Грамматический состав ойконимов (на примере Джизакской области) | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 3 октября, печатный экземпляр отправим 7 октября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №33 (323) август 2020 г.

Дата публикации: 13.08.2020

Статья просмотрена: 6 раз

Библиографическое описание:

Довурова, Х. Х. Грамматический состав ойконимов (на примере Джизакской области) / Х. Х. Довурова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 33 (323). — С. 140-146. — URL: https://moluch.ru/archive/323/72760/ (дата обращения: 19.09.2020).



В статье рассматривается грамматический состав ойконимов Джизакской области. По грамматическому составу ойконимы делятся на ойконимы с апеллятивной основой, топоформантные и индикаторные. Грамматический состав ойконимов проанализирован на основе ономастически-конверсионного, морфологического и грамматического методов.

Ключевые слова: ономастика, ойконим, аппелятив, топоформант, индикатор, конверсия.

This article is about the grammatical composition of oikonyms of the Jizzakh region. According to the grammatical composition, oikonyms are divided into oikonyms with an appellative basis, topoformants and indicator oikonyms. The grammatical composition of oikonyms is scientifically analyzed based on onomastic-conversion, morphological and grammatical methods.

Key words: oikonym, appellative, topoformant, indicator, conversion.

Наименования, встречающиеся в системе узбекской топонимии, в частности названия в структуре ойконимов, имеют сложную грамматическую структуру. Образующие их лексемы, входящие в их структуры слова и формообразующие морфемы различаются по своему функциональному и нефункциональному состоянию при образовании ойконимов. Существуют такие наименования, структура, форма которых соответствует непроизводной или простой лексеме-апеллятиву. И напротив, есть такие наименования, в их составе кроме основного корня есть различные словообразующие или формообразующие окончания. Даже некоторые названия состоят и из корневого аппелятива, и из словообразовательной морфемы, и из синтаксических соединений. Но не все эти сложные грамматические конструкции одинаково участвуют в построении ойконимов и считаются языковым материалом, послужившего основой для ойконима.

Например, ойконим Куштамгали состоит из Куш+тамга+ли, ни одна из которых не относится к образованию ойконимов. Но в то же время необходимо отметить, что название этого места состоит из структуры Куштамгали. Следовательно, этот языковой материал относится и к ойкониму. Но эта причастность рассматривается не с точки зрения образования ойконимов, а с точки зрения грамматической, то есть языковой структуры названия места. Таким образом, здесь была поставлена цель анализа и определения не образования топонимов, а состава лингвистических элементов, выполняющего функцию ойконима языкового материала. С этой целью узбекские топонимисты изучают ойконимы, разделив их на три группы: 1) ойконимы с апеллятивной основой; 2) топоформантные ойконимы; 3) индикаторные ойконимы [15].

Также предусматривается деление наименований местностей на типы, анализ нарицательных существительных по грамматическому составу.

Ойконимы с апеллятивной основой

Под термином наименования с апеллятивной основой понимаются ойконимы, образованные по форме из непроизводных апеллятивов. Такие апеллятивы не имеют никаких окончаний или компонентов дополнительных частей. Соответственно, с точки зрения современного узбекского языка ойконимы с апеллятивной основой не делятся ни на какие производные морфемы.

Непроизводные ойконимы, встречающиеся в составе ойконимии Джизакской области: к ойконимам с апеллятивной основой относятся Банд ‘водохранилище, гидротехническое сооружение’, Бекат ‘остановка; железнодорожная станция; карвансарай’, Довул ‘ураган’, Дувлат ‘название подразделения рода манах киргизов’, Ёргок (Жаргок) ‘кожа без шерсти’, Ём ‘почта; станция’, Жадик ‘название одного из малого рода киргизов’, Кутал ‘перевал’, Мугол ‘название одного из древних тюркских племен’, Огар ‘название одного из подразделений узбекских родов’, Турк ‘название одного из племени турк’, Тукай ‘тростник’, Увол ‘название одного подразделения племени бахрин’, Чангал ‘название одного подразделения родов афганов’, Урал ‘гора’, а также такие слова, как Уяс ‘муха’, Сузок ‘населенный пункт’, Тегана (чегана) ‘название одного из родов в составе узбекского народа’, Чанок (Чаганок) ‘чаша’, которые хоть и исторически являются производными, сейчас считаются непроизводными.

