Влияние экстремистской деятельности на внутренние политические процессы в Республике Татарстан | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №35 (325) август 2020 г.

Дата публикации: 25.08.2020

Статья просмотрена: 121 раз

Библиографическое описание:

Сальников, А. В. Влияние экстремистской деятельности на внутренние политические процессы в Республике Татарстан / А. В. Сальников. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 35 (325). — С. 147-151. — URL: https://moluch.ru/archive/325/73288/ (дата обращения: 16.01.2022).



В данной статье автором рассматривается влияние проявлений экстремизма на территории Республики Татарстан, что предпринимали в ответ на экстремистскую деятельность республиканские власти, как менялось законодательство Татарстана в сфере противодействия экстремизму. Помимо этого в статье рассмотрены основные факторы роста экстремизма на территории республики, уделено особенное внимание законам, затрагивающим проблематику экстремизма в Татарстане, приведена официальная статистика, по которой наглядно можно проследить динамику количества преступлений экстремистской направленности и наконец, приведены предполагаемые причины, которые способны послужить вызовами для внутренних политических процессов республики. Актуальность данной тематики обусловлена тем обстоятельством, что от процесса трансформации общества мусульман в Татарстане, который является для России принципиально значимым субъектом, а также имеющий многообразный этноконфессиональный состав населения, будет зависеть судьба всех граждан, исповедующих ислам на территории России.

Ключевые слова: экстремизм, Татарстан, противодействие, профилактика, региональные власти, религиозный экстремизм, национальный экстремизм.

Республика Татарстан всегда была для России достаточно сложным субъектом. Всё более увеличивающаяся активность проявлений экстремизма в Российской Федерации в общем и в Республике Татарстан в частности, обуславливает актуальность рассмотрения их влияния на внутренние политические процессы республики, а также результативность ответных действий региональных властей на эти выпады.

Большая часть населения Татарстана в недостаточной степени понимает, что такое экстремизм, а это является следствием больших пробелов как в реализации мер, указанных в нормативно-правовых актах в сфере противодействия экстремизму, так и неполная включённость государственных органов и органов местного самоуправления в вопросы предупреждения и профилактики экстремизма, а также и поверхностное использование институтов гражданского общества [1, с.78]. Помимо вышеперечисленного, в Татарстане экстремизмом могут признать и посты в интернете, выступления за возврат в школы необходимое количество часов по русскому языку, в результате чего в список экстремистов попали заметные фигуры — профессор А. Салагаев, борцы с экстремизмом Р. Сулейманов и А. Овчинников.

Присутствие межрелигиозного состава населения Татарстана влияет на самоидентификацию индивидов, то есть когда принадлежность к той или иной конфессии также подтверждает принадлежность к определённой национальности. В Татарстане имеют место одновременно две формы проявления экстремистской деятельности — этнической и языковой направленности, постепенно отходящие от религиозной составляющей, которые стали всё активнее проявляться у двух многочисленных национальных групп в республике — у татар и русских, что является результатом не совсем корректной политики региональных властей республики в образовательной сфере. Так, известно, что властями Татарстана поддерживается политика ассимилирования кряшенов (православных татар). Здесь же можно привести и скандальный случай со спичем в 2018 году вице-премьером — министром образования республики Р. Бургановым, который был отправлен на проверку на экстремизм в прокуратуру, о борьбе с родителями-татарами, поддерживающими ликвидацию «принудиловки» по татарскому языку. Тем не менее, руководители республики отрицают обширное распространение экстремизма [2].

Далее рассмотрим факторы роста экстремизма в республике. Первым фактором является стремительный рост граждан из северокавказского региона и выходцев из стран Средней Азии и Азербайджана, которые возмущены чистками властями республики приходов и местного духовенства, умноженными на их маргинальный статус, что их приводит к вступлению в экстремистские группировки. Также сюда можно добавить граждан, приезжающих в крупные города из близлежащих посёлков, которые не смогли адаптироваться к городским условиям жизни.

