Особенности судебно-психологической экспертизы несовершеннолетних обвиняемых и потерпевших | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 28 сентября, печатный экземпляр отправим 2 октября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №33 (271) август 2019 г.

Дата публикации: 17.08.2019

Статья просмотрена: 5 раз

Библиографическое описание:

Рахматуллин Р. И. Особенности судебно-психологической экспертизы несовершеннолетних обвиняемых и потерпевших // Молодой ученый. — 2019. — №33. — С. 42-45. — URL https://moluch.ru/archive/271/62059/ (дата обращения: 16.09.2019).



Ключевые слова: судебно-психологическая экспертиза, сексуальное насилие, психическое развитие, психическое расстройство.

Судебно-психологическая экспертиза (далее — СПЭ) как один из видов судебных экспертиз, применяется в следственно-судебной практике для проведения исследований с привлечением специалистов-психологов с целью выработки заключения, которое могло бы являться одним из доказательств по уголовному делу. Из-за возрастных особенностей несовершеннолетнего, а именно в период глубоких переживаний, происходящих на фоне личностных конфликтов, физиологических изменений следует учитывать личностные особенности несовершеннолетнего, особенности воспитания и т. д. Отказ от проведения экспертизы может привести к утрате доказательств, к тому, что преступление будет не раскрыто, виновные лица освободятся от наказания.

Одним из следствий негативных социальных феноменов является повышение уровня виктимизации населения, детей и подростков. Дети нередко становятся жертвами преступлений, жестокого обращения и насилия. И только судебно-психологическая экспертиза может устанавливать особенности психической деятельности и их проявления в поведении несовершеннолетних.

Согласно Д. В. Ривману, предмет изучения виктимологии «есть лица, которым преступлением причинен физический, моральный или материальный ущерб, в том числе и преступники; их поведение находилось в связи с совершенным преступлением…» [3, С.56]. Таким образом, из широкого спектра проблем можно выделить следующие:

− характеристика жертв потерпевших от преступлений;

− отношения, которые связывают жертву и преступника;

− ситуация, предшествующая преступлению и во время его совершения;

− процесс превращения лица в жертву (виктимизация);

− превращения лица в жертву;

− прогнозирование виктимности отдельных лиц и групп населения;

− посткриминальное поведение жертвы;

− система защиты потенциальных жертв и реальных потерпевших;

− пути, возможности, способы возмещения причиненного вреда [4].

По мнению Д. В. Ривмана, определенное поведение, социальная роль, статус, являются составляющими «индивидуальной виктимности». Риск стать жертвой сексуального насилия у детей подросткового возраста обусловлен их возрастными особенностями психики (незрелость, подчинение авторитету взрослого, доверчивость, недостаточность жизненного опыта и осведомленности в вопросах половых отношений, неумение оценивать сложившуюся ситуацию и прогнозировать возможные действия других лиц).

Так, например, в заключение эксперта, согласно которому потерпевшая Р. психическим расстройством не страдает, указано, что у потерпевшей не обнаружена склонность к патологическому фантазированию, повышенной внушаемости и подчиняемости, качества внушаемость и подчиняемость находятся в границах возрастной нормы. Несформированность в силу малолетнего возраста представлений о сущности половых отношений и их нормативных проявлений лишила ее способности правильно понимать характер и значение совершаемых с ней действий и оказывать сопротивление, что свидетельствует о ее беспомощном состоянии.

Большое значение в процессе виктимизации имеют индивидуально-психологические особенности, особенности поведения и психоэмоциональные состояния подростка как потенциальной жертвы, без выяснения которых не могут быть раскрыты полностью ни конкретные обстоятельства, ни причины и условия подростковой виктимизации [7]. Согласно заключение психиатрической судебной экспертизы, потерпевшая Ю. психическим расстройством не страдала и не страдает в настоящее время, она способна правильно воспринимать обстоятельства. Потерпевшая обладает особенностями как замкнутость, пассивность, уважение к требованиям взрослых, склонность к избеганию агрессии и конфликтов, невозможность самостоятельно выйти из трудной ситуации и просить помощи у окружающих, склонность к прощению и аутоагрессии. Во время совершения в отношении потерпевшей насильственных действий она не находилась в беспомощном состоянии, однако способность оказывать сопротивление была ограничена.

