Информатизация организованной преступности | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 28 сентября, печатный экземпляр отправим 2 октября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №33 (271) август 2019 г.

Дата публикации: 17.08.2019

Статья просмотрена: 7 раз

Библиографическое описание:

Константинов Д. Г. Информатизация организованной преступности // Молодой ученый. — 2019. — №33. — С. 39-41. — URL https://moluch.ru/archive/271/62028/ (дата обращения: 16.09.2019).



Вопрос организованной преступности представляет собой крайне сложный во всех аспектах вопрос. Что же следует понимать под данным термином? В Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности во 2 статье содержится следующее определение «организованная преступная группа означает структурно оформленную группу в составе трех или более лиц, существующую в течение определенного периода времени и действующую согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, с тем чтобы получить, прямо или косвенно, финансовую или иную материальную выгоду». Но повышенную опасность в себе несут и любые объединения людей, которые ставят своей целью совершение преступлений, будь то банда, террористическая группировка или экстремистская организация. Из-за соединения усилий двух или более людей ради воплощения единого преступного замысла растёт тяжесть и вероятность наступления возможных последствий их уголовно наказуемой деятельности.

В Уголовном праве не содержится термина «организованная преступная группировка», в статье 35 Общей части Уголовного Кодекса РФ закреплены четыре формы соучастия организованных групп, самой опасной признается «организованное преступное сообщество», однако это не умаляет опасности иных организованных групп.

Организованная преступность в нашей стране в своём привычном виде берёт своё начало с середины 60-х года 20в., постепенно усиливая своё влияние на теневые процессы в экономике и достигнув пика во второй половине 90-х годов 20 в. В современном мире привычные формы организованной преступной деятельности, такие как разбой и вымогательство отходят на второй план. В эпоху развития современных технологий члены преступных групп все меньше хотят совершать физические действия и устремляют свой взор на в информационное пространство.

В 28 главе уголовного кодекса «Преступления против общественной безопасности» содержатся статьи 272, 273, которые в описании своих составов содержат конкретный термин «компьютер», указывающий на специфику данных преступлений. В части 2 и 3 данных статей соответственно содержатся квалифицированные составы, предусматривающие наличие организованных групп для совершения данных преступлений, мы видим, что законодатель уделяет особой внимание именно предварительной договоренности лиц, совершающих преступление. Это преступления, которые появились только вместе с появлением компьютеров и неразрывно с ними связаны. Но есть и давно известные составы, в которые информационные технологии внесли свои изменения.

Из СМИ все чаще можно услышать о группировках, занимающихся кибер-преступностью, с каждым годом растёт и перечень деяний, совершаемых с использованием сети интернет. Недавние истории, связанные с «группами смерти» побудили законодателя внести изменения в статью 110 УК РФ «Доведение до самоубийства», появилась вторая часть, содержащая квалифицированные составы «группой лиц» и «с использованием сети интернет». В совокупности на данный момент в УК РФ слово интернет фигурирует 14 раз, и с каждой новой редакцией число упоминаний всемирной паутины увеличивается. Это вынужденная реакция законодателя на усиление тенденций информатизации преступности.

Так же интернет может служить средством извлечения выгоды для ОПГ: с введением запрета на игорный бизнес в 2009 году некоторые дельцы ушли в подполье, но многие организовали свой бизнес на просторах интернета. Возникли проблемы в преследовании таких нарушителей закона, как следствие соответствующая норма была дополнена и ежемесячно суды нашей страны принимают около десятка судебных решений в отношении обвиняемых по 171.2 статьи ч.1 п. «а».

Через интернет ведется подпольная торговля наркотическими и психотропными веществами для правоохранительных органов это не является секретом. Сотрудники МВД ведут свою борьбу с слаженными группами, где каждый элемент отделен от других и соблюдается абсолютная анонимность. 22 сентября 2017 года Министерству Внутренних дел удалось раскрыть преступную группу, в которую входило свыше 1,6 тыс. человек, закрыто 1435 интернет площадок предназначенных для торговли запрещенными веществами, изъято порядка 760 кг запрещенных веществ [3]. Такой масштаб стал возможен из-за сложности в установлении личности торговцев. Скрываясь под динамическими ip-адресами, наркодилеры почти что беспрепятственно могут связываться с клиентами и другими членами преступной группировки, чтобы координировать свои действия и давать указания стоящим ниже в преступной иерархии. При этом в случае задержания одного из членов этой системы правоохранителям очень сложно установить создателей или любых иных членов данного сообщества, даже с привлечением специальных технических средств. Несмотря на то, что МВД и ФСБ с каждым годом расширяют штат сотрудников, владеющих информационным технологиями, и обновляют материально-техническую базу своей деятельности, в целом не происходит существенных изменений в вопросе поимки подобных наркоторговцев.

Конечно, наибольшую проблему в расследованиях преступлений, осуществляемых в интернет-сфере, представляет сложность в определении конкретных лиц, осуществляющих действия не от своего имени. Споры рождает и вопрос доступа правоохранителей к личным данным пользователей. С одной стороны в Конституции в статье 24 закреплён запрет на «Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия», но очевидно, что в случае угрозы жизни и здоровью лиц, общественной безопасности необходимо предпринимать меры такого характера. Но непосредственно сама дискуссия разворачивается вокруг вопроса: на каких основаниях государство может получить доступ к личной информации? В последние годы можно наблюдать тенденцию к усилению вмешательства государства в частные переписки, личные данные размещенные в интернете, ярким примером может служить вызвавший широкий общественный резонанс «пакет Яровой». В связи с ним предлагается следующее: в законе «О связи» закрепить, что «операторы связи обязаны хранить на территории России в течение 3 лет информацию о фактах приема, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, текстовых сообщений, изображений, звуков, видео- или иных сообщений пользователей услугами связи». Так же в рамках этих законопроектов предусматривается расширение полномочий органов исполнительной власти. Однако на деле из-за сложности в своей реализации данная инициатива была отложена и ведутся разговоры о том, что вероятно она так никогда и не будет воплощена в жизнь.

Остаётся открытым вопрос: как минимизировать риски развития преступных групп в интернете? На данный момент нет единого ответа на этот вопрос, постоянное совершенствование законодательства, расширение полномочий сотрудников правоохранительных органов, привлечение к разрешению этой проблемы операторов связи, пока единственное, что мы можем противопоставить набирающей обороты организованной интернет-преступности. Однако это приносит свои весомые плоды и позволяет предотвращать совершение новых преступлений и избегать больших жертв.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 17.06.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2019)
  2. Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // СПС Консультант плюс.
  3. МВД сообщило подробности операции по закрытию интернет-магазина наркотиков RAMP // Интерфакс URL: https://www.interfax.ru/russia/580180
  4. Рушайло В. Б. Организованная преступность в России: общие тенденции, прогноз развития и противостояние // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2000. № 1 (15).
  5. Криминология: Учебник / Под ред. В. Н. Кудрявцева и В. Е. Эминова. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2005. 734 с


Задать вопрос