Аллюзии образа Фауста в повести В. Орлова «Альтист Данилов» | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 22 августа, печатный экземпляр отправим 9 сентября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №27 (317) июль 2020 г.

Дата публикации: 05.07.2020

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Косоурова, Е. А. Аллюзии образа Фауста в повести В. Орлова «Альтист Данилов» / Е. А. Косоурова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 27 (317). — С. 362-364. — URL: https://moluch.ru/archive/317/72376/ (дата обращения: 08.08.2020).



Владимир Викторович Орлов — русский писатель и сценарист. Долгое время он работал журналистом. А в 1963 году вышло его первое произведение «Спелый арбуз». Критики высоко оценили творение известного журналиста, и положительная оценка помогла произведению получить признание. Его экранизировали и начали ставить в театрах. Далее В. В. Орловым были написаны романы «После дождика в четверг» (1968), «Происшествие в Никольском» (1972). Автор всегда был увлечён фантастикой, что отчётливо видно в цикле «Останкинские истории». Большинство произведений Орлова соответствуют принципам поэтики магического реализма, каковым является и роман «Альтист Данилов».

«Альтист Данилов» (1980) является первой книгой в цикле «Останкинские истории», в которую входят «Аптекарь», «Шеврикука, или Любовь к приведению».

В романе действие происходит в двух мирах: реальном и ирреальном. Данилов ведёт земную жизнь, работает в театре, играет на альте, встречается с друзьями, помогает бывшей жене Клавдии. Кажется, что он обычный человек, если бы не браслет на его руке. На браслете есть специальная пластина, которая помогает Данилову перемещаться между мирами. После первого «вызова» из земного мира альтисту надо явиться в ирреальный мир в определённое время. Этого времени «Ч» он и ждет. В земном мире к нему прилетает его друг Кармадон, которому помогает Данилов. Здесь ирреальный и реальный миры пересекаются. Жизнь героя наполнена событиями, которые в ходе повествования связывают миры между собой.

В произведении В. Орлова «Альтист Данилов» главный герой соединяет в себе человеческие и демонические черты. Если в зарубежных интерпретациях Фауст и дьявол — это разные герои, и в Фаусте по ходу повествования лишь иногда проявляются свойства обитателей потустороннего мира, то Данилов соединяет в себе два начала. Сам он считался «демоном на договоре» [Орлов, 34]. Данилов путешествует между реальным и ирреальным мирами, а для переходов использует браслет. При изменении места нахождения он сохраняет в себе черты того мира, откуда только что явился. Когда он пребывает на Земле в образе обычного музыканта, в нём нет-нет, да проявятся мистические способности. Например, он может угадывать желания других людей, даёт им то, что они хотят, или быстрее справляется со своими проблемами. Иногда он просто читает мысли других и хочет быть им полезным: «Сейчас бы стакан водки — и всё!» Мысль эту Данилов понял…» [Орлов, 23]. Демонические черты помогают ему существовать в земном мире. Но, несмотря на них, он не теряет свои добрые чувства, заложенные в нем изначально земной природой. Зло не поглощает полностью его душу. Он доброжелателен к людям и всегда думает о живущих на Земле.

Мотив договора с дьяволом, являющийся в народной легенде о Фаусте и в зарубежных интерпретациях основой интриги, присутствует и в этом романе. Данилов и демоническая Канцелярия заключили договор, который был подписан кровью: «…Если ты решил прейти к нам, — сказал Кармадон, — то расписываться тебе придется не чернилами…» [Орлов, 188]. Подписать договор герою предложил его друг, Кармадон, «лицейский однокашник Данилова, дьявол, вернувшийся со спецзадания» [Орлов, 94].

Договор рассматривается Даниловым как лучший исход тех событий, что с ним произошли, как избавление. Ведь Данилов не мог нормально работать дьяволом: он пользовался своим положением, путешествовал по миру, помогал людям. После его проделок договор описан как «великодушное и либеральное» решение Канцелярии «…Да что там говорить! За своеволия Данилова и шалости его и тогда уж могли покарать покрепче, а вот всё обошлось договором…» [Орлов, 28].

