Сочетаемость таджикских и русских глаголов состояния, отношения и восприятия (на примере «Мактаби кӯҳна» («Старая школа») С. Айни) | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 21 декабря, печатный экземпляр отправим 25 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №42 (280) октябрь 2019 г.

Дата публикации: 23.10.2019

Статья просмотрена: 5 раз

Библиографическое описание:

Холикова З. К. Сочетаемость таджикских и русских глаголов состояния, отношения и восприятия (на примере «Мактаби кӯҳна» («Старая школа») С. Айни) // Молодой ученый. — 2019. — №42. — С. 311-317. — URL https://moluch.ru/archive/280/63149/ (дата обращения: 10.12.2019).



В статье рассматривается сочетаемость таджикских и русских глаголов состояния, отношения и восприятия (на примере «Мактаби кӯҳна» («Старая школа») С. Айни). Отмечается, что глагол является основным компонентом предложения, от него зависит его организация, так как структура предложения заложена в семантике глагольного сказуемого. В статье выявляются модели сочетаемости лексико-семантических групп глаголов состояния, отношения и восприятия. В ходе исследования были выявлены бессубъектные, субъектно-объектные, субъектно-каузативно-объектные и каузативные модели сочетаемости рассматриваемых глаголов.

Ключевые слова: сочетаемость, модели сочетаемости, глагол, лексико-семантическая группа, обязательная сочетаемость, состояние, отношение, восприятие.

The article discusses the compatibility of Tajik and Russian verbs of state, attitude and perception (on the example of “Maktabi Kana” (“Old School”) S. Aini). It is noted that the verb is the main component of the sentence, its organization depends on it, since the structure of the sentence is incorporated in the semantics of the verbal predicate. The article identifies models of compatibility of lexico-semantic groups of verbs of state, relationship and perception. The study revealed subject, subject-object, two-object, and subject-object and causative patterns of compatibility of the verbs in question.

Key words: compatibility, compatibility models, verb, lexical-semantic group, mandatory compatibility, state, attitude, perception.

Глагол является основным компонентом предложения, от него зависит его организация, так как структура предложения заложена в семантике глагольного сказуемого. Поэтому многие исследователи считают, что значение глагола синтаксично (См.: Арутюнова, Васильев, Дорофеева др.).

Иногда физиологическое состояние является выражением эмоционального или душевного состояния человека (ханда кардан (хандидан) — смеяться/радоваться, ғамгин шудан (зиқ шудан) — грустить/ хмуриться, бозӣ кардан (дилхӯшӣ кардан) — играть/веселиться, гӯш додан (шунида роҳат кардан) — слушать/насладиться и др.). В состоянии раздумья человек находится в строгом, бездейственном состоянии, которое в языке обычно выражается глаголами фикр (мулоҳиза, андеша) кардан — думать, андеша кардан — размышлять, гумон кардан, хаёл кардан — мыслить (замыслить), ба қароре омадан — задумать, ният кардан (қасд кардан) замышлять, ба андеша фурӯ рафтан (андӯҳгин шудан) — задумываться и т. п. Положительное или отрицательное эмоции человека к окружающему миру в языке выражаются такими глаголами, как восхищаться / восторгаться, влюбиться / любоваться, удивляться / ужаснуться, стыдиться / краснеть, бояться / бледнеть и т. п. В связи с этим исследователи не проводят строгое разграничение между глаголами отношения и состояния, так как их семантика во многих случаях пересекаются.

Р. М. Гайсина полагает, что для организации синтаксической синтагматики глагола существенную роль играют так называемые эксплицируемые семы, так как они определяют валентность глагола. [6, 108].

Эксплицируемые семы в Ю. Д. Апресяном условно обозначены латинскими символами: S (субъект), О (объект), Caus (каузатор), I (инструмент), Asp (аспект), F (фактитатив), Motiv (мотив) [4, 109].

Иными словами, это те же самые распространители, которые расширяют смысл глаголов в рамах словосочетания, простого и сложного предложений, то есть синтаксических конструкций незначительного или крупного объема: (словосочетание предложение текст).

