Краткая история зарубежного психоанализа в контексте изучения эволюции методов исследования психической динамики личности | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 31 октября, печатный экземпляр отправим 4 ноября.

Опубликовать статью в журнале

Библиографическое описание:

Краткая история зарубежного психоанализа в контексте изучения эволюции методов исследования психической динамики личности / А. С. Гончаров, И. И. Кобзарёва, О. С. Макарова [и др.]. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 38 (328). — С. 168-180. — URL: https://moluch.ru/archive/328/73667/ (дата обращения: 22.10.2020).



Настоящая статья посвящена изучению научного спектра психоаналитической методологии. При изучении психоанализа в лицах, даётся краткое описание соответствующих классических и постклассических концепций, с условным разделением двух форм знания в психоанализе — объясняющего и понимающего. Поскольку психоанализ как таковой является «наукой понимания», где познание чувственного аспекта восприятия и, в целом, психической динамики личности производится через максимальную рационализацию и объективацию откликов пациента, специфика всякой психоаналитической методологии всегда сводится к тому, что исследователь использует совокупность субъективной и объективной составляющих аффектных откликов и, интерпретируя их, даёт заключение. В ходе исследования мы также изучаем современное состояние психоанализа как средства сбора и категоризации данных о психической динамике личности. Так, благодаря разностороннему анализу условий и факторов, влияющих на «внутренние объекты» личности, мы получаем возможность дать характеристику личностным переживаниям, страхам и неврозам личности в синхронном или асинхронном аспектах.

Ключевые слова: бессознательный процесс, психическая динамика, интерпретация, ассоциация, сновидение, внутриличностный конфликт, психическое расстройство.

This article is devoted to the study of the scientific spectrum of psychoanalytic methodology. In the study of psychoanalysis in persons, a brief description of the corresponding classical and postclassical concepts is given, with a conditional separation of two forms of knowledge in psychoanalysis — explaining and understanding. Since psychoanalysis as such is a «science of understanding», where cognition of the sensory aspect of perception and, in general, the mental dynamics of the personality is carried out through the maximum rationalization and objectification of the patient's responses, the specificity of any psychoanalytic methodology always boils down to the fact that the researcher uses the totality of subjective and objective components of the affective responses and, interpreting them, gives a conclusion. In the course of the research, we also study the current state of psychoanalysis as a means of collecting and categorizing data on the mental dynamics of a person. So, thanks to a versatile analysis of the conditions and factors affecting the «internal objects» of the personality, we get the opportunity to characterize personal experiences, fears and neuroses of the personality in synchronous or asynchronous aspects.

Key words: unconscious process, mental dynamics, interpretation, association, dreaming, intrapersonal conflict, mental disorder.

Актуальность темы исследования заключается в малоизученности концептуальной стороны классических и постклассических концепций психоанализа в контексте развития отечественной психологии. Психоанализ как отдельное направление научной мысли способен предоставить уникальный и наиболее полный эмпирический материал для всестороннего изучения психической динамики и рефлексивных свойств личности, чувственного аспекта её изменённых состояний на уровне формирования или раскрытия внутренних переживаний, страхов и неврозов, фактических отторжений некоторых составляющих характера её социального взаимодействия .

Несмотря на то, что интерпретация является ядром психоанализа, в интерпретативной и концептуальной сторонах психоанализа заключается главное противоречие аналитической деятельности , ставящее под сомнение перспективность изучения психоанализа в принципе. И в этом противоречии заключается проблема исследования — обнаружить через эволюцию методов потенциал современного психоанализа как отдельного направления научной мысли. При этом, показать психоанализ в лицах — лучший способ раскрыть историческое развитие науки и проследить изменение представлений о первостепенных методах анализа личности.

С конца XIX века по сегодняшний день, по мере совершенствования психоаналитического процесса, происходило углубление и качественное преобразования основных форм и стилей работы с пациентами , до тех пор, пока средства изучения психической динамики личности не были отточены до совершенства, что привело к появлению «Синкретического психоанализа» Генри Кристала и «Практического психоанализа» Герта Зауэра, — двух ключевых направлений в современном психоанализе.

Практическая значимость исследования обусловлена возможностью создания комбинированных психоаналитических подходов, основанных на классических и постклассических концепциях. Помимо создания комплекса мер по анализу чувственного восприятия личности и разработки оптимальных форм преодоления внутренних кризисов, психоаналитические методы применимы во многих областях психотерапии, ставящих своей главной задачей предотвращение развития чувства социальной незащищённости и социального бессилия у пациента.

С опорой на основополагающее психосоциальное рассмотрение психической динамики личности в контексте развития современных психоаналитических подходов, материалы работы можно использовать при дополненном создании психологических портретов или интерпретации чувственного восприятия личности, а также важнейших составляющих коммуникативной и профессиональной деятельности в различных жизненных обстоятельствах, которые имеют ценность для установления контакта с пациентом и категоризации данных о психической динамике его личности.

Научная новизна исследования выражена в разностороннем анализе психического мира переживаний личности с позиции разных психоаналитических школ и концепций, в последовательном разборе современного состояния зарубежного психоанализа при рассмотрении эволюции основных методов через классические и постклассические теории. Хотя многие социальные психологи, психологи-практики настроены скептически по отношению к «объективной стороне» психоаналитической методологии, существуют некоторые способы сбора информации, позволяющие максимально объективизировать понимание человеческой психики, индивидуальности и индивидуального опыта .

В этом ключе изменение симптома может казаться довольно грубым показателем по сравнению со всей сложностью процессов социального взаимодействия , оказывающих воздействие на когнитивную и эмоциональную структуры личности. Так, единый чувственный аспект восприятия в ходе психоаналитической сессии в дальнейшем может быть рассмотрен в форме преобразующего элемента у рефлексирующего «Я» (Эго), в соответствии с проявлениями БСЗ (бессознательных), ПСЗ (предсознательных) и СЗН (сознательных) форм восприятия.

Целью исследования является раскрытие наиболее важных понятий, гипотез и концепций, выдвинутых представителями классического и постклассического психоанализа при обозначении исторически сложившихся школ, течений и направлений в психоанализе, а также освещение перспектив развития и состояния современного психоанализа как отдельного направления научной мысли.

Исходя из обозначенной нами цели, определим задачи исследования : 1) разностороннее изучение истории психоанализа; 2) демонстрация существования бессознательных процессов в жизни человека; 3) разъяснение сущности чувственного аспекта восприятия личности; 4) показ эволюции методов психоанализа в теории и современной психоаналитической деятельности.

Объектом исследования является история развития психоанализа в лицах и современное состояние психоаналитических концепций.

Предметом исследования является совокупность теорий, концепций, методов и представлений о психоанализе в его историческом развитии.

Хронологические рамки исследования определены зарождением психоанализа в 1885 году, от начала стажировки Зигмунда Фрейда у французского педагога и врача-психиатра Жана Шарко — до выхода работы главного представителя «Практического психоанализа» Герта Зауэра «Сибирские лекции по аналитической психологии» в 2018 году, то есть, фактически, полным историческим путём развития психоанализа.

