании. К тому же в нормативных актах, какими бы полными они не были, не могут быть исчерпывающе отражены все без исключения фактически существующие правила должного поведения людей при движении и эксплуатации транспортных средств. Полагаю, что данное утверждение в корне неверно, так как с точки зрения теории уголовного права объективной стороной преступления являются действия (бездействие), прямо указанные в уголовном законе (а в случае бланкетной нормы — в иных законах либо подзаконных актах). В ином случае судебно-следственная практика может пойти по пути неоправданного расширения толкования норм уголовного права. Кроме того, водитель, управляющий транспортным средством, вправе рассчитывать на должное, право-послушное поведение иных участников дорожного движения, а также на надежность своей машины, приобретенные навыки управления ею. Многие правила дорожного движения, закрепленные в нормативных актах, итак ориентируются на общепринятые правила предосторожности, В частности, примером такого правила может служить п. 10.1. Правил дорожного движения, устанавливающий, что «Водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности, видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил. При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства». Данное правило как раз рассчитано на проявление предосторожности при соблюдении скоростного режима. При более детальном рассмотрении этого правила можно увидеть, что скорость, даже не превышающая установленных ограничений, может быть признана выбранной неправильно в зависимости от дорожных условий.

Другое дело, что правовые нормы, закрепленные в нормативных актах, должны быть ясными, понятными и четкими, не допускать двусмысленного толкования, содержать неточные и сомнительные положения. В качестве примера можно привести тот же п. 10.1 Правил дорожного движения, который, в частности, гласит, что «при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства». Как известно, в уголовном законе имеется два критерия неосторожной вины «мог предвидеть» и «должен предвидеть», С точки зрения правил дорожного движения здесь присутствует только субъективный критерий, причем названный иным термином «в состоянии». Получается, что второй критерий может отсутствовать, что затрудняет установление вины в форме небрежности в деянии водителя транспортного средства.

Тем не менее, для состава преступления, предусмотренного ст.264 УК РФ, необходимо, чтобы общественно опасные действия (бездействия) лица выражались в нарушении правил безопасности движения или правил эксплуатации, которые должны быть как можно более подробно регламентированы в нормативных актах.

В деянии лица, нарушившего Правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, содержится состав преступления лишь в том случае, когда в результате данных нарушений наступают указанные в законе последствия. Федеральный закон Российской Федерации «О безопасности дорожного движения» под дорожно-транспортным происшествием определяет событие, возникшее с процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, сооружения, грузы, либо причинен иной материальный ущерб [2].

Очень важным является установление причинно-следственной связи между ДТП и наступившими последствиями. Допустим установлено что у одного из участников ДТП выявлен тяжкий вред здоровью, очень важным при этом является вопрос — «А в результате чьих действий усматривается нарушение правил дорожного движения, и могли ли водители избежать ДТП?». Одним словом установить причины ДТП. На данный вопрос нам отвечает назначенная автотехническая экспертиза, которая в какой-то степени и вершит правосудие. Именно на решения экспертов как основное доказательство и ссылаются органы следствия. Однако, все же экспертиза проводит оценку с точки зрения механики ДТП, причинах его образования т. е. отражает свое название дает нам лишь техническую сторону вопроса, но не может раскрыть нам правовой аспект. Называя предположительные причины ДТП все остальные пункты, а именно субъективные качества водителя (самообладание, физическое состояние, профессионализм и т. п.) выходит за пределы компетенции эксперта-автотехника и относится к прерогативе следственных и судебных органов. Тут органы следствия рассчитывают уже на свой профессионализм и ноты закона. Техническая сторона вопроса раскрыта, ответы на те вопросы, на которые следователь в силу своего положения и знаний не сможет ответить, получены. Как правило в таких случаях параллельно с вопросами о механизме ДТП и технического состояния транспортных средств, а также причин происшествия, эксперту ставятся вопросы о том, какие именно ПДД были нарушены. Таким образом следователь облегчает себе задачу и уже не ищет в чем же именно было нарушение, ведь эксперт ответил ему на все интересующие вопросы. И что получается, автотехническая экспертиза говорит нам, что избежать ДТП виновник имел возможности, но в силу каких-либо обстоятельств не предпринял попыток, чтобы его избежать, конкретные нормы Правил дорожного движения есть (как правило, основным пунктом нарушения является п. 10.1 ПДД), да еще и судебно-медицинская экспертиза указывает нам на тяжкие последствия аварии, вроде бы все есть и вот только при наличии всего вышеуказанного комплекса данных следователь может сделать вывод о наличии либо отсутствии состава преступления в действиях виновника ДТП.

Давайте подробно разберем, что же именно может сказать нам одна только автотехническая экспертиза.