После подписания договора Данилов становится тем, кто знает всё в этом мире. Но, в отличие от фаустов из зарубежных интерпретаций, ему не нужно это знание, он не упивается им, а даже страдает от него: «Данилов говорил себе, что, если он будет знать всё вширь и вглубь до бесконечности, жить ему станет скучно… А вдруг в познании — погибель?.».. [Орлов, 170]. Уже в этом наблюдается другое осмысление народной легенды, не соответствующее интерпретациям Европы.

Суть разногласий канцелярии и героя заключается в том, что Данилов, в отличие от своего друга, не стал выполнять все требования демонов. Назначение демоном на договоре и прикрепление к останкинским домовым унизило Данилова, он почувствовал себя ненужным в ирреальном мире, поэтому стал осваиваться в земном. За что потом и поплатился.

Существа ирреального мира (по договору) поручили ему внедриться в общество хлопобудов (хлопобуды — научно-инициативная группа хлопот о будущем человечества, которая заботится о том, чтобы все члены этой организации в дальнейшем получили почёт, славу и различные блага). Ведь Данилов, находясь на Земле, с виду был обычным человеком, поэтому и должен был быть выполнить поручение Канцелярии (осуществлять доносы на людей), чтобы ему оставили возможность перевоплощаться: «…А не заключил ли он соглашение?.. Да, они понимают, кто он, сохранили ему сущность, а он за это должен стараться с их поручениями…» [Орлов, 455].

Время «Ч» для Данилова всё-таки наступило, его вызвали в ирреальный мир, в Канцелярию. Путешествие героя в ад (с Канцелярией соотносится ад, так как в Канцелярии находятся демоны, а не серафимы) ознаменуется его прохождением через этапы, где он видит различные картины.

Возможно, это аллюзия, своеобразная отсылка к «Божественной комедии» Данте — в поэме великого флорентийца герой также проходя круги царства мертвых, видел душераздирающие картины, которые оставляли след в его душе: «…Данилов напрягся, но тут же что-то подхватило его, завертело будто в воронке смерча…». [Орлов, 347]. Описание путешествия в потусторонний мир дано и в романе Ф. М. Клингера. Цели зарубежного и русского автора совпадают. Они хотят показать героям своих произведений то, к чему приводят преступные наслаждения и гордыня. Но если у Фауста Клингера амбициозность перерастает в грех, то у Орлова Данилов ещё не развращён своим успехом, он не пересёк моральную границу.

И это ещё не наказание героя. По мнению Канцелярии наказан он будет позже, когда его слух обострится. Когда каждый его творческий прорыв будет связан с природными и социальными катаклизмами. Когда ему и найденная скрипка уже будет не так нужна, потому что он не сможет в полную силу работать на появившемся альте Альбани. Но Данилов был терпелив и не отчаялся. Он принял это наказание, которое для него таковым и не являлось: «Буду терпеть…Да и какой был бы я артист без ощущения боли, хоть бы и твари лесной…» [Орлов, 504]. И альт появился как раз в этот момент, когда Данилов, казалось бы, не сможет заниматься музыкой (на что рассчитывали демоны). Но он не бросил дело своей жизни и был рад найденному инструменту: «…”Не может быть!” — подумал Данилов… Ночь он не спал, а утром бросился к старшему лейтенанту…» [Орлов, 505].

Двоемирное пространство, взятое Орловым у писателей-предшественников, помогает ему наиболее остро и емко обозначить конфликт добра и зла. В трагедии К. Марло этот конфликт реализуется как противостояние Света и Тьмы, у Г. Э. Лессинга как противостояние семи духов и ангела, у Ф. М. Клингера добро олицетворяет семья Фауста, которая отговаривает его от сделки с дьяволом, а зло — Левиафан. В романе В. Орлова конфликт добра и зла показан иначе. Герой задумывается об этих категориях только после посещения суда в ирреальном мире. И не зря этот эпизод находится в заключительной части повествования. Данилов, пребывая в облике человека, не перевернув пластину на браслете, обладает лишь добрыми помыслами. Зло появляется в нём лишь в тот момент, когда он встаёт на демонический путь, связанный с доносами в ирреальный мир. И это столкновение двух полярных категорий отображено автором в одном человеке: «…Зло и добро. Они вечно в столкновении. Но ведь и от столкновений добра со злом бывает прок… Все надо понять, коли оставил браслет на руке…» [Орлов, 455].