Ойконимы Абуз (Обуз), Куса, Ёргок (Жаргок), Довул, (Галляаральский район), Барлос, Мугол, Дувлат, Жадик, Чангал (Бахмальский район), Жалойир, Огар, Увол (Заминский район), Саёт, Киёт (Фаришский район), Турк (Шараф Рашидовский район), Кипчак (город Джизак), которые находятся на территории Джизакской области являются непроизводными. Если посмотрим на схему апеллятив > этноним > этноойконим, то видно, что от непроизводных апеллятивов образовались этнонимы, а от этнонимов формировались этноойконимы [22].

А ойконимы с апеллятивной основой Банд, Бекат (Форишский район), Ём, Тукай, Урал (Заминский район), Кутал (Галляаральский район) образовались по схеме апеллятив > ойконим.

Говоря об ойконимов Чанок, Сузок, Чаганок можно провести анализ с точки зрения исторической деривации состоящих из производных слов простых апеллятивов, разделить их на корневые и словообразующие морфемы. К слову, в ойконимах чанок, сузов, чаганок словообразование с точки зрения современного языка остается не заметным. Но исторически можно выделить окончания к- или ок- в их составе: чана+к-Чанок, Суза+к-, Чаган+ок. Но такое предположение не представляет особого интереса для системы ойконимов. Поскольку упомянутые окончания в данном случае составляли этнонимы, а не топонимы. Следовательно, хотя эти окончания исторически функциональны для этнонимов, для ойконимов они являются нефункциональными. Поэтому, говоря об образовании ойконимов, важно правильно обозначить чисто ойконимические образования.

Хотя ойконимы с апеллятивной основой состоят из небольшого количества, но они имеют свое место в системе ойконимии Джизакской области.

Топоформантные ойконимы

Как мы отмечали ранее, многие производные конструкции, встречающиеся в грамматической структуре ойконимов, относятся не к системе топонимов, а этнонимов. Например, аффиксы ли-, чи- в ойконимах Илонли ‘змей’, Тарокли ‘гребень, расчёска’, Пулатчи ‘сталь’, Мерганча ‘стрелец’, синтактические конструкции Окмангит ‘белый мангит — название рода’, Чалакарга ‘недоношенная ворона’, Жувонтаек ‘толстая палка’ хоть и образуют языковой материал, по сущности они принадлежат к системе этнонимов. Но, несмотря на то, что упомянутые грамматические конструкции по сути состоят из этнонимов, их можно рассмотреть с научной точки зрения в качестве конструктивной системы назывных существительных. В таких анализах выделяются топоформанты, встречающиеся в структуре топонимов [6]. Топонимы, в составе которых есть такие формообразующие окончания, называются в топонимике формантными топонимами [5].

Ниже рассмотрим топоформанты, встречающиеся в составе ойконимов Джизакской области. Топоформанты в составе ойконимов разделяются на два вида:

  1. Узбекские топоформантные ойконимы;
  2. Заимствованные топоформантные ойконимы .

Узбекские топоформантные ойконимы . Большинство ойконимов современного узбекского литературного языка образованы с помощью узбекских топоформантов. Такие ойконимы считаются исконно тюркскими из-за того, что состоят из тюркской основы и окончания. В корне чисто тюркских ойконимов участвуют следующие узбекские топоформанты.

Ойконимы с топоформантом ли-. Это древний аффикс, образующий прилагательное [8]. Это аффикс обозначал на языке исторических надписей воспринятое от корневого слова, обладание предметом, профессиональную и территориальную принадлежность. Некоторые же ученые — лингвисты описывают данное окончание как морфема, образующая относительное существительное [21].

Русский ученый, тюрколог А. Н. Кононов не присоединяется к мнению А. Н. Баскакова о генетике аффикса –ли [2], считая его исторически самостоятельным аффиксом [10]. В истории узбекского языка есть такие формы этого аффикса, как лы-, ли-, лу- [1]. Аффикс ли- современного узбекского языка считается самым «плодородным». Это аффикс широко используется в топонимии при образовании очень широкого спектра этнонимов от существительных и прилагательных. Из этих этнонимов сформировано очень много наименований мест, то есть ойконимов. В современном узбекском языке ойконимы с топоформантом ли- обозначают следующие значения:

1) ойконимы, обозначающие признак и обладание какой-либо особенностью. Корабогли ‘чёрный пояс; название одного из родов богли ’, Корабаганали ‘название одного из подразделения рода баганали’, Узунли ‘длинный; название одной из ветвей родов куштамгали племени кунгират’;

2) ойконимы, обозначающие предмет и владение ситуацией: Каркарали ‘цапля’, Илонли ‘змей’, Болгали ‘молот’, Куёнли ‘кролик’ и т. д.

