Новеллы гражданского законодательства о залоге | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 7 ноября, печатный экземпляр отправим 11 ноября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №40 (330) октябрь 2020 г.

Дата публикации: 29.09.2020

Статья просмотрена: 2 раза

Библиографическое описание:

Платонов, И. И. Новеллы гражданского законодательства о залоге / И. И. Платонов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 40 (330). — С. 149-151. — URL: https://moluch.ru/archive/330/73839/ (дата обращения: 26.10.2020).



В работе рассмотрены новеллы гражданского законодательства о залоге. Автором подчеркивается динамическое развитие залоговых отношений, их усложнение и систематизация. Автор работы приходит к выводу, что реформирование залогового права является положительным явлением, позволяющем обеспечить правоотношения между субъектами гражданского права.

Ключевые слова: залог, реформирование, новеллы, гражданское законодательство.

The paper considers new legislative acts on the pledge. The authors emphasize the dynamic development of collateral relations, their complication and systematization. The authors of the work should come to the conclusion that the reform of security rights is a positive phenomenon, which allows for ensuring legal relations between subjects and rights.

Keywords: collateral, reform, innovations, civil law.

Залоговое право является одним из старейших гражданско-правовых институтов. Возникновение залога связано с развитием гражданского оборота, появлением рыночных отношений и необходимостью обеспечить надлежащее исполнение обязательства, взятого на себя одним из субъектов права, а также создать более доверительные отношения между сторонами. Залоговое право является институтом вещного права, что подтверждается доктринальными положениями в трудах Л. В. Щенниковой [1], М. И. Брагинского [2] и т. д.

Любым правоотношениям присуще динамическое развитие. Данное утверждение касается и залоговых правоотношений. В настоящее время в Российской Федерации залоговые правоотношения регулируются § 3 главы 23 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

С появлением новых видов отношений, новых институтов права, залоговое регулирование постоянно реформируется.

Хотелось бы отметить, что объёмное реформирование общей части ГК РФ наблюдается последние десять лет.

Так, Федеральным законом от 21.12.2013 № 367-ФЗ [3] точечно реформирован институт залогового права.

Следует отметить, что важным направлением реформирования залогового права стало существенное расширение правомочий залогодержателя.

В новой редакции § 3 гл. 23 ГК РФ были предусмотрены ранее не применявшиеся источники удовлетворения требований залогодержателя в случае неисполнения должником своего обязательства, в том числе возмещение, причитающееся залогодателю за утрату или повреждение заложенного имущества или предоставленное ему в случае изъятия (выкупа) этого имущества для государственных или муниципальных нужд, его реквизиции или национализации, которые ранее не рассматривались в качестве обстоятельств, от которых зависит уровень обеспечения исполнения залогового обязательства.

В рамках реформы правотворческий орган в п. 2 ст. 334 ГК РФ закрепил возможность обращения взыскания на доходы от использования заложенного имущества третьими лицами.

Думается, что такая новелла является положительным явлением для обеспечения обязательств со стороны залогодателя, что защищает права залогодержателя.

Также в п. 3 ст. 334 ГК РФ законодатель расширил права залогодержателя в части взыскания задолженности на иное имущество, если заложенное имущество не может в полном объеме удовлетворить требование, установленное договором.

Не менее важное практическое значение имеет новая легальная регламентация оснований возникновения залога.

В статье 334.1 ГК РФ законодатель уточнил обстоятельства возникновения залога в силу закона, что является положительным явлением для правоприменителя.

К новеллам залогового законодательства также относится закрепление в §3 гл. 23 ГК РФ понятия «созалогодержатели». Думается, что такое закрепление было сделано с целью минимизации конфликтов в понимании и интерпретации норм права между сторонами, так как зачастую в залоговых отношениях выступают несколько сторон.

В §3 гл. 23 ГК РФ также появился раздел, касающийся вопросов добросовестности. Категория добросовестности в гражданском праве является основополагающей для субъектов права. Для точного и правильного регулирования отношений новелла является положительной, так как на практике зачастую возникает злоупотребление стороной своими правами.

Кроме того, названный принцип активно обсуждается современными учеными, которые, безоговорочно поддерживая и одобряя его закрепление среди других принципов гражданско-правового регулирования, тем не менее обращают внимание на проблемы, возникающие в процессе его применения [4]. О наличии ряда вопросов, связанных с определением критериев судебного установления добросовестности залогодержателей, свидетельствуют и материалы судебной практики [5], поэтому особенности определения общегражданской категории «добросовестность» применительно к правовому положению залогодержателей нуждаются в дальнейшем анализе и обсуждении.

Также законодатель не оставил без внимания права и обязанности залогодателя. Важной практической новеллой является положение в п. 4 ст. 335 ГК РФ о том, что «в случае, если имущество залогодателя, являющееся предметом залога, перешло к нескольким лицам, каждый из правопреемников несет вытекающие из залога последствия неисполнения обеспеченного залогом обязательства соразмерно перешедшей к нему части указанного имущества».

Системное реформирование залоговых отношений также коснулось и предмета залога. Законодатель закрепил положение, дающее право заключить договор залога на будущую вещь. Считается, что данная новелла дает возможность обеспечить правоотношения и ускорить их. Как известно, на практике зачастую стороне требуются инвестиции, которые он не может обеспечить в силу отсутствия имущества. Именно новая регламентация п. 1 ст. 336 ГК РФ дает возможность урегулировать возникшую проблему.