В рамках автотехнической судебной экспертизы обстоятельств ДТП решаются следующие задачи:

– определение скорости движения ТС;

– определение тормозного и остановочного пути, а также остановочного времени ТС;

– определение удаления ТС, пешеходов и иных объектов от места ДТП в заданные следствием (судом) моменты;

– установление технической возможности предотвращения ДТП торможением и объездом в заданные следствием (судом) моменты;

– определение времени преодоления ТС конкретных участков пути;

– установление момента возникновения опасности для движения, требующего принятия экстренных мер по предотвращению ДТП (наезда на препятствие, столкновения ТС, опрокидывания и т. д.), если при этом необходимы специальные познания в проведении соответствующих расчетов, моделирования и эксперимента;

– как должен был действовать водитель в сложившейся ДТС с точки зрения обеспечения безопасности движения;

– какие именно действия водителя по управлению ТС, начиная с момента возникновения опасности для движения, могли предотвратить ДТП и какими именно требованиями Правил дорожного движения (ПДД) они предусмотрены;

– установление технической возможности у водителя в момент, указанный органом, назначившим экспертизу, совершить действия, предписанные теми или иными пунктами ПДД, во избежание происшествия;

– установление технической возможности у водителя предотвратить ДТП путем снижения скорости движения ТС или объездом в момент, определенный органом, назначившим экспертизу, когда водитель должен был и мог предвидеть возникновение препятствия либо опасности для движения;

– установление технической возможности предотвращения ДТП не только по исходным данным, указанным органом, назначившим экспертизу, но и по полученным экспертом расчетным путем результатам, в том числе и по нескольким вариантам обстановки происшествия, вытекающим из материалов дела. На противоречивость исследованных вариантов эксперт указывает в своем заключении;

– определение причин и условий, связанных с организацией дорожного движения, способствующих совершению ДТП.

Судебная экспертиза следов на ТС и месте ДТП (транспортно-трасологическая диагностика) включает комплексное трасолого-автотехническое исследование транспортных средств (ТС), различных объектов, следов и обстановки на месте происшествия в целях определения траектории и характера движения относительно расположения ТС, пешеходов и других объектов до столкновения (наезда) и установления места столкновения (удара), наезда, опрокидывания.

В рамках судебной экспертизы следов на ТС и месте ДТП решаются следующие задачи:

– определение механизма ДТП;

– установление механизма взаимодействия ТС при столкновении;

– установление механизма наезда на пешеходов (животных) и неподвижные препятствия;

– определение угла взаимного расположения ТС и направления удара в момент столкновения;

– установление взаимного расположения ТС относительно границ и оси проезжей части;

– определение места столкновения ТС или места наезда на пешеходов;

– установление факта движения или неподвижности ТС при столкновении;

– определение части ТС, которой нанесены повреждения потерпевшим;

– определение по характеру повреждений на ТС места нахождения потерпевшего в салоне, кабине ТС момент столкновения;

– установление частей ТС, контактировавших между собой в первичный момент столкновения;

– Наряду с приведенными задачами существует ряд задач, решаемых экспертизой следов на ТС и месте ДТП в комплексе с судебно-медицинской экспертизой:

– установление взаиморасположения человека и частей ТС.

Исходя из вышеуказанного мы видим, что перечень вопросов очень велик, касательно и участников ДТП, и места аварии, а также технического состояния транспортного средства. Перечень вопросов вытекает из конкретных случаев будь то наезд на пешехода или столкновение двух и более автомобилей. Тут сам следователь в зависимости от ситуации должен оценить, какие же вопросы помогут ему в дальнейшем принять законное и обоснованное решение. Но не смотря на это все же можно выделить ряд вопросов которые являются не просто обязательными, а именно позволяющими установить реальную причинно-следственную связь между деяниями и последствиями, а именно такие как техническое состояние ТС, наличие возможности избежать ДТП у его участников, имелись ли нарушения правил дорожного движения как, наверное, самый основной вопрос, ведь не будем забывать о том, за что наступает ответственность в соответствии с ст. 264 УК РФ — нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств.

Говоря о ДТП, нельзя не затронуть вопрос применения п. 10.1 Правил дорожного движения. Из его содержания следует, что водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований ПДД.

При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

Применительно к ст. 264 УК РФ под движением понимается перемещение транспортного средства, которое начинается с момента движения элементов ходовой части (колес) с места до полной остановки [3]. Исходя из вышесказанного, в этой дорожной ситуации основным с точки зрения наличия признаков состава преступления и круга обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указанных в ст. 73 УПК РФ, является определение момента возникновения опасности для водителя. И здесь весьма тонкая грань между субъективной и объективной стороной вопроса. И тут необходимо уточнить как же толковать момент возникновения этой самой опасности, ведь ПДД не говорит нам конкретно что именно будет являться тем самым моментом, полагаться на субъективное толкование следствием и судом неприемлемо, так как это означало бы произвольное применение уголовного права и игнорирование основных межотраслевых принципов.

