Правовое регулирование противодействия коррупции в сфере государственных и муниципальных закупок | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №35 (325) август 2020 г.

Дата публикации: 25.08.2020

Статья просмотрена: 85 раз

Библиографическое описание:

Голиков, И. В. Правовое регулирование противодействия коррупции в сфере государственных и муниципальных закупок / И. В. Голиков. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 35 (325). — С. 100-106. — URL: https://moluch.ru/archive/325/73305/ (дата обращения: 26.01.2022).



Актуальность выбранной темы обусловлена увеличением числа коррупционных составляющих в сфере закупок и необходимостью совершенствования нормативных правовых актов, регулирующих деятельность в контрактной системе. Целью исследования является изучение различных аспектов регулирования противодействия коррупции в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд.

Ключевые слова: коррупция, коррупционное поведение, государственная закупка, контракт, закон, власть, конфликт интересов, противодействие коррупции.

Государственные (муниципальные) закупки характеризуются, прежде всего, тем, что товары, работы и услуги оплачиваются за счет средств налогоплательщиков, которые сосредоточены в соответствующих бюджетах и внебюджетных фондах.

Согласно действующему законодательству, государственные (муниципальные) закупки представляют собой совокупность действий, осуществляемых в установленном порядке заказчиками и направленных на обеспечение государственных или муниципальных нужд. Ресурсы любых государственных учреждений всегда ограничены. Поэтому при составлении бюджета целесообразно учитывать приоритетные направления, которые представляют стратегические цели и задачи государственной бюджетной политики. В связи с этим, недопустимо неэффективное функционирование системы государственных (муниципальных) закупок, которое оказывает существенное воздействие на экономическую безопасность страны, поставку товаров, выполнение работ или оказание услуг для государственных и муниципальных нужд. Выбор поставщика (подрядчика, исполнителя), для исполнения контракта осуществляются посредством аукционов, конкурсов, запросов котировок, запросов предложений, а также напрямую у единственного поставщика.

Первые попытки миминизировать угрозу коррупции и сговоров на торгах предпринимались еще в 18 веке. Именной указ «О воспрещении взяток и посулов и о наказание за оное» от 24.12.1714, Именной указ Сената «Об обязанности подрядчиков объявить Правительствующему Сенату, какие они подряды имеют или имели с казенными местами на поставку провианта и всяких товаров и припасов». Реализация данных указов позволила навести порядок в процессе обеспечения государственных нужд. По сути, Канцелярия Сената стала получать информацию о государственных подрядах и о финансовых расходах из двух независимых источников (представители государственного заказчика на местах — Губернии и Канцелярии и от поставщиков и подрядчиков). Сравнение полученных отчетов от заказчиков на местах с информацией, представленной поставщиками и подрядчиками, становилась основанием для выездных проверок и принятия решений в соответствии с Указами Сената. [8].

В XVIII в. приняты следующие правовые акты, регулирующие государственные поставки и подряды:

– в 1719 г. Инструкция генерал-кригс-комиссару содержащая положения по поставкам провианта и амуниции для военного ведомства,

– п. 15 Регламента Адмиралтейства и верфи 1721 г. определял, «каким образом подрядчиков сыскивать и с ними договариваться»,

– в 1732 г. Принят регламент Камер-коллегии,

– в 1758 г. Регул провиантского правления,

– ст. 18 Учреждения о губерниях передавала функцию проведения торгов во вновь созданную Казенную палату. [7]

В 1900 г. принято Положение о подрядах и поставках детально регулирующее отношения в сфере государственных закупок. Определены виды торгов, порядок их проведения, установлен источник публикации объявлений о вызовах к торгам.

Необходимо отметить, что в рассматриваемый исторический период, так же, как и в настоящее время, существует проблема, связанная с проявлениями коррупции и других злоупотреблений со стороны должностных лиц, осуществляющих деятельность в рассматриваемой сфере. Одной из мер противодействия таким проявлениям являлось установление строгой юридической ответственности за правонарушения. Так, в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных от 15 августа 1845 г. было предусмотрено специальное отделение «О противозаконных поступках чиновников при заключении подрядов и поставок, приеме поставленных в казну вещей и производстве публичной продажи». В нем содержались запреты, в том числе на нарушение общих правил проведения открытых торгов, и предусматривались суровые наказания. [5]

В советский период отношения в сфере конкурентных закупок вытесняются с рынка. Проведенная в России индустриализация и коллективизация укрепили государственный сектор экономики. Плановое руководство хозяйственными связями вытеснило частные структуры из сферы экономики. Система плановой экономики производства и централизованного распределения ресурсов не предусматривала конкуренцию производителей.

