Понятие и сущность служебного контракта на государственной гражданской службе | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 30 октября, печатный экземпляр отправим 3 ноября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №42 (332) октябрь 2020 г.

Дата публикации: 18.10.2020

Статья просмотрена: 94 раза

Библиографическое описание:

Бороздин, М. В. Понятие и сущность служебного контракта на государственной гражданской службе / М. В. Бороздин. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 42 (332). — С. 171-177. — URL: https://moluch.ru/archive/332/74296/ (дата обращения: 16.10.2021).



Действовавшим ранее Федеральным законом от 31.07.1995 года № 119-ФЗ «Об основах государственной службы Российской Федерации» [1] (далее — Федеральный закон № 119-ФЗ), а именно его статьей 21, предусматривалось, что граждане, поступавшие на государственную службу, проходили ее на основании заключаемого трудового договора. Однако, в соответствии с нормами данного Федерального закона трудовой договор, заключаемый с государственным служащим, имел определенные отличия от иных трудовых договоров, заключаемых с работниками, не связанными с государственной службой. А именно: замещению должности и заключению договора, как правило, предшествовал конкурс; договор в обязательном порядке содержал как нормы трудового законодательства, так и нормы об особенностях прохождения службы, устанавливаемых данным Федеральным законом; основания прекращения действия договора и увольнение со службы также осуществлялось в соответствии с трудовым законодательством с учетом особенностей для прохождения службы, также устанавливаемых Федеральным законом № 119-ФЗ.

Несмотря на предусмотренные особенности «служебных» договоров, их применение породило основу, действующую и до настоящего времени, для мнения о том, что гражданские служащие являются наемными работниками, осуществляющими деятельность в соответствии со служебным законодательством, которое, соответственно, необходимо относить в отрасль трудового права. Так, Коломоец Е. Е. [2] отмечает, что служебный контракт необходимо рассматривать как вид трудового договора, в связи с тем, что и контракт, и договор обладают объединяющими их признаками: подчиненность внутреннему распорядку, одинаковый порядок установления ими трудовой функции служащего, работника.

Однако, с принятием Федерального закона от 27.05.2003 года № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» [3] (далее — Федеральный закон № 58-ФЗ) было установлено четкое разграничение, в соответствии с которым служба, в том числе государственная гражданская, по настоящий момент осуществляется на основе служебного контракта. В соответствии со статьей 23 Федерального закона от 27.07.2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» [4] (далее — Федеральный закон № 79-ФЗ) служебным контрактом является соглашение с двумя сторонами: первая — представитель нанимателя; вторая — гражданин, который поступает на службу, либо гражданский служащий, который уже находится на службе.

Вводя понятие «служебный контракт» Федеральный закон № 79-ФЗ не устанавливает каких-либо отсылок к его трудо-правовому или административно-правовому характеру. Представляется, что такие отсылки в данной норме и не могут присутствовать. Таким образом, в целях отграничения статуса гражданских служащих от работников, с которыми заключается трудовой договор, целесообразно выявить и указать специфические черты служебного контракта.

Безусловно, служебный контракт и трудовой договор имеют множество общих черт, проявляемых через положения законодательства одного государства. Но наряду с этим необходимо выделять и отличительные признаки служебного контракта:

− заключение служебного контракта не является началом государственной гражданской службы для лица, его заключившего. В соответствии со статьей 26 Федерального закона № 79-ФЗ служебные правоотношения возникают в момент издания акта о назначении гражданина на должность, который и предшествует заключению служебного контракта;

− в большей мере условия службы, указываемые в служебном контракте, к которым относятся запреты, обязанности, ограничения, не определяются сторонами, а уже зафиксированы в законодательстве о прохождении государственной гражданской службы. Внесение в служебный контракт каких-либо отступлений от законодательных положений практически, в большей степени, является нереализуемым, т. к. Федеральный закон № 79-ФЗ либо сам содержит обязательные к исполнению нормы, либо делает ссылку на иной нормативный правовой акт, регулирующий вопрос более узконаправленно. Таким образом, стороны, а в большей степени — гражданский служащий, заключая служебный контракт, соглашаются с уже установленными для него положениями. Хотя Федеральный закон № 79-ФЗ не запрещает включение в контракт условий, не ухудшающих правовое положение служащего, круг таких норм является ограниченным.

Чаннов С. Е. также отмечает [5], что особенность контракта состоит и в том, что он устанавливает непосредственную связь государства с гражданином, находящимся на гражданской службе.

