Естественное право в христианской интерпретации Августина Аврелия | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 10 октября, печатный экземпляр отправим 14 октября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №14 (304) апрель 2020 г.

Дата публикации: 04.04.2020

Статья просмотрена: 98 раз

Библиографическое описание:

Галкин, Д. В. Естественное право в христианской интерпретации Августина Аврелия / Д. В. Галкин. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 14 (304). — С. 155-158. — URL: https://moluch.ru/archive/304/68566/ (дата обращения: 26.09.2020).



В данной статье автор рассматривает такие ключевые аспекты естественно-правового учения Святого Августина Аврелия (354–430), как взаимосвязь божественного и государственного законов; справедливость; свобода личности; институт рабства. Путем сравнительного анализа естественно-правовой концепции христианского философа и сходных концепций языческих мыслителей — школы стоиков и Цицерона — автор приходит к выводу о том, что учение Августина о естественном праве является в определенной части христианской переработкой идей предшественников, ставшей на многие века официальной церковной идеологией.

Ключевые слова: божественная воля, вера, государство, град, институт рабства, разум, свобода человека, свободная воля, справедливость.

Понятие естественного права является наиболее важным понятием естественно-правовой школы. Популярный юридический энциклопедический словарь определяет его как «совокупность или свод принципов, правил, прав, ценностей, продиктованных естественной природой человека и тем самым как бы независимых от конкретных социальных условий и государства» [1, с. 243]. В этом смысле естественное право противопоставляется «правовому позитивизму» — учению, суть которого заключается в том, что право может быть даровано только по воле государства, право и закон эквивалентны. Сущность естественного права можно проиллюстрировать цитатой Г. Гроция: «Мать естественного права есть сама природа человека» [2, с. 12].

Истоки современной европейской демократии, фундаментом которой служат естественно-правовые начала, лежат в далеком прошлом Европы. В V в. н. э. под натиском германцев пала некогда могущественная Западная Римская империя. Образовавшимся на ее территории «варварским» государствам досталось богатое политико-правовое наследие Античного Рима, опора на которое послужило толчком для процесса их становления и развития. Этим политико-правовым наследием явилось римское право и христианская патристика.

Христианство зародилось в I веке н. э. в Палестине и связано с описанной в Новом Завете Библии деятельностью Иисуса Христа и его учеников (апостолов). На ранних этапах своего развития оно носило больше философско-мистический, чем религиозный характер, а в апокрифическом Евангелии от Фомы Христос, по мнению А. Брента, рассматривается скорее как учитель мудрости («Софии») [3, c. 7]. Политическое учение христиан базировалось на идеях всеобщего равенства и свободы людей и критики сложившегося в Римской империи порядка вещей: частной собственности, обожествления института главы государства, деления людей по состоянию свободы и имущественному критерию. В христианстве получил развитие такой принцип естественного права, как воздаяние равным за равное, «…ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его» (Мф. 16:27) [4, с. 948], «…ибо какою мерою мерите, такой же отмерится и вам» (Лк. 6:38) [4, с. 998]. Труды патристов, раннехристианских писателей, значительно обогатили интеллектуальное начало в христианстве. Трансформируя отдельные положения древнегреческой и древнеримской философии, они сформировали основы христианской идеологии и богословия, тем самым заложив предпосылки для укрепления духовной власти главы Римско-Католической Церкви — папы римского — в Средневековой Европе. Известными патристами были Григорий Великий, Амвросий Медиоланский, Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Богослов, Фанасий Александрийский и другие прославленные церковью имена. Среди плеяды этих «отцов церкви» особо выделяется фигура гиппонского епископа Августина Аврелия (в православной традиции — Августина Блаженного (354–430)), с именем которого связан расцвет христианской патристики.