Менталитет отдельной части населения, как в царское время, так и после революции, не изменился — присвоение чужого имущества и финансов, использование служебного положения для обогащения продолжались. В целях минимизации подобных негативных явлений был принят Декрет СНК от 08.05.1918 «О взяточничестве» [9].

Основным документом, регулирующим порядок осуществления государственных закупок в современной России, стал указ Президента Российской Федерации от 08.04.1997 № 305 «О первоочередных мерах по предотвращению коррупции и сокращению бюджетных расходов при организации закупки продукции для государственных нужд» (далее — Указ № 305).

К недобросовестным действиям поставщиков пункт 21 Положения об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд относил действия, которые выражаются в том, что поставщик, представивший заявку на участие в торгах (конкурсе), предложение, оферту или котировку, прямо или косвенно предлагает, дает либо соглашается дать любому настоящему или бывшему должностному лицу (служащему) заказчика либо другого государственного органа вознаграждение в любой форме (предложение о найме или какая-либо другая услуга либо материальное вознаграждение) в целях оказания воздействия на проведение процедуры по размещению заказов на закупки продукции для государственных нужд, совершения иного действия, принятия решения или применения какой-либо процедуры заказчиком. Заказчик в случае установления им указанных действий поставщика отстраняет его от участия в процедуре по размещению заказов. Информация об этом и мотивы принятого решения указываются в протоколе процедур закупок продукции и незамедлительно сообщаются поставщику.

В дальнейшем был принят Федеральный закон от 6 мая 1999 г. № 97-ФЗ «О конкурсах на размещение заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд» (далее — Закон о конкурсах). Указом № 305 предусмотрено, что утвержденное им Положение действует до вступления в силу федерального закона об организации торгов на закупку товаров, работ и услуг для государственных нужд. После принятия Закона о конкурсах заказчики придерживались двух точек зрения по вопросу о действии Положения, утверждённого Указом № 305. Одни заказчики посчитали Закон о конкурсах именно тем законом, который упоминается в Указе № 305, и соответственно Положение об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд утратившим силу, другие выразили прямо противоположное мнение о том, что данное Положение следует считать действующим.

Судебная практика признавала положение действующим, суды обосновывали свою позицию тем, что Закон о конкурсах не регулирует внеконкурсные способы размещения заказов, а также отношения по размещению заказов на региональных и муниципальных уровнях. [5]

В. В. Кикавец справедливо указывает, что, преследуя цели повышения эффективности государственных закупок, законодатель сознательно или неосознанно исключил из Закона о конкурсах закупки для нужд субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, что создало благоприятную почву для формирования отдельной правовой регламентации на региональном и муниципальном уровнях. [9]

К началу 2005 года начата реформа процесса государственных закупок, ознаменованная принятием Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ (далее — Закон № 94-ФЗ). Закон № 94-ФЗ являлся основополагающим нормативным правовым актом, регламентирующим гражданско-правовые, процедурные вопросы закупок, систематизировал законодательство Российской Федерации о государственных закупках. В Закон № 94-ФЗ включены нормы направленные на противодействие коррупции в сфере государственных и муниципальных закупок. Например, введена ответственность конкретного должностного лица за утверждение документации о закупке и обоснование начальной (максимальной) цены контракта. Установлен закрытый перечень требований к участникам. Закон № 94-ФЗ обеспечил переход на закупки способом открытого аукциона в электронной форме. Электронные аукционы доказали свою эффективность как средство от сговора и инструмент достижения конкурентной среды при заранее заданном качестве. Установлено требование о неизменности заключенных контрактов.

Вместе с тем, реформа системы госзаказа, начало которой было положено принятием Закона 94-ФЗ, еще не завершена и требовался ряд законодательных изменений, направленных на решение остающихся проблем для комплексного совершенствования данной системы. В результате продолжающейся реформы госзаказа, был принят Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» от 05.04.2013 № 44-ФЗ (далее — Федеральный закон № 44-ФЗ) [4].