Вслед за предыдущими исследователями в данной статье сделана попытка выявить субъектные, субъектно-объектные, двусубъектно-объктные и каузативно-двуобъектные модели сочетаемости глаголов состояния, отношения и восприятия в таджикском и русском языках.

В статье использовался фактический материал, извлеченный из повести «Мактаби кӯҳна» (“Старая школа») С. Айни [1] и текст его перевода на русский язык [2]. Тщательно были отобраны те глаголы», которые часто употребительны в рассматриваемой повести. Анализ представленных глаголов нами осуществляется исходя из семантических свойств каждого из ЛСГ.

Перед статьей поставлена конкретная цель: выявить и систематизировать обязательную сочетаемость глаголов состояния, отношения и восприятия в таджикском и русском языках. Свойство обязательности в системе языка характеризуется тем, что один языковой элемент не существует без другого. Обязательная синтаксическая сочетаемость — это постоянное абсолютное свойство лексемы, реализующееся в речи со всеми ее формами [7, 24]. Исследование показало, что в повести С. Айни «Мактаби кӯҳна/Старая школа» использовались следующие глаголы:

Глаголы состояния: а) глаголы «недовольство/ғаму андӯҳ»: гиря кардан/плакать, ба гиря сар кардан/заплакать, гиряву зорӣ кардан/реветь, андӯҳгин шудан/печалиться, сокрушаться, грустить, азоб кашидан/страдать, мучиться;

б) глаголы “радость и веселье/шодиву хурсандӣ”: (изҳори хурсандӣ кардан/выразить удовольствие, радость, шодмон шудан/обрадоваться, шодӣ кардан/радоваться, дилхушӣ кардан/развлекаться, шухӣ кардан/шутить, веселиться, озарничать, ором гирифтан, осуда шудан);

в) глаголы “боязнь и опасение/тарсу ваҳм”:бояться/тарсидан, пугаться/ваҳм кардан, ҳаросидан, опасаться/хавф доштан, бим доштан, чураться/тӯридан;

Глаголы восприятия: а) глаголы зрительного восприятия “нигоҳ кардан/смотреть, глядеть, дидан/видеть”, чашм дӯхтан / устремлять взор, тамошо кардан / смотреть, любоваться;

б) глаголы слухового восприятия:шунидан/слышать, гӯш додан/слушать.

Глаголы отношения: а) глаголы межличностного отношения:дил сӯхтан /жалеть,тасалло (таскин) додан; в) глаголы эмоционального отношения: глаголы хӯш кардан/ любить, хуш омадан, домод кардан/женить:нафрат кардан/ ненавидеть, тӯҳмат задан/оклеветать.

В тексте повести «Мактаби кӯҳна / Старая школа» С. Айни глагол ба гиря даромадан/зареветь встречался в следующих моделях:

в субъектно-двуобъектной модели:

Ман дигар тоқат карда натавониста, ба қатори бачагони дигар ба гиря даромадам. (1, с.7) — Я не вытерпел и заревел вместе состальными (2, с.5).

Бачагон аз задан ва кӯфтани якдигар бозистода, баробар ба гиря даромаданд (1, с.5) — Ребята остановились, прервали свалку и дружно взвыли (2, с.8).

в бессубъектной модели:

Ваъда карданд, ки агар гиря накарда ба мактаб давом кунам, ба ман як курра гирифта доданӣ шуд. (1, с.9) — Обещал подарить мне ослика, если я перестану плакать и буду хорошо учиться (2, с.13).

Рӯзи бозор, гуфтам — ку! гӯён гиря мекард (1, с.22). — Я же сказал, что в базарный день, оправдываясь плакал (2, с.26).

Встретился случай с глаголом гиря кардан/ плакать в сочетаемостных моделях типа:

в субъектно-безъобъектной модели:

Ман ҳамчунон гиря мекардам ва ба буз нигоҳ мекардам. (1, с.26) — Япродолжал плакать, поглядывая на козла. (2, с.28)

Ман ба хона рафтам, баробари дидани модарам гиря сар додам (1, с. 17). — Я вернулся домой и, увидев мать, заплакал (2, с.20).