Идеи Августина о естественном праве получили философское осмысление в его работах «О граде Божьем» и «О свободной воле». Центральное место в философии Августина занимает концепция условного деления мира на два «града»: града Земного (civitas terrena) и града Божьего (civitas Dei), которая в определенной степени сходна с платоновской концепцией «мира вещей» и «мира идей». Платон оказал огромное влияние на Августина: в своей автобиографической работе «Исповедь» христианский философ указывает, что «именно чтение трудов Платона привело его к вере в единого Бога, а в основе своей философии он полагается на платоновскую концепцию души» [5, с. 150]. Граждане града Земного, по Аврелию обречены на вечное наказание с диаволом, тогда как гражданам града Божьего предназначено вечно пребывать с Богом. «Тот град вечен. В нем никто не рождается, потому что никто не умирает. В нем истинное и полное счастье, — не богиня, а дар Божий. Оттуда получили мы залог веры, обнадеживающий нас в то время, пока, странствуя, мы вздыхаем о красоте его. Там не восходит солнце над добрыми и злыми (Матф. V, 45), но солнце правды сияет одним только добрым» [6], — пишет Августин о граде Божьем. Два этих мира взаимосвязаны общностью происхождения — они образовались из «одной общей двери смертности, которая открылась в Адаме, чтобы стремится к различному, каждому из них свойственному и должному концу» [6].

В августиновской концепции естественного права прослеживается влияние идей Цицерона и римских стоиков. Согласно данным учениям, в основе бытия человека и государства лежат естественные законы, источником которых является некий божественный разум, управляющий ими. Естественные законы, являющиеся выражением универсальной справедливости, возникли раньше «писаных» и являются мерилом и критерием справедливости последних. «Писаное» право должно соответствовать естественному (ius naturale). В противном случае, по выражению Цицерона, позитивные законы «заслуживают названия законов не больше, чем решения, с общего согласия принятые разбойниками» (О законах, II, 13) [7, с. 113]. Таким образом, позитивное право, по мнению школы стоиков и Цицерона, — не что иное, как продолжение естественного, развивающее его положение, его качественное изменение. Опираясь на эти учения, Августин Аврелий интерпретирует естественное право в теологическом аспекте. Естественное право в августиновской перцепции тождественно воли конкретного христианского Бога. Критикуя язычество, Августин указывает, что римляне не получили от своих языческих богов каких-либо установлений, правил жизни, которые римский народ вынужден был, по его мнению, заимствовать у других народов. В. С. Нерсесянц по этому поводу писал: «В языческом обществе и у языческих народов, согласно Августину, бог не воздает каждому ему принадлежащего, и там, следовательно, нет ни подлинного права и закона, ни народа как правовой общности» [8, с. 115].

Термин lex (закон), как отмечают Т. В. Епифанова и А. А. Буреев, употребляется Августином во всех двадцати двух книгах его главного труда «О граде Божьем» и обозначает закон, конструкция которого состоит из закона божественного и государственного [9, с. 232]. Божественный закон вечен, государственный же ограничен во времени. Божественный закон регулирует отношения людей и государств между собой, его сущностью является божественная воля (Dei voluntas lex est). Здесь наблюдается схожесть воззрений Августина с философией стоиков и Цицерона, однако Августин вдохнул в идею естественного права новый, христианский смысл. Божественный закон у Аврелия в свою очередь делится на первый закон (Ветхий Завет), данный Господом Моисею на горе Синай, и второй закон (Новый Завет), полученный посредством Иисуса Христа и в иерархии божественного закона стоящий выше первого. Государственный закон — это выражение естественного, божественного закона в земном граде, «ибо царь и основатель этого града (града Божьего — Г.Д.), о котором мы задумали говорить, открыл в Писании Своем народам определение божественного закона…» [6]. Письменные акты являются механизмом закрепления воли христианского Бога, данной им через посредников сначала евреям, а затем и иным народам [9, с. 233]. Таким образом, Августин, стоит на тех же началах, что и стоики, и Цицерон, определяя позитивное право как продолжение естественного права в земном сообществе людей.