Функция этого топоформанта особенна активна в узбекской этноойконимии. С помощью этого топоформанта образовано много этноойконимов Джизакской области: Баликли (Фаришский район), Боймокли, Удамали (Бахмалский район), Сиргали (Заминский район), Аришли, Чумичли, Сулокли (Шараф Рашидовский район), Кангли, Тагли, Кайрагачли, Кобонли, Шеркангли (Галляаральский район), Эрганакли (Янгиабадский район).

Из приведенных этноойконимов возьмем в качестве примера образованный аффиксом ли- этноним сиргали. Сиргали ‘серьга, серёжка’ — это объединение казахских племен, которое состоит из 12 родов. Тамговый знак этого племени был похож на серьгу. В Заминском районе есть ещё ойконим Сиргали огар ‘серьга’+‘название одного из ветвей узбекских родов’. Данный ойконим образовался из двух этнонимов сиргали и огар.

Ойконим Чумичли — название кишлака в Галляаральском районе. Чумичли ‘черпак’ так называется один из родов подразделения вахтамгали племени кунгират. У коракалпаков тоже есть род под названием чумичли. Тамговый знак этого этнонима был в форме черпак. Ойконим образован на основе экстрлингвистического фактора.

Таким образом, формант ли- обозначает обладание вещью и явлением, признаком и особенностью, понятием и представлением.

Ойконимы с топоформантом чи -. В узбекском литературном языке аффикс чи- очень широко используется при образовании новых слов. О его функциях и значении существуют спорные точки зрения. Этот аффикс в основном образует существительное. Но, несмотря на это, он используется и при образовании прилагательных [17]. Может по этой причине существуют различные мнения об этимологии аффикса чи-. Об этимологии этого аффикса свои суждения высказали такие ученые, как Н. Ф. Катанов, М.Рясянен, А.Зайончковский, Э. В. Севортян, Н. А. Баскаков [10].

При образовании ойконимов активно участвует аффикс чи-. Ойконимы с окончанием чи- встречаются и в составе ойконимов Джизакской области. Образованные с таким окончанием ойконимы формируют следующие виды:

1) образуют ойконимы путем добавления к имени лица, занимающегося определенным занятием. Например, Темирчи ‘кузнец’, Баликчи ‘рыбак’, Пулатчи ‘название рода’, Буйрачи, Пичокчи ‘название одного из родов племени кипчак’, Кузичи ‘название одного из узбекских родов’, Эгарчи ‘местность, где живут мастера, которые делают седло’, Ёмчи ‘почтальон’, Кушчи ‘профсоюз’.

2) образуют ойконимы из имени лица, обладающего определенным признаком. Такими названиями мест являются Аючи (Аювчи) ‘название одноги из родов племени кипчак’, Утарчи ‘временно живущий, кочевник; в составе узбекских племен утвержден род утарчи’, Кутчи (Куччи) ‘в составе племен дурман, кунгирот, катагон есть род кутчи’, Карапчи ‘название одного из подразделений рода юз’, Токчи ‘один из узбекских племен назывался токчи’.

3) образуют ойконимы от гидронимов. К примеру можем привести ойконим Шурчи.

Приведенные в качестве примера ойконимы образованы с помощью топоформанта чи-. Если рассматривать ойконим Кузичи отдельно, можно обнаружить, что Кузичи является названием одного из узбекского рода и считается этнонимом. В этнонимии много названий животных. Название животных в качестве тотема стали этнонимами. Если так рассматривать можно понять, что аффикс чи- означает множество, совокупность.

Топоформант чи- также образует от гидронимов ойконимы. Например, ойконим Шурчи ‘соленый’. Это название кишлака в Галляаральском районе. Слово шур обозначает солёную воду. Гидроним перешел на ойконим. В системе ойконимии Джизакской области можем встретить такие ойконимы как Ёмчи (Фаришский район), Эгарчи (Бахмалский район), Токчи, Кушчи (Заминский район), Карапчи (Галляаральский район).

