Исторический портрет Нерона Клавдия Цезаря в контексте комплексной реконструкции исторических связей римской жизни | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 7 ноября, печатный экземпляр отправим 11 ноября.

Опубликовать статью в журнале

Библиографическое описание:

Гончаров, А. С. Исторический портрет Нерона Клавдия Цезаря в контексте комплексной реконструкции исторических связей римской жизни / А. С. Гончаров, К. А. Ушмаева, И. А. Ануприенко. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 40 (330). — С. 182-186. — URL: https://moluch.ru/archive/330/73855/ (дата обращения: 26.10.2020).



Настоящая статья посвящена составлению исторического портрета Нерона Клавдия Цезаря в период его правления в должности принцепса в 54–68 гг. н. э. При анализе используется антропологический подход и методы персональной истории, вместе с тем, разбирается биография, внутреннеполитическая и внешнеполитическая деятельность императора. В ходе анализе особо актуализируются факторы, повлиявшие на формирование личности Нерона как политического деятеля, законотворца и как любителя искусства и литературы, поэта-сатирика.

Ключевые слова: персональная история, исторический портрет, принципат, преторианская гвардия, политическая ссылка, религиозное гонение, вольноотпущенник.

This article is devoted to the compilation of a historical portrait of Nero Claudius Caesar during his reign as a princeps in 54–68. AD. The analysis uses an anthropological approach and methods of personal history, at the same time, the biography, domestic and foreign policy activities of the emperor are analyzed. In the course of the analysis, the factors that influenced the formation of Nero's personality as a politician, lawmaker and as a lover of art and literature, a satirist poet are especially actualized.

Key words: personal history, historical portrait, principate, praetorian guard, political exile, religious persecution, freedman.

Актуальность темы заключается в необходимости пересмотра сущности и концептуально-ориентированной направленности антропологического подхода в антиковедении с помощью изучения локальной истории и персональной истории, ставящих в центр внимания свершения и, в целом, значимую части общественно-творческой деятельности отдельно взятого человека, выдающейся личности, являющейся ярким представителем исследуемой культуры и исторической эпохи. Персональная история — одно из наиболее популярных направлений в современной исторической мысли, позволяющее сконфигурировать наше представление о конкретном историческом периоде через «растворение» персональных ценностей в ценностях эпохи.

Практическая значимость обусловлена неполным историческим портретом личности принцепса Нерона, в том числе, его межличностных отношений, в контексте реконструкции исторических связей римской жизни в середине I века н. э. Краткое, лаконичное описание личности Нерона, отсутствовавшее у таких крупных римских историков, как Публий Корнелий Тацит или Гай Светоний Транквилл, в отечественной историографии было дополнено чрезмерно обширным описанием внутреннеполитической деятельности, а в зарубежной — лишь поэтической стороной жизни принцепса. В современных же исследованиях по-прежнему отсутствует лаконичность исторического портрета с рассмотрением Нерона либо как политического деятеля, либо как поэта-сатирика.

Новизна исследования выражена в принципиально новом взгляде на личность римского императора. Попытка соединить личные качества Нерона и факторы, повлиявшие на раскрытие его политико-законодательных и творческих возможностей, в единый историко-психологический портрет, позволила создать наиболее объективное, разностороннее представление о самом императоре, а также о системе принципата и римской жизни в середине I века, вне популяризированных замечаний римских историков или современных историков-антиковедов.

В развитии ранней Римской империи в 27 г. до н. э. — 284 г. н. э. особое место занимала династия Юлиев-Клавдиев, представители которой отличались, с одной стороны, небывалым умением регулировать общественно-политические отношение внутри Рима и за его пределами, обладали склонностью к разного рода творческой деятельности, с другой — отличались крайней жестокостью, грубо обходились в равной степени с подчинёнными и со своим ближайшим окружением. Причиной тому — постоянные интриги и заговоры, приводившие к политической разобщённости и попыткам сенаторов руками преторианцев лишить жизни принцепса или народного трибуна.

Нерон, урождённый Луций Домиций Агенобарб, был приёмным сыном Тиберия Клавдия Цезаря. Несмотря на плебейское происхождение, Нерон обладал теми же пороками и добродетелями, что и большинство римских императоров: спокойный и рассудительный, но импульсивный, хладнокровный, но порой не в меру жестокий, сильный, волевой, целеустремлённый — поэтическая натура с крутым нравом. Дядя Нерона, Калигула, обладал теми же чертами характера, выраженными даже в большей степени, чем у Тиберия или Германика, тогда как Нерон был гораздо сдержанней своих предшественников. По замечанию Светония, Нерону, в отличие от его дяди, было свойственно самоискание [2, c. 417].

