Ананий Павлович Кузнецов — собиратель фольклора Оренбуржья | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Научная публицистика

Опубликовано в Молодой учёный №35 (325) август 2020 г.

Дата публикации: 01.09.2020

Статья просмотрена: 31 раз

Библиографическое описание:

Богданчикова, Е. С. Ананий Павлович Кузнецов — собиратель фольклора Оренбуржья / Е. С. Богданчикова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 35 (325). — С. 224-226. — URL: https://moluch.ru/archive/325/73434/ (дата обращения: 27.02.2021).



Кузнецов Ананий Павлович — это человек, который внес огромный вклад, собрал богатейший фольклорный, этнографический материал Оренбуржья и прилегающих областей. Помимо прочего, он был еще и писателем, публицистом, поэтом. В своих наблюдениях он исходил из того, что наш край, будучи регионом активного притока переселенцев, оказался необычайно интересным в этнографическом отношении, представляя собой как бы всю Россию в миниатюре. К сожалению, значительная часть собранного и созданного Кузнецовым материала не была опубликована. О деятельности Кузнецова писали Ю.Зобов, П.Краснов, В.Одноралов, А.Прокофьева, Т.Пузанева, Т.Судоргина, Г.Хомутов.

Кузнецов был первым, кто стал глубоко и разносторонне изучать русское крестьянство Оренбургского края, ведь вплоть до середины XIX века в центре внимания исследователей была этнография и культура «инородцев»: башкир, казахов, чувашей, мордвы и других, а русское население края практически не изучалось, хотя и составляло большинство населения. И это вполне объяснялось чертами русского менталитета: о себе потом, в последнюю очередь.

А. П. Кузнецов родился в Подгородней Покровке в октябре 1859 г. в семье крестьянина-кузнеца (отсюда и фамилия). После смерти жены отец Павел Федорович женился во второй раз. «Анисья Семеновна была хорошая женщина: пасынка и мужниных племянников она любила, как родных детей. Таким хорошим качеством она обладала, вероятно, потому, что была грамотная и религиозная женщина», — писал о своем детстве в третьем лице в автобиографии Кузнецов.

Когда «малютка Анаша» подрос, мачеха купила букварь и на досуге, как говорится, «ушивками-урывками» знакомила его с грамотой.

К десяти годам, когда Ананий Павлович остался без отца и без мачехи, дед определил его в Оренбург прислуживать в чайной. Деньги не платили, но кормили и одевали. Работа была не пыльной: Кузнецов подносил посетителям чай в чайниках.

Четыре года он провел в Оренбурге, прислуживая «по разным вертепам»: харчевням, трактирам, ренсковым погребам и другим заведениям. «Путоловская харчевня, или просто «Путоловка», — вспоминал позже Ананий Павлович, — представляла из себя в полном смысле слова трущобу. Здесь творилось все: и разгул, и разврат, и буйство, и грабеж, и мошенничество, и жульничество, и сбыт, и покупка краденых вещей, и тому подобные прелести. Здесь можно было встретить… всех друзей и врагов человечества, от которых без всякого затруднения можно было чему-либо научиться». Конечно, легче в таких условиях было научиться дурному, но Ананий Павлович упорно занимался самообразованием, выучил Закон Божий, четыре правила арифметики, изучал историю государства Российского, запоем читал художественную литературу [3].

В ренсковом погребе, где он был слугой по виноделию (помогал хозяину фальсифицировать виноградные иностранные и русские вина), А. П. Кузнецов познакомился с известным публицистом Семеном Михайловичем Пономаревым. После чего и осмелился выступить в литературе, на первый раз в качестве корреспондента газеты «Оренбургский листок».

Ананий Павлович долгое время книгоношествовал в Оренбургской, Самарской и Уфимской губерниях и Уральской области. Продавая книги, он, конечно же, сам их читал, занимаясь самообразованием на протяжении всей своей жизни. При этом им было собрано множество народных сказок, преданий, легенд, пословиц, поговорок. Одних только песен, преимущественно с голоса, Ананий Павлович записал более семисот. Большое внимание уделено им и играм, в которые играли в Оренбургском уезде. Благодаря А. П. Кузнецову сохранились описания таких игр, как «чижик», «козыбалки», «угольники, «сечка», «жгут» и многие другие. Это те игры, в которые играли и мои прапрадедушки и прапрабабушки, когда были маленькими. Трогательно представлять их не только взрослыми, умудренными опытом людьми, но и совсем детьми.

В деревнях, через которые пролегал маршрут книгоноши, он не упускал возможность побывать на игрищах, вечеринках, посиделках, свадьбах, гульбищах, крестинах, похоронах и поминках. Бывал в кабаках, трактирах, рабочих и промысловых артелях, часто оказывался среди бродяг и отъявленных негодяев, и тут же, на месте, записывал всё, что его интересовало.

С 1887 по 1897 г. Кузнецов обошел почти всю Оренбургскую губернию, посылая отовсюду корреспонденции в разные газеты с описанием быта крестьянского и казачьего населения [2]. Его собирательская деятельность основывалась на «чувстве местного патриотизма», «на желании сберечь старину для поучения молодым поколениям». Практика строилась на принципе личных наблюдений и контактов.