Рассматривая новеллы, внесенные законодателем в общие положения о залоге, нельзя не остановиться на ст. 339.1, детально регламентирующей государственную регистрацию и учет залога.

Здесь необходимо уточнить, что подобная регламентация была необходима в силу принятия федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» [6].

Регистрирующий орган на рабочих группах с законодателем давно поднимал проблемы, касающиеся регистрации залогового имущества. В связи с этим, законодательство о регистрации имущества было полностью модернизировано.

На протяжении длительного времени социально-экономическая значимость залога недвижимого имущества как для субъектов залоговых отношений, так и для российской экономики в целом была намного выше, чем под залог движимых вещей, но в последние годы, характеризующиеся снижением доходов населения и расширением масштабов банкротства, эта разновидность залога приобретает все более важное значение, поэтому введение новой для отечественного правопорядка процедуры учета залога «имущества, не относящегося к недвижимым вещам», стало весьма своевременным.

Такой учет, начавшийся с 1 июля 2014 г., осуществляется путем регистрации уведомлений о залоге движимого имущества в специальном реестре уведомлений о залоге, ведение которого было предусмотрено п. 3 ч. 1 ст. 34.2 Основ законодательства о нотариате Российской Федерации [7].

Также хотелось бы отметить, что к числу значимых новелл залогового права следует также отнести закрепление в новой редакции ст. 342 ГК РФ категории «старшинства залогов». По поводу указанной новеллы в литературе отмечается, что «при таком регулировании исключается возможность злоупотребления со стороны залогодателя» [8].

Важное практическое значение имеет также новелла, предусматривающая очередность удовлетворения требований залогодержателей в зависимости от момента возникновения каждого залога.

В новой редакции статьи 349 ГК РФ законодатель устанавливает особенности обращения взыскания на различные виды заложенного имущества, в зависимости от чего предусматривается либо судебный, либо внесудебный порядок такого обращения. Относительно последнего в рассматриваемый параграф была внесена новая статья 350.1, устанавливающая правила реализации заложенного имущества при обращении на него взыскания во внесудебном порядке.

В процессе модернизации залогового права весьма существенные изменения претерпели и правила, регламентирующие прекращение залога.

Так, если в прежней редакции ст. 350 ГК РФ было указано всего 4 основания прекращения залога, то в новой редакции данной статьи число оснований прекращения залога достигло 10, причем закрепленный в ней перечень не является исчерпывающим.

Такое значительное расширение оснований прекращения залога положительно оценивается в современной доктрине.

Как отмечает О. С. Гринь, «одним из наиболее ожидаемых изменений в нормах о залоге стало введение специального основания прекращения залога в том случае, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога» [9], и с приведенной оценкой следует полностью согласиться.

Таким образом, главным итогом реформирования гл. 23 ГК РФ явилось беспрецедентное расширение и усложнение содержания норм, регулирующих правоотношения, возникающие в связи с залогом движимых и недвижимых вещей. Достаточно отметить, что суммарный объем статей, относящихся к залогу (48 статей), в полтора раза превышает количество норм, относящихся ко всем другим способам обеспечения исполнения обязательств (28 статей). При этом, как известно, система источников современного залогового права отнюдь не исчерпывается §3 гл. 23 и названными ранее многочисленными федеральным законами; она включает в себя и многие другие законодательные акты, и другие разделы ГК РФ.

Закрепление рассмотренных и иных правил, внесенных в общие положения о залоге, существенно обогатило и качественно преобразовало российское залоговое право, расширило субъективные права всех участников залоговых правоотношений и повысило гарантии полноценной реализации и эффективной защиты прав и интересов залогодателей, залогодержателей и связанных с ними третьих лиц, что, несомненно, способствует дальнейшему поступательному развитию российской экономики.

Литература:

  1. Щенникова Л. В. Вещное право: учеб. пособие. М.: Юристъ, 2006.
  2. Брагинский М. И. К вопросу о соотношении вещных и обязательственных правоотношений / Гражданский кодекс России: Проблемы. Теория. Практика. Сборник памяти С. А. Хохлова / отв. ред. А. Л. Маковский. М., 1998. С. 277.
  3. Федеральный закон от 21.12.2013 N 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» // Российская газета, № 291, 25.12.2013.
  4. Богданов Е. Категория добросовестности в гражданском праве. URL: http://www.lawmix.ru/ comm/7407 (дата обращения: 28.06.2020).
  5. Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 29.04.2016 по делу № А46–12910/2013 // СПС Консультант плюс.
  6. Федеральный закон от 13.07.2015 № 218-ФЗ (ред. от 25.05.2020) «О государственной регистрации недвижимости» // Российская газета, № 156, 17.07.2015.
  7. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. ВС РФ 11.02.1993 № 4462–1) (ред. от 27.12.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 11.05.2020) // Российская газета, № 49, 13.03.1993.
  8. Зайцев В. В. Основные направления совершенствования законодательства о залоге // Юридический вестник Самарского университета. 2020. Т. 6. № 1. С. 136–144.
  9. Реформа обязательственного права России: проблемы и перспективы: монография / отв. ред. Е. Е. Богданова. Москва: Проспект, 2018. С. 77.
Основные термины (генерируются автоматически): ГК РФ, заложенное имущество, залог, новелла, положительное явление, Российская Федерация, внесудебный порядок, гражданское законодательство, практическое значение, российская экономика.


Задать вопрос