Сравнительный анализ примеров показывает, что субъектно-двуобъектная и безобъектная модели в сравниваемых языках соответствуют. Несмотря на то, что структура русского языка отличается от таджикского, однако родственность их здесь находит яркое выражение. Во всех случаях таджикский глагол гиря кардан соответствует русскому глаголу плакать.

В данном произведении также в одном случае встречался глагол со значением “недовольство”: андӯҳгин шудан / печалиться в модели сочетаемости типа: субъектная модель в таджикском языке:

объктная модель сочетаемости в русском языке: Ман аз дидани ин ҳол, бузи худро ёд карда, хелеандӯҳгин шудам (1, с. 24). — Когда я смотрел на учительскую бороду, вспомнил своего козла, и мне взгрустнулось (2, с.28).

Глагол азоб кашидан в рассматриваемой повести встречался в одном случае, в субъектно-объектной модели сочетаемости:

Ту он вақтҳо бисёр хурд будӣ, дили ман ба ту бисёр месӯхт, ки дар мактаб азоб хоҳӣ кашид... (с.3)

Были выявлены случаи с глаголами состояния “ором гирифтан/успокоиться, хомӯш истодан/смолкать”. В тексте рассматриваемой повести встречались модели сочетаемости типа:

субъектно-двуобъектная модель сочетания:

Ваъдаимактабдордили маро хеле ором гиронд (1, с.6).Обещание учителя успокоило мое сердце (2, с.8). В русском языке наблюдается аналогичная модель сочетаемости.

Было выявлено также субъектно-каузативная модель сочетания в обоих языках:

Бачагон як қадар ором гирифтанд (1, с.5). — Ребята чуть успокоились (2, с.8).

Или: Бачагон ҳама ба якборагӣ хомӯш истоданд. (1, с.13) — Ребята мгновенно смолкли. (2, с.15)

Значение “успокоиться, смолкнуть, перестать читать” скрывается в глагольном слововосочетании “аз хондан бозистода гӯш додан/прекратив чтение, вслушивать”:

Бачаҳо аз хондан бозистода гӯш доданд, ки шунаванд ва донанд, ки халифа киҳоро ба мактабдор хабаркашӣ мекунад (1, с.11). — Все, прекратив чтение, замерли, вслушиваясь, на кого халифа донесет учителю. (2, с.15)

В рассматриваемом художественном произведении было обнаружено целое микрополе глаголов состояния со значением “радости и веселья”(изҳори хурсандӣ кардан/выразить удовольствие, радость, шодмон шудан/обрадоваться, шодӣ кардан/радоваться, дилхушӣ кардан/развлекаться, шухӣ кардан/шутить, веселиться, озарничать). Они обычно проявляются в моделях сочетаемости типа:

субъектно-каузативно-объектной модели:

Мактабдор хеле изҳори хурсандӣ кард (1, с.9). — Учитель изъявил свое удовольствие. (2, с.10)

Ман бо дидани он ҳол хеле шодмон мешудам..., (с. 20) –... Ясам всегда радовался этому зрелищу...,(с.22)

двуобъектной модели сочетаемости:

Аз як тараф барои дур шудани чӯбҳо аз мактаб, аз тарафи дигар барои хандаи мактабдор хурсанд шудам (1, с.20). -

субъектно-объектной модели:

Домулло ба ман ханда кард, туро намезанам гуфт... (2, с.20)-

Ман орзӯи харро бо девори шикаста иҷро карданӣ шуда,дили худро хӯш мекардам (1, с. 21). — Я так удовлетворял мечту об осле и радовался (2, с.25).

в субъектной модели:

Аҳмад, боз шӯхӣ мекунӣ?(1, с.21). — Ахмад, будешь еще озарничать?(2, с.27)

... тақсирҷон, тавба кардам, ман шӯхӣ накардаам. (1, с.16) –...сударь, милый, простите! Я не озарничал. (2, с. 16).