Методы исследования . Общенаучные: описательный, сопоставительный, анализ и синтез данных, индуктивный метод, сравнение. В качестве частнонаучного метода применяется классический метод психоанализа — интерпретативный метод, для разъяснения специфики протекания бессознательных процессов и некоторых аспектов деятельности в клиническом психоанализе. Вместе с тем, в контексте исследования изучается сущность и эволюция метода свободных ассоциаций, метода толкования сновидений, а также юнгианского анализа, выраженного в конструктивном и амплификативном методах психоанализа.

История становления и развития зарубежного психоанализа насчитывает уже более сотни лет. Хотя, для отечественной психологии психоанализ до сих пор остаётся лишь предметом некоторых специальных исследований и, как правило, не поддерживается ни высшими учебными заведениями, ни научными ассоциациями. Дело в том, что долгое время психоанализ рассматривался как одна из психологических теорий, а о психоаналитической методологии, методиках, методах и технологии исследования было известно лишь узкому кругу лиц — профессиональным терапевтам, психиатрам и психологам-практикам.

Тем не менее, психоанализ владеет богатым методологическим аппаратам и самыми разными методами проведения эмпирического исследования. Однако, чтобы очертить общие методологические особенности работы с психической динамикой личности и чувственным аспектом её восприятия в психоаналитической деятельности, необходимо обратиться непосредственно к первоисточнику — психиатру, разработавшему первую психоаналитическую теорию.

Раздел I . Классический психоанализ

Учение Зигмунда Фрейда о психоанализе личности разрабатывалось в контексте изучения неврологических заболеваний и поиска причин внутренних переживаний и страхов. Первые работы З. Фрейда и И. Брейера «Предварительные сообщения», «Исследования истерии» и «Толкование сновидений» не вызвали радушного приёма среди венских врачей, как и вся психоаналитическая концепция в принципе, вместо того, возникли дискуссии, является ли психоанализ полноценной наукой или же разновидностью «герменевтики», применимой лишь для установления контакта с пациентом, стабилизации его психического состояния и сбора анамнеза [13, c. 5].

В дальнейшем из-за расхождения между теорией и практикой, фактически, первого кризиса психоанализа , З. Фрейд был вынужден переработать основной подход к исследованию проблем человека и общества и разработать принципиально новый психоаналитический стиль мышления . Так, З. Фрейд вывел три классических метода психоанализа: метод свободных ассоциаций , метод толкования сновидений и метод интерпретации , которые более чем подходили для проведения эмпирических исследований. Вскоре З. Фрейдом были изучены «случайности» и «закономерности» в психической динамике личности, были сформулированы детерминизм бессознательных процессов и логика бессознательного [36, c. 197].

Затем З. Фрейд решил углубиться в методологию и разработал систему, объясняющую забывание имён и словосочетаний, различные описки, оговорки, очитки и обмолвки. Исследование феноменов потери предметов, утраты впечатлений и намерений позволили расширить представление о проявлениях бессознательного (БСЗ) и о его выражении в сознательном (СЗН). В то же время, отражение детских переживаний и страхов в неосознанных действиях, при неврологических заболеваниях, натолкнуло З. Фрейда на мысль, что ошибочные действия пациентов связаны с тем, что они, на самом деле, поддаются вовсе не логике сознательного, а логике бессознательного, и все эти действия имеют свои объяснения. Обнаружить их можно анализируя структуру предсознательного (ПСЗ) — связующего элемента между СЗН и БСЗ.

Структурная модель психики

Рис. 1. Структурная модель психики

З. Фрейдом было установлено, что память как форма психического отражения, заключатся в сохранении, закреплении и воспроизведении опыта личности — эмпирических знаний, которые, однако, с течением времени, могут забываться, если перестают быть актуальными. З. Фрейд писал, что без памяти наши ощущения никогда не смогли бы стать насыщенными, и многие процессы остались бы на уровне новорождённого, если бы не происходило накопления знаний, однако, постоянное расширение знаний также невозможно: часть из них должны быть осознаваемы, а часть — перейти в категорию БСЗ. Именно поэтому ошибочные действия можно расценивать как полноценные психические акты, а их смысл — как механизм измерения вытесненных намерений и желаний [27, c. 243].

Всё сводится к противостоянию СЗН и БСЗ, а компромиссы , на которые идёт личность, объясняются необходимостью скрывать свои тайные желания, одним из способов разгадать которые является практика толкования сновидений. Смыслозначимость сновидений заключается в возможности превращения потаённого в явное. Невыполненные желания, неудовлетворённые потребности проявляются в особой форме переживаний и страхов через сновидение — особый язык бессознательного влечения . В этом ключе сновидение может пониматься как попытка исполнения желания. Мотивировка и значение свободно возникающих мыслей позволяют трактовать сновидение как символическое и ассоциативное проявления БСЗ.

Все символы и ассоциаты в понимании З. Фрейда восходят к трём составляющим: Ананке (нужда), Эрос (любовь) и Танат (смерть), это основные инстинкты, которые проявляются в структуре БСЗ, через стремления, разного рода сексуальные влечения и сильнейшие страхи. Понятия мужского и женского начала, гомоэротики и бисексуальности, пассивности и активности, садизма и мазохизма трактуются Фрейдом как формы гендерного агонизма , отражённые в низменной и возвышенной сексуальности личности. Причём, сама сексуальности в большей степени присуща БСЗ, инстинкту жизни и инстинкту смерти . В психоаналитической теории все сексуальные влечения считаются позитивными, кроме двух: Эдипова комплекса и комплекса Электры , поскольку те имеют основание инфантильной привязанности [13, c. 64].

Однако, Эдипов комплекс З. Фрейд рассматривает как базис возникновения религии, а комплекс Электры — как базис возникновения искусства (позиция, за который последовала критика психоанализа со стороны виднейших австрийских психологов и психиатров). Фиксации позитивных сексуальных влечений на ранней стадии развития обуславливает формирование психической реальности, но, в то же время, негативная оценка обществом различных проявлений сексуального влечения порождает переживания и страхи, приводит к столкновению желаний и нарастанию внутреннего психического конфликта . С возрастом, вытеснение скрытых намерений и желаний может привести к образованию невроза [27, c. 234].

На основе своих изучений о возникновении и протекании различных психических отклонений и заболеваний, З. Фрейд выделил особый тип бессознательных процессов, которую назвал «сопротивление в интересах болезни» . Согласно теории З. Фрейда, «моральный компас человека» составляют не категории «добра» и «зла», а категории «страдания» и «сострадания» : во всём, от черт лица — до схожих взглядов и убеждений человек стремится установить своё сходство с другими людьми, избежать одиночества. В этом, по мнению З. Фрейда, проявляется особая форма негативизма к моральным законам и нормам, установленным обществом. Этот негативизм может быть выражен в пяти видах сопротивления: 1) трансфер (перенос); 2) вытеснение; 3) интерес болезни; 4) сила навязчивого трансфера; 5) вина и потребность в наказании [34, c. 130].