Вторым фактором следует назвать рост числа мечетей в Татарстане и параллельный с этим процесс роста количества служителей, выезжающих за границу на получение образования в исламские религиозные учреждения, коренным образом отличающееся от того ислама, который исповедуется на территории республики. В качестве примера приведём служителя из Ливана Камаль аль-Занта, который работал якобы в целях благотворительности в Казани 20 лет, а оказался членом экстремистской организации «Ихван аль-Муслимун» (Братья-мусульмане) (признана террористической организацией, деятельность запрещена на территории РФ). И даже несмотря на то, что через некоторое время в Татарстане всё же появились свои религиозные учебные заведения, служители, получившие образование за границей, приобрели значительный авторитет, что стало подоплёкой к возникновению трений в духовных дискуссиях, причём выражающиеся в применении физической силы. В контексте второго фактора следует обратить внимание и на то обстоятельство, что Турция продолжает оставаться привилегированным стратегическим партнёром для республики, даже во время российско-турецкого кризиса в 2015–2016 годах. Даже учитывая процесс упразднения сети татаро-турецких лицеев с подачи структур из центра, в республике присутствует целое поколение управленцев, получивших образование под влиянием идей пантюркизма [3].

Третьим фактором следует считать влиятельный канал распространения идея экстремизма, такой как тюремные камеры и колонии, где происходит динамичная вербовка рекрутов к идеям ваххабизма, салафизма и других экстремистских течений.

Четвёртым фактором можно выделить молодёжь, у которой ещё не полностью сформировались конкретные взгляды на реальность, которая ещё воспринимается только в «чёрно-белом» формате, а также не прошёл максимализм и нигилизм. С этой аудиторией вербовка происходит посредством сети Интернет, к которому у молодёжи свободный доступ, в том числе и к неблагоприятным данным.

В 2010-е года в Татарстане усилилась борьба против экстремистов, особенно после случаев в ноябре 2010 года, когда три преступника, которые обвинялись в покушении на главу отдела по городу Чистополь Центра противодействия экстремизму, в течение суток оборонялись в доме на краю деревни Новое Альметьево, которая находится в Нурлатском районе республики.

Реакция после такого происшествия была соответствующей: в Министерстве внутренних дел республики были уволены несколько начальников из Закамской зоны Татарстана. Однако этим дело не ограничилось — в Нурлате было закрыто медресе по требованию пожарных по официальной версии, однако в средствах массовой информации утверждалось, что подоплёкой закрытия медресе стало как раз происшествие в Нурлате [4].

Очень важным и переломным моментом стали теракты в июле 2012 года, когда убили зама муфтия республики В. Якупова, который по совместительству был начальником учебного отделения Духовного управления мусульман Татарстана и сильно ранили муфтия И. Фаизова, который преемственно пытался сохранить государственные интересы.

Благодаря этим двум событиям сложился конкретный общественно-политический запрос на улучшение мер борьбы с проявлениями экстремизма. В своём послании Госсовету по результатам 2012 года президент Татарстана Р. Минниханов определил увеличивающуюся важность религии, работе по популяризации классических духовных и нравственных традиций центральных конфессиональных организаций, формулировке непримиримости к любой экстремистской деятельности.

В октябре того же года при Казанском университете создали специализированный «Центр медиации, урегулирования конфликтов и профилактики экстремизма». На базе этого центра предполагалось создать образовательный курс по предупреждению экстремизма. Разработанный специалистами курс повышения квалификации начали реализовывать в процессе выполнения государственной целевой программы по предупреждению экстремизма на территории Татарстана на 2012–2014 годы для людей, которые осуществляют профилактику в сфере борьбы с проявлениями экстремизма в высших образовательных учреждениях [5].

