Оценка профессионального риска работников при добыче и использовании угля | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Библиографическое описание:

Адилов, У. Х. Оценка профессионального риска работников при добыче и использовании угля / У. Х. Адилов, А. А. Абдуганиев, К. М. Сагинбеков. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 41 (331). — С. 55-57. — URL: https://moluch.ru/archive/331/74080/ (дата обращения: 07.03.2021).



Проводимая в Узбекистане модернизация и техническое перевооружение Топливно-энергетического комплекса (ТЭК) при добыче и использовании угля в производстве получения теплоэнергии, требуют от работодателей более тщательного соблюдения правил гигиены труда и охраны здоровья работников.

Узбекистан располагает разведанными запасами угля в количестве 1900 млн тонн, которая составляет 0,2 % от мирового разведанного запаса угля, в том числе: бурого — 1853 млн тонн, каменного — 47 млн тонн [1]. Добыча угля, в основном, сосредоточена в Приташкентской (Разрез Ангренский) угленосной площади бурого угля и Гиссаро-Дарвазского каменного угольного бассейна (Байсунском и Шаргуньском месторождениях), используемое в основном на энергетические цели.

Среднегодовой топливный баланс по системе Государственной Акционерной Компании «Узбекэнерго» составил: природного газа — 86,7 %, мазута — 10,26 %, угля — 3,04 %. При этом доля угля в топливно-энергетическом балансе республики будет увеличена к 2021 году с 3,9 % до 12 %. В настоящее время бурый уголь поступает на Ангренскую и Ново-Ангренскую тепловые электростанции (ТЭС) следующего состава: низшая теплота сгорания (1900÷2020) ккал/кг, влажность — (36–45) %, содержание на рабочую массу топлива — минеральной составляющей (25÷35) %, серы (1,5÷1,8) %. Доля угля в топливном балансе Ново-Ангренской ТЭС составила 16,93 %, а Ангренской ТЭС — 54,62 %. При этом удельный расход топлива на отпущенную электро и теплоэнергию, соответственно, составил: Ново-Ангренской ТЭС — 389,4 гут/кВтч и 167 кгут/Гкал, а Ангренской — 439,0 гут/кВтч и 186,6 кгут/Гкал. [2]

Известно, что санитарно-гигиеническое значение угольной пыли определяется изменениями, вызываемыми в органах дыхания [3]. Бронхолегочные заболевания профессиональной этиологии продолжают оставаться важнейшей проблемой медицины по размеру наносимого медико-социального ущерба, что связано в первую очередь с недостаточной изученностью механизмов фиброгенного действия угольной пыли различных марок, а также действия сочетанных факторов газов, аэрозолей и др. [4].

Целью работы является оценка профессионального риска (ПР) и состояния здоровья работников ТЭК Узбекистана.

Материалы и методы исследования . Исследования факторов условий труда и оценка отдельных факторов ПР производственной среды, согласно методикам, утвержденным Министерством здравоохранении РУз (МЗ РУз), проводились в подземных шахтах «Шаргуньская» (Байсунский бассейн каменного угля) и «Шахте № 9» (Ангренский бассейн бурого угля), а также в Ангренской ТЭС, использующий уголь.

Оценка показателей состояния здоровья работников ТЭК в зависимости от условий труда на рабочем месте проводился на основе рекомендаций Международной организации труда (МОТ) — МОТ СУОТ 2001 / ILO-OSH 2001 5. Обследованию подлежало 85 шахтеров-мужчин и 40 работников ТЭС в возрасте от 25 до 50 лет.

Результаты и их обсуждение . Система управления ПР работников ТЭК Узбекистана включала: планирование работ по идентификации опасностей и оценке рисков; оценку условий труда на каждом рабочем месте; оценку состояния здоровья работников; мероприятия по снижению риска; контроль выполнения мероприятий по снижению риска.

В шахтном воздухе взвешенная угольно-породистая пыль имеет дисперсность: до 40–80 % пылевых частиц имеют размеры до 1,3 mkm, 15–35 %-до 2,6 mkm, 5–20 % — до 4 mkm и 3–10 % — свыше 4 mkm, которые, попадая в легкие при дыхании, являются причиной развития заболеваний.

Анализ исследований среди шахтеров «Шахты № 9» показало, что по характеру течения заболевания легких пылевой этиологии встречаются у 12,9 % лиц со стажем более 15 лет, которая классифицируется как медленно прогрессирующая форма пневмокониоза. Полученные результаты функциональных исследований дыхательной системы (ФВД исследование) показали, что среди лиц с выявленным заболеванием легких наблюдались нарушения ФВД в 75 % случаях, которые предшествуют развития профессиональное заболевание и являются рефлекторной реакцией организма на воздействия угольной пыли. Лица, со стажем более 15 лет отмечают в 32,3 % случаях медленное прогрессирование заболевания в виде усиления кашля, в 25,8 % случаях отдышку, 12,9 % случаях боли в области груди и в 9,7 % случаях на повышенную утомляемость.

Распространённость грибковых заболеваний у подземных рабочих шахт зависела от ряда социально-бытовых факторов: большинство шахтёров (77,5 %) проживали в частном доме или в доме барачного типа с отсутствием централизованного водоснабжения (69,8 %), использования на работе индивидуальной закрытой резиновой обуви (50,2 %) и посещение производственного душа, без соблюдения правил личной гигиены (96,4 %).

Изменения функционально-метаболической активности лейкоцитов крови выступают как чувствительные показатели нарушений гомеостаза в органах дыхания при ранних защитно-адаптационных реакциях. Количественные и качественные сдвиги в элементах крови, снижение функциональной активности лейкоцитов, повышения уровня деструкции отражают начальные явления декомпенсации [6].

