Толкование уголовного закона на примере статьи 197 Уголовного кодекса Российской Федерации | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 31 октября, печатный экземпляр отправим 4 ноября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №38 (328) сентябрь 2020 г.

Дата публикации: 21.09.2020

Статья просмотрена: 9 раз

Библиографическое описание:

Романова, Е. Д. Толкование уголовного закона на примере статьи 197 Уголовного кодекса Российской Федерации / Е. Д. Романова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 38 (328). — С. 139-142. — URL: https://moluch.ru/archive/328/73716/ (дата обращения: 22.10.2020).



В статье рассматриваются оценочные понятия статьи 197 УК РФ: «заведомо ложное публичное объявление», «крупный ущерб», проблемы их определения, а также значимость существования. Кроме того, в данной работе рассмотрена проблема взаимодействия органов дознания и предварительного следствия с арбитражными судами, в связи с выявлением признаков состава преступления, предусмотренных в статье 197 УК РФ.

Ключевые слова: толкование уголовного закона, заведомо ложное публичное объявление, крупный ущерб, виды толкования уголовного закона.

Thе аrtiсlе соnsidеrs thе еvаluаtiоn соnсерts оf аrtiсlе 197 оf thе Сriminаl Соdе оf thе Russiаn Fеdеrаtiоn «knоwinglу fаlsе рubliс аnnоunсеmеnt», mаjоr dаmаgе, «рrоblеms оf thеir dеfinitiоn, аs wеll аs thе signifiсаnсе оf ехistеnсе. In аdditiоn, this wоrk dеаls with thе рrоblеm оf intеrасtiоn bеtwееn thе bоdiеs оf inquirу аnd рrеliminаrу invеstigаtiоn аnd thе аrbitrаtiоn соurts, in соnnесtiоn with thе idеntifiсаtiоn оf thе еlеmеnts оf thе оffеnсе рrоvidеd fоr in аrtiсlе 197 оf thе Сriminаl Соdе оf thе Russiаn Fеdеrаtiоn.

K еу w о rds: intеrрrеtаtiоn оf сriminаl lаw, knоwinglу fаlsе рubliс аnnоunсеmеnt, mаjоr dаmаgе, tуреs оf intеrрrеtаtiоn оf сriminаl lаw.

На сегодняшний день с реализацией норм уголовного закона связан ряд трудностей. В качестве причин данного явления можно выделить правовые пробелы, коллизии и недостатки юридические техники, осложняющие понимание содержание той или иной уголовно-правовой нормы. Ввиду этого, субъекты, применяющие уголовный закон, вынуждены оперативно находить способы правильного применения уголовно-правовой нормы. Одним из таких способов является толкование уголовного закона.

Толкование уголовного закона является важным элементом юридической техники. Ввиду отсутствия у правоприменителей полномочий по устранению законодательных коллизий путем внесения изменений в уголовный закон, необходимы иные способы решения существующей проблемы в целях регулирования единообразия практики в правоприменении [1, с. 19–26].

Под толкованием уголовного закона понимается деятельность различных субъектов, которая направлена на уяснение и разъяснение сути и содержания уголовно-правовых норм [2, с. 89]. Следует отметить, что в современной науке уголовного права произошло значительное расширение объёма рассматриваемой дефиниции, прежде всего это связано с включением в него новых субъектов. Кроме государственных органов, субъектами толкования могут быть общественные организации, учёные, граждане и т. д.

Существует система классификаций видов толкований, в данной работе следует обратить внимание на такое классифицирующее основание как субъекты толкования, разъясняющие уголовный закон. По субъекту толкование подразделяется на аутентичное (авторское) толкование — разъяснение уголовно-правовой нормы государственным органом, которым введена в законодательство; легальное толкование осуществляется органом, на которого возложена такая обязанность законом; судебное толкование — уголовно-правовая норма разъяснена, либо в судебных решениях, либо в Постановлениях Пленума Верховного суда Российской Федерации.

В рамках рассматриваемой проблемы представляется возможным обратить внимание на статью 197 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ). В указанной статье объективная сторона преступления выражена в заведомо ложном публичном объявлении руководителем или учредителем (участником) юридического лица о несостоятельности данного юридического лица, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности. Наступление последствий в виде крупного ущерба можно рассматривать как момент окончания преступления.

