Проблемные аспекты проверки обоснованности требований независимых и аффилированных по отношению к должнику кредиторов | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 3 октября, печатный экземпляр отправим 7 октября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №33 (323) август 2020 г.

Дата публикации: 13.08.2020

Статья просмотрена: 4 раза

Библиографическое описание:

Дмитрук, А. С. Проблемные аспекты проверки обоснованности требований независимых и аффилированных по отношению к должнику кредиторов / А. С. Дмитрук. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 33 (323). — С. 89-91. — URL: https://moluch.ru/archive/323/73104/ (дата обращения: 19.09.2020).



В настоящей статье рассматриваются теоретические и практические аспекты включения в реестр требований аффилированных с должником кредиторов, а также проблемы соблюдения баланса в интересах независимых и аффилированных кредиторов.

Ключевые слова: независимый кредитор, должник, аффилированный кредитор, возражения, реестр требований кредиторов, обособленный спор, баланс интересов.

Главным принципом в делах несостоятельности (банкротства) является равенство всех кредиторов. Однако данный принцип не всегда соблюдается, поскольку существуют аффилированные кредиторы, требования которых зачастую формально соответствуют закону, при этом фактически не имеют под собой реальных хозяйственных отношений. В этой связи возникает проблема, связанная с включением в реестр требований аффилированных с должником кредиторов.

Базовым понятием, отражающим экономическую зависимость субъектов предпринимательской деятельности, в российском праве стало заимствованное из англосаксонского права понятие аффилированности как способности влиять на лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность [4].

В ст. 19 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) дается определение понятия заинтересованных лиц, к которым отнесены лица, входящие в одну группу с должником, а также аффилированные лица с должником. В пункте 2 данной статьи указано, что к заинтересованным лицам также отнесены: единоличный исполнительный орган, главный бухгалтер, а также лица, которые могут влиять на действия должника.

Кроме того, Верховный Суд РФ в определении от 15.06.2016 № 308-ЭС16–1475 указал, что существует возможность в доказывании аффилированности не только формальной, но и фактической, например, ссылаясь на нестандартное поведение лиц при заключении или исполнении сделки.

В частности, Седьмой арбитражный апелляционный суд в постановлении от 22.10.2019 в рамках дела № А45–21270/2018 согласился с доводами кредиторов относительно аффилированности между кредитором и должником, которая была установлена через представителей указанных лиц, принимавших участие в судебных заседаниях в иных спорах, как от имени кредитора, так и от имени должника.

С точки зрения Закона о банкротстве сама по себе аффилированность не является препятствием для включения кредитора в реестр требований. Единственное ограничение, связанное с включением реестр аффилированных лиц, заключается в том, что закон о банкротстве не относит к требованиям кредиторов обязательства, вытекающие из факта участия.

Аффилированные лица принимают участие в деятельности связанных с ними компаний, в том числе путем заключения сделок, которые фактически направлены на финансирование указанных организаций. В этой связи, при рассмотрении требований аффилированных кредиторов возникает вопрос, имеют ли они право претендовать на включение в реестр и на каких условиях [2].

Представляется, что подход, когда независимые и аффилированные кредиторы имеют равные права при включении в реестр требований, не соответствует критерию справедливости.

Действительно, принцип юридического равенства предусматривает повышенную ответственность «внутренних» кредиторов перед «внешними». Действия «внутренних» кредиторов приводят к уменьшению конкурсной массы, и конкурирование их требований с требованиями «внешних» кредиторов не отвечало бы конституционным целям справедливости. Ведь очевидно, что статус и степень контроля «внутренних» кредиторов и «внешних» значительно отличаются [1].

Единственным преимуществом независимых кредиторов при рассмотрении заявлений о включении в реестр требований аффилированных кредиторов является повышенный стандарт доказывания.

Если конкурсный кредитор обосновал разумные сомнения о реальности сделки, заключенной между заинтересованным кредитором и должником, или о наличии задолженности, бремя доказывания переходит на такого кредитора (Определение Верховного Суда РФ от 11.09.2017 № 301-ЭС17–4784).

Следует подчеркнуть, что в настоящее время в судебной практике наметилась тенденция борьбы с недобросовестными кредиторами. Несмотря на это, правоприменитель в полной мере не может урегулировать вопрос, связанный с недобросовестным поведением лиц, участвующих в делах несостоятельности (банкротства).