Президент Татарстана Р. Минниханов в январе 2013 года издал приказ о формировании Совета республики по межэтническим и межрелигиозным взаимоотношениям и одновременно стал его председателем. Также в этот совет вошли председатель госсовета республики, вице-премьер правительства республики, министры, главы городов, а также духовные лидеры всех конфессий. Помимо этого, был упразднён духовный центр хизбутов «Аль-Ихлас» и депортированы иностранные священнослужители радикального толка.

Осенью того же года произошло несколько целенаправленных поджогов православных храмов в республике, была предпринята попытка обстрела завода «Нижнекамскнефтехим» самодельными ракетами.

Р. Миннихановым лично контролировались расследования этих случаев, которые расценивались как теракты. Мусульмане республики собрали и перечислили в епархию финансовые средства на реконструкцию церквей. Интересным и немаловажным мероприятием в Татарстане является проводимый с 2011 года декадник «Экстремизму нет», проходящий каждый сентябрь. Он направлен на то, что жители, и прежде всего молодёжь имели возможность глубже осознать миролюбивую суть исламской религии.

Следующее важное событие произошло в ноябре 2015 года, когда президент республики поставил свою подпись в указе о формировании Болгарской исламской академии в городе Болгар. Главной идеей её создания являлось восполнение пробелов в отсутствии специалистов, которые получили бы образование в отечественном исламском высшем учреждении.

Особое внимание уделяется заключенным с целью профилактики экстремизма, для которого колонии являются одними из самых удобных мест для распространения. Приведём более конкретный пример: в 2019 году свыше 70ти заключённых в одной из исправительных колоний Пестречинского района республики имели возможность задать свои вопросы главе Духовного управления мусульман К. Самигуллину во время проведения консультаций по предупреждению экстремизма, в процессе которых духовные лидеры динамично проводят конфессиональное обучение заключённых [6].

Теперь рассмотрим более подробнее региональные нормативно-правовые документы, так или иначе опосредующие все элементы цикла борьбы с проявлениями экстремизма, охватывающий и обнаружение с ликвидацией источников экстремизма, предостережение, подавление, разоблачение и исследование экстремистской деятельности, а также локализация последствий экстремизма.

Во 2 статье закона республики от 19 октября 1993 года № 1983-ХИ «О молодёжи и государственной молодёжной политике в Республике Татарстан» одной из целей в реализации политики в молодёжной сфере зафиксировано увеличение уровня межнациональной и межрелигиозной стабильности у молодёжи, предупреждение создания экстремистских молодёжных группировок на основании национальной или религиозной ненависти. В 6 статье того же закона предусмотрены поддержка и помощь молодёжи в сфере осуществления мер по предупреждению общественно-отрицательных проявлений среди молодых людей, это касается и экстремизма на этнической и религиозной основе [7, cт.215].

Актуальным и новаторским способом по профилактике экстремизма, поддержки межрелигиозной стабильности стали поправки в закон республики от 14 июля 1999 г. № 2279 «О свободе совести и о религиозных объединениях», которые зафиксировали преобладающее значение конфессиональных учреждений, которые зарегистрированы на территории Татарстана, в утверждении требований для претендентов на позиции духовных представителей [8, cт. 15].

Очень оперативной реакцией на покушение духовных священнослужителей республики в 2012 году стало принятие Постановления Госсовета Татарстана от 03 августа 2012 года № 2335-IV ГС «О состоянии и мерах по профилактике и противодействию религиозному экстремизму в Республике Татарстан», в которой подразумевается сотрудничество между ведомствами для обеспечения информативными данными, касающихся проявлений экстремизма, а также совокупность специальных мер, нацеленных на подавление прецедентов пропаганды экстремизма среди жителей и особенно молодёжи, препятствование деятельности, направленную на провокацию межэтнической и межрелигиозную ненависть. Помимо вышеуказанных мер, в постановлении упомянут непрерывное отслеживание этнонациональной и этнорелигиозной ситуаций в Татарстане, на базе комплексного анализа которых обнаруживаются отрицательные направленности, изучается их трансформация, формируются тезисы по улучшению нормативно-правовой базы республики, нацеленной на ликвидацию угроз вероятных проявлений экстремизма [9, cт.24].