Развивая положение Цицерона о недопустимости противоречия ius naturale человеческим установлениям, Августин пишет: «Итак, при отсутствии справедливости, что такое государства, как не большие разбойничьи шайки; так как и сами разбойничьи шайки есть не что иное, как государства в миниатюре. И они также представляют собою общества людей, управляются властью начальника, связаны обоюдным соглашением и делят добычу по добровольно установленному закону» [6]. В этом высказывании Августина прослеживается аналогия с цицероновскими «решениями, с общего согласия принятыми разбойниками». Далее Августин приводит историю об Александре Македонском и пирате: когда пойманного пирата привели к Александру, царь спросил, по какому праву он грабит суда на море, на что пират ему смело ответил: «Такое же, какое и ты: но поскольку я делаю это на небольшом судне, меня называют разбойником; ты же располагаешь огромным флотом, и потому тебя величают императором» [10].

Но что же подразумевал под категорией «справедливость» Августин? Как христианин, он трактовал ее в библейском направлении: справедливость — это неразрывно связанная с божественным законом добродетель в этико-религиозном смысле, праведность. Сущность справедливости по Августину — воздаяние каждому по заслугам, которое может «перечеркиваться», милосердием Бога [11, с. 100]. Сущность христианской справедливости характеризуют вышеупомянутые строки Священного Писания «воздаст каждому по делам его» (Мф. 16:27) [4, с. 948]. Справедливость реализуется в результате божественного правосудия в соответствии с божественными законами во внеземной сфере, в земном существовании человеку не дано постигнуть справедливость божественного суда. Но может ли государство быть «праведным»? Государство как творение людей может быть справедливым, если оно следует своему предназначению, которое заключается в служении церкви, в направлении земного мира к миру небесному, сохранении и поддержании единства образа человеческих мыслей и желаний. В основе бытия государства лежит разумный принцип умеренности, который удерживает его от «величайшего разбоя», заключающийся в воздержании от нападения на другие государства и народы (за исключением ведения «справедливой войны», к причинам которой можно отнести отражение агрессии противника) и концентрации сил на обороне страны. Ассирийский царь Нин вследствие собственной жадности впервые нарушил этот принцип, развязав захватническую войну с соседями. Таким образом, в своей философии Августин разграничивает «справедливую войну» от «несправедливой», закрепляя принцип недопустимости введения захватнических и грабительских войн, который через полторы тысячелетия будет закреплен в трансформированном виде в международных актах.

Августин Аврелий выделил два метода познания естественного права: разум и веру. К божественной воле человек приходит через познание разумом, используя теологию и философию. Человеческий разум часто бывает оторван от истины, поэтому Аврелий провозглашает приоритет иррационального начала над рациональным, приоритет веры над разумом. Вера — высший источник истины, выражающийся через человеческую волю, которая позволяет человеку стремится к духовному совершенству. Однако, несмотря на несовершенство разума, душа, лишенная его, не способна познать божественную волю. Таким образом, философия Августина устанавливает гармонию разума и веры, но вера при этом независима от разума [12, с. 143].

Стоит заметить, что Августин не отождествляет естественное право с Богом, он чужд пантеизма. Божественный закон исходит от Бога, но не равносилен ему. В этом и заключается основное отличие естественно-правового учения Августина от естественно-правовой мысли стоицизма и цицеронианства, берущей свое начало от древнегреческого натурфилософа Анаксагора. Если стоики и Цицерон требовали от человека жить в соответствии с природой, то августиновским требованием являлась гармония человека с Богом, которой можно достичь путем соблюдения божественного закона.