О детстве Нерона известно немного: большего всего на свете Нерон любил свою мать Агриппину, он был довольно открытым юношей, планировавшим в будущем заняться каким-нибудь государственным делом, лишь бы быть полезным обществу. В 48-м году жена императора Клавдия, Валерия Мессалина, вместе со своим любовником Гаем Силием, решила свергнуть мужа. После неудачного покушения Юлия Агриппина была предложена Клавдию в качестве новой жены. Чтобы уберечь себя от будущих преследований, Клавдий усыновил Нерона и признал в нём наследника. С этого момента Нерону пришлось иначе взглянуть на мир [1, c. 35].

Развитая провинциальная культура заметно отличалась от культуры столичной. Те правила, которые должны были усвоить жители Рима, сразу пришлись Нерону не по душе. Будущему принцепсу, как и подобает выходцу из сенатского сословия, предстояло заняться вопросами политики и управления государством, к которым он оказался, отнюдь, не готов. Для поддержания интеллектуального развития Агриппина возвратила из ссылки Луция Аннея Сенеку, известного бунтаря и философа-стоика, в то же время префектом преторианской гвардии был назначен бывший наставник Нерона — Секст Бурр. Так Агриппина стремилась упрочить позиции своего сына как наследника и лишить возможности бороться за власть других претендентов, в том числе, Британника, законного сына Клавдия.

Когда Клавдий разочаровался в выборе наследника, Агриппина была вынуждена отравить императора. Преторианская гвардия, посчитав, что Клавдий умер естественной смертью, признала единственным возможным наследником Нерона. Под именем Нерон Клавдий Цезарь Август Германик новоявленный император получил титул принцепса. Однако, в это время у Нерона не было ещё полноценного воспитания и образования, он тяготел к искусству и предпочитал обходить стороной точные науки. Нерон оказался склонен ко многим видам творческой деятельности: он часто писал стихи и пьесы, ваял, рисовал пейзажи, сочинял музыку, пробовал себя в качестве актёра [1, c. 59].

Римский нобилитет со скепсисом признавал «императора-сочинителя», тем более что его любимым занятием было устраивать показательные выступления, где обязаны были присутствовать все, на кого он только укажет. Была у Нерона ещё одна страсть: в 55-м году, после ссоры с матерью, принцепс сблизился с Клавдией Актой, вольноотпущенницей из Ликии/Памфилии. По прогнозу Сенеки Акте (Акта) должна была стать политическим инструментом в борьбе против Агриппины. Поскольку Акте была бывшей рабыней, Нерон не мог вступить с ней в официальные отношения, и они так и остались любовниками, хотя, по свидетельству Тацита и Светония, Акте была первой и единственной любовью Нерона [4, c. 63].

Понимая, что Нерон навсегда останется связан с полученным титулом, Акте решила солгать возлюбленному, сказав, что охладела к нему. После долгих метаний Нерон попытался забыться, сначала в работе, затем — в многочисленных развлечениях. Император ввёл несколько традиционно греческих игр в Риме и Неаполе, изменив их на римский манер. Такое поведение было воспринято нобилитетом как шутка, попытка выставить на посмешище верхи общества. К последовавшей критике присоединилась и сама Агриппина, чем сильно ранила сына.

В 58-м году, когда Агриппина задумала свергнуть Нерона, у того уже наблюдались развитые садистские наклонности, граничащие с проявлениями девиантного поведения. Неясно, однако, чем было вызвано столь бурно развивающееся расстройство: потерей любимой или же какой-то определённой манией, мнения историков-современников по этому поводу разнятся. Когда Нерон узнал от Сенеки, что Агриппина может быть причастна к их разлуке с Акте, то отдаёт приказ отравить мать. Через год, полностью утратив доверие к людям, Нерон открыто приказывает солдатам убить Агрппину, а затем избавиться и от Сенеки. На самом деле, Акте решила сама отдалиться от мира и вступить в христианскую общину, о чём Нерон, к сожалению, узнал слишком поздно, и всё равно, сам этот факт заставил его возненавидеть и учение Христа, и христианство как таковое [6, c. 204–205].

С этого момента Нерон начинает активно заниматься внутренней и внешней политикой. Во вторую половину своего правления он показал себя как талантливый и расчётливый администратор: за счёт облегчения налогов и пересмотра государственных пошлин Нерон оказался в кругу доверия как у патрициев, так и у плебеев. Нобилитет также был вынужден изменить своё отношение к императору после того, как он самолично выпустил ряд законов, направленных на реорганизацию системы залогов и штрафов. Сенаторы, посовещавшись между собой, простили Нерону эту вольность. Зарекомендовав себя как выдающийся законодатель, Нерон вставал на сторону вольноотпущенников и наложил вето на закон, который распространял вину одного раба на всю группу, если те принадлежали одному общему хозяину [3, c. 137].

