Понятие недействительного гражданско-правового договора | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 31 октября, печатный экземпляр отправим 4 ноября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №37 (327) сентябрь 2020 г.

Дата публикации: 11.09.2020

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Пьявчук, К. С. Понятие недействительного гражданско-правового договора / К. С. Пьявчук. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 37 (327). — С. 70-72. — URL: https://moluch.ru/archive/327/73519/ (дата обращения: 20.10.2020).



Количество судебных разбирательств о признании договоров недействительными в последнее время увеличилось, что приводит к нестабильности гражданского оборота.

Легальное определение понятия недействительного договора в действующем законодательстве отсутствует, однако, в общих положениях гражданского права содержатся более общие понятия, такие как определение оспоримой и ничтожной сделок, которые впервые нашли определение в действующем Гражданском законодательстве Российской Федерации [10] (далее — ГК РФ).

До принятия ГК РФ категория недействительных сделок в общем и недействительных договоров в частности находили отражение лишь в теоретических исследованиях, само деление недействительных сделок на оспоримые и ничтожные характерно для современного российского гражданского законодательства. Подобное разграничение недействительных сделок обусловлено стремлением законодателя учитывать потребности гражданского оборота, а также особенности различных видов гражданско-правовых сделок.

Несмотря на то, что нормы о делении недействительных сделок на оспоримые и ничтожные существует на законодательном уровне относительно длительное время, отдельные авторы считают, что такая дифференциация осложняет правовое регулирование в области недействительных договоров.

В современной науке гражданского права отсутствует разработанная теория учения о недействительных договорах, объясняющая их правовую природу, порядок и основания признания гражданско-правовых договоров недействительными, последствия признания гражданско-правового договора недействительным.

Сделка как институт гражданского права на сегодняшний момент получила достаточно широкое распространение, поскольку большая часть сфер жизнедеятельности субъектов гражданского права так или иначе связана с вопросами заключения, исполнения, расторжения тех или иных гражданских сделок. Следует отметить, что действующее законодательство устанавливает деление сделок на односторонние, двусторонние и многосторонние (последние принято называть договорами), следовательно, все научные изыскания в области недействительных сделок в полной мере можно распространять и на учение о недействительных договорах (с учетом, однако, из особенностей).

Тем не менее, следует отметить, что не всегда договоры между участниками гражданского оборота заключаются с соблюдением требований действующего законодательства, в связи с чем, уровень судебных дел о признании договоров недействительными на сегодняшний день достаточно высок.

Несмотря на общую тенденцию совершенствования гражданского законодательства, а также модернизации института недействительности сделок, на сегодняшних день ряд проблем в указанной сфере гражданских отношений остается не решенными.

Так, например, одним из спорных положений гражданского законодательства является определение сделки и определения сущности недействительной сделки. Традиционно, сделка представляет собой правомерные действия физических и юридических лиц, направленные на возникновение, изменение и прекращение гражданских правовых отношений (или гражданских прав и обязанностей) [9]. Что касается недействительных сделок, современное гражданское законодательство устанавливает, что под ними понимаются сделки, которые в силу своего не соответствия требованиям закона, не порождает каких-либо правовых последствий в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка), либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Подобные легальные определения представляются несколько размытыми.

В научной литературе рассматривается вопрос о необходимости отнесения недействительного договора к правонарушениям, либо признания ее сделкой. В большинстве случаев, изучение понятия недействительного договора сводится к решению вопроса о возможности признания его в качестве соответствующего юридического факта (т. е. конкретного жизненного обстоятельство, с которым законодатель связывает невозможность порождения правовых последствий, предусматриваемый участниками сделок).

Так, например, по мнению О. А. Красавчикова недействительная сделка (а, следовательно, и недействительный договор) представляет собой невозможность наступления юридических последствий, которые ожидали стороны соответствующей сделки при совершении действий, направленных на заключение сделки [4].

Д. Д. Гримм, в свою очередь, отмечает, что недействительная сделка (в том числе и ничтожная сделка) не может привести к тому правовому результату, которые стороны в нормальных условиях гражданского оборота, могли бы ожидать от сделки конкретного типа [5].