Категорию свободы человека Аврелий рассматривает скорее как теологическую, нежели как естественно-правовую. Человеческая свобода — это свобода выбора между добром и злом. Из этого вытекает, что свободная воля является первопричиной зла в земном мире, поскольку человек, воспользовавшись выбором, может примкнуть к злу. Субъективно человек действует свободно, объективно его действия направляются божественной волей. Свобода не противопоставляется благодати, ведущей к спасению [13]. В контексте философии свободы представляет интерес августиновская перцепция института рабства. С позиции естественного права рабство противоречит свободе человека, и поэтому несправедливо, однако оно является естественным вследствие греховности человеческой природы [14, с. 92]. Рабство справедливо как последствие греха, оно будет существовать столько, сколько существует земное сообщество людей, т. е. до Второго Пришествия Христа, только в трансцендентальном мире, Божьем царстве его не будет: «Почему апостол увещевает и рабов подчиняться господам и служить им от души с готовностью (Ефес. VI, 6–7), т. е. если они не могут получить от господ своих свободу, то сами они могут сделать служение свое некоторым образом свободным, служа не из притворного страха, а по искреннему расположению, пока прейдет неправда, упразднится всякое начальствование и власть человеческая и будет Бог все во всех» [6].

Таким образом, Августин констатирует, что институт рабства — не преходящее, временное явление, а постоянное, инвариантное, оно — неотъемлемая часть человеческого бытия. Такой взгляд Августина соответствует социально-экономическим условиям того времени: рабство являлось основой общественной жизни Античного мира, относившегося, по терминологии К. Маркса, к рабовладельческой формации. Христос и его апостолы, а вслед за ними и раннехристианские философы понимали, что уничтожение рабовладения привело бы к разрушению римской экономики, а вместе с тем — и к гибели античной цивилизации, поэтому, хоть и подвергали его критике, не призывали к отмене. Даже после падения Западной Римской империи, в период Раннего Средневековья рабство играло по-прежнему огромную роль в социально-экономических отношениях, а в Восточной Римской империи оно сохранялось в течение всего периода ее существования.

Таким образом, можно сделать следующие выводы по ключевым аспектам естественно-правового учения Августина Аврелия:

  1. Августиновская концепция естественного права в некоторой части является христианской переработкой естественно-правового учения школы стоиков и Цицерона. Естественный закон является божественным законом, который не тождественен Богу. Государственные законы являются качественным продолжением божественного закона и не могут ему противоречить. Государственное право, вступающее в конфликт с божественным, утрачивает свою легитимность;
  2. Божественному закону присуща собственная иерархия, он делится на Ветхий и Новый Завет, последний имеет высшую силу;
  3. Центральными понятиями августиновского учения о естественном праве являются справедливость и свобода человека. Справедливость — это воздаяние каждому за дела его, однако Бог способен помиловать человека, проявив милосердием и тем самым избавив его от наказания за грехи. Справедливое государство — то государство, которое служит церкви, внедряет идеалы града Небесного в жизнь своих подданных, не начинает захватнических и грабительских войн с соседями;
  4. Свобода человека связана со свободой выбора между добром и злом, она является и объяснением философской проблемы теодицеи;
  5. Институт рабства является постоянным явлением, источником которого служит несовершенная человеческая природа. Рабство само по себе несправедливо, т. к. противоречит свободе человека, и поэтому данный институт отсутствует в Божественном царстве;
  6. К методам познания естественного права относятся разум и вера, которые действуют в гармоническом единстве, однако вера имеет приоритет над разумом.

Естественно-правовая концепция Августина Аврелия, несмотря на свою теологическую направленность, сыграла значительную роль в последующем поступательном развитии европейского и международного права. Создание предпосылок для формирования канонического права, обоснование господства церкви над душами христиан, сохранение представления античной философии о приоритете естественного права над государственным, установление принципа недопустимости развязывания государствами несправедливых войн являются главными достоинствами данной концепции, которые имели важнейшее значение для формирования средневековой правовой культуры, а в последующем и правовой культуры Нового и Новейшего времени.