В 60-м году Нерон начал бороться с коррупцией в Риме. К концу своего правления ему удалось практически полностью искоренить взяточничество в двухмиллионном городе — настоящее достижение, даже для императора. Нерон переложил функции сборщиков налогов на выходцев из низших классов, таким образом, нивелировав все возможные притязания. После запрета публичных приёмов для магистратов и прокураторов, были введены репрессивные меры против тех из них, кто обвинялся в вымогательстве. Мечтой Нерона было отменить все прямые налоги в столице, однако, по настоянию Сената, он лишь уменьшил основную долю взимаемого налога с установившихся 5 % до 2,5 %, после чего создал список всех существующих косвенных налогов, о чём публично объявил гражданам, а сам список выставил на всеобщее обозрение [7, c. 246].

В скором времени набирающий популярность император объявил о прекращении действия всех таможенных пошлин для купцов, которые ввозили продовольственные товары в столицу морем, несмотря на опасность со стороны местного пиратства. Впрочем, и с этой проблемой вскоре было покончено. Нерон стремился завоевать всеобщее доверие. Несмотря на распутный образ жизни, он полностью отдавал себя государству и пользовался уважением в народе. Посещение таверн и борделей стало для императора чем-то, вроде разрядки, поскольку он уже не мог находить время ни для поэтического, ни для театрального творчества.

Когда экономика была налажена, Нерон создал проект по строительству театров и народных гимназий. Приглашая на выступления греческих поэтов, Нерон популяризировал театр в Риме, при этом, сам пытался взять уроки у знаменитых художников слова. Нерон наконец-то освоил стихотворный размер и метр и на фестивале «Quinquennialia Neronia» декламировал свои стихи и поэмы. Также на фестивале были поставлены любимые пьесы Нерона: «Эдип», «Канака», «Ниоба» [8, c. 357]. В этот раз люди уже охотно собирались послушать выступления императора, и бурные овации были вызваны не страхом перед гвардией, а восхищением перед мудрым и искусным правителем. И сам Нерон постепенно начал забывать о жестокости, посеянной матерью.

Во внешней политике Нерон проявил себя столь же успешно: он расширил границы Римской империи за счёт укрепления городов и провинций, завоёванных при Тиберии, Калигуле и Клавдии. Нерон выиграл в войне против Парфии 58–63 гг. и подавил восстание в Армении. Кроме того, Нерону удалось снискать расположение королевы иценов Боудики и закрепить за собой право владения всеми британскими землями. После истребления мятежников в Камулодуне и Лондоне, Нерон сделал Боудику своей рабыней, а Западный Мидленд — римской резиденцией. По завершению военной кампании, авторитет Нерона в Риме стал неоспоримым [5, с. 213].

Однако, узнав о появлении христиан в столице, Нерон начал религиозные гонения на последователей новой религии. Согласно изданному закону, любой человек, плебей или патриций, гражданин или иноземец, исповедующий христианство, лишался всех государственных прав и защиты. Нерон устроил поджёг в городе и обвинил во всём христиан, что позволило ему устроить показательные пытки и казни. Тем не менее, сгоревшую часть города он отстроил на собственные сбережения. Апогеем борьбы Нерона с христианством стала казнь апостола Петра, в котором он видел нарушителя городского спокойствия и человека, который косвенно повлиял на решение Акте покинуть Рим и вступить в христианскую общину [1, c. 946].

Так описывает это событие Тацит: «И вот Нерон, чтобы побороть слухи, приискал виноватых и предал изощрённейшим казням тех, кто своими мерзостями навлек на себя всеобщую ненависть и кого толпа называла христианами. Христа, от имени которого происходит это название, казнил при Тиберии прокуратор Понтий Пилат; подавленное на время это зловредное суеверие стало вновь прорываться наружу, и не только в Иудее, откуда пошла эта пагуба, но и в Риме, куда отовсюду стекается все наиболее гнусное и постыдное и где оно находит приверженцев. Итак, сначала были схвачены те, кто открыто признавал себя принадлежащими к этой секте, а затем по их указаниям и великое множество прочих, изобличённых не столько в злодейском поджоге, сколько в ненависти к роду людскому» [5, с. 226].