Каждая личность по-разному проявляет свой негативизм. При протекании бессознательных реакций сопротивление личности угадывается в её негативных чувствах и эмоциях, сильнейшее из которых — чувство одиночества. Личность использует трансфер и контртрансфер для удаления от эмоций, фактически, для отдаления от своих переживаний и страхов и создания всех условий, в которых скрытые страхи навсегда могут остаться в структуре БСЗ. Это защитный механизм, помогающий личности избежать стресса и существующий с момента рождения. Однако, главная задача психоаналитика — произвести обратный процесс: выявить скрытые страхи и разрешить их, как бы болезненно это не было для пациента.

Здесь З. Фрейд старался быть максимально объективным в отношении теории психоанализа, хотя сам порой склонялся к тому, что, если все страхи исходят лишь из чувства одиночества, то, возможно, их и не следует выявлять, поскольку современный человек всегда будет одинок в силу своей социальной природы. Убеждённость З. Фрейда в последнем подтверждает его известная фраза: «Мы входим в мир одинокими и одинокими покидаем его», — сколько бы человек ни старался, он будет одинок в своих суждениях, даже, если найдёт тех, кто сможет понять его. З. Фрейд долго избегал этого положения, но, в конечном счёте, оно нашло своё отражение в труде «Я и Оно», вместе с окончательным оформлением классического психоанализа.

Дополненное психоаналитическое понимание структуры психики ознаменовало собой завершающий этап формирования учения З. Фрейда. В ходе анализа противоположных импульсивных желаний , сосуществующих в структуре психики, но имеющих разную природу, З. Фрейд установил, что общее пространство рефлексии , законы логического мышления личности можно условно разделить на три категории: «Эго» («Я», отвечающее за осознанные действия), «Ид» («Оно», отвечающее за бессознательные поступки) и «Супер-Эго» («Сверх-Я», «Идеал-Я», соотносящееся с общественными притязаниями). В этой типологии мы видим влияние учения Ф. Ницше, который в своих трудах часто использовал понятие «оно» для обозначения высших стремлений человека — завоевать общественное доверие, выделиться из толпы [27, c. 275].

Части человеческой личности

Рис. 2. Части человеческой личности

«Воля к власти» в дальнейшем также найдёт своё отражение в психоаналитических концепциях первой половины XX века ( стремление к превосходству в учении А. Адлера), а «вечное повторение» станет основой при работе с БСЗ с точки зрения структурной дифференциации личности. Безусловно, Фрейд во многих положениях ссылался на представителей неклассической немецкой философии, в особенности, на Ф. Ницше. И, как и Ницше, его интересовали религия, искусство и литература, этика и эстетика. Хотя в поздних работах мы можем наблюдать эволюцию взглядов З. Фрейда: в конце своей научной деятельности мастер назовёт всё это «миром иллюзорного удовлетворения внутриличностных конфликтов», тогда как реальный мир представится основанным исключительно на совокупности общественных отношений и попытках включения в общество, где есть место как для умений и навыков, так и для стремлений и желаний каждой личности [34, c. 482].

За год до выхода статьи «Я и Оно», в энциклопедической статье 1922 года З. Фрейд определил психоанализ как «…способ исследования психических процессов, иными путями недоступных, а также как метод лечения невротических расстройств, основанный на этом исследовании, использующий ряд понятий психологии, опирающихся на вышеназванные методы исследования и лечения». Таким образом, З. Фрейдом был заложен принцип нерасторжимой связи лечения и исследования. Как писал З. Фрейд: «Наша аналитическая процедура является единственной, где это драгоценное соединение непременно» [34 с. 959].

Раздел II . Постклассический психоанализ

Первыми последователями учения З. Фрейда стали члены Психоаналитического кружка в Вене: К. Абрахам, Э. Джонс, Г. Закс, Т. Райк, О. Ранк, П. Федерн, Ш. Ференци, В. Штекель. М. Эйтингон. Вскоре были основаны Берлинская и Цюрихская группы психоанализа, учение З. Фрейда распространилось в различных странах мира. Психоаналитический кружок дополнил теорию многими практическими опытами, но им также пришлось столкнуться с двумя проблемами — главными недостатками учения З. Фрейда: во-первых, инстинкты жизни и смерти были возведены в абсолют и не объясняли многих влечений и притязаний в человеческой психике, во-вторых, З. Фрейд невольно сравнивал некоторые проявления Эго с его формой в Альтер-Эго (которое будет конкретизировано и распространено в отдельных направлениях психоанализа во второй половине XX века) [36, c. 581].

Из-за неудачных попыток адаптировать теорию З. Фрейда под требования времени, начался второй кризис психоанализа . В дальнейшем, психологи и психиатры, посещавшие лекции З. Фрейда и работавшие над созданием своих психоаналитических концепций, объединились под эгидой Венского психоаналитического общества . Его первыми представителями были: А. Адлер, К. Г. Юнг, В. Райх, О. Ранк, Г. Хольцкнехт, И. Задгер, В. Тауск, Х. Сакс, Л. Бинсвангер, К. А. Мейер, С. Шпильрейн, М. Хилфердинг, П. Шильдер, а также К. Абрахам и Ш. Ференци, которые, однако, решили отстаивать позиции учения З. Фрейда и развивать практическое направление психоанализа в соответствии с ним. Впрочем, многие из тех, кто посещал лекции по фрейдизму, предпочли заниматься психоанализом самостоятельно, не обременяя себя членством в «клубе по интересам» [36, c. 586].

Индивидуальная психология А. Адлера ознаменовала собой раскол в психоаналитическом обществе и начало постклассического психоанализа. А. Адлер смог показать бессознательные влечения, не ссылаясь на Эрос и Танат, а категория ПСЗ была уменьшена и показана как связующее звено между СЗН и БСЗ. Комплекс неполноценности и стремление к превосходству , механизмы компенсации и сверхкомпенсации объясняли факт одновременного существования Эго, Ид и Супер-Эго в структуре психики. А. Адлер сосредоточился на исследовании и индивидуального, и социального аспектов в жизни человека. Так, им были выведены две концепции: «Личность как продукт собственного творчества» и «Цель единства и целостности личности». Этим была подтверждена социальная ценность психоанализа [1].

Аналитическая психология К . Г . Юнга разделяла индивидуальное и коллективное бессознательное . К. Г. Юнгом были введены следующие понятия: «архетип» , «персона» , «тень» , «анима» , «анимус» и «самость» (в психоаналитическом смысле). Установки личности стали пониматься как следствия отражения стимула, мотива и цели в экстравертном или интравертном типах поведения . В своём компенсаторном подходе К . Г . Юнг опирался на анализ личностных переживаний, страхов и неврозов преимущественно в синхронном аспекте. Так появилась концепция «Психотерапевтических ступеней», в которой впервые была обоснована важность свободы личности в современном мире. Но К. Г. Юнг исследовал не только европейскую личность: его также интересовала культура Востока, в особенности, расслабляющий эффект йоги и медитации. Анализ духовных практик в восточной традиции снятия стресса помог разделить интерпретативный метод на конструктивный и амплификативный . Благодаря вкладу К. Г. Юнга, психоанализ стал гораздо более последователен и методичен [33].