В этих случаях принципиальное значение с позиции объективного разрешения правового конфликта должны иметь выработанные общеправовой наукой методологические установки о правилах толкования.

А. В. Мадьярова полагает, что отраслевые методологические установки материального уголовного права предъявляют к правоприменителю следующие требования:

– ориентация на ограничение рамок индивидуального усмотрения и предпочтение законодательной дифференциации;

– максимальная конкретность и однозначность правовых предписаний; строгое (буквальное) толкование закона и недопустимость признания преступными деяний, прямо не предусмотренных уголовным законом;

– резкое ограничение круга источников права [5].

Сами Правила дорожного движения говорят нам о том, что «опасность для движения» — это ситуация, возникшая в процессе дорожного движения, при которой продолжение движения в том же направлении и с той же скоростью создает угрозу возникновения дорожно-транспортного происшествия.

Конечно, говоря о толковании той или иной нормы мы должны не забывать, что научное толкование от реального применения отличны, тут наглядный пример «конфликта теории и практики», ведь уголовные дела с вязанные с ДТП очень специфичны, требуют обширных знаний в данной области и четкого следования нормам права. Сейчас речь идет именно о судебной практике, так как суд это как раз-таки тот орган, который и должен сделать окончательный вывод о виновности или невиновности участников ДТП.

В своих решениях Верховный Суд РФ конечно же не в состоянии конкретизировать широчайший диапазон всех случаев правовых конфликтов, возникающих в судебно-следственной практике по делам о преступлениях, связанных с ДТП, в силу индивидуальности каждой ситуации. Вследствие этих причин другим из приоритетных направлений в проблемных вопросах толкования отдельных положений материального уголовного закона имеет формирование Верховным Судом РФ в актах толкования права единообразного подхода, раскрывающего механизм и особенности разрешения правовых конфликтов.

Рассмотрим содержание термина «возникновение опасности для движения», раскрываемое Пленумом Верховного Суда РФ в постановлении от 09.12.2008 № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения».

Пункт 6 Постановления Пленума гласит: «...при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства. Уголовная ответственность по ст. 264 УК РФ наступает, если у водителя имелась техническая возможность избежать дорожно-транспортного происшествия и между его действиями и наступившими последствиями установлена причинная связь».

В п. 7 речь идет о том, что решение вопроса о наличии технической возможности предотвращения транспортного происшествия зависит от того, что момент возникновения опасности для движения определяется в «каждом конкретном случае с учетом дорожной обстановки, предшествующей дорожно-транспортному происшествию. Опасность для движения следует считать возникшей в тот момент, когда водитель имел объективную возможность ее обнаружить» [4].

Таким образом можно сказать, что обнаружение опасности индивидуально для водителя и таким образом здесь идет речь именно о субъективных качествах водителя, которая ложиться на органы следствия и суда.

Возвращаясь к применению пункта 10.1 ПДД, упомянутого выше, то этот пункт, наверное, самый часто используемый при квалификации содеянного. К слову, пункт очень неоднозначный при чем зачастую вне зависимости от того имелись ли иные нарушения правил дорожного движения или же водитель был весьма аккуратен при эксплуатации транспортного средства и не позволил себе нарушения каких-либо правил дорожного движения, однако, «водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил. При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства».

К сожалению, даже при полной уверенности в своей правоте и при отсутствие каких-либо нарушений водителем, судебная автотехническая-экспертиза, а затем и органы следствия и суда указывают, что «п.10.1 ПДД будет железно!». Соответственно напрашивается вывод, а что же, собственно, исключит вину водителя в дорожно-транспортном происшествии, или же водитель, совершивший ДТП, в любом случае виновен и будет привлечен к ответственности?

Как мы уже выяснили и как нам говорит судебная практика, все зависит от конкретного случая. Да, это безусловно так, поэтому разберемся в этом вопросе на конкретном примере.

