Происхождение жителей Хорезмского оазиса | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 28 сентября, печатный экземпляр отправим 2 октября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №33 (271) август 2019 г.

Дата публикации: 21.08.2019

Статья просмотрена: 2 раза

Библиографическое описание:

Бердимуратов М. Е. Происхождение жителей Хорезмского оазиса // Молодой ученый. — 2019. — №33. — С. 76-77. — URL https://moluch.ru/archive/271/62055/ (дата обращения: 16.09.2019).



В статье рассматриваются легенды средневековых хорезмийцев, Зеравшанских узбеков-митанов и хорезмских каракалпаков-мюйтенов о первоначальном заселении Хорезма в связи с изгнанием из юга царем их предков, связанные между собой постепенными переходами сюжетов.

Ключевые слова: фольклор, этногенез, оазис, легенда, этнографические группы.

В деле восстановления этногенеза и этнокультурных связей народов исторический фольклор может служить как прямым, так и касательным источником. Среди прочего, важным свидетельством этногенетической (или этнокультурной) близости между этносами выступает общность сюжетов, мотивов (и их сочетаний), образов героев в фольклорных произведениях. Это может быть не только заимствованием вследствие прямых или опосредованных контактов между народами, но и результатом вхождения в состав народностей, формировались, одни и те же этнические компоненты, которые принесли с собой и свои фольклорные сюжеты и образы.

В древнем Хорезме рассказывали легенду о первоначальном заселении и освоении оазиса. Самый ранний вариант легенды пришел в передаче арабского географа аль-Мукаддаси (Х век). «В древности царь Востока, — рассказывает аль-Мукаддаси, — разгневался на 400 человек из своего государства, из приближенных слуг (своих), и велел отвести их в место (где теперь город) Кас. Когда прошел длительное время, царь послал людей, чтобы они сообщили ему об изгнанниках. Придя к последним, посланцы увидели, что они живы, построили себе шалаши, ловят рыбу и питаются ею, имеют в своем распоряжении большое количество дров. Когда они вернулись к царю и сообщили ему об этом, он спросил: «Как они называют мясо?». Те ответили: «хор». Он спросил: «А дрова?». Они ответили: «разм». Он сказал: «Да я утверждаю за ними эту местность и даю ей название Хоразми».

Как указывают ученые, в этом рассказе содержится традиция о смешанном происхождении хорезмийцев. Она является отражением первых этапов заселения этой территории иранцами.

У узбеков южного Хорезма, были, по общему признанию исследователей, наиболее прямыми потомками древних хорезмийцев, которые позже получили тюркизацию, легенда эта дожила до второй половины ХХ века. В одном из ее вариантов царь, выгнал группу виновато подданных в отдаленный Хорезм, названный конкретнее, чем в аль-Мукаддаси — «царем Кияни», то есть представителем полулегендарной династии Кеянидов, которая правила, согласно древнеиранской эпической традиции. Этот царь, властелин мира, велел своему визирю отвести заключенных в такое место, откуда был бы сорокадневный путь и ничего бы в этих местах не было.

Искал визирь такое место, везде ходил и в конце концов пришел туда. В то время река текла южнее Куня-Ургенча, это было в очень давние времена. И далее, как в легенде Мукаддаси, рассказывается, как люди выжили здесь благодаря тому, что ловили рыбу в Амударье, и подается народная этимология названия Хорезм. Другой рассказ о заселении Хорезма беженцами из Ирана, занялись сельским хозяйством, постепенно окрепли и создали свое царство, и об изменении течения реки была известна среди узбеков Гурлен и Хазараспа.

В фрагментах эта же легенда об изгнанниках с юга, из Ирана со стороны Балх, к которым чувствовал неприязнь царь, была также записана фольклористами узбеков-митанов средней долины Зеравшана. Обследование этой интересной этнографической группы «митан» — связанных единством ранних этапов этногенезу каракалпаков-мюйтенов Хорезма и узбеков-митанов долины Зеравшана — показали, что самые ее корни ведут на юг и юго-запад. В фольклоре этих хорезмских каракалпаков-мюйтенов также удалось обнаружить мотив приезжих, вынужденных покинуть места своего прежнего проживания через какую-то свою вину.

В общем легенды средневековых хорезмийцев, Зеравшанских узбеков-митанов и хорезмских каракалпаков-мюйтенов о первоначальном заселении Хорезма в связи с изгнанием из юга каким-то царем их предков связаны между собой постепенными переходами сюжетов и должны рассматриваться только в комплексе.

С сюжетом о происхождении хорезмийцев и митанов (включая и каракалпаков-мюйтенов нижней Амударьи), прибывших с юга изгнанников логично объединены такие легенды, достигающих давности, мотивов Авесты, как приведена рассказ аль-Бируни (ХI век) о создании первой хорезмской династии приезжим с юга Сиявуш и его сыном Кей-Хосровом, а также переводы мюйтенов, потомков одних из древнейших жителей Хорезмского оазиса». Традиция эта устойчиво жила в течение многих веков среди каракалпаков-мюйтенов, сохранившись до второй половины ХХ века.

В рассматриваемом комплексе фольклорных мотивов, представленных как в преданиях средневековых хорезмийцев (по аль-Мукаддаси и аль-Бируни), так и в фольклоре современных этнографических групп в составе узбеков и каракалпаков, прослеживается определенная историческая последовательность. Царь Востока (а Бактрия относительно Хорезма — юго-восток) или царь Кияни выгнал группу своих подданных в отдаленное пустынное место (Хорезм был весьма удаленным от земледельческих центров юга Центральной Азии и Ирана и относительно малозаселенным в этот период), и изгнанники основали там государство Хорезм. Сиявуш (Сияваршана Авесты), которого историко-эпическая традиция относит к династии Кеянидов (возможных царей Бактрии) — тоже изгнанник, составляет дополнительную линию аналогий.

Он приходит с юга в эти почти необитаемые места и становится основателем первой хорезмийской династии Сиявушидов, которая царствовала в Хорезме до Х века н. э.

В мифологии и героическом эпосе древние народы переживали еще раз свою прошлую историю. Ученые пришли к выводу, что рассмотренные легенды каракалпаков-мюйтенов составляют отображения древнейшего (первая половина I тысячелетия до н. э., а возможно, и еще более раннего времени) периода в жизни населения низовья Амударьи, связанного с формированием ираноязычной древне хорезмийской народности и оформлением хорезмской государственности. Потомки древних хорезмийцев и соседних с ними ираноязычных саков и массагетов, потерпев тюркизацию, взяли позже, в средневековом этапе, участие в этногенезе Каракалпакского народа.

Итак, во многих исторических фольклорах в обобщенно-фантастической форме нашли отражение исторические судьбы древних иранских народностей, и мотивы, повествующие об этом, пришли из глубины веков в воспоминаниях их далеких потомков — узбеков южного Хорезма и мюйтенов, этнографической группы в составе каракалпаков и узбеков.

Литература:

  1. Бируни А. Избранные произведения. Ташкент — 1957. — 488 с.
  2. Абдунабиев А. Г., Мандральская Н. В. Этническое формирование Узбекского народа. Ташкент — 2000.


Задать вопрос