Юнгианский анализ

Рис. 3. Юнгианский анализ

Аналитическая психология В. Райха была, словно в противовес теории К. Г. Юнга, направлена на анализ духовной составляющей человеческой жизни через физическое состояние пациента. Вместе с тем В. Райх разработал собственную теорию формирования характеров и подобрал к ней особый метод — характероанализ . В изучении неврозов В. Райх продвинулся гораздо дальше А. Адлера и К. Г. Юнга, разделив общие типы, поддающиеся психоанализу, на истерический , фаллически-нарциссический , садистский и мазохистский . Сам же невроз понимался В. Райхом как «сумма хронически автоматизированных торможений естественного полового возбуждения». Для удобства характероанализа, В. Райх разделил трансферы на очевидные , открытые и латентные , позитивные и негативные . В поздних работах контртрансфер нашёл своё отражение в способах морального регулирования личности. Сексуально-экономическая концепция В. Райха предоставила ряд методов для определения склонности личности к любви, труду или познанию [18].

Конструктивный психоанализ К. Хорни ещё во многом был схож с классической теорией З. Фрейда. Тем не менее, К. Хорни больше интересовала гендерная и социальная психология и возможность адаптации методов психоанализа в этих двух направлениях. В ранних работах К. Хорни главными проблемами являются психосексуальные расстройства, Эдипов комплекс и комплекс Электры, страх перед мужчиной и страх перед женщиной . С ростом опыта психоаналитической деятельности К. Хорни стал рассматривать неврозы в социологическом и культурологическом планах. Его типология невротических конфликтов стала включать самые разнообразные проявления неврозов: невротическую любовь , невротическое стремление к власти , невротический агонизм , невротическую гордость и ревность . Поздние работы К. Хорни характеризуются более детальными исследованиями внутриличностных конфликтов, изучением природы тревожности и чувства одиночества, проблемами самоанализа и экстернализации [31].

Межличностная психиатрия Г . С . Салливана отражала принципы сосуществования «сильных личностей» в обществе, их функциональной активности и организации. Стараясь не допустить ошибок З. Фрейда, Г. С. Салливан, тем не менее, решил возвести в абсолют понятия «эйфории» и «напряжения» , средством определения неврозов в теории Г. С. Салливана стал показатель «потребности в заботе», который определялся с помощью категоризации форм переживаний ( прототаксиса , паратаксиса , синтаксиса ) в юнгианском анализе. В исследовании феноменов переживания, тревожности, страха и ужаса Г. С. Салливан разрабатывает систему динамизма и систему желания , что позволяет ему определить природу самости и внутрипсихического напряжения личности, а также разработать наиболее удачную форму психоаналитической супервизии . В психоаналитической персонификации Г. С. Салливан вводит понятие «не-Я» , связанное с отторжением некоторых глубинных факторов, оказавших наибольшее влияние на становление личности [19].

Супервизия Г. С. Салливана

Рис. 4. Супервизия Г. С. Салливана

Гуманистический психоанализ Э. Фромма привнёс множество новых идей, оказавших значительное влияние не только на развитие психоанализа, но и на расширение методологического аппарата социальной и экзистенциальной психологии. При этом первые же статьи Э. Фромма повлекли за собой третий кризис психоанализа , Э. Фромму предстояло провести «ревизию», чтобы устранить все выявленные им недостатки. На основе критики учения З. Фрейда Э. Фромм смог выстроить концепции «Экзистенциальной дихотомии» и «Исторического противоречия существования», в которых обозначил два вида человеческой экзистенции — «иметь» и «быть» . Особенно Э. Фромма волновали проблемы абсолютной свободы , авторитаризма и конформизма личности, а социальные формы бессознательных процессов он понимал, как доброкачественные и злокачественные формы агрессии и инстинкта смерти, на которых зиждется «здоровое общество» [28].

Таблица 1

Кризисы психоанализа

Столкнулся

Причины

Итоги

Первый кризис

Зигмунд Фрейд

Расхождение между теорией и практикой

Переработка методов исследования

Второй кризис

Венское общество

Недостаток практической составляющей для ведения клинической практики

Раскол в ортодоксальном учении и начало постклассического психоанализа

Третий кризис

Эрих Фромм

Отсутствие методов для восстановления психических больных в социальном аспекте

Появление возможности проведения эмпирических исследований при использовании комбинированных методов

Плодотворная научная деятельность Э. Фромма оказала значительное влияние на развитие всех дальнейших психоаналитических теорий и концепций. Впервые деструктивность личности была показана в самом её социальном характере , Э. Фромм понимал всякое стремление к разрушению как факт пребывания личности в «больном», неподходящем для неё обществе. В своих поздних работах Э. Фромм исследовал различные формы насилия, «синдром распада» и «синдром роста» , феномен «нормальности» , чувства скуки, одиночества и отчуждения. Кроме того, им были изучены многие патологии и крайние проявления неврозов и психических расстройств, такие, как: некрофилия, биофилия и инцестуозный симбиоз. Разрабатывая терапию невротических симптомов, Э. Фромм приходит к выводу, что не только лишь негативизм отражает сопротивление личности, в большей степени следует учитывать роль негативной адаптации и универсальных жизненных обстоятельств пациента [28].

Философский психоанализ Г. Маркузе во многом характеризовался теоретической направленностью. Г. Маркузе попробовал более планомерно разобрать все достижения психоанализа, накопившиеся к началу его собственной психоаналитической деятельности. Лишь в поздних трудах он смог объединить методы социологии и психоанализа. Г. Маркузе интересовала возможность составления полноценного психологического портрета в психоанализе, но вместо того чтобы углубиться в анализ личности, он решил раскрыть диалектику истории и цивилизации с помощью трёх принципов исторического развития личности, главным из которых стал принцип производительности. Принципы удовольствия и реальности дали возможность вывести новую категорию влечения — Прометея , или инстинкт самопожертвования в дополнении к инстинкту жизни и смерти [16].

Структуралистский психоанализ К. Леви-Стросса был направлен на актуализацию БСЗ в структуре разума. К. Леви-Стросс сосредоточился на конкретизации и более углубленном изучении сущности БСЗ и ПСЗ. Начав с анализа мифологем в коллективном бессознательном, он смог разобрать ранние образования БСЗ в практике шаманского врачевания. В целом К. Леви-Стросса интересовала история древних народов и цивилизаций, вслед за Г. Маркузе, он использовал психоаналитическую методологию для анализа принципов исторического развития. В своей врачебной практике К. Леви-Стросс отдавал предпочтение компенсаторному подходу, при том, что исследование методов психоанализа в индивидуальной практике его практически не интересовало. Вместо того К. Леви-Стросс усердно занимался анализом индивидуальных и социальных мифологем и в их влиянии на формирование мифопоэтической картины мира [12].