Такое противостояние, соединённое в человеке, который уже не может отказаться от поручений неземного мира (из-за того, что договор подписан), и от человеческой сущности, которая начинает в нём преобладать, есть не что иное, как другая форма обозначения внутренний терзаний человека. Подробный подход к изображению этой проблемы мы видели у Марло, когда английский драматург избрал в качестве средств изображения душевного конфликта образы, представляющие светлые и темные силы. Герой Орлова разрывается между двумя мирами, но не понимает, как найти выход, подобно тому. Как мечется человек, когда не в силах найти компромиссное решение, и нужно сделать судьбоносный выбор.

По-своему в романе Орлова интерпретируется и любовная линия, неотъемлемая часть поэтики зарубежных интерпретацией «Фауста». Альтист влюбляется в лаборантку Наташу. Он скрывает от неё свою демоническую силу: «… Но тайна эта касается только меня, она связана с моим происхождением и моим нынешним положением…» [Орлов, 294]. Сначала Данилов боится этой любви, хочет расстаться с Наташей, но она убеждает его в том, что её намерения чисты, она готова принять все тайны избранника: «…Ты меня ничем не испугал. Я принимаю всё твоё. Напасти, болезни, погибель — что они мне, если я с тобой и тебе нужна?».. [Орлов, 296]. В результате Данилов остаётся с Наташей.

В зарубежных интерпретациях тема любви реализуется по-разному. Так, в трагедии К. Марло Фауст просит у Мефистофеля жену, но личного счастья не получает:

Фауст

Нет, раздобудь жену мне, Мефистофель;

Она мне так нужна! [Марло, 79].

У Г. Э. Лессинга мотив любви не реализуется вовсе, видимо, потому, что пьеса не дописана. У Ф. М. Клингера Фауст, связавшийся с темными силами, расстаётся с семьёй. Жена и дети до последнего момента хотят его спасти, но тщетно. У Гете Фауст жертвует любовью во имя «высокой цели». Никому из Фаустов не дано изведать вечность счастья любви. У В. Орлова же судьба героев приводит их к счастью.

Особенно следует сказать о музыке. Музыка — важный символ в романе. Она сопровождает главного героя на протяжении всего жизненного пути. Кроме того, музыка является своеобразным связующим звеном реального и ирреального миров. Когда Данилов попадает на суд к демонам, он слышит как раз музыку из реальности. Эта композиция, выражающая сущность души Данилова, была для него великим творением: «…Где же я слышал?..И ведь я не в первый раз слышу их…не в первый! Это была его внутренняя музыка. Это была его музыка! Его!».. [Орлов, 430].

Своё предназначение герой видит лишь в музыке. Музыкальный мотив пронизывает весь роман. Это призвание было для него основным, организующим его жизнь. Именно поэтому он так переживает из-за кражи альта Альбани и даже думает, что не сможет больше играть так, как раньше. На суде, где его обвиняют в том, что он стал земным и забыл о договоре, герой также признаётся в этом: «…Я же музыкант! Я — одержимый. Я и сам страдаю от этого. Но музыка все время живёт во мне. Деться от неё я никуда не могу. Это мучительно…» [Орлов, 432]. Герой говорит о жертвенности людей искусства. Любой музыкант, по мнению Данилова, является Творцом.

С музыкой связан мотив жертвенности, приводящий к идее договора с дьяволом. Ради музыки Данилов готов на любые жертвы. Так случилось и с другом Данилова, Мишей Кореневым: «…А Миша Коренев? Он ведь и душу дьяволу готов был заложить в минуты отчаяния… Пробовал играть Паганини, не выходило, он и думал: а вдруг и верно, Паганини заключил сделку с дьяволом…» [Орлов, 249]. Ради таланта, успеха (уместно вспомнить Фауста из народной книги и героя Ф. М. Клингера), Коренев мог пожертвовать своей душой.