Текст Федерального закона № 44-ФЗ насчитывает 114 статей, в которых установлены новые права и обязанности заказчиков, в том числе обязанности по нормированию, планированию и обоснованию закупок, предоставлена возможность в одностороннем порядке расторгать контракты. Федеральный закон № 44-ФЗ регулирует отношения в том числе направленные на предотвращение коррупции в сфере госзакупок [4]. Федеральный закон № 44-ФЗ установил четкий перечень требований к участникам закупок, здесь строго определены условия допуска и отказа в допуске к участию в аукционах и конкурсах и других способах определения поставщика. Распространение электронной формы на все конкурентные закупочные процедуры, значительно снижает риск коррупционного поведения. Однако, даже при жестком регулировании контрактной системы в сфере закупок, в настоящее время остается проблема коррупции в сфере закупок, которая распространена в реальной жизни и представляет существенную угрозу экономической безопасности страны.

Вместе с тем, ряд норм Федерального закона № 44-ФЗ содержат коррупциогенные факторы.

Например в соответствии с частью 6 статьи 34 Федерального закона № 44-ФЗ в случае просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств (в том числе гарантийного обязательства), предусмотренных контрактом, а также в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом, заказчик направляет поставщику (подрядчику, исполнителю) требование об уплате неустоек (штрафов, пеней). Обязанность заказчика считается выполненной с момента направления поставщику (подрядчику, исполнителю) требования об уплате неустоек (штрафов, пеней). В случае если поставщиком (подрядчиком, исполнителем) проигнорировано данное требование в законе отсутствует обязанность заказчика обращаться в суд с требованием о взыскании неустоек (штрафов, пеней). Таким образом заказчик может избирательно подходить к поставщикам (подрядчикам, исполнителям) при нарушении обязательств, предусмотренных контрактом.

В соответствии с частью 8 статьи 31 Федерального закона № 44-ФЗ комиссия по закупкам вправе проверять соответствие участников закупок требованиям, указанным в пунктах 3–5, 7–9, 11 части 1 статьи 31 Федерального закона № 44-ФЗ, несмотря на то, что данные требования являются едиными для всех участников закупок. Таким образом у комиссии по закупкам отсутствует обязанность проверять участников закупок на отсутствие между участником закупки и заказчиком конфликта интересов, под которым в Федеральном законе № 44-ФЗ понимаются случаи, при которых руководитель заказчика, член комиссии по осуществлению закупок, руководитель контрактной службы заказчика, контрактный управляющий состоят в браке с физическими лицами, являющимися выгодоприобретателями, единоличным исполнительным органом хозяйственного общества (директором, генеральным директором, управляющим, президентом и другими), членами коллегиального исполнительного органа хозяйственного общества, руководителем (директором, генеральным директором) учреждения или унитарного предприятия либо иными органами управления юридических лиц — участников закупки, с физическими лицами, в том числе зарегистрированными в качестве индивидуального предпринимателя, — участниками закупки либо являются близкими родственниками (родственниками по прямой восходящей и нисходящей линии (родителями и детьми, дедушкой, бабушкой и внуками), полнородными и неполнородными (имеющими общих отца или мать) братьями и сестрами), усыновителями или усыновленными указанных физических лиц. Под выгодоприобретателями понимаются физические лица, владеющие напрямую или косвенно (через юридическое лицо или через несколько юридических лиц) более чем десятью процентами голосующих акций хозяйственного общества либо долей, превышающей десять процентов в уставном капитале хозяйственного общества. Изучая углубленно данную тему, стоит отметить, что если существует конфликт интересов, то данная проблема является явной благотворной почвой для развития коррупционных действий в любых сферах, включая государственные (муниципальные) закупки. Конфликт интересов часто является значительным обстоятельством, благоприятствующим распространению коррупции в сфере государственных закупок.

В соответствии частью 14 статьи 83.2 Федерального закона № 44-ФЗ в случае, если победитель электронной процедуры признан уклонившимся от заключения контракта, заказчик вправе заключить контракт с участником такой процедуры, заявке которого присвоен второй номер. Этот участник признается победителем такой процедуры, и в проект контракта, прилагаемый к документации и (или) извещению о закупке, заказчиком включаются условия исполнения данного контракта, предложенные этим участником.

Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» [3] (далее — Закон № 273-ФЗ) устанавливает понятия «коррупция», «предупреждение коррупции» и др. Обеспечение добросовестности, открытости, добросовестной конкуренции и объективности при осуществлении закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд является одним из основных направлений деятельности государственных органов по повышению эффективности противодействия коррупции пункт 12 статьи 7 Закона № 273-ФЗ. Вызывает интерес название статьи 7 Закона № 273-ФЗ, а именно почему направления деятельности по повышению эффективности противодействия коррупции относятся только к государственным органам? В соответствии с пунктом 2 статьи 1 Закона № 273-ФЗ противодействие коррупции — это деятельность федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, институтов гражданского общества, организаций и физических лиц в пределах их полномочий. Понятие противодействия коррупции — это деятельность государства, органов местного самоуправления, гражданского общества, организаций и граждан в пределах их полномочий, а направления деятельности по повышению эффективности противодействия коррупции относятся только к государственным органам.