Ойконимы с топоформантом лик-. В истории тюркских языков это окончание существует издревле. Вначале оно служило в образовании прилагательных и существительных [8]. В языке тюркских письменных памятников эти окончания служат для образования лексем, которые выражают название предметов, абстрактные существительные, понятия времени и меры, означают занятия и статус личности, а также служат образованию абстрактных и относительных существительных в староузбекском языке [21]. Топоформант лик- в прошлом служило для образования коренных тюркских этнонимов. В свою очередь, эти этнонимы перешли к топонимам, то есть от них образовались ойконимы. Можно привести примеры таких ойконимов: Мулканлик,Токчилик Карлук, Еттиуйлик.

Ойконим Токчилик — название селения в Шараф Рашидовском районе. Ойконим Токчилик образовался от этнонима токчи. Прибавлением этнониму топоформанта –лик формировался ойконим. Токчилик обозначает название местности, где живут представители рода токчи.

Хафиз Таниш Бухори описывает этноним карлук как карлик/корлик — «хозяин снега» (кор — это «снег»). Он отмечает, что Угузхан повелевал ему жить в горах среди снега, выбрав для него такой псевдоним [3]. Это основанное на этимологии народа мнение. В действительности же карлуки считаются ветвью тюркских народов [7]. М. Кашгари говорит о карлуках как о группе туркмен [8]. Приход карлуков на родину согдийцев, тохаров датируется VII веком. Следовательно, окончания -лик//-лук в составе названий служат выражению какого-то явления, происхождения населения, а также активно участвуют в образовании этнонимов.

Ойконимы с топоформантом лок -. Образование этим окончанием узбекских этнонимов в основном наблюдалась в прошлом. Примеры таких этнонимов сохранились и в современном узбекском языке, и от них образовались этноойконимы. В частности, в качестве примера можно указать название кишлака Чувуллок Галляаральского района Джизакской области. Ойконим Чувуллок образован с помощью аффикса лок- Этот этноним считается одним подразделением рода чуллик в отделе канжигали кунгратского племени. Такой род входил и в родовое объединение сариккипчаков [9].

В большинстве работ окончание лок- толкуется как морфема, образующая форму субъективной оценки существительного [16]. Модальные формы, образованные аффиксом лок- существительных специально изучены Р.Икромовым. В некоторых же работах отмечается, что образующий существительное аффикс лок- является омонимом с уменьшительно-ласкательным аффиксом лок- [17].

Ойконимы с топоформантом ча -. У этого аффикса есть такие словообразующие и словоизменяющие особенности. Аффикс ча-указывает на то, что предмет маленький, хрупкий, его мало, а также оценивает предмет с положительной или отрицательной стороны. С помощью аффикса ча- из исконно тюркских этнонимов образован ряд этноойконимов, а также ойконимы с различными значениями. В качестве примера можно указать название кишлака Мерганча ‘стрелец’ в Фаришском районе, кишлака Кудукча ‘колодец’ в Бахмальском районе, кишлака Бахшача ‘поэт, воспевающий народные песни; знахарь, лекарь’ в Заминском районе, кишлака Кургонча ‘крепость’ в Галляаральском районе.

Ойконимы с топоформантом к-. Это старинный тюркский аффикс, используемый для образования существительных, прилагательных и глаголов [8]. Некоторые исследователи отмечают, что данный аффикс широко используется при образовании прилагательных и существительных [21]. Из этнонимов, сформированных с помощью аффикса к- в прошлом был образован ряд ойконимов. Такие названия мест встречаются и в составе ойконимов Джизакской области. Яркий тому пример — кишлак Сулокли в Бахмальском и Зааминском районах. К слову Сулок был добавлен аффикс ли- и образован этноним. Название же этого рода перенеслось на ойконимы. Эти этнонимы образованы в истории узбекского языка и входят в ряд историко-традиционных лексем.

Ойконимы с топоформантом лар- . В тюркских языках издавна существует окончание -лар, выражающее значение множества, количества и излишества. Задачи этого окончания широко проанализированы такими учеными, как А.Щербак, Ф.Абдурахмонов, Ш.Шукуров.