В один из не самых приятных, исходя из погодных условий, январских дней на федеральной трассе столкнулись два легковых автомобиля ВАЗ 2107 и Toyota «Corolla». Причиной ДТП стал выезд автомобиля ВАЗ 2107 на полосу встречного движения, в результате чего произошло столкновение, водитель автомобиля Toyota «Corolla» получил многочисленные переломы костей таза, что в соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы является тяжким вредом здоровью, что уже является первой предпосылкой для состава преступления предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ. Предположительная скорость движения виновника ДТП составляла 50–60 км/ч, что отвечало требованиям Правил дорожного движения, видимость трассы в соответствии с протоколом составила 250 м. Как уже говорилось ранее, погодные условия были очень плохими, шел то снег, то дождь при температуре воздуха -2 градуса, на дорогах образовался гололед при отсутствии каких-либо работ по очистке трассы, да еще и сильный боковой ветер до 15м/с. Со слов виновника ДТП скорость 50–60 км/ч (при допустимой 90 км/ч) была выбрана как раз по причине плохих погодных условий и отвечала требованиям ПДД. Как установлено органами расследования причиной заноса, а в последующем и выезда на встречную полосу автомобиля ВАЗ 2107 стал наезд на довольно-таки высокий (8–13 см.) по отношению к асфальтному покрытию обледенелый участок дороги, в результате удара об наледь машину занесло и произошел выезд на встречную полосу, а затем и столкновение с автомобилем Toyota «Corolla», который в момент заноса находился в 5–10 метрах от виновника ДТП и двигался примерно с той же скоростью. Со слов обоих водителей, возможности избежать столкновения не было ни у первого, ни у второго. В последующем по результатам назначенной автотехнической экспертизы, на вопрос о том имел ли возможность водитель ВАЗ 2107 избежать ДТП ответ был однозначен — «имел возможность при выполнении конкретных действий по снижению скорости в плоть до полной остановки и стабилизации транспортного средства», при этом во внимание экспертов и органов следствия даже не вошло расстояние между столкнувшимися автомобилями, напоминаю это примерно 5–10 м. Многие, наверное, скажут «он же наехал на наледь, он же должен был ее видеть». Однако, напоминаю и про погодные условия! В этот день шел снег с дождем, дорогу замело и под покровом снега видимость трассы значительно ухудшилась. К вопросу о том «Мог ли?» ответом было — «Должен, соответственно виноват! Нарушил п. 10.1 и отсюда вытекает и выезд на встречную полосу!» В данном случае вышеуказанный пункт правоприменителями трактуется так, что водитель вообще должен был остаться дома и никуда не ехать. В данном примере тут вам и субъективные качества водителя, и момент обнаружения опасности, и то как в данном случае ведут себя органы следствия и суда, руководствуясь при этом результатами экспертизы.

Как мы уже смогли убедиться вопросы, связанные с производством процессуальной проверки и расследованием уголовных дел по ДТП (ст. 264 УК РФ) весьма специфичны и требуют обширных знаний именно технической составляющей механизма ДТП. Наверное именно по этой причине, помимо иных доказательств, приоритетным будет все же заключения экспертов, ну, а именно первая составляющая состава преступления это наличие тяжких телесных повреждений (судебно-медицинская экспертиза) и установление самого факта нарушение правил дорожного движения и наличие либо отсутствие реальной технической возможности избежать ДТП (автотехническая судебная экспертиза). Два этих факта неразрывно связаны и именно они и образуют ту самую обязательную причинно-следственную связь между действием и последствием.

К сожалению, глядя на судебную практику оправдательные приговоры по анализируемой категории дел бывают крайне редки, что наводит нас на мысль о том, что у тех, кто оказался на скамье подсудимых очень мало шансов. Ведь действительно есть случаи, где нарушения правил дорожного движения носят весьма неоднозначный характер, как тот же самый пункт 10.1 ПДД. Ну вроде бы и скорость выбрал соответствующую и ехал аккуратно, а ДТП избежать не смог. Но даже несмотря на это всегда нужно не забывать, что автомобиль — это прежде всего источник повышенной опасности и водитель, каждый раз садясь за руль должен помнить о том, что любая даже незначительная оплошность может привести к непоправимым последствиям.

Литература:

  1. О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения (ст. 211, 211–2, 148–1 УК РСФСР). Постановление Пленума ВС РСФСР от 22 октября 1969 г. № 50 (с послед. изм. и доп.) // Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. — М., 1997. — С. 364.;
  2. Закон «О безопасности дорожного движения». Ст. 2 // Собрание законодательства РФ. 1995. № 50.;
  3. Постановление правительства РФ от 23.10.1993 № 1090 (ред. От 26.03.2020) «О правилах дорожного движения» (вместе с «Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения»): [утверждены Постановлением совета министров Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090];
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 (ред. от 24.05.2016) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения»
  5. Мадьярова А. В. Разъяснения Верховного Суда Российской Федерации в механизме правового регулирования. СПб., 2002. С. 11.
Основные термины (генерируются автоматически): дорожное движение, транспортное средство, водитель, УК РФ, нарушение правил, возникновение опасности, движение, орган следствия, снижение скорости, дорожно-транспортное происшествие.


Задать вопрос