Интересной представляется позиция, высказанная Н. Растеряевым, который под недействительным договором понимает все случаи лишения гражданской сделки какой-либо юридической силы, пусть и не связанные с конкретными недостатками соответствующей гражданско-правовой сделки [6].

М. М. Агарков и вовсе, не относит недействительные сделки к категории гражданско-правовой сделки, поскольку они представляют собой недействительное волеизъявление участников гражданского оборота [2].

Подобный подход имеет определенную логику, поскольку договор представляет соглашение двух и более сторон, направленное на возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, которые, в свою очередь, должны носить правомерный характер.

Таким образом, недействительный договор, характеризуется несоответствием законодательным требованиям, следовательно, как не обладающие признаком правомерности не могут признаваться в качестве сделки, а относятся по своей правовой природе к разновидности противоправных действий [7].

Указанные позиции: «недействительный договор — разновидность сделки» и «недействительный договор — неправомерное действие» объединяются в достаточно интересной позиции, изложенной В. В. Шахматовым. Данный автор считает, что неправомерный договор является сделкой в силу формы волеизъявления сторон, своего содержания и направленности; в тоже время, поскольку несоответствие неправомерной сделки нарушает установленные требования закона, а, следовательно, нарушают правопорядок, то неправомерный договор является разновидностью деликта [8].

Таким образом, анализ различных точек зрения позволяет сделать вывод о неоднозначности правовой природы недействительного договора: по нашему мнению, признание недействительного договора правонарушением возможно в случаях, когда хотя бы один из ее участников был осведомлен о нарушении требований закона, но из корыстных побуждений не поставил в известность контрагентов, во всех остальных случаях, по нашему мнению, недействительный договор представляет собой разновидность гражданско-правовой сделки, которая в силу нарушения требований закона не порождает для сторон предполагаемых правовых последствий.

В российском гражданском праве отсутствует прямое закрепление в законе условий действительности договоров, однако на доктринальном уровне, как правило, выделяются следующие условия действительности договоров:

− соответствие закону (по содержанию и правовому результату, ожидаемому от заключенной сделки);

− надлежащий субъектный состав (наличие правосубъектности физического лица, соответствующая правоспособность юридического лица, наличие надлежащих полномочий на заключение конкретной сделки);

− соответствие воли и волеизъявления сторон на заключение сделок (при этом, по нашему мнению, воля представляет собой внутреннее желание на заключение сделки, в то время как волеизъявление представляет собой внешнее выражение воли субъекта на заключение сделки);

− надлежащая форма договора.

Литература:

  1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ (с изм. от 2 декабря 2019 г.) // Собрание законодательства РФ. — 2002. — № 46. — Ст. 4532; 2019. — № 49 (Ч. 5). — Ст. 6965.
  2. Агарков М. М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Советское государство и право. — 1946. — № 3–4. — С. 48–52.
  3. Ахметьянова З. А. Вещные права на имущество юридических лиц. — Казань: Издательство «Талигмат» ИЭУиП, 2001. — 231 с.
  4. Белов В. А. Учение о сделке в российской доктрине гражданского права (литературный обзор). — М.: Проспект, 2013. — 302 с.
  5. Гримм Д. Д. Основы учения о юридической сделке. — М.: Самиздат, 2007. — 609 с.
  6. Гутников О. В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. — М.: Бератор-Пресс, 2003. — 257 с.
  7. Киселев А. А., Недействительные сделки: проблемы составов, квалификации и правовых последствий. Монография / под. ред. профессора В. А. Рыбакова. — М.: ИГ «Юрист», 2014.- 294 с.
  8. Шахматов В. П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия / под. ред. В. А. Носова. — Томск.: Изд. томского университета, 2007. -321 с.
  9. Чесная П. В. К вопросу о понятии недействительной сделки в гражданском праве России // Вестник Московского университета МВД России. — 2015. — № 5. — С. 23–21.
  10. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: федеральный закон от 30 ноября 1994 г. №51-ФЗ (с изм. от 16 декабря 2019 г.) // Российская газета. – 1994. – 8 декабря; 2019. – 19 декабря.
Основные термины (генерируются автоматически): недействительный договор, сделка, гражданский оборот, действующее законодательство, договор, заключение сделки, недействительная сделка, ничтожная сделка, правовая природа, гражданско-правовая сделка.


Задать вопрос