в субъектно–каузативной модели:

Ман бисёр хурсанд шудам, зеро абҷадхонӣ ба дилам бисёр зада буд (1, с.37). — Я очень обрадовался, так как чтение абджада мне страшно надоело (2, с. 43).

Ман хурсанд шудам, ки аз бими ба дасти халифа хармурд шудан халосӣ ёфтам (1, с.40). — Я был очень доволен тем, что освободился от страха перед “кучей малой” халифы (2, с.43).

Характерной особенностью данной повести заключается в том, что она посвящена юношескому периоду жизни основополижника таджикской советской литературы С. Айни. Сюжет повести основан на реальных событиях жизни писателя. В тот период, когда отдали будущего писателя в медрессе, ему было всего шесть лет. В тексте произведения он описывает те ужасы, которые он испытал и увидел своими глазами в старой школе. Об этом писатель в повести отмечает: “Ҳайфо, ки ҳоло хурд ҳастам ва дар дилам тарс ҳам бисёр аст” (1, с.7). Перевод: “Очень жаль, что я был слишком мал, в душе моей было много страха” (2, с.11). Поэтому в тексте произведения часто встречаются микрополе глаголов состояния “боязнь и опасение”. В таджикском языке они выражаются:

в бессубъектных моделях сочетаемости:

Аммо боз тарсидам, зеро то он вақт чӯби сахт нахӯрда будам... (1, с.19). — Однако все таки побаивался, потому что до того никогда еще не пробовал крепкой палки. (2, с.21).

в субъектных моделях:

Ман тарсидам ва хостам аз мактаб баромада гурезам, аммо муяссар нашуд (1, с.9). — Я испугался и хотел бежать, но это было не возможно (2, с.11)

в субъектно-объектных моделях:

Мехостам, ки ин ҳолро ба мактабдор гӯям, аммо ман аз халифа тарсидам (1, с.12). — Мне хотелось рассказать все учителю, но ябоялся халифы (2, с.17).

в субъектно-объектно-каузативной модели:

Ин бор ваъдаам ҷазмӣ буд, зеро ман аз хармурд бисёр метарсидам (1, с.27). — В этот раз я обещал всерьез: я боялся “кучи малы” (2, с.31).

Аммо аз каллакӯбак ҳам сахт метарсидам, зеро ин як бозӣ ё шӯхии бисёр бад буд... (1, с.29). Но ябоялся также и “калля куббака”, потому что это была очень скверная шалость... (2, с.33).

В тексте повести “Старая школа” С.Айни частоупотребительным также являются глаголы со значением зрительного восприятия “нигоҳ кардан/смотреть, глядеть, дидан/видеть”, чашм дӯхтан/устремлять взор на кого-л., что-л.

В представленных примерах позицию субъекта-подлежащего могут занимать существительные чашм/глаза, нигоҳ, назар/взгляд, обычно в сочетании с существительными или притяжательными местоимениями. Эти глаголы представляются в моделях сочетаемости типа:

каузативно-объектной модели:

...баргашта ба ҷоям нишастам ва сари худро хам карда, зери чашм ба халифа нигоҳ мекардам (1, с.7). –... я вернулся, сел на свое место и, опустив голову, украдкой смотрел на халифу (2, с.11).

Лекин ман ҳеҷ гоҳ надидаам, ки вай касеро бо он чӯб зада бошад (1, с.42). — Но яникогда не видел, чтобы она кого-нибудь била этой палкой (2, с. 50).

в субъектно-объектной модели:

Или другой пример: Ман фаллоқро шунида бошам, ҳам то он вақт он чизи шумро надида будам (1, с.11). — Я и раньше слышал о фалаке, но ещё никогда не видел этой скверной штуки (2, с.16).

в каузативно-субъектной модели сочетаемости:

Он вақт ман дидам, ки фаллоқ чи гуна мешудаст (1, с.12) — Тогда только я увидел, как выглядит фалак (2, с.16).

в субъектно-объектно-каузативной модели

Ба назари ман чунин менамуд, ки бачагони дигар ба ман бо ҳасад нигоҳ мекарданд (1, с.9). — Мне козалось, что остальные ребята смотрят на меня с завистью (2, с.10).