Структуралистский психоанализ М. Фуко существенно отличался от всех наработок К. Леви-Стросса и имел гораздо более практическую направленность. М. Фуко ввёл понятие эпистемы , обозначающей совокупность векторов познания во всех видах текста и дискурса в определённый историко-культурный период. На основе эпистемы М. Фуко значительно расширил представление о логике БСЗ, создал биологическую , экономическую и языковедческую модели развития личности . Главная заслуга М. Фуко заключается в том, что он впервые перешёл от психоаналитического исследования желаний личности к установлению значений законов, норм, правил и систем в её ценностной системе . Также М. Фуко установил связь инстинкта жизни и инстинкта смерти с необходимостью повиноваться закону. В этом ключе была разработана «генеалогия» , показывающая изменения в соотношении категорий власти и знания, насилия и истины и их роль в онтогенезе личности [29].

Постструктуралистский психоанализ Ж. Лакана впервые позволил совместить психоаналитические и лингвистические методы исследования. В новой методологии психоаналитик мог использовать языковой материал для осуществления процедуры вербализации БСЗ. Вместе с пересмотром классического определения личности в психоанализе, Ж. Лакан определил новые методы исследования регистров психики, связанные с анализом символов, имагинации и аспектов реального мира. С имволическое , воображаемое и реальное у Ж. Лакана позволяли описать человеческое измерение, структуризирующее фантазматическую жизнь . С помощью зеркального анализа личности Ж. Лакан определил рассогласование между регистрами психики . Для него психоаналитическая деятельность означала сопряжение между символическим и воображаемым при конструировании реального. Всё это в совокупности позволило ввести множество нововведений в клинической практике психоанализа и разработать новую технику анализа личности и чувственного восприятия пациента [11].

Речь Ж. Лакана на заседании Французского психоаналитического общества произвела фурор в мире психоанализа. Ж. Лакан разработал универсальную модель организации субъекта с другим субъектом в контексте своего постструктуралистского психоанализа [35, c. 238]. Несмотря на то, что Ж. Лакан не дал дефиниции воображаемого, он предложил чёткую схему завершённого (практического) психоанализа :

Символическое, воображаемое, реальное

Рис. 5. Символическое, воображаемое, реальное

Pr. Psychoanalyse = rS → rI → iI → iR → iS → sS → SI → SR → rR → rS, где все составные элементы имеют свою структуру и являются основополагающими при разностороннем анализе психической динамики, рефлексии и чувственного аспекта восприятия пациента [35, c. 242–243]:

rS (реализация Символического) — фактически, это и есть первоначальная позиция, в которой психоаналитик выступает как «символический персонаж» , обладающий всей полнотой власти над пациентом;

rI (реализация Образа) — формирование у пациента более или менее нарциссического поведения, которое аналитику предстаёт как негативизм и сопротивление;

iI (имагинация/образ — акт принятия Образа, допущение Образа как продукта БСЗ для его последующего осознания;

iR (имагинация Реального) — обретение Образом статуса Реального; фаза сопротивления и негативности (для лечения психических расстройств может применяться в пограничном состоянии);

iS (имагинация Символического) — Образ получает статус Символического, например, в сновидении, этот процесс происходит лишь в том случае, если пациент не страдает психозом, в противном случае цепь обрывается на предыдущем звене;

sS (символизация Символического) — то, что принято называть реализацией интерпретативного метода;

SI (связь Символического и Воображаемого) — интерпретация симптома и его толкование, подобно методам толкования ассоциаций и сновидений;

SR (связь Символического и Реального) — идеал психического здоровья. Согласно Лакану, речь идёт не о приспособлении Символического субъекта к существующей реальности, но о признании им собственной реальности и своих скрытых желаний;

rR (реализация Реального) — формы свободной реализации скрытых желаний (непосредственный комментарий Ж. Лакана не сохранился);

rS — возвращение на первую фазу, что предполагает начало нового цикла психоанализа.

Психоаналитическая психология А. Фрейд была сосредоточена, в первую очередь, на выявлении связей между Эго и Ид, борьбой СЗН и БСЗ. Анна Фрейд, младшая дочь Зигмунда Фрейда, начала свою психоаналитическую деятельности с критики учения отца. Отдельно разобрав каждую концепцию классического психоанализа, она пришла к выводу, что существует четыре ключевых положения, в которых З. Фрейд точно был прав: 1) огромную роль в поведении индивида играют внутренние конфликты и амбивалентности; 2) все основы личности формируются в детстве; 3) все люди проходят разные этапы психического и социального развития; 4) в большей степени на социальное поведение влияет БСЗ, проявляющееся в ментальном представлении о свойствах вещей. Анна Фрейда впервые смогла внедрить практику психоанализа в возрастную и педагогическую психологию, обозначив новые задачи психоаналитической терапии [26].

Психоаналитическая социология Э. Эриксона акцентировала важность Эго в человеческой жизни, основное направление психоаналитической деятельности Э. Эриксона было направлено на доказательство главенства Эго над Ид (в этом прослеживается значительное отступление от учения Фрейда). Э. Эриксон считал, что в онтогенезе личности приобретаемые черты являются следствием разрешения внутренних конфликтов. Те черты, которые могут быть «полезны» обществу, Э. Эриксон назвал «добродетелями» ( «virtues» ). Всякий индивид проходит восемь этапов развития, в которых постепенно проявляются главные жизненные добродетели: надежда, воля, целеустремлённость, вера (уверенность), верность, любовь, забота и мудрость. На каждом этапе индивид сталкивается с различными экзистенциальными проблемами, от недоверия к миру и сомнения в себе — к отчаянию перед страхом смерти . Преодолевая их, человек продолжает развиваться как личность [32].

Эго-психология Х. Хартманн опиралась на концепции А. Фрейд и Э. Эриксона (в некоторой литературе его учение также называется Эго-психологией). Х. Хартманн рассматривал проблему адаптивности и процесс адаптации через сущность и характер протекания внутренних конфликтов. Он выделял три формы адаптации: аллопластическую , аутопластическую и выборочную . Проявление каждой формы адаптации зависело от возможностей Эго контролировать структуру Ид. Так, Х. Хартманн первым из психоаналитиков стремился не раскрыть свойства бессознательных процессов, а наоборот: создать комплекс мер для ограничения воздействия БСЗ на личную жизнь человека. При описании прогрессивной и регрессивной адаптации Х. Хартманн заимствовал методы когнитивной психологии. В частности, в своей практике он пользовался моделью Рубикона — фазовой моделью действий, разработанной Х. Хекхаузеном и П. Голвитцером для определения ценностной системы личности на пути принятия решений [30].