В республике сформирована нормативная база для помощи людям и их организациям, которые принимают участие в сохранности общественного порядка и борьбы с экстремистской деятельностью, определившие возрастание важности институтов гражданского общества в данной области. Такая тенденция наглядно описана в 22 пункте Концепции государственной национальной политики в Республике Татарстан, где основополагающей целью является привлечение институтов гражданского общества и конфессиональных объединений в кампанию по совершенствованию межэтнического и межрелигиозного диалога, восстановлению института семьи, борьбе с экстремистской деятельностью, общественной и конфессиональной враждой. В числе данных объединений надлежит назвать «Общественный учебно-методический центр толерантности и профилактики экстремизма» и Всероссийское детско-юношеское общественное движение «Школа безопасности», способствующие в организации мероприятий, нацеленных на борьбу с экстремистской деятельность общественного, этнического и конфессионального характеров среди молодёжи.

В разработке нормативной базы для помощи людям, которые были завербованы под воздействием экстремистских идей, Татарстан имеет свой уникальный опыт. Законом Республики Татарстан от 13 октября 2008 года № 105-ЗРТ «О профилактике правонарушений в Республике Татарстан» в 14 статье пункте 2 подробно расписаны меры общественной помощи людям, на которых оказали воздействие экстремистские группировки, либо же религиозные секты [10, cт.1241].

Достойны упоминания и другие немаловажные документы регионального законодательства в сфере противодействия экстремизму: обновляющаяся подпрограмма «Профилактика терроризма и экстремизма в Республике Татарстан на 2014–2020 годы», утвержденная Постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 29 декабря 2016 года № 1047, где описана подробная характеристика экстремистской деятельности и иных преступных угроз в Татарстане; план мероприятий по реализации в 2017–2020 годах в Республике Татарстан стратегии противодействия экстремизму в Российской федерации до 2025 года).

Исходя из вышесказанного, на сегодняшний день в Татарстане сформировался уникальный региональный комплекс безопасности и защиты от опасности экстремизма. На базе нормативных актов республики, направленных на противодействие экстремизму, закрепляется институционально непосредственно сама эта деятельность. На территории Татарстана на данный момент сформировался цельный комплекс экспертных и консультационных органов, ключевым из которых продолжает оставаться Совет при Президенте Республики Татарстан по межнациональным и межконфессиональным отношениям. В данном понимании региональная нормативная база является организационным, соединяющим и направляющим параметром по отношению к борьбе с экстремизмом. Конечно, вопросы, связанные с комплектованием кадров, с координацией между ведомствами, работающими в области борьбы с экстремизмом, продолжают оставаться актуальными и не до конца решёнными. Для решения данных вопросов уделяется тщательное внимание образованию госслужащих для профилактики экспансии экстремизма.

Интересную тенденцию можно проследить в исследовании Р. Сулейманова, который утверждает, что практика противодействия экстремизму в Татарстане такова, что привлечение к ответственности за экстремистскую деятельность реализуется по принципу паритета национального баланса, то есть всех основных национальных групп, проживающих на территории Татарстана, а не конкретно какой-то одной из них. Главным лейтмотивом данной политики считается важность формирования в обществе атмосферы, где наглядно демонстрируется такая тенденция, как то, что последователями экстремизма могут быть представители любой народности. Помимо этого, благодаря этой политике формируется ощущение равноправия национальных «экстремизмов». По этим причинам региональные власти видят в борьбе с различными национальными и религиозными экстремизмами задаток этнической и конфессиональной устойчивости. Учитывая тот факт, что население в Татарстане представлено не только татарами, но и русскими, для властей очень принципиально, чтобы русские воспринимали их как лояльное руководство, построенное на уважении к ним. На основании данного обстоятельства руководство для повышения доверия со стороны населения всегда стремится продемонстрировать себя как представителя интересов всех этносов, проживающих на территории Татарстана, помимо татар, а потому имеется политический запрос на формирование из всех этносов республики в цельную гражданскую общность — татарстанцы [11].