Необходимо отметить, что Федеральный закон № 44-ФЗ распространяется только на обеспечение государственных и муниципальных нужд. В России также с 1 января 2012 года действует Федеральный закон от 18 июля 2011 г. № 223-Ф3, нацеленный на обеспечение единства экономического пространства, создание условий для своевременного и полного удовлетворения потребностей отдельных видов юридических лиц, перечисленных в части 2 статьи 1 указанного Закона. Таким образом, сфера закупок в Российской Федерации разделена между двумя федеральными законами, один из которых регламентирует обеспечение государственных и муниципальных нужд, а другой — является «рамочным» законом и устанавливает положение о закупке в качестве основного документа, определяющего закупочную деятельность юридического лица, разрабатываемого и утверждаемого им самим.

Следует заметить, что Федеральный закон № 44-ФЗ является одним из самых часто изменяемых федеральных законов, действующих в России. К примеру, на протяжении 2018 года № 44-ФЗ претерпел изменения 8 раз. Основной целью изменений является совершенствование контрактной системы и устранение возможности возникновения коррупции в ней. Наряду с указанным Законом действует огромное количество подзаконных нормативно-правовых актов, регулирующих контрактную систему в сфере закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд. [10, С.110] Изменения в Федеральный закон № 44-ФЗ должны быть системными, иметь научное обоснование и приниматься на основании разработанной научно-правовой концепции.

Помимо названных законов, ряд антикоррупционных мер в сфере государственных закупок содержит Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» [2] например пункт 4 части 1 статьи 17 запрещает участие организаторов торгов, запроса котировок, запроса предложений или заказчиков и (или) работников организаторов или работников заказчиков в торгах, запросе котировок, запросе предложений, а также ведомственные, территориальные и отраслевые программы по противодействию коррупции.

Следует отметить, что на данный момент существуют отдельные методические рекомендации, направленные на профилактику коррупции со стороны госслужащих, например: «Организация антикоррупционного обучения», разработанные Российской академией народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Главной негативной проблемой, которую мы можем проследить — возрастание бюджетных расходов из-за отсутствия конкуренции на торгах, так как в условиях реальной конкуренции на торгах затрата бюджета становится меньше. В результате отсутствия конкуренции возникают вытеснения добросовестных компаний, которые предоставляют свои услуги дешевле и выполняют работу качественнее, которые также сократили бы затраты и сэкономили бы государственный бюджет в разы.

Существует ряд признаков, определяющих закупки с коррупционной составляющей: необоснованно низкая или наоборот высокая начальная (максимальная) цена контракта, невозможные сроки выполнения работ, объединение нескольких несвязанных лотов в один, невнятное техническое задание, отсутствие здравого смысла в закупке, некорректное толкование результатов конкурса в пользу определенного поставщика, заведомо некорректное внесение данных в Единую информационную систему (ЕИС) и другие.

Также представляет особый интерес осуществление антикоррупционного контроля в сфере закупок.

Так, в Федеральном законе № 44-ФЗ предусмотрены три разновидности антикоррупционного контроля: ведомственный контроль, производимый ФАС России, внутренний контроль со стороны заказчика, а также, общественный контроль со стороны граждан, их объединений и юридических лиц.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что посредством Федерального закона № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» государство приняло эффективные меры по противодействию коррупции в контрактной системе в сфере закупок, обеспечив их прозрачность и объективность, следовательно должный уровень экономической безопасности в стране.

В качестве субъекта контрольной деятельности в сфере противодействия коррупции следует особо отметить органы прокуратуры. В этой связи Генеральный прокурор РФ в Приказе от 29 августа 2014 г. № 454 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии коррупции» особо обратил внимание на необходимость проверки соблюдения законодательства в контрактной сфере на системной основе и принятия исчерпывающих мер превентивного характера для обеспечения прозрачности и эффективности деятельности в сфере закупок, тем самым дополнительно обеспечив соблюдение прав участников закупок в сфере реализации государственных и муниципальных контрактов силами прокурорского надзора. Прокурорский надзор за соблюдением прав предпринимателей в сфере реализации государственных и муниципальных контрактов по-разному соотносится с прочими направлениями деятельности отечественной прокуратуры. Более тесна его связь с участием в рассмотрении дел судами, прокурорским административным преследованием, профилактикой коррупции, мониторингом правотворческой и правоприменительной среды, а также рассмотрением и разрешением обращений [11].