Касаемо вопроса включения в реестр аффилированных лиц О. В. Мальцева полагает, что установление запрета не решит проблему злоупотребления и повлиять на ситуацию может только взаимодействие законодательных норм и устойчивой судебной практики [3].

Д. В. Федотов считает, что понижение в очередности требований аффилированных кредиторов является неоправданной идеей и может привести к тому, что указанные аффилированные кредиторы откажутся от финансирования должника, что поставит конкурсных кредиторов в еще худшее положение [4].

Независимые кредиторы не имеют доступа к конфиденциальной информации должника, им неизвестно, какие сделки заключает должник, и существуют ли у должника кредиторская задолженность в пользу аффилированных лиц. Аффилированные кредиторы по сравнению с независимыми кредиторами имеют доступ к внутренней информации должника. При этом повышенный стандарт доказывания для «дружественного» кредитора не всегда решает эту проблему, поскольку тесная взаимосвязь такого кредитора с должником дает им возможность правильно оформить все документы, как с юридической, так и с бухгалтерской точки зрения, ввиду чего суд может не усмотреть отсутствие намерения создать реальные правовые последствия. В свою очередь независимый кредитор ввиду отсутствия связей с должником не всегда может доказать мнимость безупречно оформленной сделки. В этой связи для аффилированных кредиторов, на наш взгляд, должны наступать определенные последствия, наступающие при включении их требований в реестр, которые восстанавливали бы баланс интересов всех участников процедуры несостоятельности (банкротства).

Таким образом, с целью соблюдения баланса интересов всех лиц, участвующих в деле о банкротстве, необходимо изменить очередность удовлетворения требований аффилированных кредиторов, в связи с чем удовлетворение указанных требований осуществлять после удовлетворения требований независимых кредиторов, для чего предлагаем внести изменения в следующие положения Закона о банкротстве:

1. Изложить абз. 2 п. 3 ст. 12 Закона о банкротстве в следующей редакции:

«Подлежащие применению за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства неустойки (штрафы, пени), проценты за просрочку платежа, убытки в виде упущенной выгоды, иные имущественные и (или) финансовые санкции, в том числе за неисполнение обязанности по уплате обязательных платежей, а также требования заинтересованных кредиторов для целей определения числа голосов на собрании кредиторов не учитываются».

2. Дополнить пунктом 14 статью 142 Закона о банкротстве в следующей редакции:

«Требования заинтересованных кредиторов удовлетворяются за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований независимых кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника».

Предложенные изменения направлены на совершенствование института несостоятельности (банкротства) посредством исключения случаев злоупотреблений со стороны аффилированных кредиторов, а также увеличения вероятности удовлетворения требований независимых кредиторов.

Литература:

  1. Карелина С. А., Фролов И. В. Институт несостоятельности (банкротства) в правовой системе России и зарубежных стран: теория и практика правоприменения: монография. М.: Юстицинформ, 2020. 137 с.
  2. Киличенкова М. А. Споры, связанные с установлением требований аффилированных лиц в процедурах банкротства (по материалам судебной практики Арбитражного суда Мурманской области за 2016 год — первое полугодие 2019 года) // Информационно-аналитический журнал «Арбитражные споры». — 2020. — № 1. — 2 с.
  3. Мальцева О. В. Аффилированность кредитора и должника в деле о банкротстве // Вестник современных исследований. — 2019. — № 1.10 (28). — С. 210–213.
  4. Федотов Д. В. К вопросу о субординации требований аффилированных кредиторов в банкротстве // Экономическое правосудие в Уральском округе. — 2018. — № 4. — С. 203–213.
  5. Шиткина И. С. Корпоративное право: Учебный курс (том 2). М.: Статут, 2018. Т. 2. 247 с.
Основные термины (генерируются автоматически): кредитор, реестр требований, банкротство, лицо, должник, баланс интересов, Верховный Суд РФ, дело несостоятельности, независимый кредитор, предпринимательская деятельность.


Ключевые слова

баланс интересов, должник, реестр требований кредиторов, независимый кредитор, аффилированный кредитор, возражения, обособленный спор
Задать вопрос