Действительно, заключая контракт от имени нанимателя, которым является Российская Федерация или ее субъект, представитель нанимателя обязан предоставить второй стороне контракта возможность проходить службу на условиях и на должности, уже определенных нормативными правовыми актами, а также предоставить установленные социальные гарантии, выплачивать денежное содержание. В то же время, необходимо отметить и такую важную особенность служебных правоотношений, как возможность одностороннего изменения существенных условий, установленных контрактом. Как следует из норм, регулирующих прохождение государственной гражданской службы, существенные условия контракта могут быть изменены только одной стороной, а именно представителем нанимателя. Для лица, находящегося на службе и заключившего контракт, законодательством не предусматривается возможность внесения предложений по изменению условий прохождения службы, влекущих их отличие от установленных нормативными правовыми актами, а именно установленных самим нанимателем.

Анализ норм трудового законодательства позволяет выявить ряд специфических черт, отличающих трудовой договор от служебного контракта. К ним можно отнести следующие:

− трудовые правоотношения между работодателем и работником возникают в момент заключения трудового договора;

− стороны трудового договора правомочны определять его условия;

− предмет трудового договора по большей части заключается в конкретизации трудовой функции работника, что в наибольшей степени говорит о личном характере договора по отношению к служебному контракту, предусматривающему, как правило, публичный характер должностных функций служащего;

− ответственность друг перед другом несут непосредственно стороны трудового договора.

Однако, нормы служебного и трудового права не позволяют также и отказаться от вывода о наличии в трудовом договоре и служебном контракте сходных черт, регламентирующих порядок реализации их положений. Таким образом, на основе принятых за два последних десятилетия нормативных правовых актов в научном сообществе сложились два противоположных мнения о природе происхождения служебных контрактов, в частности заключаемых на государственной гражданской службе. Одно мнение, поддерживаемое учеными, заключается в определении трудового характера контрактов. Второе мнение, соответственно поддерживаемое иными сторонниками, заключается в связи служебного контракта только с административным правом.

Как видится, в целях определения позиции о юридической природе договора и контракта необходимо не только обращаться к процессу их развития, но и к существующим в настоящий момент редакциям нормативных правовых актов трудового и административного права.

В действующем в настоящий момент Трудовом кодексе РФ [6] (далее — ТК РФ) трудовые правоотношения регулируются на основе трудового договора. Ранее определения трудового договора и контракта использовались в Кодексе законов о труде Российской Федерации [7] как одно понятие для регулирования одних и тех же правоотношений. Таким образом, следует, что до вступления в силу нового ТК РФ наименование акта, заключаемого между работником и работодателем, не носило принципиального характера. Однако, в настоящий момент законодательство Российской Федерации четко предусматривает то, что служебный контракт в отношении работников не применяется. Более того, в действующем ТК РФ нормам трудового договора посвящен раздел, состоящий из пяти глав, что говорит об акценте на институт трудового договора в современных трудовых правоотношениях.

Сущность служебного контракта по отношению к трудовому договору, соответственно, имеет отличия. Государственная служба в отличии от трудовой деятельности, осуществляемой работниками, связана с функциональными задачами органа власти. Прежде всего, служба выражается в обеспечении реализации полномочий государственных органов и замещающих государственные должности лиц. Службе характерны властные полномочия. Из чего вытекает и особый статус лиц, замещающих должности государственной гражданской службы. Черты служебного контракта, соответственно, имеют свою специфику, зафиксированную в Федеральном законе № 79-ФЗ: порядок заключения контракта, сроки его действия, основания для изменения положений, расторжения.

Основные тезисы ученых, связывающих природу служебного контракта с нормами трудового права, заключаются в том, что служебный контракт и трудовой договор имеют схожие правила их заключения и расторжения, а служебным же законодательством иные методики привлечения интеллектуальной деятельности нанятого лица не предусмотрены.

Также присутствуют мнения о том, что служебный контракт является ничем иным как одним из видов трудового договора [8].

Однако, представители теории отграничения служебных контрактов от норм трудового права основывают свою позицию именно на отличительном подходе законодательства к регулированию служебных правоотношений [9].

Служебный контракт призван зафиксировать уже начатые правоотношения. Когда как трудовой договор именно является началом правоотношений с фиксацией условий труда. Таким образом, в отличии от трудового договора, контракт, не устанавливая отличных от законодательно закрепленных положений, лишь в большей степени носит информационный характер об условиях службы.