Статья 9 Закона о прокуратуре [1] возлагает на прокуроров обязанность участвовать в правотворческой деятельности. Согласно Приказу Генерального прокурора РФ № 144 от 17 сентября 2007 «О правотворческой деятельности органов прокуратуры и улучшения взаимодействия с законодательными (представительными) и исполнительными органами государственной власти и органами местного самоуправления», одним из основных элементов правотворческой деятельности прокуратуры служит правовой мониторинг состояния законодательства и правоприменительной практики в сфере реализации государственных и муниципальных контрактов. Мониторинг представляет собой одно из эффективных информационно-аналитических средств повышения качества надзорной и иной прокурорской деятельности.

К примеру, в результате проведенного органами прокуратуры г. Стрежевого Томской области мониторинга было выявлено нарушение сроков направления в уполномоченный на ведение реестра контрактов орган сведений о приемке и оплате товаров, работ, услуг в рамках контрактов, исполненных в 2017 г., что повлекло за собой нарушение имущественных прав подрядчиков — индивидуальных предпринимателей, выразившееся в несвоевременном получении оплаты за проведенные работы. Виновный в данном нарушении директор МОУ «СОШ № 3» был привлечен к административной ответственности по части 2 статьи 7.31 КоАП РФ.

Следует отметить, что контрактная система в сфере закупок привлекает огромное количество недобросовестных участников, желающих получить незаконную прибыль, используя пробелы и недочеты в нормативно-правовой базе контрактной системы в сфере закупок. Построен целый бизнес, который использует определенные методы деятельности, позволяющие выигрывать закупку, практически без снижения начальной стоимости. К основным недобросовестным методам относятся: антиконкурентные соглашения, договорённости между участниками закупки, договорённости с заказчиками закупок. Появились так называемые «профессиональные жалобщики», занимающиеся подачей жалобы с целью получения денежного вознаграждения. Такой бизнес работает на основе несовершенства нормативно-правовой базы контрактной системы в сфере закупок, плохого контроля, низкой ответственности и бессовестного отношения отдельных служащих к своей работе.

Рассмотрим наиболее распространенные коррупционные схемы, а также возможные пути предотвращения их реализации. Первый способ достижения незаконной прибыли — это антиконкурентное соглашение или, в простонародье, схема «таран», используемая при проведении электронных аукционов. Цель такой схемы состоит в получении закупки участником электронного аукциона по начальной (максимальной) цене контракта. Достигается она путем имитации конкурентной борьбы при проведении торгов участниками аукциона, которые вступили в сговор между собой. Первый участник, который решил выиграть аукцион, делает небольшой шаг при проведении торгов, как правило, 0,5 % от начальной (максимальной) цены контракта. В дальнейшем в торги вступают оставшиеся два участника схемы «таран» и делают огромное снижение начальной (максимальной) цены контракта, имитируя конкуренцию между собой. Все остальные участники закупки, которые не знают о сговоре и желают поучаствовать в проведении торгов, наблюдая за быстрым снижением начальной (максимальной) цены контракта при проведении торгов, отказываются от участия, так и не сделав шаг на аукционе в виду экономической нецелесообразности победы в закупке с низкой начальной (максимальной) ценой контракта. В дальнейшем при рассмотрении вторых частей заявок первые два участника сговора отклоняются аукционной комиссией из-за документов, не соответствующих требованиям Федерального закона № 44-ФЗ и победителем аукциона признаётся третий участник сговора, снизивший начальную (максимальную) цену контракта на 0,5 %. В результате, контракт заключается практически по максимальной цене.

Второй способ извлечения незаконной прибыли — картельный сговор. Он заключается в договорённости между участниками закупки о победителе каждой конкретной закупки, в которой есть заинтересованность участников сговора. Как правило, такой способ используется в закупках с большой начальной (максимальной) ценой контракта. Здесь каждый участник сговора выигрывает закупку по начальной (максимальной) цене контракта либо с небольшим снижением цены без конкуренции и экономии бюджетных средств.

