Система преступлений в сфере экономической деятельности: подходы к классификации на современном этапе развития уголовного закона | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 31 октября, печатный экземпляр отправим 4 ноября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №39 (329) сентябрь 2020 г.

Дата публикации: 24.09.2020

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Кислицина, Ю. А. Система преступлений в сфере экономической деятельности: подходы к классификации на современном этапе развития уголовного закона / Ю. А. Кислицина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 39 (329). — С. 134-136. — URL: https://moluch.ru/archive/329/73753/ (дата обращения: 20.10.2020).



В данной статье автором исследуется вопрос научной классификации преступлений в сфере экономической деятельности. На основе проведенного анализа автором обобщаются сложившиеся в науке представления и обосновывается необходимость выделения критериев для систематизации преступлений в сфере экономической деятельности.

Ключевые слова : преступления в сфере экономической деятельности, экономическая преступность, система преступлений.

In this article, the author examines the issue of scientific classification of crimes in the sphere of economic activity. Based on the analysis, the author summarizes the ideas that have developed in science and justifies the need to identify criteria for the systematization of crimes in the field of economic activity.

Key words: crimes in the sphere of economic activity, economic criminality, the system of crimes.

Нельзя не согласиться с В. И. Сидоровым в том, что проблема систематизации преступлений в сфере экономической деятельности наталкивается на вопрос излишне широкого спектра составов данных преступлений, включенных в главу 22 УК РФ [11, с. 205]. Проведенный анализ показал, что законодатель включил более 50 составов в данную главу уголовного закона, что и вызывает вполне обоснованные дискуссии о возможностях их объединения в соответствующие группы. Однако несмотря на эти сложности классификация имеет крайне важное научно-практическое значение, обеспечивая решение различных задач, уточняя знания о преступности в сфере экономической деятельности, что может быть использовано на практике как для раскрытия преступлений, так и их предупреждения.

После принятия Уголовного кодекса РФ большинство ученых придерживалось позиции о необходимости разграничения преступных посягательств на основе выделения непосредственного или родового объекта преступлений. Исходя из этого Л. Д. Гаухман предложил классифицировать преступления в сфере экономической деятельности на деяния, совершаемые в сфере предпринимательской деятельности, потребления и распределения материальных и иных благ, финансирования и внешнеэкономической деятельности [2, с. 18–19].

Близкий к этому подход представляет в своих работах и И. А. Клепицкий, который используя в качестве классификационного основания непосредственный объект выделил также преступления против предпринимательской деятельности и в сфере внешнеэкономической деятельности, однако вместо сферы финансирования указывает на преступления в кредитной сфере, а также дополняет данные виды такими группами преступлений как, во-первых, против свободной и добросовестной конкуренции, во-вторых, сфере оборота драгоценных металлов и камней [4, с. 125].

Однако представляется необходимым поддержать замечания ряда отечественных юристов о том, что данные классификации вызывают вопросы в тех случаях, когда состав совершаемого преступления предусматривает «несколько непосредственных объектов посягательств — как дополнительных, так и факультативных» [11, с. 206]. Как в таком случае дифференцировать преступления в сфере экономической деятельности? Ответа данная концепция не дает.

Не менее спорной является и предложенная Ю. А. Ежовым в 2001 году система деления данного вида преступности «по смыслу и направленности диспозиций»: выделенные данным ученым десять классификационных групп представляют сложно совместимые между собой категории, такие например, как «деяния, связанные с преступным поведением должностных лиц» или «преступления, связанные с нарушением прав и причинения ущерба кредиторам» [3, с. 51–56]. В этой связи необходимо поддержать Л. В. Лобанову, указывающую на сомнительность выбора смысла и направленности диспозиций в качестве основы разделения анализируемого вида преступлений, что привело к выделению не однопорядковых признаков преступлений в сфере экономической деятельности [6, с. 63].

Аналогичной критической оценки заслуживает и позиция Т. Ю. Погосян, которая использовала объективную сторону преступных посягательств, совершаемых в сфере экономической деятельности, в качестве классификационного основания для деления данного вида преступлений [9, с. 305]. Несмотря на достижение поставленной перед собой цели при выделении указанных групп на основе данного критерия, полагаем уместным заметить, что этот критерий не дает возможности сконцентрировать внимание на наиболее существенных различиях преступлений в сфере экономической деятельности, поскольку оценивают внешнюю форму, а не сущность преступлений. Это возвращает нас к необходимости использования объекта преступного посягательства в качестве основания деления.