Литература:

  1. Популярный юридический энциклопедический словарь / Редкол.: О. Е. Кутафин, В. А. Туманов, И. В. Шмаров и др. — М.: Научное издательство «Большая российская энциклопедия» издательство «Рипол Классик», 2001. — 800 с.
  2. Гюго Гроций. О праве войны и мира. — М.: Ладомир, 1994. — 868 с.
  3. Brent A. A Political History of Early Christianity. — Published by T&T Clark International, 2009. — 326 p.
  4. Библия. — М.: Издание миссионерского общества «Новая жизнь — Советский Союз», 1991. — 1224 с.
  5. Тугаев К. А. Теологическая интерпретация естественного права: история и современность // Вестник Удмуртского университета. — 2015. — № 5. — С. 149–154.
  6. Блаженный Аврелий Августин. О граде Божьем // Азбука веры. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Avrelij_Avgustin/o-grade-bozhem/ (дата обращения: 19.03.2020).
  7. Марк Туллий Цицерон. Диалоги: О государстве; О законах. — М., 1994. — 175 с.
  8. Нерсесянц В. С. История политических и правовых учений: Учебник для вузов. — 4-е изд. перераб. и доп. — М.: Норма, 2004. — 944 с.
  9. Епифанова Т. В., Буреев А. А. Божественный закон в De civitate dei Августина Блаженного (354–430 г.г.) // Среднерусский вестник общественных наук. — 2015. — № 6. — С. 231–236.
  10. De Civitate Dei contra Paganos libri XXII // Sant' Agostino. URL: https://www.augustinus.it/latino/cdd/index2.htm (дата обращения: 19.03.2020).
  11. Майоров Г. Г. Формирование средневековой философии. Латинская Патристика. — М.: Мысль, 1979. — 423 с.
  12. Пронина Е. Н. Философия: учебник. — М.: МГУП им. Ивана Федорова, 2011. — 612 с.
  13. Блаженный Аврелий Августин. О свободе воли // Азбука веры. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Avrelij_Avgustin/o_svobode_voli/ (дата обращения: 21.03.2020).
  14. Философия права: Учебник / под ред. О. Г. Данильяна. — М.: Эксмо, 2007. — 416 с.
Основные термины (генерируются автоматически): свобода человека, государство, институт рабства, Бог, божественная воля, вера, град, свободная воля, справедливость, августиновская концепция.


Ключевые слова

государство, справедливость, разум, вера, свобода человека, божественная воля, град, институт рабства, свободная воля

Похожие статьи

Природа Бога в понимании Августина Блаженного

Бог является центром философско-христианской концепции Августина.

Там стоит человеку покаяться в своих грехах и Бог сразу же примет человека в свое царство. И вообще, по моему мнению, главной разницей между Богом Платона и Августина является отношение к людям.

Философские трактовки идеи справедливости (эпоха Античности...)

В статье рассматриваются некоторые концепции понимания справедливости как

Идея справедливости, несомненно, является одной из основных направляющих развития

Бог — носитель истинного знания, воплощение справедливости, а заповеди божьи — суть идеал [7]...

Понятие свободы в философии Э. Фромма и Ф.Ницше как...

Воля — это «абсолютно свободное хотение» [13]. Свобода человека, которая заложена в потенции к воле, заключается в его способности

Проблема свободы в истории философии в концепциях Ф.Ницше и Э.Формма осложняется тем, что они, как и многие мыслители пытались...

Свобода в государстве | Статья в журнале «Молодой ученый»

В этой статье автор пытается определить понятие свободы в рамках политической системы, государства и за пределами этих рамок. Ключевые слова: свобода, государств, правители, право. «Человек рожден свободным, а между тем он повсюду в оковах».

Философские взгляды Людвига Андреаса Фейербаха

Бог создается на бессознательном уровне человеком, а потом требования общества

Бог — это несотворенное сущее. На философию Августина оказало влияние такое

В учении о Боге философ настаивает на том, что божественная воля является первичной и определяющей.

Проблема теории и практики обеспечения права и закона...