Безусловно, сделать вывод об отнесении служебного контракта к сфере административного права только основываясь на невозможности его применения на службе, достаточно трудно. В связи с чем в научном обществе присутствует следующее мнение (Гусев А. В. [10]): при наличии существенных различий между договором и контрактом их юридическая природа является общей, т. к. они оба представляют собой трудовые соглашения; при этом, контракт не является подвидом договора, а наравне с трудовым договором представляет собой элемент сферы трудового права.

Похожее мнение высказывает и Меженина О. В. [11] в своей работе, утверждая, что служебный контракт регулирует трудовые правоотношения служащих и занимает в определенной степени среднее положение среди трудовых и административных договоров, т. к. при этом его регламентация прежде всего осуществляется нормами служебного законодательства.

Однако, по мнению автора настоящей статьи, при принятии вышеуказанного мненияГусева А. В. о том, что договор и контракт являются элементом трудового права, невозможно отрицать то, что контракт в таком случае необходимо рассматривать как вид трудового договора. Таким образом, при рассмотрении вопроса о юридической природе служебного контракта следует придерживаться только двух мнений, в соответствии с которыми служебный контракт необходимо принимать либо как вид трудового договора, либо как акт, регулируемый нормами административного права. В своей работе Ульянова А. В. [12] также указывает на то, что правовая природа трудового договора и служебного контракта различна в связи с присутствующими в них особенностями и выполняемой ролью (трудовой договор — для трудовых отношений, служебный контракт — для государственной службы).

При анализе научных взглядов на соотношение служебных контрактов государственных гражданских служащих и трудовых договоров, заключаемых с нанимаемыми работниками, заслуживает внимания мнение Миннигуловой Д. Б. [13], заключающееся в том, что контрактные служебные отношения не приобрели в силу содержания норм служебного законодательства Российской Федерации в определенной степени главного значения в правоотношениях сторон и носят, как отмечает данный автор, формальную функцию, регистрируя принятие установленных условий службы. Однако, Миннигулова Д. Б. также отмечает, что при наличии отрицательного свойства служебного контракта, заключающегося в неполном выполнении им своей регулятивной роли при наличии властного поведения представителя нанимателя при принятии решений в отношении служащего (о продвижении по службе, о награждениях, изменении размера денежного содержания и пр.), необходимо также и обозначать имеющиеся положительные свойства служебного контракта, заключающиеся в следующем:

− служебный контракт при наличии его формального характера является важным элементом для современного развития правового статуса государственного гражданского служащего;

− служебный контракт в определенной степени защищает лицо, находящееся на государственной гражданской службе, от возможности представителя нанимателя на свое усмотрение в произвольной форме изменять условия службы, т. к. Федеральный закон № 79-ФЗ предусматривает в таком случае наличие согласия служащего, а также требование о соблюдении письменной формы таких соглашений между сторонами;

− служебный контракт позволяет индивидуализировать правовой статус лица, находящегося на государственной гражданской службе, в сфере общего массива законодательных норм, регламентирующих прохождение службы;

− служебный контракт своим содержанием отражает предусмотренные в общей системе государственного управления особенности положения представителя нанимателя с его функциями и задачами.

С такими выводами о современном состоянии служебно-контрактных отношений на государственной гражданской службе в Российской Федерации следует согласиться. Действительно, несмотря на зарегулированность положениями законодательства условий контракта, обозначение в нем взаимных прав и обязанностей влечет необходимость их соблюдения сторонами. У гражданского служащего есть правовая возможность принимать меры для защиты конкретных обозначенных прав. Отсюда, как следствие, возникают основания для стабилизации служебных правоотношений и предотвращения противоправного и произвольного поведения представителя нанимателя с возможностью требования обеспечения необходимых условий для прохождения службы и выполнения поставленных задач в модели взаимодействия «начальник — подчиненный».

Для определения правовых характеристик служебного контракта, заключаемого на государственной гражданской службе, и выявления возможных правовых пробелов, заложенных в действующей редакции норм законодательства, представляется необходимым провести анализ состава сторон и предмета служебного контракта.

По мнению автора настоящей статьи, определение служебного контракта, установленное статьей 23 Федерального закона № 79-ФЗ, содержит в себе пробелы, не позволяющие полностью раскрыть сущность правоотношений между сторонами контракта.

Так, из действующей редакции вышеуказанной статьи 23 следует, что одной стороной служебного контракта является гражданин, поступающий на государственную гражданскую службу, или служащий, уже состоящий на гражданской службе, с другой стороны — представитель нанимателя.