Проведенный анализ показывает, что значительное количество сложностей в систематизации преступлений в сфере незаконной экономической деятельности связаны с различным пониманием объекта преступления и его видов — родового и видового объекта [8, с. 51]. Это и порождает десятки вариантов классификаций, каждая из которых выделяет собственные разновидности преступлений в сфере экономической деятельности исходя из того, что было вложено в понимание смысла объекта преступления [7, с. 29]. При этом не последнюю роль играет и значительное число составов преступлений, включенных в главу 22 УК РФ [5, с. 20]. Отсутствие понимание у законодателя приводит к сложностям в доктрине и последующим проблемам в правоприменительной практике, на что указывает В. Е. Реутов [10, с. 108].

Не приводя каждую из этих классификаций, которые были неоднократно исследованы в отечественной доктрине уголовного права, вместе с тем в связи с отсутствием единства в науке полагаем целесообразным высказать крайне радикальное, однако давно назревшее предложение — разделить главу 22 УК РФ на несколько глав, каждая из которых став полноценной главой объединит присущие только ей составы преступлений.

Используя проанализированную научно-правовую доктрину по данному вопросу и основываясь на действующем уголовном законодательстве, считаем возможным предложить появление следующих глав в УК РФ.

Во-первых, преступления против свободы и порядка организации предпринимательской и иной экономической деятельности, в число которых должны быть отнесены деяния, предусмотренные ст.ст. 169, 171–175, 178–180, 183, 184 УК РФ.

Во-вторых, преступления против порядка обращения денег, ценных бумаг и валютных ценностей, преступления в сфере кредитных отношений, а также во внешнеэкономической деятельности (ст. 176, 177, 185–194 УК РФ).

В-третьих, преступления против порядка осуществления банкротства (ст. 195–197 УК РФ).

В-четвертых, преступления против порядка начисления и уплаты налогов и сборов, иных обязательных платежей, а также порядка государственных закупок (ст. 198–200.6 УК РФ).

Представляется, что предложенное решение обозначенного вопроса в наибольшей степени направлено на устранение сложившейся сегодня в науке проблемы систематизации преступлений в сфере экономической деятельности.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 8 июня 2020 г.) [Электронный ресурс]. — Режим доступа: СПС КонсультантПлюс (дата обращения: 15.07.2020).
  2. Гаухман, Л.Д., Максимов С. В. Преступления в сфере экономической деятельности / Л. Д. Гаухман, С. В. Максимов. — М.: ЮрИнфоР, 1998. — 296 с.
  3. Ежов, Ю. А. Преступления в сфере предпринимательства / Ю. А. Ежов. — М., 2001. — 108 с.
  4. Клепицкий, И. А. Система хозяйственных преступлений / И. А. Клепицкий. — М.: Статут, 2005. — 570 с.
  5. Коняхин, В.П., Асланян, Р. Г. Информация в структуре составов преступлений в сфере экономической деятельности (по законодательству Российской Федерации и иных государств) / В. П. Коняхин, Р. Г. Асланян // Международное уголовное право и международная юстиция. — 2019. — № 3. — С. 18–21.
  6. Лобанова, Л. В. К вопросу о классификации преступлений в сфере экономической деятельности / Л. В. Лобанова // Legal Concept. — 2008. — № 10. — С. 62–67.
  7. Лопашенко, Н. А. Преступления в сфере экономической деятельности: о руинах уголовного закона / Н. А. Лопашенко // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2018. — № 2. — С. 27–35.
  8. Мажитова, С. Р. О проблеме определения понятия «Экономическая преступность» («экономические преступления») / С. Р. Мажитова // Вестник Челябинского государственного университета. — 2011. — № 35. — С. 49–53.
  9. Уголовное право. Особенная часть / под ред. И. Я. Козаченко, Г. П. Новоселова. — М.: Норма, 2008. — 1008 с
  10. Реутов, В. Е. Проблемы трактовки и исследования экономической преступности в России / В. Е. Реутов // Право и современные государства. — 2015. — № 2. — С. 103–112.
  11. Сидоров, В. И. Классификация преступлений в сфере экономической деятельности / В. И. Сидоров // Вестник экономики, права и социологии. — 2017. — № 4. — С. 205–207.
Основные термины (генерируются автоматически): экономическая деятельность, УК РФ, преступление, сфера, внешнеэкономическая деятельность, проведенный анализ, глава, классификационное основание, предпринимательская деятельность, систематизация преступлений.


Задать вопрос