Профессиональный риск (ПР) является следствием воздействия на работника ТЭК комплекса технологических, организационных, социальных и экономических причин и как вид социального риска связан с профессиональной деятельностью человека. Социальный и профессиональные риски обусловлены самой природой рыночной экономики, которая проявляется в экономической незащищенности наемных и занятых частным предпринимательством (или семейным предпринимательством) работников.

Существуют две стандартные причины подобного рода потери: утрата места работы (безработица) и утрата физической возможности трудиться в результате болезни, несчастного случая, инвалидности или достижения преклонного возраста.

ПР несет для работников опасность утраты здоровья, трудоспособности, заработной платы, а также дополнительных издержек на лечение и реабилитацию. При этом утрата средств к существованию в конечном итоге приводит к изменению материального положения и социального статуса не только пострадавшего на производстве работника, но и членов его семьи.

Управление ПР работников ТЭК включают в себя набор механизмов по управлению производственной средой, безопасностью, гигиеной труда и здоровьем работающих. ПР можно изучать с позиций медицины труда, техники безопасности и охраны труда:

– ПР с позиций гигиены труда и профессиональной заболеваемости (медицины труда) рассматривается как установление количественных закономерностей возникновения профессиональной заболеваемости работников и разработки механизмов ее предупреждения. Изучаются факторы условий труда, как источники повреждения здоровья работников. Уровень риска определяется путем сравнения заболеваний по определенным профессиональным группам работающих в конкретных условиях труда (экспозиция факторов и класс вредности условий труда).

– ПР с позиции техники безопасности и охраны труда рассматривается в аспекте выявления технических (техника и оборудование, технологический процесс и вид производства) и организационных факторов риска (организация труда, профессиональная подготовка персонала и проведение профилактической работы по охране труда), влияющих на уровень производственного травматизма.

Существующие в Узбекистане методики, посвященные выявлению и обоснованию связи между длительным воздействием опасных и вредных производственных факторов (ОВПФ) производственных условий, являющиеся факторами ПР и вероятности причинения вреда жизни и здоровью работника, предназначены для выявления ряда корреляционных связей, важнейшими из которых являются:

– причинно-следственных взаимосвязи факторов ПР и видов утраты здоровья и трудоспособности — работа в определенных отраслях экономики, производствах и занятости длительное время по определенным профессиям, вызывающим риск производственно-обусловленной и профессиональной заболеваемости, производственного травматизма, последствиями которых выступает временная и (или) постоянная утрата трудоспособности и летальный исход;

– вероятность проявления ПР и степень (тяжести) их последствий — в конкретных профессиональных группах и на индивидуальном уровне оценивается, когда анализируются случаи наступления утраты временной и/или постоянной трудоспособности, в том числе приводящей к инвалидности;

возраст потерпевших на производстве (из-за ОВПФ или неблагоприятных психофизиологических факторов трудового процесса), так называемый средний возраст инвалидности из-за несчастного случая на производстве или средний возраст погибших на производстве;

факторыПР, вероятность их проявления и степень (тяжести) их последствий, с одной стороны, и виды предоставляемых компенсационных выплат, и длительность получения пособий или пенсий, с другой стороны.

В НИИ санитарии, гигиены и профессиональных заболеваний МЗ РУз имеются разработки в области классификации условий труда на рабочем месте с описанием последствий работы в оптимальных, допустимых или вредных условиях труда.

Выводы. Таким образом, результаты исследований показывают:

– высокую прогностическую значимость лабораторно-функциональных исследований в выявлении до клинических признаков заболеваний легких при длительной работе в условиях запыленности воздуха угольной пылью;

– распространённость грибковых заболеваний среди шахтёров зависит от возраста, стажа подземной работы и условий труда, а также большое значение имеют замкнутость производственных территорий, общие душевые и раздевальни, ношение спецодежды и закрытой обуви.

Рекомендации. Для решения комплекса проблем, возникающих при оценке ПР работников ТЭК, необходимо:

– интегрировать характеристик факторов условий труда путём перехода от нормирования отдельных параметров факторов к комплексным показателям, объединяющим семейство параметров, взаимно компенсирующих или усиливающих действие друг друга.

– использовать алгоритм расчёта вероятности утраты работником трудоспособности в зависимости от состояния условий труда на рабочем месте и индивидуального ПР в зависимости от условий труда и состояния здоровья работника.

Литература:

  1. Клименко А. И., Кяро В. А., Ибрагимов Г. М., Красников С. Я. Решение вопросов энергоснабжения в угольной промышленности. Горный вестник Узбекистана. 2004 (1(16)): 8–13
  2. Узбекистан планирует увеличить добычу угля в два раза. [Электронный ресурс]. http://uzdaily.uz/articles-id-20435.htm//. Дата посещения — 20.03.2015
  3. Измеров Н. Ф., Тарасова Л. А., Кузьмина Л. П. Проблема сердечно-сосудистой патологии в медицине труда. Гигиена труда и медицинская экология; 2004 (4): 77–85
  4. Т. А. Хван, П. А. Хван. Основы экологии. Серия «Учебники и учебные пособия». Ростов на-Д: Феникс; 2001: 256
  5. Международная организация труда МОТ-СУОТ. ILO-OSH:2001. Руководство по системам управления охраной труда. Женева; 2003: 19
  6. Калмыков А. А. Иммунновоспалительные аспекты патогенеза профессионального бронхита в сочетании с артериальной гипертензией. Автореф. дисс. канд. мед. наук. Харьков; 2007: 36
Основные термины (генерируются автоматически): условие труда, рабочее место, бурый уголь, охрана труда, Ангренская ТЭС, Ново-Ангренская ТЭС, производственная среда, производственный травматизм, профессиональная заболеваемость, профессиональный риск.


Задать вопрос