Как указано в части 1 статьи 26 Федерального закона № 79-ФЗ заключению служебного контракта предшествует акт (например, приказ) о назначении гражданина на должность государственной гражданской службы. Таким образом, при подписании контракта о службе гражданин уже является гражданским служащим. Отсюда представляется целесообразным изменить заложенное статьей 23 определение служебного контракта и указать, что это соглашение, заключаемое с государственным гражданским служащим.

Статья 13 Федерального закона № 79-ФЗ определяет гражданского служащего как гражданина, взявшего обязательства прохождения службы. Статья 10 Федерального закона № 58-ФЗ устанавливает, что государственным гражданским служащим является осуществляющий на должности профессиональную деятельность гражданин. Таким образом, исходя из данных понятий, следует, что гражданский служащий обладает рядом признаков:

− находится на должности гражданской службы;

− является гражданином Российской Федерации;

− осуществляет профессиональную служебную деятельность.

Учитывая то, что данные нормы не связаны с юридическим фактом заключения служебного контракта, но подчеркивают факт назначения на должность, предлагаемое выше изменение понятия служебного контракта в статье 23 Федерального закона № 79-ФЗ не повлечет за собой необходимость внесения каких-либо поправок определений понятия государственного гражданского служащего.

Что же касается вопроса о том, кто является второй стороной служебных контрактов, то здесь выводы не представляются однозначными.

Нормой статьи 10 Федерального закона № 58-ФЗ четко установлено, что нанимателем на государственной гражданской службе являются либо Российская Федерация, либо субъект Российской Федерации. Исходя из этого логичным было бы предположить, что стороны служебного контракта — это наниматель (Российская Федерация или субъект Российской Федерации) и гражданский служащий. Однако, данный простой вывод не позволяет сделать положения Федерального закона № 79-ФЗ. Так в соответствии с его статьей 23 следует, что служебный контракт заключается с представителем нанимателя. Таким образом, Федеральный закон № 79-ФЗ буквально закладывает норму, в соответствии с которой стороной является представитель нанимателя вместо нанимателя, что явно противоречит Федеральному закону № 58-ФЗ, которым установлены правовые основы для существующей в Российской Федерации государственной гражданской службы. Более того, статья 1 Федерального закона № 79-ФЗ устанавливает, что представителем нанимателя является либо руководитель органа, либо лицо, находящееся на государственной должности, либо их представитель.

Также необходимо отметить, что в любом случае в подписании служебного контракта, если контракт не подписывается лицом, замещающим государственную должность, участвует всегда руководитель органа, т. е. также должностное лицо. Таким образом, нормы статьи 1 и статьи 23 Федерального закона № 79-ФЗ еще более препятствуют формулированию какого-либо однозначного вывода о стороне контракта в условиях действующей редакции федерального закона и противопоставляют себя нормам Федерального закона № 58-ФЗ. В предлагаемых Федеральным законом № 79-ФЗ условиях следует, что обеспечение служащего в контрактных отношениях является обязанностью не Российской Федерации или ее субъекта, а конкретного должностного лица. В том числе и ответственность за обеспечение служащего соответственно возлагается не на нанимателя, а на его представителя. Если быть еще более точным — на должностное лицо (руководителя).

Не затрагивая многочисленные мнения ученых о том, кто правомочен действовать в качестве нанимателя: государство со своими субъектами, государственный орган власти, замещающее государственную должность лицо, для решения вопроса может ли государство или его субъект быть стороной контрактных отношений, целесообразно отметить, что государство (субъект) в соответствии с законодательством Российской Федерации наделено правом иметь собственность, к которой, например, относится недвижимость, и распоряжаться ею. Распоряжаясь своей собственностью, государство или субъект действуют через свои аппараты чиновников (органы Росимущества). Таким образом, следует предположить, что и в служебно-контрактных отношениях государство (субъект) как наниматель может реализовывать предусмотренные нормативными правовыми актами, регулирующими службу, права и обязанности также через своего представителя, а именно через представителя нанимателя (должностных лиц).

Обращаясь к вопросу сущности государственной службы и ее отличия от трудовых отношений, необходимо отметить, что именно участие государства в служебных правоотношениях с нанятым лицом, выполняющим его функции, составляет специфику такой службы и, непосредственно, служебных правоотношений.