Значительная доля творчества Кузнецова – это настоящий труд профессионального журналиста. Его корреспонденции, очерки и эссе о быте и нравах наших земляков уходящего ХIХ и наступающего ХХ века печатались в дореволюционных изданиях: газетах «Оренбургский листок», «Оренбургская газета», «Степной край» и многих других.

Сам того не замечая, он становится «народным» корреспондентом. В своих корреспонденциях, очерках, этнографических зарисовках он никогда не “теплохладен”, в них всегда явно всё то, что он приветствует и любит, что осуждает, о чём тревожится, что огорчает его, чего он совершенно не принимает совестью и всем сердцем крестьянина-христианина. Его радует и благовременный дождь, и достаточный урожай, и достойные цены на плоды нелёгкого труда земледельца, и верный поступок доброго человека, и такое положение, в котором “труженик наш и хранитель” находит отдохновение, покой и защиту. Он холодеет сердцем, и явная боль сквозит сквозь его строки, описывающие беду, глупость сильных мира сего, произвол притеснителей с толстой мошной. Но чаще и больше всего его тревожат и огорчают слабости, глупости, заблуждения вековые самого крестьянина, селянина, кормильца земли русской, — главного героя его, вечного его подзащитного (каковым, впрочем, и сам он себя сознавал).

Ананий Павлович Кузнецов, выходец из глубин народа, рано познал тяготы крестьянской жизни, но сумел сохранить доброту, сострадание к чужому горю.

Мне же пела нужда горькая,

Пела весь мой век.

Как живет в нужде и мается

Бедный человек, -

писал о своей жизни Ананий Павлович [1].

«В течение двух лет я находился в борьбе за существование, в погоне за куском хлеба для своей семьи и для осиротевших детей (мальчика одиннадцати лет, девочки четырёх лет), оставшихся после умерших родственников. Сейчас переживаю новое горе, причинённое мне смертью другого родственника — двоюродного брата, оставившего почти без всяких средств шестерых детей при слабом здоровьишке матери (хотелось бы и этим сиротам помочь, да не знаю, хватит ли силы)», — сетовал он в письме П. В. Шейну.

В то же время везде и во всём надежда у него живёт: мы не обречены и достойны лучшей участи — «если люди вспомнят Бога и начнут жить в мире». В мире с самими собой, с соседями по жизни, в ладу со всем живым и неживым обиходом её…Такова была позиция Анания Павловича на протяжении всей его жизни.

А. П. Кузнецов – собиратель и хранитель наших национальных богатств, нашей национальной памяти. Благодаря его заметкам облик Оренбуржья прошлого столетия проще сейчас востановить. Ананий Павлович тщательно хранил собранный материал. Надеялся издать его частями или книгой. Но эта надежда не сбылась. Грянула революция, утвердилась новая народная власть, которую духовная жизнь народа не только не интересовала, она была ей глубоко принципиально враждебна. Работы таких собирателей, как Шейн, Афанасьев, были объявлены реакционными, великодержавными, национал-шовинистическими. Разумеется, такое же отношение заслуживало и творчество Кузнецова.

В феврале 1938 г. Ананий Павлович вместе со своим сыном Сергеем Ананьевичем были арестованы как враги народа. О дальнейшей их судьбе родственникам ничего не известно. Почти весь литературный архив А. П. Кузнецова после ареста был утрачен.

В 1989 г. А. П. Кузнецова полностью реабилитировали за отсутствием события преступления. После реабилитации краеведами, историками, архивистами, библиотекарями проделана огромная работа по собиранию и систематизации литературного наследия талантливого оренбургского самородка. В Оренбургских газетах стали печататься очерки, статьи, рассказы Анания Павловича, возвращая читателям утраченное имя. Некоторыми из этих публикаций мне довелось воспользоваться благодаря Геннадию Федоровичу Хомутову, который бережно хранит материалы, посвященные творчеству своего деда.

В наши дни труды Анания Павловича становятся доступными массовому читателю. В калужском издательстве «Золотая аллея» вышла в свет книга А. П. Кузнецова «Этнографические очерки», в которой собраны народные песни, детские игры, вечерки, засидки, очерки, посвященные вере и суеверию, описанию быта крестьян. В книге есть и биографические сведения, и письма Анания Павловича издателям.

Литература:

  1. Кузнецов А. П. Этнографические очерки/ по материалам архивов и периодических изданий (ХIХ-ХХ вв.) / сост. Г. Ф. Хомутов; ред. И. А. Бехтерев-Калуга: Золотая аллея, 2007. -352с., ил.
  2. Сельский самородок Ананий Кузнецов // Вечерний Оренбург. — 2003. — 19 июня. — С. 8.
  3. Зобов, Ю. С. Знаток крестьянской жизни / Ю. С. Зобов // Историки и исследователи Оренбургского края: ист.-биогр. очерки / Ю. С. Зобов. — Оренбург: ОГПУ, 2007. — С. 313–325.
Основные термины (генерируются автоматически): Кузнец, Оренбург, очерк.


Задать вопрос