Аҳмад манаҳи худро дошта ба халифа нигоҳи ғазабноке кард (1, с.13) — Ахмад угрожающе, взявшись за подбородок, яростно посмотрел на халифу (2, с. 16).

в субъектно-двуобъектной модели:

Маниншавқу завқи бачагонро дида будам... (1, с.10). — Явидел радость ребят... (2, с.11).

в субъектной-двуобъектной модели:

Пас аз он, ки бачаи чӯбдаст якчанд чӯб ба кафи пои халифа зад, мактабдор ба бачаи чӯбхӯрдаи дигаре нигоҳ карда гуфт:... (1, с16.). — После того, как державший в руках палку ударил несколько раз халифу по пяткам, учитель посмотрел на другого из наказанных и сказал... (2, с.17).

в двуобъектной (бессубъектной) модели в таджикском языке:

Пас гашта даромада, рӯ ба рӯи мактабдор ба ӯ чашм дӯхта истодам (1, с. 23). — Вернувшись, я встал перед ним (Перевод не совсем точный). (2, с.25).

Ба ин фармони ӯ амал карда, даст пеш гирифтам, лекин ба шубҳа афтода, аз ӯ чашм кандаба чӯбҳои паси сари ӯ рост истода нигоҳ кардам (1, с.23). Я сложил руки на груди, одну на другую, как он велел, но стоя так яопасливо поглядывал на палки, расставленные за его спиной (2, с.25).

в субъктно-двуобъектной модели:

В двух случаях таджикский деепричастный глагол нигоҳ накарда употреблен в значении “сарфи назар кардан/пренебрегать” в моделях сочетаемости типа:

субъектно-объектной:

Аммо мактабдор ба ин оҳу вой ва тавбаву зори ӯ нигоҳ накарда ба бачагон, ки дар паҳлӯи ӯ рост истода буданд, амр дод.. (1, с.16). — Но учитель пренебрег этими словами, воплями, извенениями и мольбами и приказал ребятам, стоящим по сторонам Ахмада: валите! (2, с.16).

Аммо падарам ба оҳу войи ман нигоҳ накарда, кордро тез карда, бузро хобонда сарашро бурид (1, с.26). — Отец не смотрел на мои вопли и крики, наточил нож, связал козлу ноги, повалил его на землю и перерезал ему горло. (2, с.28).

Лишь в одном случае встретился глагол тамошо кардан/разглядывать. В обоих языках наблюдается полное соответствие в моделях сочетаемости: Ман он сарро бардошта дӯстдорикунон тамошо карда будам (1, с.23). — Яподнял голову козля и жалостливо разглядывал ее (1, с.28).

Следует отметить, что в рассматриваемой повести в более чем 150 случаев употреблен таджикский деепричастный глагол «нигоҳ карда” в сочетании с предлогом БА+Сущ. или Местоим:

Ӯ хатҳои навиштаи худро ба ҷузгираш ба болои он хатҳое, ки аз пагоҳ боз менавишт, гузошт, ба ман нигоҳ карда ҳадре хомӯш истод (1, с.23). — Затем сложил написанное в свою папку поверх листов бумаги, на которых он писал с самого утра, посмотрел на меня... (2, с.27).

Бачагон ҳам ба тарафи хонаҳояшон нигоҳ карда давиданд (1, с. 30) — Ребята разбежались по домам (2, с.35).

В одной только модели в рассматриваемых языках встретился глагол слухового восприятия “гӯш додан/слушать”:

в двусубъектной — двуобъектной модели:

Бачагони дигар аз хондан бозистода, бо тарсу ларз овози ӯро гӯш медоданд (1, с.16). — Все, прекратив чтение, со страхом и трепетом слушали вопли Ахмада (2, с.16).

Также при анализе рассматриваемой повести нами были обнаружены глаголы межличностного отношения дил сӯхтан/жалеть, хӯш кардан/любить, нафрат кардан/ ненавидеть.