Однако, при изучении вопроса сторон служебно-контрактных отношений на государственной гражданской службе возникают и достаточно специфичные мнения о том, кто находится на стороне нанимателя. Так, Казанцева О. Л. и Меженина О. В. [14] в результате анализа вопроса делают вывод в своей работе о том, что нанимателем в отношениях между служащим и органом власти необходимо признать руководителя государственного органа власти. По мнению автора настоящей статьи, данное мнение указанных авторов еще более сильно отстраняет от разрешения анализируемого вопроса, т. к. обозначение руководителя органа стороной служебного контракта приводило бы к необходимости его перезаключения при смене самого руководителя органа власти и ставило бы всегда служащего в зависимость от временного промежутка исполнения руководителем своих полномочий на руководящей должности. Поэтому руководитель органа должен обозначаться только как представитель нанимателя. Иначе такие правоотношения не соответствовали бы такому принципу государственной гражданской службы как «стабильность».

Безусловно, прохождение службы на должностях помощников (советников), с которыми заключаются срочные служебные контракты, имеет специфику, заключающуюся именно в привязке к срокам исполнения полномочий руководителя государственных органов или замещающих государственные должности лиц. Однако, нанимателем в таких служебных правоотношениях также может являться только государство или его субъект.

Таким образом, сторонами служебного контракта необходимо признавать государственного гражданского служащего и государство (или его субъект) в качестве нанимателя.

Анализируя предмет служебного контракта, необходимо подчеркнуть, что любой профессиональной деятельностью физических лиц, к которым относятся и лица, замещающие должности государственной гражданской службы, является их волевая, целенаправленная деятельность для достижения результатов и решения определенных задач.

Как было выше указано, в ученом сообществе присутствует мнение об отнесении служебного контракта к виду трудового договора. Таким образом, представляет определенное значение выяснение мнений ученых об определении ими предмета трудового договора для проведения сравнительного анализа с предметом служебного контракта.

Колобова С. В. и Сергеенко Ю. С. [15] о выявлении отличий трудового договора от гражданско-правовых договоров указывают: сама трудовая деятельность работника и его подчиненность внутреннему трудовому распорядку работодателя является предметом трудового договора. В то время как предметом гражданских договоров, отмечают также данные авторы, является результат деятельности, т. е. ее конечный итог.

Андреев Ю. Н. в своей работе отмечает [16], что предметом трудового договора является «живой» труд, использование труда работника в интересах работодателя. Другие авторы, комментируя положения ТК РФ, считают, что предметом трудового договора является не рабочая сила нанятого лица, а его трудовая функция как разновидность труда, применяемого работником в пользу работодателя [17].

Таким образом, из выводов современных работ ученых следует, что предметом трудового договора необходимо определять ничто иное как регулярный личный трудовой процесс работника по определенной функции, выполняемый в рамках взаимодействия с работодателем. На основе норм, содержащихся в ТК РФ, данное обобщенное определение представляется наиболее верным. Учитывая, что профессиональная деятельность на государственной гражданской службе заключается в процессе достижения определенных результатов, представляется интересным выяснение на сколько выведенное определение предмета трудового договора может быть применено к служебному контракту.

Из определения, заложенного в статье 23 Федерального закона № 79-ФЗ, следует, что заключение контракта свидетельствует одновременно о двух юридических фактах: первый — нахождение на службе; второй — замещение должности государственной гражданской службы. Безусловно, уже только определение говорит о том, что служебный контракт по отношению к трудовому договору представляет собой более сложное взаимодействие сторон. Однако, указанное определение из федерального закона также позволяет сделать первоначальный вывод о наличии аналогий в определениях предметов трудового договора и служебного контракта, т. к. государственная гражданская служба в определенной части также представляет собой личное осуществление профессиональной деятельности в рамках должностных функций. Указание же в определении контракта на то, что это соглашение в том числе и о замещении должности, свидетельствует о наличии правового статуса лица, как уже проходящего на основании акта представителя нанимателя государственную гражданскую службу к моменту заключения такого контракта.

Интересным является мнение Гарячука И. Н. [18] о предмете служебного контракта. Так данным автором сделан вывод о том, что деятельность лица на постоянной основе по осуществлению им прав и обязанностей, приобретаемых при назначении на должность гражданской службы, является предметом служебного контракта.

Такое определение представляется достаточно правильным. Действительно, отграничивая сущность государственной гражданской службы от предмета служебного контракта, можно сделать закономерный вывод о том, что предмет контракта необходимо характеризовать более узким понятием, связанным больше с внутриорганизационными правоотношениями, возникающими в силу нахождения на должности, но не ограничивая его только правами и обязанностями гражданского служащего. Служебный контракт, прежде всего, призван подчеркивать правовой статус служащего как представителя, уполномоченного государством или субъектом государства на реализацию их интересов.

