Проблемы разграничения понятий «коррупционное преступление» и «преступление коррупционной направленности» | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 30 октября, печатный экземпляр отправим 3 ноября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №42 (332) октябрь 2020 г.

Дата публикации: 19.10.2020

Статья просмотрена: 140 раз

Библиографическое описание:

Петрова, К. В. Проблемы разграничения понятий «коррупционное преступление» и «преступление коррупционной направленности» / К. В. Петрова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 42 (332). — С. 235-237. — URL: https://moluch.ru/archive/332/73759/ (дата обращения: 16.10.2021).



В данной статье рассматривается вопрос разграничения преступлений коррупционной направленности и коррупционных преступлений, а также определение понятия коррупционного преступления.

Ключевые слова: коррупция, коррупционные преступления, коррупционная преступность.

Уголовное законодательство Российской Федерации [1] не содержит самостоятельного понятия коррупционного преступления (как и антикоррупционное право) и соответствующего отдельного состава преступления, коррупция в его рамках представлена собирательным понятием, включающим в себя отдельные соответствующие признакам коррупции преступления, объединенные в различные главы. Большинство ученых отмечают, что отсутствие на законодательном уровне данного понятия препятствует системному противодействию коррупционной преступности [2].

Для обозначения анализируемого явления в литературе используются различные термины, среди которых можно отметить такие, как «коррупционная преступность», «коррупционные правонарушения» «коррупционные преступления», «преступления коррупционной направленности». Последние два вызывают наиболее острую полемику. Знаковым на пути разделения данных понятий следует считать неоднократно изменяемое, но всё же сформировавшее базу для правоприменения — и только лишь для него — совместное указание Генеральной прокуратуры и МВД России, утвердившее перечень соответствующих преступлений.

Так, например, В. Б. Стукалкин, анализируя преступления коррупционной направленности определяет в четком соответствии с представленным в приложении к ранее названному акту перечнем преступлений, указывая, что все зафиксированные там деяния, которые, согласно положениям перечня, можно без особых условий отнести к коррупционным — являются коррупционными, а которые без дополнительных условий к таковым отнести нельзя — преступления коррупционной направленности [7]. Скляров С. В. по итогам анализа в том числе названного акта делает выходящий за указанные рамки и заслуживающий на наш взгляд внимания вывод, заключающийся в том, что под собственно коррупционными преступлениями следует понимать преступления, связанные с подкупом лица, занимающего определенное служебное положение, в целях получения каких-либо ненадлежащих преимуществ для себя или других лиц (традиционно выделяемые коррупционные преступления — ст. 204, 290, 291, 291.1 УК РФ) и преступления, которые совершаются лицом с использованием служебного положения в целях получения каких-либо ненадлежащих преимуществ для себя или других лиц [6].

Преступления же коррупционной направленности автор определяет через непосредственную или опосредованную причастность данного преступления к преступлению, относимому им к коррупционному: «предшествующие коррупционному преступлению, являющиеся необходимым условием для его совершения, облегчающие его совершение, способствующие его совершению, либо преступления, направленные на сокрытие коррупционных преступлений и их последствий, легализацию полученного в результате совершения коррупционных преступлений имущества (например, преступления, предусмотренные ст. 140, 170.1, 174, 174.1, 175 УК РФ)». Однако с данной позицией также сложно согласиться, поскольку, такие обеспечивающие преступления никак не соотносятся с деяниями, содержащими признаки коррупции, и могут аналогичным образом работать и в связке со всеми остальными преступными деяниями. Слово «направленность» означает «устремленность, сосредоточенность в каком-нибудь направлении» [5], в таком случае это наиболее обширная категория, охватывающая и коррупционные преступления в том числе, а указанные автором преступления целесообразнее поименовать иным способом.

На наш взгляд, существование термина «преступления коррупционной направленности» обязано несколько сумбурному подходу в выборе формулировок в ходе нормативно-межведомственного правотворчества, при котором данное понятие представлялось аналогом коррупционного преступления, но одновременно с тем предполагало возможность обозначить и не отвечающие всем признакам закрепленной на федеральном уровне дефиниции коррупции преступления. Однако, учитывая его распространенность среди практиков и теоретиков, в настоящее время оно приобрело то значение, что можно говорить о его тождественности с категориями «коррупционное преступление», «преступление коррупционного характера». Последние из указанных, на наш взгляд, тождественны. В целом, говоря о данной ситуации с терминологической путаницей, по нашему мнению, следует сказать, что такое разграничение не имеет никакой смысловой нагрузки, поскольку оба вида указанных деяния все-таки являются коррупционными преступлениями, поэтому в последующем в данном исследовании, возможно, будут использоваться оба термина.