Модель Рубикона

Рис. 6. Модель Рубикона

Ранний экзистенциальный психоанализ предоставил возможность глубже проникнуть в структуру психики личности. Его представителями были: Ж.-П. Сартр, Л. Бинсвангер, В. Франкл. В их трудах психоанализ рассматривался как «лучшее средство для самоанализа». Во главу угла ставился не вопрос о борьбе Эго с Ид, а противостояние личности и общества. Главными проблемами данного направления считались экзистенциальные кризисы на поздних этапах развития личности — чувство одиночества, экзистенциальный вакуум и невозможность нахождения первостепенного смысла экзистенции — существования личности в мире. Ж.-П. Сартр в пьесе «За закрытыми дверями» («Huis clos») от лица Жозефа Гарсена декларирует главный принцип экзистенциальной философии и экзистенциального психоанализа: «Ад — это другие». Л. Бинсвангер и В. Франкл были настроены более позитивно, но, всё-таки, убеждения Сартра разделяли [3, 20, 25].

Поздний экзистенциальный психоанализ рассматривал отдельные случаи невроза через трансформации бытия-в-мире. Роль психоаналитика здесь заключалась в выявлении хайдеггеровской модели онтологического развития личности. М. Босс и Р. Лэйнг анализировали сущность БСЗ как проявление бытия-в-мире, это исследование напоминало попытку переосмыслить постулаты теорий З. Фрейда и К. Г. Юнга в духе экзистенциально-психоаналитических размышлений Сартра о человеческой реальности как о совокупности выборов бытия-в-себе , бытия-для-себя и бытия-для-других [4, 15]. В то же время Р. Мэй стремился адаптировать гуманистический психоанализ Э. Фромма согласно требованиям времени, чтобы расширить методологический аппарат психоанализа. Он считал, что наука психоанализа должна быть релевантна к отличительным качествам человеческого бытия, в которых оно проявляется таким, каким и является на самом деле [17].

Психоаналитическая школа М. Кляйн стремилась создать общую теорию психоанализа, однако, основная деятельность данного направления касалась лишь изучения детских конфликтов и страхов. М. Кляйн исследовала факторы бессознательных процессов сопротивления, отрицания и фрустрации в контексте различных проявлений тревожности в дошкольном и младшем школьном возрастных периодах. Г. Розенфельд, У. Бион, Б. Джозеф, Х. Сигал, Д. Мельцер, Р. Мани-Керл, последователи кляйнианства, полагали, что зарождение сильнейших чувств любви и ненависти связаны с отношениями матери и ребёнка: удовлетворённые потребности в младенчестве способствуют быстрому развитию когнитивной структуры в будущем, если же ребёнок часто бывает не удовлетворён, он может ощущать следствие своих деструктивных импульсов — тревоги, чувства вины и преследования. Подобное понимание тревожности предопределило специфику терапии всей школы, задачей психоаналитика стала оценка характера взаимодействия между тревогой, внешней реальностью и реальностью психической [8].

Психоаналитическая школа объектных отношений исследовала преимущественно феномены трансфера и контртрансфера, возникающие при определённых жизненных обстоятельствах и в ходе беседы психоаналитика с пациентом. М. Балинт, Д. Винникотт и Р. Фейрберн изначально ставили целью психоаналитической техники преодоление сопротивления пациента, осознание им собственных бессознательных процессов. Но, затем, эта задача претерпела определённые изменения, когда в центре внимания психоаналитика оказалось иное понимание и интерпретация деталей трансфера в виде объектных отношений . Феномен объективации заставил пересмотреть многие положения психоаналитической теории и клинической практики. В разработке новой теории психоанализ был нацелен на понимание и изменение совокупности субъектных и объектных отношений в процессе взаимодействия между двумя индивидами [2, 5, 24].

Селф-психология Х. Кохута обращалась к исследованию психозов и психотической ипохондрии, изучению шизофрении и разработке интроспективных наблюдений над ранними формами переживаний и страхов индивида, утратившего контакт с кумиром или объектом подражания . Особенно Х. Кохута интересовала сущность нарциссических расстройств и некоторых пограничных состояний, в которых оказывается человек из-за внутрипсихической борьбы в целях поддержания контакта с архаическим объектом и удовлетворения потребностей, диктуемых БСЗ. Психоаналитика такого рода предполагает, во-первых, без интроперспективного подхода невозможно провести дифференциацию между влиянием прошлого на бессознательные процессы и влиянием актуально существующих осадков прошлого — вытесненного БСЗ, во-вторых, все трансферы следует рассматривать как повторения прошлого , в-третьих, благодаря интроспекции можно провести различие между выбором объекта, в-четвёртых, на основе интроспекции внутреннего опыта появляется возможность более глубокого исследования влечений пациента, в-пятых, если первичный нарциссизм и первичный мазохизм имеют интроспективный характер, то влечение к жизни и влечение к смерти — исключительно биологический [9].

Итак, представители постклассических теорий психоанализа во многом отошли от учения Фрейда. С расширением методологического аппарата и появлением клинических исследований бессознательных процессов в структуре психики, психоанализ приобрёл более практические области применения. Благодаря ревизии всех ранее вышедших психоаналитических концепций, проведённой Эрихом Фроммом, психоанализ из психологической теории стал отдельным направлением научной мысли. В особенности, теории и концепции конца XX века показали, что психоанализ в синтезе с другими социально-гуманитарными науками (социологией, экономикой, педагогикой, культурологией, историей, лингвистикой) позволяет изучать онтогенез личности, её внутренние конфликты и ценностные убеждения с применением самых разных комбинированных подходов и технологий исследования.

Раздел III . Современный психоанализ

«Современный психоанализ» Х. Спотница изучал факторы и условия, влияющие на формирование пограничного (доэдипального) пациента, методы достижения прогресса психопатологическом, соматическом, психологическом и социальном аспектах. Х. Спотниц считал, что роль работы психоаналитика заключается в том, чтобы помогать пациенту вербализировать все его ключевые проблемы, включая актуальные переживания и детские страхи. Все сопротивления пациента должны быть разрешены в пользу Эго, для принятия своей природы такой, какая она есть. В книге «Современный психоанализ шизофренического пациента» Х. Спотниц определяет новое направление в психоаналитической теории как «надстройку» к классическому психоанализу, позволяющую вовлечь непосредственно в терапию наиболее сложных пациентов, в том числе — шизофренического спектра [21].

Клинический психоанализ был направлен на разработку концепции интерсубъектного поля в качестве центрального конструкта психоаналитической теории и практики. Р. Столороу, Б. Брандшафт и Д. Атвуд впервые применили интерсубъектный подход к широчайшему классу клинических явлений: контртрансферу, сопротивлению, внутреннему конфликту и факторам пограничного и психотического состояний, доказав, что лишь данный подход способен объяснить сложнейшие неврозы и психические расстройства. В основу такого переосмысления лёг частичный отказ от классического языка психоанализа и психоаналитического способа теоретизирования в принципе. Открытые перспективы эмпирического исследования методами психоанализа позволили разгадать особые «интерсубъективные контексты» — увлечения личности, в которых СЗН и БСЗ находились не в состоянии борьбы, а некоего динамического сопряжения [22].