Необходимо отметить, что законодатель не раскрыл в диспозиции рассматриваемой нормы права, что конкретно нужно понимать под ложным публичным объявлением. Если руководствоваться логикой, то, как правило, публичный характер отдельно взятого объявления заключается в обращении его к неопределенному и достаточно широкому кругу лиц, например, с помощью средств массовой информации.

Таким образом, можно говорить о том, что правовые нормы УК РФ, закрепляющие ответственность за преступления в области банкротства — бланкетные, что подразумевает включение в них основных дефиниций и правовых конструкций, предусмотренных законодателем, но вызывает необходимость обращаться за раскрытием содержания данных терминов к гражданскому праву и законодательству о несостоятельности (банкротстве).

Необходимо отметить, что изучая данный вопрос А. В. Наумов верно заметил, что «нормы иных отраслей права включаются в диспозицию статей уголовного закона, и состав соответствующего преступления конструируется в этих случаях путем включения указанных норм в ткань уголовного закона. В связи с этим неуголовно-правовые нормы превращаются в «клеточку» уголовно-правовой материи [3, с. 37].

Кроме уже отмеченной оценочной категории как «заведомо ложное публичное объявление» в статье 197 УК РФ необходимо обратить внимание также на такое оценочное понятие как «крупный ущерб».

Существование оценочных категорий необходимо в целях «социализации» уголовного закона, отражения объективной действительности в уголовно-правовой норме. Уголовный закон регулирует общественные отношения, возникающие при совершении общественного опасных деяний. Оценочная категория отражает явление, которое в рамках уголовно-правовой системы не требует разъяснения исходя из правил обычного оборота языковых конструкций, однако при правоприменительной деятельности возникает необходимость в уяснении какого-либо понятия, в связи с различным правосознанием правоприминителей. Кроме того, в уголовно-правовой доктрине относительно выражения значимости существования оценочных категорий применена «теорема Гёделя» [4, с. 27–28], согласно которой какое-либо социальное явление обладает такими признаками, истинность и ложность которых невозможно доказать в рамках знаний одной уголовно-правовой системы, необходимо выйти за рамки отрасли права.

Возвращаясь к уже вышеназванной оценочной категории «заведомо ложное публичное объявление», нужно обратить внимание на то, что законодатель не только не предусмотрел в уголовном законе его дефиницию, но и после внедрения данного оценочного понятия в 1996 году законодателем и правоприменителями не предпринимались попытки толкование данного понятия. В нормативно-правовой базе существуют методические рекомендации [5], которыми предусмотрено разъяснение данного понятия, а именно под «заведомо ложным публичным объявлением» понимается совершенное в публичном месте (например, в средствах массовой информации, в арбитражном суде) сообщение (устное, письменное) о своем банкротстве, которое не соответствует действительности, так как лицо на самом деле является платежеспособным и обладает возможностью в полном объеме удовлетворить требования кредиторов. Сформулированное определение не может являться толкованием, поскольку разъяснение дано Федеральной службой судебных приставов России, не являющимся государственным органом, которого законодатель уполномочил на разъяснительную деятельность уголовного закона. Кроме того, методические рекомендации официально не опубликованы, то есть принять во внимание такой акт толкования правоприминителями, не представляется возможным.

В судебной практике, а именно в приговоре Менделевского районного суда Республики Татарстан от 19.02.2018 [7], судом произведена попытка толкования данного оценочного понятия, однако как таковой дефиниции не сформулировано, понятие раскрыто судом исходя из обстоятельств дела, а именно как умышленная подача генеральным директором общества заявления о признании юридического лица несостоятельным (банкротом) в Арбитражный суд Республики Татарстан (то есть заведомо публичное объявление), однако ввиду того, что активы общества позволяют удовлетворить требования кредиторов в полном объеме данное объявление являлось ложным. Генеральным директором общества передавалось имущество путем совершения безвозмездных сделок с другими компаниями, что и привело общество до банкротства.

В настоящее время существует необходимость дать официальное толкование такому оценочному понятию, как «заведомо ложное публичное объявление» и закрепить изменения в статье 197 УК РФ путем добавления примечания в следующем виде:

«Примечание. Под заведомо ложным публичным объявлением понимается умышленное совершенное в гласном месте (например, в арбитражном суде) сообщение о своей несостоятельности (банкротстве), которое не соответствует действительности. У должника присутствуют признаки платежеспособности и возможности удовлетворить требования кредиторов».