С помощью музыки реализуется и другой мотив. Определивший специфику образов европейских Фаустов: мотив дерзновения. Данилов — новатор в своём ремесле, в музыке. Это отмечают и демоны на суде, поэтому его и наказывают излишней чуткостью: «…Но теперь он стал слишком дерзким в своей музыке. Так пусть обострятся его ощущения…» [Орлов, 450].

Но, как уже было описано, это не наказание для героя. Он смирился с этой чуткостью. Музыка для него не стала злом, она выполняет божественную функцию созидательного начала. И более того, она связана с мотивом любви. Здесь ярко видна близость В. Орлова к Пушкинской трактовке народной легенды, которая осмыслена сквозь призму трагедии И. В. Гёте.

Таким образом, В. Орлов в своём романе по-своему интерпретирует народную легенду о Фаусте. Пара героев Фауст-дьявол, которые представлены в народной легенде, здесь соединяются в одном герое — Данилове. Мотив сделки с дьяволом также является неотъемлемой частью романа, как и в народной легенде, а также в интерпретациях К. Марло, Г. Э. Лессинга, Ф. М. Клингера. Этот мотив является движущей силой всего повествования.

Герой В. Орлова дерзновенен, как и в зарубежных интерпретациях. Он совершает поступки, за которые получает наказание от канцелярии. Кроме этого, в противостоянии миров отражён конфликт зла и добра, нашедший место ещё в народной легенде, претерпевший свои изменения у зарубежных авторов и отражённый у В. Орлова иначе. Его герой также многогранен и противоречив, как и в интерпретациях Европы и России. Он стремится к наслаждению, но эта цель для него связана с личными желаниями совершенствоваться в музыке.

Литература:

  1. Марло К. Трагическая история доктора Фауста / М., К. Ф. Некрасов, 1912. — 152 с.
  2. Орлов В. В. Альтист Данилов. М.: Астрель: АСТ, 2010. — 504 с.
Основные термины (генерируются автоматически): Данилов, ирреальный мир, народная легенда, Орел, Орлов, герой, музыка, договор, дьявол, земной мир.


Похожие статьи

Литература и фольклорная традиция: формы русских народных...

И мир этот явно мифологичен. Недаром многие исследователи творчества Булгакова

Как указывает книга «Абевега русских суеверий…», в народных поверьях существовало несколько

Интересен в произведении Булгакова и переход земного, горизонтального пути в...

Образ дьявола в культуре (на основе романа Л.Андреева...)

Авторы романов сатирически высмеивают мир людей. Если раньше люди боялись Дьявола и Ада и старались жить праведно, то теперь Сатана, как наивысшая степень наказания, их не пугает. Его искушения смотрятся довольно бледно на фоне общественного саморазложения.

Текстовая лексико-тематическая группа «Мир вещей»...

В статье проводится анализ лексических вербализаторов мира вещей, окружающего персонажей в ирреальном пространстве. Объединение слов в текстовые лексико-тематические группы позволяют реконструировать идеографическую картину ирреального мира.

Творчество Г. В. Свиридова на уроках музыки (к 100-летнему...)

С самого начала мир музыки, связанной со словом, с сюжетом, привлекал его страстно.

Г. Свиридов — сам поэт, мир его музыки — это одновременно и мир его поэзии, для которой он находит у разных авторов близкие себе стихи.

Американский фактор в творчестве М. Горького на примере...

Ознакомившись с произведением Горького «Город желтого дьявола» в голове рисуется достаточно серая картина: город пропитан гнилью и нищетой, люди алчны и бездушны, не имеют своего внутреннего мира и личного «Я», а государство заботиться только о том...

Первый марийский национальный балет А. Луппова...

Библиографическое описание: Макарова, Н. А. Первый марийский национальный балет А. Луппова «Лесная легенда» / Н. А. Макарова.