в субъектно-объектной модели сочетаемости:

Ту он вақтҳо бисёр хурд будӣ, дили ман ба ту бисёр месӯхт, ки дар мактаб азоб хоҳӣ кашид... (1, с.3). Ты был ещё так мал, что сердце сгорало от жалости к тебе, и мы оставили тебя дома играть и расти (2, с. 6).

Аммо дили ман ба ҳоли онҳо месӯхт, зеро ҳеҷ кадоми онҳо ба бозӣ раҳбарӣ накарда буданд... (1, с.16). Мне было не выносимо жаль их — ведь никто из них не отличался в игре... (2, с.17).

Главной особенностью глагола дил ба касе сӯхтан заключается в том, что в контексте его компоненты, то есть слова дил (сердце, душа) и сӯхтан не употребляются последовательно. Однако глагол дилсӯзӣ кардан (а. жалеть кого-л., выражать сочувствие кому-л., б. заботиться о ком-л., быть заботливым по отношению к кому-л., что) является синонимом глагола дил сӯхтан, употребляется последовательно.

Падарат одами айбҷӯй аст. Навиштаи маро хуш намекунад, гӯй худаш навишта диҳад, — гуфта ба падарам ҳаволаам мекард (1, с. 36).

Дар охири сол ман ба дарси абҷад даромадам, аммо ин дарсро ҳеҷ хуш накардам (2, с. 36).

Онҳо барои ман ҳам зочаи писарбача сохта доданд. Дар тӯяшон зочаи маро барои зочаҳои худашон домод мекарданд (1, с.37). Азбаски ғайр аз зочаи ман дигар зочаи писар набуд, ба вай баъзан даҳ–дувоздаҳ духтарзоча мерасид. Ростӣ, ин ба ман хеле хуш меомад.

... ҳамаи корҳоро худи халифа карда буд ва худи ӯ боз ба бачаҳо тӯҳмат зад (1, с.16)... все затеял сам халифа и сам же оклеветал их перед учителем (с.17).

Также были выявлены случаи с глаголом тасаллӣ (таскин) додан/успакаивать в моделях сочетаемости, типа:

субъектно-объектная модель:

Падарам ба ман тасаллӣ додва мактабдор ҳам ба сухани падарам ёрӣ дода, “ман ҳам ҳар рӯзи бозор як лӯнда қанд оварда медиҳам” гуфт (1, с.5). — Отец утешил меня, учитель также обещал, что если... (2, с.8)

Пас аз он, ки мактабдор бо задани халифа қадре ғазаби худро таскин дод ба ҷои худ гузашта нишаст (1, с.10) — После того, как избили халифу, учитель успокоился и присел на свое место (2, с.17).

В одном случае наблюдалась бессубъектная модель сочетаемости в таджикском языке, а в русском языке субъектная модель в составе ССП: Ба дили худ тасаллӣ медодам, ки ӯ маро нахоҳад зад (1, с.5). — Японадеялся, что он меня бить не будеть (2, с.8).

Этот случай мы относим к случаю несоответствия в моделях сочетаемости. Причиной несоответствия, на наш взгляд, является употребление глагола надеяться вместо успокоиться. В РТС глаголу надеяться представлена следующая словарная статья: несов. на что, с неопр. или с союзом что»: умед доштан, умедвор будан, умед бастан.Утешать себя и понадеяться, на наш взгляд, совершенно разные глаголы и в данном контексте их синонимия оправдана.

Глагол бад дидан/ненавидеть (не переносить) в тексте рассматриваемой повести встречался в двух случаях в одинаковых субъектно-объектно-каузативной модели типа:

Ӯро хеле бад дида будам (1, с.18).... — его я сильно ненавидел...(2, с.23)

Бачаҳо ҳам ӯро бисёр бад медиданд (1, с.18). — Казалось ребята также его сильно ненавидят (2, с.24).