Резюмируя проведенный анализ характеристик служебного контракта и положений действующих нормативных правовых актов, следует, что определение понятие служебного контракта в статье 23 Федерального закона № 79-ФЗ следует изложить как «Служебный контракт — это соглашение между нанимателем и гражданским служащим об условиях прохождения государственной гражданской службы». Также статью 1 Федерального закона № 79-ФЗ необходимо дополнить пунктом 3 следующего содержания «наниматель — Российская федерация или субъект Российской Федерации».

Литература:

  1. Федеральный закон от 31.07.1995 года № 119-ФЗ «Об основах государственной службы Российской Федерации». Собрание законодательства Российской Федерации от 31.07.1995 года, № 31, ст. 2990.
  2. Коломоец Е. Е. Трудовой договор и служебный контракт: проблемы теории и правоприменения: монография. — Москва: Проспект. — 2019. — С. 45.
  3. Федеральный закон от 27.05.2003 года № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации». Собрание законодательства РФ, 02.06.2003 года, № 22, ст. 2063.
  4. Федеральный закон от 27.07.2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации». Собрание законодательства РФ, 02.08.2004 года, № 31, ст. 3215.
  5. Чаннов С. Е. Служебный контракт: за и против. // Современное право. — 2009. — № 12. — С.67.
  6. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 года № 197-ФЗ. Собрание законодательства РФ, 07.01.2002 года, № 1 (ч. 1), ст. 3.
  7. Кодекс законов о труде Российской Федерации (утвержден ВС РСФСР 09.12.1971 года). Первоначальный текст документа опубликован в издании «Ведомости ВС РСФСР», 1971, № 50, ст. 1007. Сайт http://www.consultant.ru (дата обращения: 29.04.2020 года).
  8. Ершова Е. А. Трудовые правоотношения государственных гражданских и муниципальных служащих в России: монография. — М.: Статут. — 2008. — С.15.
  9. Пресняков М. В. Юридическая природа служебного контракта на государственной службе: проблемы правовой определенности. // Трудовое право. — 2008. — № 9. — С.52–57; Чаннов С. Е. Некоторые вопросы отграничения трудового договора от контрактов с государственными и муниципальными служащими. // Трудовое право. — 2008. — № 2. — С 18–21.
  10. Гусев А. В. Государственная гражданская служба Российской Федерации: проблемы правового регулирования. // Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. — Екатеринбург: УрГЮА. — 2009. — С.21–22.
  11. Меженина О. В. Служебный контракт на государственной гражданской службе: разновидность трудового или административного договора. // NovaInfo.Ru / Юридические науки. — 2016. — № 52. — С 135–138.
  12. Ульянова А. В. Служебный контракт и трудовой договор: общие черты и отличия (сравнительно-правовой анализ). // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — Москва. — 2013. — С.7.
  13. Миннигулова Д. Б. Административно-правовое регулирование статуса государственных гражданских служащих на основе служебного контракта. // Вестник Нижегородской академии МВД России. — 2011. — № 1(14). — С.240–243.
  14. Казанцева О. Л. и Меженина О. В. Особенности сторон служебного контракта на государственной гражданской службе в Российской Федерации. // Известия Алтайского государственного университета. — 2016. — № 3. — С.90.
  15. Колобова С. В., Сергеенко Ю. С. Трудовое право России: учебник. 2-е издание, переработанное и дополненное. — М.: Юстицинформ. — 2018. — С.26.
  16. Андреев Ю. Н. Договор в гражданском праве России: сравнительно-правовое исследование: монография. — М.: Норма, Инфра-М. — 2017. — С.260.
  17. Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (3-е издание, пересмотренное). // Под редакцией Куренного А. М., Маврина С. П., Сафонова В. А., Хохлова Е. Б. — М.: НОРМА, ИНФРА-М. — 2015. — С.96.
  18. Гарячук И. Н. Служебный контракт на государственной гражданской службе Российской Федерации: теория и практика применения. Монография. // под ред. Волковой Л. П. — М.: ДМК Пресс. — 2010. — С.56.
Основные термины (генерируются автоматически): Служебный контракт, трудовой договор, государственная гражданская служба, Российская Федерация, представитель нанимателя, государственная служба, служащий, контракт, норма, образ.


Задать вопрос