Конечно, община христиан в Риме не была причастна к поджогу, но свидетельство Тацита, историка, пользовавшегося всенародной популярностью, историка, который при жизни был известен далеко за пределами Римской империи, наталкивает на мысль, что либо Нерон смог полностью избавиться от всех свидетелей своего преступления, либо настолько хорошо подстроил поджог, что даже в документах не осталось достоверных данных об этом событии. Впрочем, теперь, благодаря точным и последовательным исследованиям историков-антиковедов, мы можем с уверенностью сказать, что поджог, всё-таки, был делом рук Нерона и избранных членов преторианской гвардии.

Старые раны дали о себе знать, и Нерон из любимого народом императора превратился в кровожадного тирана и деспота. Он приказал казнить всех политических противников, несмотря на то, что, например, Феликс Сулла и Рубеллий Плавт, бывшие в их числе, были уважаемыми членами общества, видными нобилями. В 65-м году император полностью перестал заниматься законотворческой и, в целом, политической деятельностью, потерял интерес к творчеству. Он устраивал прилюдные пытки, а в уединении истязал рабов и изобретал различные средства и способы физического и психологического воздействия на человеческий организм, называя это «императорскими развлечениями» [1, c. 958].

Восстановление Рима после пожара, распространение чумы, строительство канала через Коринфский перешеек и возведение «Золотого дома» на фоне зверств императора привело к восстанию в ряде крупных провинций. Нерону не хватило военного опыта справиться со всеми восстаниями за короткий срок, следствием чего стало выступление Сервия Гальбы, повлекшее за собой гибель Нерона. Не имея достаточное количество вооружённых и хорошо обученных солдат в личном подчинении, Нерон не мог ничего противопоставить Гальбе. И остался ни с чем [5, c. 256].

После бегства на загородную виллу Нерон решил покончить с собой. Он приказал солдатам вырыть для себя могилу, а сам приговаривал: «Какой артист погибает». Нерон приготовился совершить самоубийство, но воли для этого не хватило. Тогда он приказал Эпафродиту, личному секретарю, перерезать ему горло. Подъехавшие всадники увидели императора, лежавшего в луже крови, тогда один из них решил сделать вид, что пытается остановить кровотечение. Осознав, что его, на самом деле, никто не хочет спасать, Нерон произнёс свою знаменитую фразу: «Вот она — верность». Это были его последние слова.

Выводы. Таким образом, император Нерон, последний из династии Юлиев-Клавдиев, обладал достаточно сложной и неоднозначной личностью. В молодости Нерон тяготел к искусству и литературе, хотел быть полезным для общества и государства, но, оказавшись втянутым в политические интриги своей матери, был вынужден подстраиваться под правила римского общества и системы принципата. Потеряв близкого человека, возлюбленную, он с головой погрузился в работу на благо государства, был одинаково хорош во внутренней и внешней политике, разбирался в экономике и военном деле и сумел завоевать народное доверие. Однако, после утраты интереса к любимому делу, что вполне свойственно для творческих личностей, отказался от всех моральных принципов и светских условностей, проявив себя, сродни Калигуле, как кровожадный тиран, что в дальнейшем и привело к его падению.

Литература:

  1. Амфитеатров А. В. Зверь из бездны. Полное издание в одном томе. — М.: «Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2013. — 1080 с.: ил.
  2. Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей. — М.: Азбука-классика, Азбука-Аттикус, 2014. — 480 с.
  3. Каплан А. Б. Тираны древности (психологические портреты): Тиберий, Калигула, Нерон. // Вестник Культурологии. Номер 4 (24). — М.: Институт научной информации по общественным наукам РАН, 2002. — С. 118–140.
  4. Князький И. О. Нерон. — М.: Молодая гвардия, 2013. — 320 с.
  5. Публий Корнелий Тацит. Анналы. История. — М.: АСТ. Серия: Золотой фонд мировой классики, 2012. — 828 с.
  6. Сизек Э. Нерон. — Ростов-на-Дону: Феникс. Серия: След в истории, 1998. — 439 с.
  7. Экштейн Э. Нерон. — М.: Издательство «Вече», 2014. — 450 с.
  8. The Fragmentary Latin Poets. / Edited with commentary by Edward Courtney. — Oxford: Oxford University Press, 1992, pp. 566.
Основные термины (генерируются автоматически): Рим, персональная история, преторианская гвардия, Акт, внешняя политика, император, исторический портрет, антропологический подход, кровожадный тиран, Римская империя.


Ключевые слова

персональная история, исторический портрет, принципат, преторианская гвардия, политическая ссылка, религиозное гонение, вольноотпущенник
Задать вопрос