случаи несоответствия моделей сочетаемости

с глаголами восприятия:

Фаллоқро ҳам аз пои ӯ кушоданд ва Аҳмад манаҳи худро дошта ба халифа нигаҳи ғазабноке кард (1, с.15). — Развязали фалак, и Ахмад, угрожающе, взявшись за подбородок, яростно посмотрел на халифу (2, с.16).

Таким образом, проведенный анализ показывает, что каждая из этих групп глаголов имеют общую для них семантическую модель

В ходе исследования была обнаружена идентичность в сочетании таджикского и русского глаголов. Лишь в единичных случаях наблюдается несоответствие в сочетаемости таджикского и русского глагола, связанные с аналитичностью таджикского и флективностью русского глагола.

Литература:

  1. Айни С. Мактаби кухна (повест)/Садриддин Айни. — Душанбе: Адабиёти бачагона, 2008. — 47 с.
  2. Айни С. Старая школа (повесть) / Садриддин Айни. — Турция: Мега Басым, 2010. — 55 с.
  3. Апресян Ю. Д. Об изучении смысловых связей слов. — Иностранные языки в школе, 1970, № 2.
  4. Арутюнова Н. Д. Синтаксис. — В кн. Общее языкознание. Внутреняя структура языка. — М., 1972.
  5. Васильев Л. М. Семантика русского глагола. — М.: Высшая школа, 1981. — 174 с. P.M.
  6. Гайсина Р. М. Лексико-семантическое поле глаголов отношения в современном русском языке. — Саратов, 1981. –195 с.
  7. Дорофеева Т. М. Синтаксическая сочетаемость русского глагола/Т. М. Дорофеева. — М., 1986., — С.17
  8. Холикова З. К. Сочетаемость глаголов со значением «эмоциональное отношение» в русском и таджикском языках. Научно‐теоретический журнал «ВЕСТНИК ТГУПБП». Серия гуманитарных наук. № 3 (76), 2018. — Худжанд, 2018. — С. 110 –118
Основные термины (генерируются автоматически): кардан, глагол, модель сочетаемости, русский язык, таджикский, рассматриваемая повесть, старая школа, модель сочетаемости типа, карда, халиф.


Похожие статьи

Семантический признак «словесно устно выражать мысли, мнение...

Данная модель в таджикском и узбекском языках имеет стилистическую окрашенность, является

Соотношение между глаголами русского, узбекского и таджикского языков для

русский язык , слово, узбекская школа, узбекский язык , язык , русская многозначная...

К вопросу о лексической сочетаемости | Статья в журнале...

Ответы на эти вопросы кроются в механизмах сочетаемости слов. При исследовании подобного типа словосочетаний лингвисты пришли к выводу: небольшой набор типичных смыслов даст возможность описать разнообразие словесных соединений. Это открытие открыло путь к...

Лингвокогнитивное и лингвокультурологическое исследование...

Подобные конструктивно обусловленные сочетания с глаголом говорить в русском языке широко развиты. Чаще всего их эквиваленты в таджикском языке содержат глагол гуфтан: иначе говоря – ба тарзи дигар гуем; собственно говоря , по правде говоря – / росташро гуем...

Случаи несоответствия в передаче русских глаголов отношения...

Русский глагол испугать на таджикский язык передается описательно в значении внушать в чье-либо сердце страх (ба дили касе воњима андохтан) .

Например, в таджикском языке глагол саргарми тамошо шудан в русском языке имеет эквивалент (смотреть на что-либо и...

Средства выражения категории возвратности в русском...

В русском языке употребляется огромное количество глаголов, в составе которых существует постфикс -ся. Значение постфикса -ся в современном русском языке разнообразно, но наиболее общим является значение возвратности, то есть направленности на субъект.

Сопоставительный анализ пассивных конструкций в русском...

Ключевые слова: русский язык, персидский язык, глагол, действительный залог

Пассивная конструкция в русском языке, как и в персидском, обладает различными типами.

В таких конструкциях определяющим фактором является способ сочетаемости глагола с субъектом и...

Синтаксические свойства событийных глаголов

Существуют различные подходы к значению глагола в связи с изучением его сочетаемости (от

1) в отвлечении от контекстных реализаций словарно заданный модели сочетаемости

Задача этого параграфа и продемонстрировать существование валентных типов глаголов на...