До сих пор не выделено никаких демографических или семейных характеристик, которые исключали бы возможность того, что ребенок подвергается сексуальному насилию. Среди факторов, которые делают ребенка уязвимым для сексуального насилия — половая принадлежность и возраст. Американский психолог Б. Крейхи считает: сексуальное насилие связано с неравенством во власти, которой обладают жертва и обидчик, что позволяет последнему использовать свой возраст, авторитет, жизненный опыт, или прибегать к применению силы и хитрости. В заключении экспертов установлено, что потерпевшая Я. психическим расстройством не страдает и не страдала им в момент совершения в отношении нее преступного деяния. По своему психическому состоянию, с учетом возраста, она способна правильно воспринимать внешнюю сторону обстоятельств. Для подэкспертной характерны оптимистичность, эмоциональная неустойчивость, экзальтированность, неустойчивость самооценки, зависимость от средовых воздействий. При этом в силу естественных возрастных особенностей, ограниченности жизненного опыта и общей осведомленности в сфере нарушенных прав, потерпевшая находилась в беспомощном состоянии и не могла оказывать сопротивление.

Как показал психологический анализ уголовных дел (по результатам исследований В. Е. Христенко), существенную роль в определении форм поведения жертвы играет социальная среда, в которой происходило формирование стереотипов поведенческого реагирования потерпевшего. Таким образом, виктимность проявляется при совпадении ситуативно-агресиологичного и личностного факторов в поведении жертвы [3, С. 58].

На сегодняшний день распространение получила классификация поведения жертв до совершения преступления. Часто встречается подчиняющийся (40 %) тип поведения, который характеризуется снижением двигательной активности, пассивным подчинением и выполнении всех требований обидчика. Псевдопровоцирующий тип (25 %) внешне похож на провоцирующее поведение взрослых пострадавших, характеризуется повышением двигательной активности, стремлением к взаимодействию с преступником, установлением с ним контакта, кокетства, проявлением интереса сексуального характера, а также совместным употреблением алкогольных напитков. Неустойчивому типу (35 %) свойственны отсутствие четкой линии поведения, изменчивость поступков и высказываний, противоречивость действий, смена поведения [3, С. 60].

Сложность выявления сексуального насилия, особенно внутрисемейного, заключается в том, что оно зачастую скрыто. Взрослые, зная, что нарушают закон, держат все в тайне, не допуская вторжения посторонних в мир семьи. Травматические переживания детей, возникающие в результате действий лиц, которым они доверяют и от которых зависят, могут оказывать длительное пагубное влияние на их физическое, интеллектуальное, эмоциональное и социальное развитие, а также повышать вероятность снова стать жертвой в будущем.

Отличием сексуальных преступлений от других является то, что в момент совершения преступления основную роль играет психофизическая защищенность потерпевшего. Именно в момент борьбы между преступником и жертвой происходит переход различных состояний эмоционального напряжения. Осознание того, что помощи ждать неоткуда и сейчас обращаться к закону бесполезно, накладывает психологическую нагрузку на жертву преступления. [3, С. 61]. Дети и подростки, в отношении которых проводится судебно-психологическая экспертиза, представляют собой в совокупности уникальный материал, своего рода «чистую выборку», по которой можно достаточно четко судить о распространенности типов сексуального злоупотребления в нашей стране [3, С. 61].

Основная задача СПЭ несовершеннолетних обвиняемых состоит в исследовании способности подростков, имеющих признаки умственной отсталости, не связанной с душевными заболеваниями, полностью сознавать значение своих действий и руководить ими [6, С. 190]. Законодатель, устанавливая возраст уголовной ответственности, исходит из того, что к 14 годам человек достигает, как правило, такого уровня психического развития, когда он может сознательно регулировать свое поведение. Вместе с тем, в законе предусмотрены случаи отставания части подростков в психическом развитии и специально подчеркивается, что отставание ϶ᴛᴏ может не иметь психопатологической природы.

Согласно заключению амбулаторной комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы № 3122 от 21.12.2012, обвиняемый Д. страдает социализированным расстройством поведения (по МКБ-10). На это указывают сведения из жизни, результаты настоящего обследования, устанавливающие наличие с детско-подросткового возраста стойких и выраженных изменений характера и поведения в виде расторможенности влечений, склонности к совершению противоправных действий при достаточной адаптации в привычной уличной подростковой микросреде. Психические недостатки по своей выраженности не достигают степени психоза или слабоумия и не лишают его способности осознавать свои действия либо руководить ими. В момент совершения инкриминируемых ему деяний он, как это видно из материалов уголовного дела, каких-либо болезненных расстройств психической деятельности, в том числе временного характера, также не обнаруживал, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения и мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими. В применении к нему принудительных мер медицинского характера не нуждается.