Углублённый психоанализ В. Тэхкэ был сосредоточен на расширении представления об общей психоаналитической теории развития человеческой психики, а также представления о природе и области применения интерпретативного метода при разборе психотического, пограничного и невротического уровней функционирования личности в психопатологии. На основе углубления в методологию психоанализа, В. Тэхкэ значительно расширил методологический аппарат психоанализа, включив в него: инкорпоративный метод, метод создания функциональной привязанности, метод определения функционально-селективной идентификации и метод оценки нарциссизма. До сих пор главный труд В. Тэкхэ «Психика и её лечение» считается лучшей на сегодняшний день работой по практическому психоанализу. Новые методы В. Тэкхэ позволили по-иному взглянуть на константности объекта и Эго, на формирование идентичности и индивидуального опыта в социальном пространстве [23].

Критический психоанализ С. Жижека состоит, прежде всего, в раскрытии структурных влияния БСЗ на механизм «субъекта идеологии» . Идеологию С. Жижек понимал самый глобальный и динамичный бессознательный процесс. С помощью теории Лакана С. Жижек объясняет устройство общественной идеологии. Символическое, воображаемое и реальное соотносятся, по аналогии с проявлениями БСЗ, с символами, идеями и механизмами власти в социальной действительности. Харизматическая власть короля, императора, султана или президента — прямой результат исполняемого подданными символического ритуала , трансфера на властную личность и страха перед её силой. Высшие авторитеты , вроде бога, нации, гуманизма, добра или справедливости — инструменты легитимации руководящего положения, созданные в политическом аспекте, но отражённые в БСЗ, архетипическом для каждой личности, принимающей или отторгающей эту власть [6].

Синкретический психоанализ Г. Кристал отражал принципы клинической и углублённой теорий психоанализа. Г. Кристал считал, что психологические травмы, нарушающие способность индивида использовать эмоции для саморегуляции и адаптивного поведения, начинают проявляться в физических ощущениях, иногда сопровождающихся болевыми реакциями. В ходе своей психоаналитической практики Г. Кристал не раз замечал, что в состоянии стресса травмированные пациенты часто теряют способность точное определять своё эмоциональное состояние (феномен алекситимии ). Так, происходит процесс соматизации эмоций , и они начинают проявляться в импульсивном поведении. Действительно, травмированные личности обычно скрывают первоисточник травмы и пользуются стратегией преодоления для преуменьшения влияния стресса и негативных эмоций. Для противодействия стрессу, который мог бы заменить механизм защиты , Г. Кристал создал новый метод — анализ посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), дающий наиболее полное представление о природе травмы и средствах для её излечения [10].

Практический психоанализ Г. Зауэра восходил к юнгианской аналитической психологии и ставил задачей выработать устойчивую модель деятельности психоаналитика как обучающего супервизора. Г. Зауэр — один из немногих психоаналитиков, сумевших совместить в своей практике аналитическую психологию, психоаналитическую социологию и клинический психоанализ. «Сибирские лекции по аналитической психологии», главный труд Г. Зауэра, стал принципиально новым взглядом на систему психоанализа, в которой Г. Зауэр смог адаптировать многие постклассические теории и концепции, создав целый комплекс комбинированных методов, которыми пользуются современные психоаналитики. Сам же Г. Зауэр стремился к более ясному пониманию психической реальности как при анализе взаимосвязи Эго, Ид и Супер-Эго, так и при определении динамики бессознательных процессов в психике отдельно взятой личности [7].

Благодаря развитию клинического направления, современное состояние психоанализа концентрируется не только на прослеживании причин переживаний, страхов и внутренних конфликтов, но и на формировании моделей глубочайших эмоциональных проблем, заложенных в человеческой психики и проявляющихся в определённых жизненных обстоятельствах. Современные формы терапевтических процедур в психоаналитической практике направлены на раскрытие бессознательных процессов, вызывающих негативизм и актуализируемые им сопротивления, где психоаналитик, предстающий перед пациентом, занимает безоценочную и строго нейтральную позицию. Богатый методологический аппарат современного психоанализа позволяет специалисту, с помощью определения границ осознания пациентом своего БСЗ (посредством ПСЗ), выявить его центральные конфликты и подобрать наиболее оптимальное решение [14, c. 175].

В этом ключе современный психоанализ имеет множество перспективных путей развития: психоанализ личности, детский и подростковый психоанализ, групповая и институциональная психоаналитическая терапия. Психоанализ личности позволяет проводить лечение в рамках одной терапевтической практики, разработанной с учётом психофизиологических особенностей пациента, его индивидуальных жизненных обстоятельств и первичного анализа внутренних конфликтов. Детский и подростковый психоанализ проводится как в форме различных игры по типу подбора ассоциации, так и в виде психоаналитических тестов, направленных на выявление детских страхов, тревожностей с целью их дальнейшего устранения. Также современный психоанализ применяется в семейной, групповой и институциональной терапии, при оказании помощи больным с психическими расстройствами.

Современный психоанализ рассматривает конкретные жизненные ситуации с социологической, системной и трансактной позиций. Ему присуща актуализация навыка саморегуляции, то есть, намеренного обучения пациента ряду приёмов, позволяющих самостоятельно справиться с возникающими желаниями и их негативными проявлениями. Можно сказать, что специалист позволяет пациенту стать психотерапевтом для самого себя. Да, специалист является активным участником процесса лечения, но большую часть терапии пациент должен совершить самостоятельно. Только так, через фактор принятия, он сможет подавить часть своих импульсивно-деструктивных проявлений БСЗ и применить их в позитивной деятельности. В дальнейшем пациент научится применять некоторые навыки терапии в повседневности, для самостоятельного анализа своей психической динамики.

Выводы. Таким образом, психоанализ в своём историческом развитии, постоянно изменялся и совершенствовался, в зависимости от требований времени и необходимости расширения методологического аппарата. Учение З. Фрейда стало отправной точкой анализа психической динамики и рефлексивных свойств личности в контексте изучения детских страхов, переживаний и тревожностей, негативных чувств и эмоций, а также особой формы негативизма, выраженного в различных сопротивлениях пациента, сложно поддающегося психоаналитической практике. Но, как выяснилось, в теории Фрейда было слишком много изъянов.

Первые последователи классического психоанализа и члены Венского психоаналитического общества стали разрабатывать свои теории и концепции — с целью переосмыслить психоанализ. Индивидуальная психология А. Адлера и Аналитическая психология К. Г. Юнга, одни из первых постклассических теорий, позволили по-иному взглянуть на саму суть психоанализа и закрепили его место в научном мире. В то же время новые теории не позволяли психоаналитикам пользоваться устаревшим ортодоксальным учением З. Фрейда. Это привело к необходимости «ревизии психоанализа», которую довольно успешно провёл Эрих Фромм.