В современном узбекском литературном языке окончание –лар означает множественное число, лишнее, в некоторых случаях уважение, сарказм, ошибочность. Поэтому генезису окончания –лар посвящены многие статьи. Множество этнонимов в топонимии образованы с помощью окончания –лар. С.Кораев останавливался на функции этого топоформанта в составе топонимов и в качестве примера приводил следующие: Каргалар ‘вороны’, Шагаллар ‘шакалы’, Эчкилар ‘козы’ [Кораев, 1969]. Топоформант –лар в составе ойконимов не означает множественное число, а подразумевает этнические группы и место их проживания.

Примеры образованных с окончанием –лар этнонимов можно увидеть в следующем ряду: беклар, маврлар, минглар, сарилар, сўпилар, тожиклар, хўжалар, шайхлар, қозоқлар, туркманлар. С помощью этого окончания из этнонимов образованы ойконимы. В частности, эта такие ойконимы, как Беклар ‘беки’, Маврлар ‘мавры’, Тожиклар ‘таджики’, Шайхлар ‘шайхи’, Козоклар ‘казаки’, Туркманлар ‘туркмени’. Очевидно, что окончание –лар играет важную роль в образовании этнонимов. Таким образом, образованные с помощью узбекских аффиксов ойконимы встречаются и в ойконимии Джизакской области.

Отдельно рассматриваем ойконим Беклар. Это название селения в Бахмалском районе. У подразделения айинни племени кунгират есть род бешбола. Этот род делится на 20 ветви, и один из них называется беклар. От энонима образовался ойконим. Название кишлака Беккелди ‘беки пришли’ в Бахмалском районе тоже связано именно этим патронимом.

Ойконим Олимлар — название махаллы в Галляаральском районе. Олимлар ‘ученые’ — люди, которые имеют специальные знания по определенной отрасли науки. В составе ойконима Олимлар топоформант –лар означает множественное число.

Ойконимы с заимствованным топоформантом . Также употребляются заимствованные форманты в составе ойконимов. Такие производные называются гибридным явлением по причине того, что состоят из своего слова и чужеродного элемента. Поскольку здесь базисную лексическую основу слова составляет свое слово, то есть тюркская лексема, именно такой тип образований можно почитать как продукт исконно тюркских слов и целесообразно анализировать их в качестве исконно тюркских слов [Бегматов, 1985]. Присоединяющиеся к этим производным и словообразующие окончания понимаются также, как собственные единицы узбекского языка и могут легко присоединяться к словообразующим корням.

В составе ойконимов Джизакской области существуют форманты, свойственные персидско-таджикскому языку (-он, -ён, -и) и арабскому языку (-т, -ат), которые участвуют при образовании ойконимов. Эти морфемы и в дальнейшем способны образовывать названия новых мест. Характерная заимствованным морфемам эта особенность наблюдалась в истории узбекского языка. Например, к ним можно отнести следующие ойконимы: Жавлон ‘сокол-тотем; имя человека; название одного из родов племени карлук’, Заргарон ‘ювелиры’, Халажон ‘халажи, название одного из племен угуз’, Ковчинон ‘название племени; хозяйин; гость’, Журият ‘был род под таким названием’, Работ (Равот) ‘стена города, наружная часть города; фортификация, крепость’ [4] Замини ‘уроженец Замина’, Эрони ‘иранец’, Усмони ‘османы; поселение, где живут османы’, Кашкари ‘название одного из родов, которые считают себя турками, но разговаривают на таджикском языке’ [18].

В системе ойконимов Джизакской области также есть подобные названия местностей. К ним относится название кишлака Усмони в Заминском районе, кишлака Эрони в Галляаральском районе, кишлака Кашкари в Фаришском районе.

Ойконимы с топоформантом –и. Свойства этого окончания анализировали А.Куломов, Э. В. Севортян. Ученый востоковед А. Н. Кононов связывает происхождение окончания –и с аффиксами -га // -ги, -гай // -гаг [10]. Действительно, окончание –и взято из таджикского языка и совпадает с окончанием –лик в узбекском языке. Например, слово Урганжи означает урганчлик ‘уроженец Ургенча’, слово Эрони означает эронлик ‘иранец’, слово Хужанди означает хужандлик ‘уроженец Хужанда’.