Рассмотрим основные вопросы, которые могут быть поставлены перед данным видом СПЭ.

Имеются ли у несовершеннолетнего испытуемого признаки отставания в психическом развитии, не связанного с психическим заболеванием, или иных аномалий психического развития неболезненного характера, и если имеются, то в чем конкретно они выражаются?

Учитывая уровень психического развития несовершеннолетнего и особенности исследуемой ситуации, был ли он в состоянии полностью сознавать значение своих действий?

Учитывая уровень психического развития несовершеннолетнего и особенности исследуемой ситуации, в какой мере он был способен руководить своими действиями? [5]

Следует отметить, что вступивший в силу с 1 января 1997 года УК РФ впервые в российском уголовном законодательстве вводит понятие собственно уменьшенной (ограниченной) вменяемости в тех случаях, когда «вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими»... Так, обусловить уменьшенную вменяемость могут пограничные дефекты психики, такие как олигофрения в степени дебильности, психопатии различной степени, хронический алкоголизм и т. д. (ст.22 УК РФ). В то же время не следует упускать из виду, что в ряде случаев возможен вывод о неспособности испытуемого осознавать значение своих действий и руководить ими и при отсутствии психического заболевания [6, С. 192].

Согласно заключению амбулаторной комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы № 435 от 21.02.2013, у обвиняемого С. обнаруживаются признаки социализированного расстройства поведения (формирующегося расстройства личности) на фоне раннего органического поражения головного мозга. Психические отклонения по степени выраженности не достигают хронического психического расстройства или слабоумия и не лишают его в настоящее время способности осознавать фактически характер своих действий и руководить ими. В момент совершения инкриминируемого деяния он не обнаруживал признаков какого-либо временного психического расстройства, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения, и мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается. У обвиняемого не имеется отставания в психическом развитии, не связного с психическим расстройством. Уровень его психического развития в целом соответствует норам подросткового возрастного периода.

Судебно-психологическая экспертиза позволяет при расследовании уголовных дел с объективной точки зрения рассмотреть степень и способность подростка понимать значение своих действий и подойти к нему с более глубокой научной точки зрения, чем другие виды экспертиз. Потребность в применении такой экспертизы при расследовании и рассмотрении в суде уголовных дел с участием несовершеннолетних обусловливается необходимостью совершенствования уголовно-процессуального законодательства, разработки положений, регулирующих вопросы назначения и производства данного вида экспертного исследования.

Таким образом, фокус на психике ребенка в юридически значимой ситуации, во-первых, базируется на особых правовых и процессуальных подходах при защите прав детей различного процессуального статуса; во-вторых, позволяет концентрировать усилия на разработке универсальных (для различных видов процесса) методических подходов, конкретных методов экспертного исследования ребенка, с учетом особого предмета экспертизы; в-третьих, требует разработки программы подготовки и самой подготовки экспертов, специализирующихся на экспертном исследовании детей и несовершеннолетних, нуждающихся в защите их прав.

Экспертное психологическое исследование всегда направлено не на установление общей, постоянно проявляющейся как свойство личности способности или неспособности сознавать значение своих действий и руководить ими; оно касается сугубо-конкретных действий, совершенных в конкретных условиях. Поэтому судебно-психологической экспертизой поведение подэкспертного должно рассматриваться в неразрывном единстве с ситуацией, в кᴏᴛᴏрой были совершены противоправные поступки.

Литература:

1. Уголовно-процессуальный Кодекс РФ

2. Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31.05.2001 г. № 73-ФЗ

3. Герасименко О. А. Исследование виктимности несовершеннолетних при проведении судебно-психологических экспертиз по делам об изнасиловании. Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы. Изд-во: Научно-практический центр Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь (Минск), 2018. С. 56–61.

4. Грошев А. В., д.ю.н., профессор. Актуальные проблемы криминологии. Краткий курс лекций. Краснодар 2014.

5. Енгалычев В. Ф., Шипшин С. С. Судебно-психологическая экспертиза. Методическое руководство. Калуга, 1997.

6. Несват В. А. К вопросу о судебно-психологической экспертизы несовершеннолетних обвиняемых. Новая наука: проблемы и перспективы. — Изд-во: ООО «Агентство международных исследований» (Уфа), 2016. С. 190–193.

7. Основы виктимологии: Учебно-методическое пособие./ Сост. Л. Е. Тарасова. — Саратов, 2014. — 173с.



Задать вопрос