Понятие «коррупционные преступления» использует Ю. П. Гармаев, под которыми понимает «… запрещенные уголовным законом умышленные общественно‐опасные деяния должностных лиц, служащих и управленцев с использованием должностного положения, а также иных лиц, заинтересованных в реализации определенных действий (бездействия) перечисленными субъектами, совершаемые из корыстной или иной личной заинтересованности, направленные на получение выгоды для себя или для третьих лиц и причиняющие вред законным интересам граждан, общества и государства. Как коррупционные преступления могут квалифицироваться и аналогичные деяния, совершаемые от имени или в интересах юридического лица» [3]. Не имея четкого представления о преступлениях коррупционной направленности, иногда предлагают коррупционными считать деяния, которые таковыми считает общественность, то есть предлагается использовать бытовое понимание коррупции. Однако отметим, что в общественном мнении прочно укоренилось понимание коррупции, ограниченное дачей‐получением взяток, откатов и кумовства, при этом большой перечень иных коррупционных деяний преступного характера так и остается за пределами общественного сознания тех, кто не обладает правовыми знаниями. Потому вряд ли стоит согласиться с тем, что общественное понимание должно лечь в основу законодательного закрепления [8].

Нам же больше импонирует определение коррупционной преступности, предложенное И. Н. Клюковской, которая под коррупционной преступностью понимает сложное криминологическое явление, представляющее собой систему преступлений, в которых специальным субъектом выступает должностное лицо, использующее свое служебное положение и действующее из корыстных побуждений или иной личной заинтересованности как в своих интересах, так и в интересах третьих лиц [4].

С учетом вышеизложенного мы полагаем возможным предложить следующее определение коррупционного преступления: это умышленное применение либо неприменение в нарушении установленного правопорядка возможностей своего должностного или служебного положения, предоставляющих возможность выполнять функции в области распоряжения, хозяйственного ведения или другие функции, соприкасающиеся с интересами государственных институтов, коммерческих или других учреждений, общества или конкретных лиц, для получения материальных и благ для себя или сторонних лиц, равно как предоставление или оказание посреднических услуг в предоставлении компетентному лицу, имеющему данные полномочия, лично или с помощью посредника определенных материальных благ для того, чтобы данное компетентное лицо предприняло ряд действий, сопряженных с применением возможностей своего должностного положения с целью достижения материальной и/или нематериальной выгоды для себя или сторонних лиц.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 31.07.2020) // Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. N 25. ст. 2954
  2. Алейников А. В., Стребков А. И., Газимагомедов Г. Г., Сунами А. Н., Карпенко А. Д. Конфликтно‐криминологическая парадигма бытия коррупции (статья 1) // Всероссийский криминологический журнал. 2017. Т. 11. № 3
  3. Гармаев Ю. П. Основы методики расследования коррупционных преступлений: курс лекций. Улан‐Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2018
  4. Клюковская И. Н. Теоретические основы криминологического исследования антикоррупционной политики: автореф. дис.... д-ра юрид. наук. М., 2004
  5. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. — 4-е изд., дополненное. М.: ИНФОТЕХ., 2009
  6. Скляров С. В. Соотношение понятий коррупционного преступления и преступления коррупционной направленности // Вестник академии генеральной прокуратуры Российской Федерации. № 6 (50). 2015
  7. Стукалин В. Б. Коррупционные преступления, или преступления коррупционной направленности/ материалы международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы совершенствования системы государственного и муниципального управления в России на современном этапе». Спб: Азбука, 2016
  8. Шульга В. И. Коррупция в статистике современной России // Территория новых возможностей. Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса. 2015. № 1. С. 28
Основные термины (генерируются автоматически): преступление, коррупционная направленность, коррупционная преступность, коррупционное преступление, деяние, служебное положение, личная заинтересованность, названный акт, УК РФ, цель получения.


Задать вопрос