В ойконимах Урганжи, Искандари, Эрони, Усмони, Зомини, Кашкари аффикс –и означает свойственность и принадлежность. Приведенные ойконимы считаются историческими (диахроническими) производными. Аффиксы -он, -ён, -т, -и в их составе означают совокупность людей, команду. Коротко говоря, эти ойконимы в структуре ойконимии Джизаской области образованы морфологическим способом.

Ойконимы с топономическим индикатором

В образовании названий местности, формировании их как топонимы в топонимике большую роль играют индикаторы. Они указывают, назывным существительным какого объекта является топоним. Например, индикатор булок в составе ойконима Омонбулок указывает на то, что наименование относится к назывному существительному водного объекта, а индикатор туп в составе ойконима Бектуп — название является этнонимом.

Топономические индикаторы встречаются в составе большинства назывных существительных, входящих в систему топонимии, и подразделяются на ряд групп, таких как этнонимические индикаторы, ойнонимические индикаторы, гидронимические индикаторы, оронимические индикаторы, в зависимости от того, в структуре названия какого объекта они находятся.

Исследователь этнотопонимов Хорезма, ученая А. Отаджонова считает, что существует также тип «функциональных индикаторов» индикаторов и приводит такие индикаторы, как верхний, нижний, средний, боковой. Эти слова могут быть своеобразными индикаторами, но отнесение их к «функциональным индикаторам», на наш взгляд, является спорным. Поскольку создается впечатление, будто эти индикаторы выполняют определенную функцию, определяют жизненно важные аспекты, а другие типы индикаторов нефункциональные. На наш взгляд, этот тип индикаторов целесообразно назвать как «индикаторы, обозначающие рельеф». Ниже приведем анализ некоторых топонимов, встречающихся в составе ойконимов Джизакской области.

Ойконимы с индикатором –туп ‘род, происхождение; предки’ (тупи//тубы). Этот индикатор означает групповое, совместное проживание людей и участвует в образовании этнонимов. Когда такой этноним переносится на название местности, то есть на ойконимы, он служит обозначению определенной части кишлака. И в древности, и сейчас кишлаки образуются из нескольких местностей, где живут тупы людей. Индикатор туп произносится на местном диалекте как туп, туб, туби, тупи. С помощью этих топонимических индикаторов образованы такие ойконимы, как Ишмантуп, Ойбектуп, Бектуп, Эламонтуп, Кусатуп, Ниёзтупи. Именно таким образом были образованы названия кишлаков Шодмонтупи, Устатуп в Бахмальском районе, кишлак Калтуп в Галляаральском районе Джизакской области.

Ойконимы с индикатором –кишлак ‘село, селение, деревня’. Этот индикатор указывает на то, что топоним является назывным наименованием места проживания группы людей, пространства. По сути это ойконимический индикатор. С помощью индикатора -кишлак образованы следующие ойконимы: Туркман кишлак, Барак кишлак, Ўзбеккишлак, Узункишлак, Кирккишлак. Ойконимы с индикатором -кишлак в составе встречаются в Джизакской области часто. Например, Казак кишлак, Кирккишлак, Туркманкишлак, Мингкишлак, Корейс кишлак в Галляаральском районе, Каттакишлак, Луликишлак в Шараф-Рашидовском районе, Тожикишлак, Коракишлак, Говкишлак в Бахмальском районе, Чолкишлак, Урта кишлак в Зааминском районе.

Ойконимы с индикатором –овул (аул). Как отмечается в проведенных исследованиях, слово «аул» имеет монгольского происхождение и означает утов ‘юрта’ [11]. Позже это слово стало обозначать общность людей, известных на тюркских языках, род, места проживания племени. В структуре ойконимов Джизакской области встречаются названия мест с индикатором «аул». В частности, кишлаки Киргаул, Этакаул в Галляаралском районе, Кияул, Айдараул в Фаришском районе, Казакаул в Дустликском районе, Эшматаул в Зааминском районе, Янгиаул в Зарбдарском районе.

Ойконимы с индикатором –кент. Данный топонимический индикатор является согдийским словом и встречается в форме гон, ган, кад, кат, кант, канд в составе древних топонимов. Первоначальное значение слова кат//кент означало курган, двор вокруг кургана. Позже это слово стало обозначать и кишлак, и город. Особенности данного индикатора в узбекской топонимии широко изучены ученым-топонимистом Т.Нафасовым.