Обозначение красоты в некоторых языках мира (на материале...)

Рассматриваются отличия в семантике и лексическая сочетаемость прилагательных, обозначающих красоту (на материале нескольких языков). Также уделяется внимание речевым контекстам, в которых реализуются значения этих прилагательных.

Особенности лексической сочетаемости антонимов Бог — диявол...

Предлагаемые модели преимущественно касаются сочетаемости отдельных слов. Вполне приемлемы для них и предложенные Ю. Д. Апресяном типы сочетаемости синонимов: полное совпадение сочетаемости, включение сочетаемости, пересечение сочетаемости, полное...

К вопросу о критериях выводимости слов-когнатов при обучении...

Для разграничения в рамках потенциального словаря студентов, изучающих второй иностранный язык, слов различной степени доступности для самостоятельного понимания необходимо рассмотреть вопрос о выводимости значений неизученных лексических единиц.

Похожие статьи

Семантический признак «словесно устно выражать мысли, мнение...

Данная модель в таджикском и узбекском языках имеет стилистическую окрашенность, является

Соотношение между глаголами русского, узбекского и таджикского языков для

русский язык , слово, узбекская школа, узбекский язык , язык , русская многозначная...

К вопросу о лексической сочетаемости | Статья в журнале...

Ответы на эти вопросы кроются в механизмах сочетаемости слов. При исследовании подобного типа словосочетаний лингвисты пришли к выводу: небольшой набор типичных смыслов даст возможность описать разнообразие словесных соединений. Это открытие открыло путь к...

Лингвокогнитивное и лингвокультурологическое исследование...

Подобные конструктивно обусловленные сочетания с глаголом говорить в русском языке широко развиты. Чаще всего их эквиваленты в таджикском языке содержат глагол гуфтан: иначе говоря – ба тарзи дигар гуем; собственно говоря , по правде говоря – / росташро гуем...

Случаи несоответствия в передаче русских глаголов отношения...

Русский глагол испугать на таджикский язык передается описательно в значении внушать в чье-либо сердце страх (ба дили касе воњима андохтан) .

Например, в таджикском языке глагол саргарми тамошо шудан в русском языке имеет эквивалент (смотреть на что-либо и...

Средства выражения категории возвратности в русском...

В русском языке употребляется огромное количество глаголов, в составе которых существует постфикс -ся. Значение постфикса -ся в современном русском языке разнообразно, но наиболее общим является значение возвратности, то есть направленности на субъект.

Сопоставительный анализ пассивных конструкций в русском...

Ключевые слова: русский язык, персидский язык, глагол, действительный залог

Пассивная конструкция в русском языке, как и в персидском, обладает различными типами.

В таких конструкциях определяющим фактором является способ сочетаемости глагола с субъектом и...

Синтаксические свойства событийных глаголов

Существуют различные подходы к значению глагола в связи с изучением его сочетаемости (от

1) в отвлечении от контекстных реализаций словарно заданный модели сочетаемости

Задача этого параграфа и продемонстрировать существование валентных типов глаголов на...

Обозначение красоты в некоторых языках мира (на материале...)

Рассматриваются отличия в семантике и лексическая сочетаемость прилагательных, обозначающих красоту (на материале нескольких языков). Также уделяется внимание речевым контекстам, в которых реализуются значения этих прилагательных.

Особенности лексической сочетаемости антонимов Бог — диявол...

Предлагаемые модели преимущественно касаются сочетаемости отдельных слов. Вполне приемлемы для них и предложенные Ю. Д. Апресяном типы сочетаемости синонимов: полное совпадение сочетаемости, включение сочетаемости, пересечение сочетаемости, полное...

К вопросу о критериях выводимости слов-когнатов при обучении...

Для разграничения в рамках потенциального словаря студентов, изучающих второй иностранный язык, слов различной степени доступности для самостоятельного понимания необходимо рассмотреть вопрос о выводимости значений неизученных лексических единиц.

Задать вопрос