Теперь обратим внимание на официальную статистику по преступлениям экстремистского и террористического характера за последние 3 года: за 2017 год, согласно отчёту министра внутренних дел Татарстана А. Хохорина, было выявлено 47 преступлений экстремистской направленности и 37 — террористического характера [12]. В 2018 году правоохранительными органами республики было выявлено 79 преступлений по экстремистским и террористическим статьям [13]. В 2019 году, по словам А. Хохорина, в Татарстане за преступления экстремистской направленности и террористического характера привлечено к ответственности 34 человека [14]. Как видим, заметна динамика уменьшения количества преступлений экстремисткой направленности.

Да, благодаря целому комплексу мер местным властям, не без помощи федерального центра, удалось разгромить экстремистское подполье. Но даже несмотря на это, в 2019 году опять возобновились протестные настроения по стране, которые не обошли Татарстан стороной. Поводами для этого стали повышение пенсионного возраста и низкая популярность властей. При этом именно в Татарстане эти настроения обрели радикальный характер — в столице республики были проведены митинги с призывом реализовать декларацию о государственной независимости Татарстана, возвратиться к Конституции 1992 года, полностью вернуть татарскую государственность [15]. Потому следует рассмотреть предполагаемые политические причины, которые могут стать вызовами и поводами для раскачки политической ситуации в Татарстане в 2020 году. Данный год будет для республики неким рубежом по многим актуальным вопросам — должны будут состояться выборы президента Татарстана. Должен будет вступить в силу пролонгированный для республики закон о наименовании глав субъектов федерации, согласно которому статус «президент республики Татарстан» будет аннулирован. Не последним событием станет всероссийская перепись населения, а для Татарстана это значит, что центральная власть снова попытается существенно снизить число татар на федеральном и республиканском уровнях, путём разделения татарской нации ещё на несколько более мелких этнических групп, что может послужить очередным поводом для протестных настроений [16]. Также свою лепту могут внести такие обстоятельства, как падение престижа федерального центра, пандемия COVID-19, из-за которой упали расценки на «чёрное золото» и соответственно, осложнилась финансовая ситуация в стране.

Итак, экстремизм является значимым вызовом для Татарстана, который всегда являлся показательным примером толерантного сосуществования представителей других национальностей, верований и культур. Несмотря на присутствие проблемных вопросов в сфере проявления на территории республики экстремистской деятельности, региональные власти смогли задать вектор поступательного противодействия, правового регулирования. а также профилактики экстремизма.

Литература:

