Роль женщин-ученых в реализации советского атомного проекта | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №43 (333) октябрь 2020 г.

Дата публикации: 23.10.2020

Статья просмотрена: 22 раза

Библиографическое описание:

Сабитова, К. С. Роль женщин-ученых в реализации советского атомного проекта / К. С. Сабитова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 43 (333). — С. 318-321. — URL: https://moluch.ru/archive/333/74395/ (дата обращения: 05.03.2021).



В статье рассматривается вопрос участия женщин во время становления советского атомного проекта. Освещены роль и деятельность ученых-женщин в реализации советской ядерной программы конца 1940-х — начала 1950-х гг. XX века.

Ключевые слова: советский атомный проект, Ершова, Гельман, СССР, ученые, химики, женщины-ученые, радиоактивные вещества.

29 августа 1949 года в районе города Семипалатинска было проведено первое испытание советского атомного оружия, положившее конец ядерной монополии США. Атомный щит обеспечил ядерный паритет СССР и США в начавшейся «холодной войне» между двумя сверхдержавами. Это событие стало кульминационным событием в истории советского атомного проекта.

Исследователи, занимающиеся историей науки, а в особенности так называемой гендерной его составляющей обоих известных атомных проектов как Манхэттенского так и советского, отмечают, что в большинстве своем женщины американского проекта оказывались в проекте в основном из-за того, что их мужья были выбраны для работы над созданием ядерной бомбы. В отличие от Манхэттенского проекта на советские «атомные» объекты советские женщины попадали в большей степени как «рабочие единицы», имеющие самостоятельную трудовую ценность. Личные приглашения адресовались самым ценным специалистам, что, как показывает практика, положительно сказалось на реализации советского атомного проекта.

Конечно, и физика, и химия позиционируются как науки, в которых преобладают ученые-мужчины, и таким образом вклад женщин-ученых в такое историческое событие, как советский атомный проект, представляется для исследователей очень интересным и мало исследованным полем деятельности.

При том, что подавляющая часть разработчиков идей производства советского атомного оружия были мужчинами, женщины также трудились в научных центрах по созданию ядерного оружия. Они занимали должности лаборантов, техников, помощников научных работников, инженеров, а также непосредственно должности научных сотрудников. В числе ученых были и обладательницы ученых степеней в области химии и радиохимии. Среди этих женщин-ученых выделяются талантливые радиохимики Зинаида Васильевна Ершова и Анна Дмитриевна Гельман.

Зинаида Васильевна Ершова родилась 23 октября 1904 года в Москве в семье служащего. По окончанию школы в 1923 году она поступила в Московский университет на физико-математический факультет и записалась в радиохимическую лабораторию, связав с той поры свою научную карьеру с радиоактивными элементами.

В 1938 году начинается новый этап в жизни молодого ученого-химика. По рекомендации известного советского ученого радиохимика, академика В. Г. Хлопина ее направляют на работу в Гиредмет (Государственный институт редких металлов) где она получает назначение начальника лаборатории радия. Но начавшуюся плодотворную работу в Гиредмете прервала война. Ершова вместе с семьей была эвакуирована в Казахстан.

В феврале 1943 года Зинаида Васильевна Ершова получает правительственный вызов: «Срочно возвратиться в Москву для работы по специальности» [1]. Это было связано с тем, что этому правительственному предприятию поручалась организация работ в области урана, и перед лабораторией Ершовой сам И. В. Курчатов поставил задачу получения карбида урана и металлического урана. Данные материалы были получены в Гиредмете уже в 1944 году. Они передавались Курчатову для ядерно-физических исследований и проведения опытов, необходимых для проектирования и строительства первого не только в СССР, но и первого в Европе опытного реактора Ф-1.

В 1945 году на заводе в городе Электросталь была создана опытная установка по получению слитков металлического урана массой в несколько килограммов. Работы возглавляла Зинаида Ершова. С этого момента Зинаида Ершова становится в ряд передовых и известнейших ученых атомной промышленности не только в Советском Союзе, но и во всем мире. Ее авторитет в научных, производственных и административных кругах был чрезвычайно высок. За глаза ее даже называли «русская мадам Кюри» [5].