В начале 70-х годов композитор Анатолий Борисович Луппов приступает к работе над первым марийским балетом «Лесная легенда».

«Музыкальный памятник» Георгию Свиридову: мемориальная...

В работе рассматриваются творческие связи Г. В. Свиридова и Р. С. Леденева — ярких представителей современной отечественной композиторской школы. Внимание уделяется жанрам мемориальной музыки в творчестве Р. С. Леденева, посвященным Г. В. Свиридову.

Гимн в поэзии немецкого романтизма (Ф. Гельдерлин, Новалис)

Однако адресаты воззвания меняются, это уже не боги древнего мира, реально существующие для возносящего гимн жреца, но состояния человеческой души и природы, либо персонифицированные понятия нравственно-философского либо социального содержания...

Анализ по любовной теме в поэзии «Песня вечной печали»

Данная статья посвящена анализу любовной темы поэзии «Песня вечной печали», созданной известным танским поэтом Бо Цзюй-и. В ней рассматриваются красота Ян Гуйфэй, любовь Сюань-цзуна и Ян Гуйфэй, воспоминание Сюань-цзуна о ней.

Похожие статьи

Литература и фольклорная традиция: формы русских народных...

И мир этот явно мифологичен. Недаром многие исследователи творчества Булгакова

Как указывает книга «Абевега русских суеверий…», в народных поверьях существовало несколько

Интересен в произведении Булгакова и переход земного, горизонтального пути в...

Образ дьявола в культуре (на основе романа Л.Андреева...)

Авторы романов сатирически высмеивают мир людей. Если раньше люди боялись Дьявола и Ада и старались жить праведно, то теперь Сатана, как наивысшая степень наказания, их не пугает. Его искушения смотрятся довольно бледно на фоне общественного саморазложения.

Текстовая лексико-тематическая группа «Мир вещей»...

В статье проводится анализ лексических вербализаторов мира вещей, окружающего персонажей в ирреальном пространстве. Объединение слов в текстовые лексико-тематические группы позволяют реконструировать идеографическую картину ирреального мира.

Творчество Г. В. Свиридова на уроках музыки (к 100-летнему...)

С самого начала мир музыки, связанной со словом, с сюжетом, привлекал его страстно.

Г. Свиридов — сам поэт, мир его музыки — это одновременно и мир его поэзии, для которой он находит у разных авторов близкие себе стихи.

Американский фактор в творчестве М. Горького на примере...

Ознакомившись с произведением Горького «Город желтого дьявола» в голове рисуется достаточно серая картина: город пропитан гнилью и нищетой, люди алчны и бездушны, не имеют своего внутреннего мира и личного «Я», а государство заботиться только о том...

Первый марийский национальный балет А. Луппова...

Библиографическое описание: Макарова, Н. А. Первый марийский национальный балет А. Луппова «Лесная легенда» / Н. А. Макарова.

В начале 70-х годов композитор Анатолий Борисович Луппов приступает к работе над первым марийским балетом «Лесная легенда».

«Музыкальный памятник» Георгию Свиридову: мемориальная...

В работе рассматриваются творческие связи Г. В. Свиридова и Р. С. Леденева — ярких представителей современной отечественной композиторской школы. Внимание уделяется жанрам мемориальной музыки в творчестве Р. С. Леденева, посвященным Г. В. Свиридову.

Гимн в поэзии немецкого романтизма (Ф. Гельдерлин, Новалис)

Однако адресаты воззвания меняются, это уже не боги древнего мира, реально существующие для возносящего гимн жреца, но состояния человеческой души и природы, либо персонифицированные понятия нравственно-философского либо социального содержания...

Анализ по любовной теме в поэзии «Песня вечной печали»

Данная статья посвящена анализу любовной темы поэзии «Песня вечной печали», созданной известным танским поэтом Бо Цзюй-и. В ней рассматриваются красота Ян Гуйфэй, любовь Сюань-цзуна и Ян Гуйфэй, воспоминание Сюань-цзуна о ней.

Задать вопрос