Среди ойконимов Джизакской области встречаются названия кишлаков с индикатором –кент. К ним относятся названия кишлаков Нушкент в Бахмальском районе, Самарканд в Пахтакорском, Зафарабадском и Галляаральском районах, Ташкент в Арнасайском, Мирзачульском районах, Хужамушкент в Янгиабадском районе, Янгикент в Зарбдарском районе.

Ойконимы с индикатором –тепа ‘вершина’. Этот индикатор является оронимическим индикатором и означает поверхность выше земли, возвышенность. Ученый-топономист Т.Нафасов считает, что многие холмы являются не только естественными бугорами, но и древними курганами (укреплениями), караульными постами. Следовательно, индикатор тепа может входить в состав названий как естественно-географических, так и искусственных выпуклостей.

В системе ойконимов Джизакской области можно встретить много ойконимов, образованных с помощью индикатора «тепа». В качестве примера можно указать кишлаки Зартепа, Куштепа, Гултепа в Бахмальском районе, Култепа, Октепа, Хайиткул тепа в Зааминском районе, Куктепа, Кургантепа в Фаришском районе, Саритепа в Дустликском районе, Тепа, Тубали в Галляаральском районе, Коратепа в Мирзачульском районе, Учтепа в Шараф-Рашидовском районе.

Кроме вышеприведенных индикаторов в составе ойконимов Джизакской области можно встретить также и следующие индикаторы, которые служат обозначению определенных значений:

  1. Работ ‘стена города, наружная часть города; фортификация, крепость’, курган ‘крепость, замок’, хона ‘местность, где живут представители определенного рода, племени и народа’ — эти индикаторы показывают вид объекта. В частности, кишлаки Отакурган, Жайрахона в Фаришском районе, Оккурган в Бахмальском районе, Равот в Шараф-Рашидовском районе, Хонимкурган в Галляаральском районе, Янгиравот в Зарбдарском районе, Ахтахона, Бузахона в Зааминском районе, Бурихона в Дустликском районе.
  2. Буз ‘сухое земля’, жар ‘обрыв, утес’ — эти индикаторы дают понятие об объекте ландшафта. К ним относятся названия кишлака Ержар в Бахмальском районе, кишлаков Кукжар, Жаманжар в Бахмальском районе, кишлака Буз в Пахтакорском районе.
  3. Булак ‘родник’, арык ‘ручей’, сай ‘чистая, питьевая вода’, кул ‘озеро’ — эти индикаторы определяют гидронимические объекты. Например, кишлаки Иссиккул, Йуллисай, Омонсай, Сассик булак, Куйбулак, Эгизбулак, Ялбулак, Арнасай, Ёнбулак в Фаришском районе, Каттасай, Кичиксай, Маржонбулак, Мирзабулак, Музбулак, Мулабулак, Омонбулак, Тошбулак, Кашкабулак в Галляаральском районе, Курбулак, Сассик кул, Совук булак, Узунбулак, Шурбулак, Гулбулак, Жилибулак в Бахмальском районе, Акбулак, Сувлисай, Сутли булак, Коронгисай, Бешбулак в Зааминском районе, Корасай в Шараф-Рашидовском районе.
  4. Уруг ‘род’, кабила ‘племя’– эти индикаторы являются этнонимическими индикаторами и обозначают объекты, связанные с названиями родов, племен. В качестве примера можно указать кишлак Жетиурув (Еттиуруг) в Галляаральском районе.

Кроме вышеуказанных индикаторов встречаются индикаторы, указывающие на объем, расположение, расстояние объекта, а также обозначающие рельефные особенности. Эти индикаторы в основном являются первой, главной частью ойконимов. Такие ойконимы встречаются и в Джизакской области. Именно таким образом были образованы кишлаки Калта (кишлак Калтатай в Бахмальском районе); Катта ‘большой’ (махалля Каттакишлак в Шараф-Рашидовском районе, кишлак Каттасай в Бахмальском районе); Кичик ‘малый’ (кишлак Кичиксай в Галляаральском районе, кишлак Кенжаюз в Фаришском районе); Паст ‘нижний’ (кишлак Пастки байрам, кишлак Пасткуча, кишлак Пастки тукай в Фаришском районе, кишлак Пастки сармич в Янгиабадском районе); Юкори ‘верхний’ (кишлак Юкори Сармич в Янгиабадском районе, Юкори кулба, Юкори учма в Фаришском районе); Узун ‘длинный’ (кишлак Узун в Зааминском районе, кишлак Узунбулак в Бахмальском и Фаришском районах); Урта ‘средний’ (Урта кишлак в Бахмальском и Галляаральском районах, кишлаки Урта булак, Урта аул, Урта тукай в Фаришском районе); Эски ‘старый’ (кишлак Эски в Фаришском районе); Янги ‘новый’ (поселок Янгибустон в Арнасайском и Зарбдарском районах, кишлаки Янги бог, Янгиабод в Бахмальском районе, кишлаки Янгикент, Янгиаул, Янги равот в Зарбдарском районе, кишлак Янгидала в Мирзачульском районе, кишлак Янги хаёт в Шараф-Рашидовском районе, кишлак Янги турмуш в Галляаральском районе [18].