В самом начале реализации Уранового проекта в СССР только несколько институтов работали с радиоактивными элементами. Это были РИ АН и Гиредмет. Было ясно, что необходимо создание отдельного НИИ широкого профиля для решения химических, металлургических и многих других специфических задач. В связи с этим, в своих воспоминаниях Зинаида Васильевна пишет: «Я как начальник лаборатории взяла на себя ответственность в постановке вопроса о создании нового института перед руководством» [3]. Вскоре было принято положительное решение. В декабре 1944 года вышло постановление Государственного комитета обороны об организации Института специальных материалов (впоследствии НИИ-9, ВНИИ неорганических материалов им. академика А. А. Бочвара).

В 1946 году Ершова с рядом сотрудников Гиредмета переходит работать в НИИ-9 и назначается начальником первой радиохимической лаборатории. Для всего учреждения и его директора В. Б. Шевченко этот переход стал очень знаковым событием. Зинаида Ершова в то время одна из немногих сотрудников института имела специальное образование и богатый производственный опыт работы именно с радиоактивными веществами.

Самый плодотворный и ответственный период жизни ВНИИНМ приходится на отрезок 1946–1949 годов. Для изготовления первой советской атомной бомбы институт за три с половиной года должен был создать технологии переработки облученного урана, получения препаратов плутония, металлического плутония и изделий из него, внедрить эти технологии в промышленность и создать технологию получения полония из облученного висмута. Вся эта работа была завершена к августу 1949 года, к сроку испытания первой советской атомной бомбы. В решении этих важнейших задач огромную роль сыграли первый директор института В. Б. Шевченко, начальник лаборатории З. В. Ершова, начальник отдела А. А. Бочвар.

Лаборатория Зинаиды Ершовой занималась разработкой методов получения весовых количеств соединений плутония из облученного урана. В недрах этой лаборатории была создана полупромышленная установка, которая сыграла большую роль в разработке технологии получения препаратов плутония и специального завода на комбинате «Маяк». 18 декабря 1947 года молодые сотрудницы лаборатории в присутствии Зинаиды Васильевны впервые в Советском Союзе получили весовые количества препарата плутония.

Вклад Зинаиды Васильевны Ершовой в развитие атомного проекта СССР был отмечен Сталинскими премиями в 1949, 1951 и 1954годах. В 1968 году она была номинирована на премию АН СССР имени В. Г. Хлопина с формулировкой «За серию работ по химии полония».

Производственным предприятием, на котором работало самое большое количество женщин, как научных сотрудников, так и работников производства, был первый в стране завод по производству плутония, известный как завод № 817. В период его формирования из инженерно-технических работников более 60 процентов составляли женщины, и прежде всего это были инженеры-химики и техники-технологи. Количество женщин непосредственно среди химиков на этом производстве было подавляющим. Среди ученых, работавших там, особое место в советской ядерной отрасли занимала ученый — химик, автор технологии получения особо чистого плутония, доктор химических наук Анна Дмитриевна Гельман.

В 1930 году Анна Гельман поступает на естественное отделение Крымского пединститута (бывший Таврический университет, в нем некоторое время учился также И. В. Курчатов). Будучи студенткой, она отлично училась на кафедре химии, и проходила практику на заводе по производству брома в городе Саки.

Осенью 1932 года она окончила пединститут и как способная ученица была рекомендована в аспирантуру по методике преподавания химии в Ленинградский пединститут им. Герцена. Вступительные экзамены молодой специалист выдержала, но познакомившись с программами обучения в аспирантурах пединститута и Ленинградского госуниверситета, ей не захотелось заниматься методикой преподавания химии, и потому она решила сдавать экзамены в аспирантуру ЛГУ.

Экзамен по химии в ЛГУ принимал член-корреспондент АН СССР И. И. Черняев. В конце экзамена он сурово сказал: «Знания у Вас есть, однако поздновато начинать заниматься наукой в 30 лет, вряд ли успеете. Но хороший доцент вуза из вас получится» [4]. Самолюбие Анны Дмитриевны было задето, и она ответила: «Если я увижу, что у меня не получается с наукой, то вернусь к преподавательской работе». Черняев оценил энтузиазм молодого ученого и пригласил Гельман работать непосредственно под его руководством. Так начался путь Анны Гельман в науке.