Что касается другой оценочной категории «крупный ущерб» законодателем также не предусмотрено определение в статье 197 УК РФ, ни в форме примечания, ни в форме разъяснения в постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации. Казалось бы, данное оценочное понятие нуждается в разъяснении, однако толкование законодателем уже дано в статье 170.2 УК РФ следующим образом: «…крупным размером, крупным ущербом, доходом либо задолженностью в крупном размере признаются стоимость, ущерб, доход либо задолженность в сумме, превышающей два миллиона двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным — девять миллионов рублей».

Помимо вышеназванных трудностей, возникающих в связи отсутствием закрепленных дефиниций, существуют и другие сложности, возникающие в практике применения статьи 197 УК РФ.

Говоря о деянии, предусмотренном статьей 197 УК РФ необходимо выделить то, что данное деяние выражено в форме действия, а именно проявляется в ложном публичном объявлении о несостоятельности, а кроме того, в последовательном причинении крупного ущерба. Ввиду этого, можно говорить о том, что исключение из этой цепочки одного элемента будет свидетельствовать об отсутствии причинной связи. Таким образом, должник имеет возможность предоставить суду документы, которые будут подтверждать факт того, что требования кредиторов в полном объеме удовлетворить невозможно. Нужно отметить, что сама подача подобного заявления в суд не может рассматриваться как общественно опасное деяние, которое бы отражало объективную сторону ст. 197 УК РФ. Нельзя отходить от заложенной законодателем мысли о том, какие именно преступные действия криминализированы данной статьей. Неверное толкование указанной правовой нормы часто провоцирует появление проблем в правоприменительном процессе, ввиду того, что криминализировано было лишь ложное публичное объявление должника себя несостоятельным. Но представляется ли возможным говорить, что сама подача заявления должника в суд может составлять сторону преступления, предусмотренного статьей 197 УК РФ.

Если обратиться к законодательным актам, закрепляющим ответственность за фиктивное банкротство, то невозможно сформулировать мнение о том, что публичное объявление рассматривается только в официальных источниках. Руководствуясь вышеизложенным, можно говорить о том, что данное объявление может быть совершено и в таких источниках как средства массовой информации. Разумеется, необходимо помнить, что только арбитражный суд способен признать должника несостоятельным. Но, признание должника банкротом и объявление должника о своей несостоятельности не тождественные процессы.

Совершение преступного деяния неразрывно связывают с подачей заявления в суд, ввиду того, что ущерб может быть оценен значительно позже, то на стадии подачи заявления деяние необходимо квалифицировать как покушение на фиктивное банкротство. Такой подход не представляется возможным считать верным. Можно понимать указанный состав преступления как формальный, в связи с тем, что один из квалифицирующих признаков ст. 197 УК РФ — это заведомость, следовательно уже на стадии подачи заявления в арбитражный суд (или любого другого публичного объявления себя банкротом) лицо знало, сознательно допускало общественно опасных последствий

Если обратиться к цели рассматриваемого преступного посягательства, то можно выявить характер действий субъекта. Первая редакция ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривала возможность должника признать себя несостоятельным, не прибегая к судебному порядку. Именно по этой причине в УК РФ была закреплена норма права, предусматривающая ответственность за фиктивное банкротство, чтобы должники не использовали положения закона в целях реализации своего преступного умысла. Но, более ранняя редакция статьи 197 УК РФ прямо закрепляла цель, а именно введение в заблуждение кредиторов для получения отсрочки платежей, иных льгот с долгов, а также неуплата долгов (заведомо ложное объявление о несостоятельности, например, для прощения долга). Такая цель достаточным образом отражает характер преступного деяния и позволяет разграничить его со схожим с ним преднамеренным банкротством, где целью является создание реальных признаков банкротства. В существующей на сегодняшний день редакции статьи 197 УК РФ не предусмотрено указание на цель, что позволяет говорить о том, что исчезает такой ключевой признак преступления как общественная опасность.

Также необходимо обратиться к такой актуальной проблеме как взаимодействие органов дознания и предварительного следствия с арбитражными судами, в связи с выявлением признаков состава преступления, предусмотренных в статье 197 УК РФ.

12 ноября 2019 года в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации (далее по тексту — АПК РФ) статью 188.1 [8] законодатель дополнил частью 4, согласно которой при выявлении судом признаков преступления, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации, копия частного определения о выявленном составе преступления направляется в орган дознания или предварительного следствия.