Третий способ незаконного заработка используют так называемые «профессиональные жалобщики» или «киллеры госзаказа». Это фиктивные участники закупок, которые анализируют закупку, находят проблемные, по их мнению, моменты в документах закупки, и подают жалобу в Федеральную антимонопольную службу (далее — ФАС России). [8, С.104] Данные жалобщики работают по заказу недобросовестных участников закупки, получая за это денежное вознаграждение, либо самостоятельно в качестве «шантажистов», используя два метода: а) вымогают деньги напрямую с заказчика в обмен на отказ от жалобы или отзыв уже поданной жалобы, б) связываются с заказчиком и предлагают сделать «идеальную» закупку, а затем, в случае отказа заказчика, подают на него жалобу. В 2019 году ФАС России рассмотрела 66 тысяч жалоб, из которых только 29 тысяч жалоб были признаны обоснованными, что говорит о большом объёме жалоб, поданных от «киллеров госзаказа».

Для решения вышеуказанных проблем предлагаются определенные меры. Для борьбы с картелями, в том числе с участниками схемы «таран», ФАС России разработала «антикартельный» пакет законопроектов (№ 848392–7, № 848246–7, № 848369–7). Цель законодательных поправок — наладить взаимодействие антимонопольного органа с МВД России и ФСБ России, а также расширить инструментарий ФАС России при расследовании картельных соглашений и усилить административную и уголовную ответственность участников подобных сговоров. Для борьбы с «профессиональными жалобщиками» и более качественного исполнения контрактов ФАС России предлагает ввести предварительную квалификацию для подтверждения опыта компании. Например, чтобы участник закупки уже исполнял контракт на сумму не менее чем 20 % от начальной (максимальной) цены контракта, на который он претендует. Квалификация может быть универсальной, т. е. без учета того, на каком рынке работала компания, и специальной. Универсальная предквалификация поможет в борьбе с профессиональными жалобщиками путем предоставления возможности подачи жалобы только компании с предквалификацией. Чтобы получить специальную предквалификацию, компания должна выполнить работы или поставить товар хотя бы на 20 % начальной цены аналогичного контракта. Таким образом, специальная предквалификация должна помочь в обеспечении более качественного исполнения контракта.

Задачи, которые ставит борьба с коррупцией в сфере государственных и муниципальных закупок сложны и многогранны, и мы находимся только в начале пути их решения.

Литература:

  1. Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 20 февраля 1992 г., N 8, ст. 366
  2. Федеральный закон от 26.07.2006. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» // Собрание законодательства РФ от 31.07.2006. № 31 (часть I) ст. 3434
  3. Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ (ред. от 30.10.2018) «О противодействии коррупции» // Собрание законодательства РФ. 29.12.2008. № 52 (ч. 1). Ст. 6228.
  4. Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (по сост. на 31.12.2014) // Собрание законодательства РФ. 08.04.2013. N 14. Ст. 1652
  5. Белов В. Е. Поставка товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд: правовое регулирование — М.: Норма: ИНФРА-М, 2011. — 304 с.
  6. Буланова В. А., Чернета Е. А. Антикоррупционный механизм в контрактной системе государственных закупок // В сборнике: актуальные вопросы юриспруденции. сборник статей II Международной научно-практической конференции. Пенза, 2020. С. 307–310.
  7. Гончаров Е. История торгов в России // Конкурсные торги. 1998. № 8. С. 39–44, № 10. С. 32.
  8. Казакова Е. Б., Шишкова А. Ю. Проблемы заключения и ведения государственных контрактов // Наука. Общество. Государство. 2019. Т. 7. № 3 (27). С. 104–110.
  9. Кикавец В. В. История правового регулирования государственных закупок в России. Финансовый аспект Монография — М.: ООО «Проспект», 2019. — 239 с.
  10. Ланцова В. В., Лошаков А. С., Скляренко Р. П. Противодействия коррупции в сфере государственных закупок — актуальные вопросы и предупредительные меры // В сборнике: Современные проблемы обеспечения экономической безопасности хозяйствующего субъекта. Сборник научных статей по итогам межвузовской конференции. 2019. С. 110–115.
  11. Мариничева А. Ю. О соотношении прокурорского надзора за соблюдением прав предпринимателей в сфере реализации государственных и муниципальных контрактов с иными функциями и направлениями деятельности российской прокуратуры // Уголовная юстиция. 2020. № 15. С. 81–88.
Основные термины (генерируются автоматически): сфера закупок, цена контракта, контрактная система, закупка, противодействие коррупции, Российская Федерация, нужда, ФАС России, проведение торгов, размещение заказов.


Задать вопрос