Какова же после этого та человеческая справедливость, которая самого человека отнимает у истинного Бога и подчиняет

Вопросы, касающиеся права и государства были рассмотрены в параграфе 1 первой главы.

Понимание справедливости в наши дни существенно изменились.

Мышление как данность Божьего образа в человеке

Поскольку человек живёт волею, постольку ему необходимы собственные решения, напряжения и усилия, собственная стойкость и верность.

Итак, человеку, как духовному существу, подобает автономия и эта самостоятельность и свобода необходима и нерелигиозному, и...

Проблема выбора: «Потерянный Рай» Джона Мильтона и «Буря...

Согласно Библии Бог наделил человека свободой воли, свободой выбора, и, следовательно, посеял в душе человека сомнения и колебания, связанные с этими свободами. Человек, как правило, не стоит перед выбором между «хорошо» и «лучше»...

Значение человеческой свободы в теодицеи князя Е. Н. Трубецкого

«Вопрос о свободе воли есть прежде всего вопрос об отношении твари к ее божественной идее»

Следовательно, только через свободное единение человека со Христом возможно

По мысли Соловьева, мир есть проявление божественной воли, где все воплощает собой ту...

Похожие статьи

Природа Бога в понимании Августина Блаженного

Бог является центром философско-христианской концепции Августина.

Там стоит человеку покаяться в своих грехах и Бог сразу же примет человека в свое царство. И вообще, по моему мнению, главной разницей между Богом Платона и Августина является отношение к людям.

Философские трактовки идеи справедливости (эпоха Античности...)

В статье рассматриваются некоторые концепции понимания справедливости как

Идея справедливости, несомненно, является одной из основных направляющих развития

Бог — носитель истинного знания, воплощение справедливости, а заповеди божьи — суть идеал [7]...

Понятие свободы в философии Э. Фромма и Ф.Ницше как...

Воля — это «абсолютно свободное хотение» [13]. Свобода человека, которая заложена в потенции к воле, заключается в его способности

Проблема свободы в истории философии в концепциях Ф.Ницше и Э.Формма осложняется тем, что они, как и многие мыслители пытались...

Свобода в государстве | Статья в журнале «Молодой ученый»

В этой статье автор пытается определить понятие свободы в рамках политической системы, государства и за пределами этих рамок. Ключевые слова: свобода, государств, правители, право. «Человек рожден свободным, а между тем он повсюду в оковах».

Философские взгляды Людвига Андреаса Фейербаха

Бог создается на бессознательном уровне человеком, а потом требования общества

Бог — это несотворенное сущее. На философию Августина оказало влияние такое

В учении о Боге философ настаивает на том, что божественная воля является первичной и определяющей.

Проблема теории и практики обеспечения права и закона...

Какова же после этого та человеческая справедливость, которая самого человека отнимает у истинного Бога и подчиняет

Вопросы, касающиеся права и государства были рассмотрены в параграфе 1 первой главы.

Понимание справедливости в наши дни существенно изменились.

Мышление как данность Божьего образа в человеке

Поскольку человек живёт волею, постольку ему необходимы собственные решения, напряжения и усилия, собственная стойкость и верность.

Итак, человеку, как духовному существу, подобает автономия и эта самостоятельность и свобода необходима и нерелигиозному, и...

Проблема выбора: «Потерянный Рай» Джона Мильтона и «Буря...

Согласно Библии Бог наделил человека свободой воли, свободой выбора, и, следовательно, посеял в душе человека сомнения и колебания, связанные с этими свободами. Человек, как правило, не стоит перед выбором между «хорошо» и «лучше»...

Значение человеческой свободы в теодицеи князя Е. Н. Трубецкого

«Вопрос о свободе воли есть прежде всего вопрос об отношении твари к ее божественной идее»

Следовательно, только через свободное единение человека со Христом возможно

По мысли Соловьева, мир есть проявление божественной воли, где все воплощает собой ту...

Задать вопрос