Во время Второй мировой войны Анна Дмитриевна Гельман работала по различным оборонным темам и как член парткома АН СССР много времени отдала организации шефства над Красной армией. Эта деятельность включала в себя сбор средств для закупки самолетов, танков, и даже сувениров для бойцов. В 1943 году, находясь в Казани в составе эвакуированной туда Академии наук, Анна Гельман получила правительственную телеграмму: «Примите мой привет и благодарность Красной армии, Анна Дмитриевна, за Вашу заботу о бронетанковых силах Красной армии. И. Сталин» [2]. В конце войны в 1945 году Анна Гельман была награждена орденом «Знак Почета» за успешную работу в науке и активную шефскую деятельность.

В конце 1945 года директор ИОНХ академик И. И. Черняев поручил старшему научному сотруднику доктору химических наук А. Д. Гельман начать работы по выделению из водных растворов соединений урана и тория, а в 1947 году — по очистке нового в то время элемента плутония от урана и некоторых продуктов деления. Поскольку этот данный радиоактивный элемент в ИОНХ не был доступен, Анна Гельман и ее сотрудница Л. Н. Эссен проводили исследования, используя в качестве имитаторов элемента торий для плутония (IV) и лантан для плутония (III) и редкоземельных осколочных элементов. Была разработана принципиальная схема выделения плутония из растворов урана и редкоземельных продуктов деления в виде оксалатных и карбонатных соединений. Принцип и схема работы был доложен Анной Дмитриевной на научно-техническом комитете Первого главного управления и проверена в НИИ-9 (ВНИИНМ им. А. А. Бочвара). В начале 1949 года в ПГУ было принято решение о применении оксалатно-карбонатной схемы для аффинажа плутония на строящемся первом в СССР производстве плутония на комбинате 817. Анна Гельман была направлена на комбинат в марте 1949 года и проработала там до конца 1951 года в должности заместителя научного руководителя отделения аффинажа плутония.

В 1954 году директор Института физической химии АН СССР академик В. И. Спицын по согласованию с академиком И. И. Черняевым и с Минсредмашем предложил Анне Дмитриевне перейти в ИФХ АН, где была построена современная лаборатория, чего не было в ИОНХ. Она приняла предложение и создала в ИФХ АН лабораторию химии трансурановых элементов и работала в ней заведующей лабораторией и консультантом всю жизнь.

Военное и послевоенное время диктовало свои правила и большое количество женщин, как научных, так и производственных работников стали занимать ниши профессий, традиционно считавшихся в науке неженскими. Сотрудницы советского атомного проекта успешно осваивали и принципиально новые профессии, связанные со становлением не имевшего ранее аналогов производства. Преимущественно «женскими» были должности инженеров и старших инженеров управления реактором на «атомных» предприятиях. По воспоминаниям работников этой службы, Игорь Васильевич Курчатов считал, что управлять атомными реакторами должны именно женщины, потому что они более внимательны, вдумчивы, дотошны и аккуратны.

Таким образом, можно заключить, что в реализации советского атомного проекта большую роль сыграли масштаб и опциональность женской занятости. Именно женщины-ученые и рядовые производственницы сыграли в некоторых его сферах решающую роль.

Литература:

  1. Владимирова М. В. Зинаида Васильевна Ершова // ВНИИНМ — 50 лет. Т. 2. — М.: 1995. С. 8
  2. Гельман Анна Дмитриевна (1902–1991): [сайт]. — URL: http://www.biblioatom.ru/founders/gelman_anna_dmitrievna/ (дата обращения:19.10.2020)
  3. Зайцева Е. А. Зинаида Васильевна Ершова (1904–1995). Материалы к биографии // Институт истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова. Годичная научная конференция, 2015. Ч. 2. — М.: ЛЕНАНД, 2015.
  4. Мельникова Н. В. Атомные» женщины-ученые: «случай» А. Д. Гельман // Тезисы XII научно-практической конференции «История науки и техники. Музейное дело». — М., 2018.
  5. Показеев К. В. Ее фотография должна быть на наших стендах // Советский физик. № 02(105), 2014
Основные термины (генерируются автоматически): Ершов, советский атомный проект, Анна, Курчатов, СССР, женщина, наука, Красная армия, металлический уран, Советский Союз.


Ключевые слова

СССР, ученые, радиоактивные вещества, советский атомный проект, Ершова, Гельман, химики, женщины-ученые
Задать вопрос