Согласно пояснительной записке к проекту федерального закона от 12.11.2019 № 374-ФЗ «Статьей 2 АПК РФ определены задачи судопроизводства в арбитражных судах, к числу которых, в частности, отнесены укрепление законности, предупреждение правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, формирование уважительного отношения к закону и суду. Вместе с тем отсутствие в АПК РФ нормы, регламентирующей действия арбитражных судов в случае обнаружения ими признаков преступлений в действиях лиц, участвующих в судебном разбирательстве, делает невозможным выполнение указанных задач арбитражного судопроизводства в полном объеме» [9].

Таким образом, сущность внесения дополнения в АПК РФ обусловлена задачами судопроизводства. Однако законодатель не предусмотрел категории арбитражных дел, на которых следует особенно обратить внимание при выявлении признаков состава преступления, к примеру, составы преднамеренного и фиктивного банкротства, которые требуют пристального наблюдения со стороны правоприменителя.

Законодатель также не учел способы контроля над соблюдением части 4 статьи 188.1 АПК РФ, каким образом органы дознания и предварительного следствия или иные государственные органы смогут выявить не добросовестный подход к реализации данной нормы.

В решении сложившихся проблем судам следует опираться на свое правосознание, а также на разъяснение Постановлений Пленума Верховного суда Российской Федерации, кроме того, законодателю следует уточнить категории дел, относительно которых следует давать дополнительное заключение о выявлении признаков составов преступлений в форме частных определений, также необходимо разработать эффективную систему взаимодействия арбитражных судов и органов дознания, предварительного следствия.

В заключении необходимо отметить важность выявленных проблем, толкование оценочных категорий «заведомо ложное публичное объявление», «крупный ущерб» необходимо для более правильного, единообразного применения законодательства, для формирования точного судебного языка в вынесении и написании обвинительных или оправдательных приговоров и иных судебных актов. Представляется возможным говорить о том, что в настоящий момент статья 197 УК РФ является малоэффективной и «нерабочей», реальное действие рассматриваемой правовой нормы возможно лишь при ее совершенствовании в соответствии с требованиями федерального законодательства, а также четкого определения, закрепленных в ней понятий. Кроме того, в целях достижения эффективных задач судопроизводства необходимо решить проблему взаимодействия органов дознания и предварительного следствия с арбитражными судами.

Литература:

  1. Карелина С. А. К вопросу о роли судебной практики в системе источников правового регулирования отношений несостоятельности (банкротства) // Право и экономика, 2017, № 11, с. 19–26.
  2. Бриллиантов А. В. Уголовное право России: части Общая и Особенная: учебник. М.: «Проспект», 2016. С. 89.
  3. Наумов А. В. Российское уголовное право: Общая часть. Курс лекций. 2-е изд. М., 1999.
  4. Антонян А. Г. Оценочные категории в уголовно-исполнительном праве. Автореф. дис..канд. юрид. Наук. Томск, 2016.
  5. «Методические рекомендации по выявлению и пресечению преступлений в сфере экономики и против порядка управления, совершенных сторонами исполнительного производства»(утв. ФССП России 15.04.2013 № 04–4)//СПС КонсультантПлюс (дата обращения: 02.02.2020).
  6. Приговор № 1–1/2017 1–1/2018 1–18/2016 от 19 февраля 2018 г. по делу № 1–1/2017 Менделевского районного суда Республики Татарстан//URL: httрs://sudасt.ru (дата обращения 02.02.2020).
  7. Пояснительная запискак проекту федерального закона «О внесении изменения в статью 188.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» от 08.11.2018 № 5452–1/18–23–0–1// URL: httрs://sоzd.dumа.gоv.ru/bill/589321–7 (дата обращения: 02.02.2020).
  8. Федеральный закон «О внесении изменения в статью 188.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» от 12.11.2019 № 374-ФЗ//Официальный интернет-портал правовой информации httр://www.рrаvо.gоv.ru, (дата обращения: 02.02.2020).
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, ложное публичное объявление, предварительное следствие, Российская Федерация, суд, уголовно-правовая норма, арбитражный суд, крупный ущерб, полный объем, фиктивное банкротство.


Ключевые слова

крупный ущерб, толкование уголовного закона, заведомо ложное публичное объявление, виды толкования уголовного закона
Задать вопрос