  1. Гордеев Н. С. Региональная правовая политика в сфере противодействия религиозному экстремизму: современное состояние и перспективы совершенствования (на примере республики Татарстан) // Вестник Удмуртского университета. Серия экономика и право. 2016. Т.26. № 3. С. 78–87.
  2. Министра образования Татарстана проверят на экстремизм // EurAsia Daily // [Электронный ресурс] URL: https://eadaily.com/ru/news/2018/10/03/ministra-obrazovaniya-tatarstana-proveryat-na-ekstremizm (Дата обращения: 17.08.2020)
  3. Республика Татарстан. Выборы президента и экономическая ситуация// EurAsia Daily // [Электронный ресурс] URL: https://eadaily.com/ru/news/2020/02/28/respublika-tatarstan-vybory-prezidenta-i-ekonomicheskaya-situaciya (Дата обращения: 17.08.2020)
  4. Взяли в клещи. В Татарстане усиливают борьбу с экстремизмом // Благовест-Инфо // [Электронный ресурс] URL: http://blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=7&id=39695 (Дата обращения: 18.08.2020)
  5. Профилактика экстремизма в области межконфессиональных отношений в Татарстане // Poisk-ru // [Электронный ресурс] URL: https://poisk-ru.ru/s35023t15.html (Дата обращения: 18.08.2020)
  6. Муфтий Татарстана рассказал о профилактике экстремизма среди заключенных // Рамблер Новости // [Электронный ресурс] URL: https://news.rambler.ru/other/42819371-muftiy-tatarstana-rasskazal-o-profilaktike-ekstremizma-sredi-zaklyuchennyh/ (Дата обращения: 18.08.2020)
  7. Закон Республики Татарстан от 19.10.1993 № 1983-XII (ред. от 20.01.2014) «О молодежи и государственной молодежной политике в Республике Татарстан» // Ведомости Верховного Совета Татарстана. 1993. № 10. Ст. 215.
  8. Закон Республики Татарстан от 04.08.2012 № 64-ЗРТ «О внесении изменений в Закон Республики Татарстан «О свободе совести и о религиозных объединениях»» (принят Государственным Советом Республики Татарстан 03.08.2012) // Ведомости Государственного Совета Татарстана. 2012. № 8. Cт. 15
  9. Постановление Государственного Совета Республики Татарстан от 03.08.2012 № 2335-ГС «О состоянии и мерах по профилактике и противодействию религиозному экстремизму в Республике Татарстан» // Ведомости Государственного Совета Татарстана. 2012. № 8. Cт. 24
  10. Закон Республики Татарстан от 13.10.2008 № 105-ЗРТ (ред. от 24.07.2014) «О профилактике правонарушений в Республике Татарстан» (принят ГС РТ 10.09.2008) // Ведомости Государственного Совета Татарстана. 2008. № 10 (I часть). Ст. 1241.
  11. Раис Сулейманов: Этническая паритетность наказания за экстремизм в Татарстане и Башкортостане: причины, примеры, тенденции // Русская народная линия // [Электронный ресурс] URL: https://ruskline.ru/analitika/2017/10/02/etnicheskaya_paritetnost_nakazaniya_za_ekstremizm_v_tatarstane_i_bashkortostane_prichiny_primery_tendencii (Дата обращения: 19.08.2020)
  12. Об отчёте министра внутренних дел по республике Татарстан А. В. Хохорина о деятельности полиции за 2017 год // Кодекс // [Электронный ресурс] URL: http://docs.cntd.ru/document/543548864 (Дата обращения: 19.08.2020)
  13. В Татарстане в 2018 году выявили около 80 экстремистских и террористических преступлений // Рамблер Новости // [Электронный ресурс] URL: https://news.rambler.ru/other/41630483-v-tatarstane-v-2018-godu-vyyavili-okolo-80-ekstremistskih-i-terroristicheskih-prestupleniy/?utm_content=news_media&utm_medium=read_more&utm_source=copylink (Дата обращения: 19.08.2020)
  14. Глава МВД РТ: 2019 год прошел без серьезных проявлений экстремизма и терроризма // Татар Информ // [Электронный ресурс] URL: https://www.tatar-inform.ru/news/society/20–02–2020/glava-mvd-rt-2019-god-proshel-bez-serieznyh-proyavleniy-ekstremizma-i-terrorizma-5723962 (Дата обращения: 20.08.2020)
  15. Сепаратизм в Татарстане — повышенный риск для государственности России // GuildHall // [Электронный ресурс] URL: https://ghall.com.ua/2020/05/16/separatizm-v-tatarstane-povyshennyj-risk-dlya-gosudarstvennosti-rossii/ (Дата обращения: 20.08.2020)
  16. Семь политических вызовов для Татарстана и «проблема 2020» // Тат Полит // [Электронный ресурс] URL: https://tatpolit.com/politiya/semy-politicheskih-vizovov-dlya-tatarstana.html (Дата обращения: 20.08.2020)
Основные термины (генерируются автоматически): Татарстан, экстремистская деятельность, республика, территория Татарстана, экстремизм, территория республики, гражданское общество, предупреждение экстремизма, террористический характер, экстремистская направленность.


Задать вопрос