Закончился третий крупный кризис психоанализа, и началась структуризация методов эмпирического исследования, которая привела к появлению клинического психоанализа и самых разнообразных психоаналитических школ, а благодаря вкладу Г. Зауэра в переработку многих постклассических теорий, психоанализ получил множество перспективных путей развития в современном мире, от анализа отдельной личности — до групповой и институциональной терапия с использованием эмпирических методов. Тем не менее, в некоторых психоаналитических направлениях до сих пор решаются философские, экзистенциальные вопросы бытия человека в мире, природе и обществе.

С. Жижек считает, что современное общество «бредит понятием нормы», вгоняя личность в тесные рамки. Социальные институты создают настоящую «тюрьму сознания» , и личность человека, словно гэаутонтиморуменос , ограниченный к тому же понятием нормы, становится пленником, заточённым в пространстве собственных иллюзий, между инстинктами, отражёнными в структуре Ид и социальной действительностью с постоянно раздражённым Супер-Эго. Трудно сказать, сможет ли дать психоанализ ответы на те вопросы, на которые не смогла ответить ни философия, ни психология и, при этом, не потерять своей практической составляющей. Во всяком случае, современный психоанализ невероятно популярен, он имеет широкий методологический аппарат даже по сравнению с психологией или психодинамикой и применяется как в простой терапии, так и при лечении психических расстройств. Психоанализ — наука с богатым методологическим аппаратом, допускающая использование комбинированных методов как в клинической практике, так и при проведении эмпирических исследований. Фактически, это одно из наиболее перспективных направлений научной мысли в Западной Европе, США и Канаде, наравне с социологией и экономикой.

Литература:

1. Адлер А. Индивидуальная психология. — СПб.: Питер. Серия: Мастера психологии, 2017. — 256 с.

2. Балинт М. Базисный дефект. Терапевтические аспекты регрессии. — М.: Когито-Центр, 2019. — 200 с.

3. Бинсвангер Л. Бытие-в-мире. Избранные статьи. — М.: Рефл-бук. Серия: Актуальная психология, 2010. — 297 с.

4. Босс М. Влияние Мартина Хайдеггера на возникновение альтернативной психиатрии / пер. с нем. О. В. Никифорова // Логос, 1994. № 5. — С. 88–100.

5. Винникотт Д. Игра и реальность. — М.: Институт общегуманитарных исследований, 2017. — 208 с.

6. Жижек С. Добро пожаловать в пустыню реального. — М.: Прагматика Культуры, 2002. — 160 с.

7. Зауэр Г. Сибирские лекции по аналитической психологии. — М.: Когито-Центр, 2018. — 301 с.

8. Кляйн М. Зависть и благодарность. Исследование бессознательных источников. Перевод с английского А. Ф. Ускова. — СПб.: Б. С. К., 1997. — 96 с.

9. Кохут Х. Восстановление самости. — М.: Когито-Центр. Серия: Библиотека психоанализа, 2017. — 320 с.

10. Кристал Г. Интеграция и самоисцеление. Аффект, травма, алекситимия. — М.: Институт общегуманитарных исследований, 2016. — 544 с.

11. Лакан Ж. Семинары. Тревога. Книга 10 (1962/1963) / Le Seminaire. L`Angoisse. Livre X (1962/1963). — М.: Гнозис / Логос, 2019. — 424 с.

12. Леви-Стросс К. Печальные тропинки. — М.: АСТ, 2018. — 448 с.

13. Лейбин В. М. Постклассический психоанализ. Энциклопедия. Том 1 — М.: ИД «Территория будущего». Серия «Университетская библиотека Александра Погорельского», 2006. — 472 с.

14. Лейбин В. М. Постклассический психоанализ. Энциклопедия. Том 2 — М.: ИД «Территория будущего». Серия «Университетская библиотека Александра Погорельского», 2006. — 568 с.

15. Лэйнг Р. Расколотое «Я» (сборник). — М.: Академия, Белый кролик, 1995. — 352 с.

16. Маркузе Г. Одномерный человек. — М.: АСТ, Ермак, 2003. — 336 с.

17. Мэй Р. Открытие Бытия. — М.: Институт общегуманитарных исследований, 2014. — 192 с.

18. Райх В. Характероанализ. Техника и основные положения для обучающихся и практикующих аналитиков. — М.: Когито-Центр, 2006. — 368 с.

19. Салливан Г. С. Теория межличностных отношений и когнитивные теории личности. — М.: Прайм-Еврознак, 2007. — 128 с.

20. Сартр Ж.-П. Бодлер. Перевод с французского. Изд. 2. — М.: Едиториал УРСС, 2004. — 184 с.

21. Спотниц Х. Современный психоанализ шизофренического пациента. Теория техники. — М.: Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 2004. — 296 с.

22. Столороу Р., Брандшафт Б., Атвуд Д. Клинический психоанализ. Интерсубъективный подход, 2-е изд. — М.: Когито-Центр, 2011. — 256 с.

23. Тэкхэ В. Психика и её лечение: психоаналитический подход. — М.: Канон +, 2020. — 464 с.

24. Фейрберн Р. Избранные работы по психоанализу. — М.: Канон+, 2020. — 320 с.

25. Франкл В. Психотерапия и экзистенциализм. — М.: Институт общегуманитарных исследований, 2015. — 192 с.

26. Фрейд А. Детский психоанализ. — СПб.: Питер, 2003. — 590 с.

27. Фрейд З. Малое собрание сочинений / Зигмунд Фрейд; пер. с нем. Р. Додельцева, О. Медем, Я. Когана. — СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2016. — 608 с.

28. Фромм Э. Ревизия психоанализа. — М.: АСТ. Серия: Философия — Neoclassic, 2019. — 224 с.

29. Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. — М.: Ад Маргинем, 2018. — 416 с.

30. Хартманн Х. Эго-психология и проблема адаптации. — М.: Институт общегуманитарных исследований, 2001. — 112 с.

31. Хорни К. Наши внутренние конфликты. Конструктивная теория неврозов. — М.: Прогресс книга. Серия: Мастера Психологии, 2019. — 240 с.

32. Эриксон Э. Трагедия личности. — М.: Родина Издательство ООО, 2019. — 256 с.

33. Юнг К. Г. Архетипы и коллективное бессознательное. — М.: АСТ, 2019. — 552 с.

34. Brill A. A. The Basic Writings of Sigmund Freud (Psychopathology of Everyday Life, the Interpretation of Dreams, and Three Contributions To the Theory of Sex). — New York: Modern Library; First Thus Edition, 1995. — 973 p.

35. Roudinesco E. Jacques Lacan: An Outline of a Life and History of a System of Thought. — Cambridge: Polity; New Ed edition, 1999. — 596 p.

36. Roudinesco E. Freud: In His Time and Ours. — Harvard: Harvard University Press, 2016. — 592 p.

Основные термины (генерируются автоматически): психоанализ, современный психоанализ, Адлер, Аналитическая психология, пациент, концепция, личность, психическая динамика, психическая динамика личности, страх.


Ключевые слова

интерпретация, психическое расстройство, внутриличностный конфликт, ассоциация, сновидение, бессознательный процесс, психическая динамика
Задать вопрос