Таким образом, можно сказать, что в образовании ойконимов важную роль играют конверсионный, морфологический и грамматический методы. В результате этого формируется их грамматический состав. По грамматическому составу ойконимы делятся на апеллятивные, топоформантные и индикаторные.

Литературa:

  1. Абдурахмонов Ф. Шукуров Ш. Историческая грамматика узбекского языка. Морфология и синтаксис. Ташкент: Фан, 1973. 316 с.
  2. Баскаков Н. А. Каракалпакский язык. Т.II. Ч.1. М.: Изд-ва. Акад.наук. СССР, 1952. 411 с.
  3. Бухори Хафиз Таниш. Абдулланаме. Ташкент: Фан, 1966. 399 с.
  4. Бегалиев Н., Туробов А. Топонимия Самарканда. Издательство Сам ГИМЯ, 2015. 156 с.
  5. Дусимов З. Топонимы Хорезма. — Ташкент: Фан, 1985. 104 с.
  6. Дусимов З. Историко-лингвистический анализ топонимии Хорезма. Автореф.дис.д-ра филол.наук.- Ташкент, 1989. 52 с.
  7. Древнетюркский словарь. –Л.: Наука, 1969. 675 с.
  8. Кашгари Махмуд. Собрание тюркских языков. Индекс. Ташкент: Фан, 1967. 544 с.
  9. Кармышева Б. Х. Очерки этнической истории южных районов Таджикистана и Узбекистана /по этнографическим данным/. –М.: Наука, 1976. 323 с.
  10. Кононов А. Н. Грамматика современного узбекского литературного языка. -М., -Л.: АНСССР, 1960. 552 с.
  11. Мухаммад С. Шейбонинаме. — Ташкент: Фан, 1989. 260 с.
  12. Нафасов Т. Толковый словарь топонимов Узбекистана. — Ташкент: Фан, 1988. 288 с.
  13. Нафасов Т. Почему так назван наш кишлак? — Ташкент: Фан, 1989. 100 с.
  14. Найимов С. О топонимических идентификаторах. Узбек тили ва адабиёти. № 4. 1983. C. 63–64.
  15. Отажонова А. Этнотопонимы Хорезма. — Ташкент: Фан, 1997. 128 с.
  16. Турсунов У., Мухторов Ж., Рахматуллаев Ш. Современный узбекский литературный язык. — Ташкент: Ўқитувчи, 1965. 260 с.
  17. Уринбоев Б. Обучение названиям мест в процессе работы со словарем. //Национальная программа по подготовке кадров и проблемы системы повышения квалификации. — Самарканд, 1998. С. 10–15.
  18. Уринбоев Б. Истолкование топонимов Джизака. Самарканд, 2007. 80 с.
  19. Шониязов К. Государство Канг и канги. Ташкент: Фан, 1990. 168 с.
  20. Щербак А. М. Грамматика староузбекского языка. –М. — Л.: Наука, 1962. 274 с.
  21. Эназаров Т. Ж. Историко-сравнительный анализ наименований мест в Шахрисабзского региона. Автореф. канд.фил.наук. Ташкент, 1993. 24 с.
  22. Эназаров Т. Этимологический анализ тюркских простых топонимов. Ташкент: Университет, 2002. 59 с.
Основные термины (генерируются автоматически): район, Джизакская область, ташкент, индикатор, кишлак, этноним, окончание, состав, грамматический состав, узбекский язык.


Ключевые слова

конверсия, ономастика, индикатор, ойконим, аппелятив, топоформант
Задать вопрос