Финансирование международного коммерческого арбитража третьей стороной (third-party funding) | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 28 сентября, печатный экземпляр отправим 2 октября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №30 (268) июль 2019 г.

Дата публикации: 30.07.2019

Статья просмотрена: 13 раз

Библиографическое описание:

Яшин И. О. Финансирование международного коммерческого арбитража третьей стороной (third-party funding) // Молодой ученый. — 2019. — №30. — С. 96-103. — URL https://moluch.ru/archive/268/61833/ (дата обращения: 16.09.2019).



Международный коммерческий арбитраж является одним из альтернативных методов разрешения споров, востребованность которого возрастает в последние годы. Данный институт имеет ряд преимуществ перед рассмотрением и разрешением споров в государственных судах. В частности, среди причин по которым организации выбирают арбитраж в качестве метода разрешения споров называют: нейтральность арбитров, конфиденциальность процедуры рассмотрения спора, её быстрота и (или) узкая специализация арбитров, рассматривающих дело [1, с. 312]. Тем не менее, несмотря на все достоинства коммерческого арбитража, выбор данной процедуры может стать для её участников обременительным с финансовой точки зрения. Сторонам необходимо оплатить определённые взносы для проведения арбитража. Расходы на международный коммерческий арбитраж за иски стоимостью 1 млн долларов США составляют приблизительно 49000–65000 долларов США в зависимости от арбитражной организации [3, с. 7–8]. Стоимость услуг одно арбитра в день может превышать 1000 долларов США [2]. Более того в ходе разбирательства стороны, чьи аргументы в споре недостаточно сильны, могут действовать недобросовестно и намерено пытаться затянуть разбирательство и попутно повысить его стоимость в надежде на то, что у противоположенной стороны не хватит денег на продолжение арбитража [4, с. 227]. В таких условиях стороны, у которых изначально есть высокие шансы на победу вынуждены отказываться от столь дорогостоящей процедуры. Одним из вариантов решения данной проблемы является привлечение в международный коммерческий арбитраж третьей стороны, которая может покрыть процессуальные расходы участника арбитража в обмен на получение части суммы от выигрыша. Такое явление называется «финансирование международного коммерческого арбитража третьей стороной» («third-party funding»).

История финансирования международного коммерческого арбитража третьей стороной

Исследователи отмечают, что практика финансирования коммерческого арбитража появилась ещё в конце XIX в. в Великобритании [5]. Большое распространение внешнее финансирование получило в области морского арбитража [6, с. 223]. В данной сфере на протяжении многих лет существуют так называемые Клубы по фрахту, демереджу и защите (Freight, Demurrage and Defence (FD&D) Clubs), которые могут покрывать арбитражные расходы по соглашению с участников разбирательства, осуществляя тем самым взаимное финансирование (mutual funding) [6, с. 223]. Однако ряд экспертов из Международного совета по коммерческому арбитражу считает, что данная практика хотя и имеет сходство с финансированием коммерческого арбитража всё же представляет собой отдельный вид финансирования [7, с. 55].

Наиболее активно институт процессуального финансирования развивается в странах общего права: Великобритании, США, Австралии, Сингапуре и Гонконге. В Великобритании финансирование каких-либо процессов долгое время оставалось под запретом. Его применение ограничивалось доктриной «сhamperty and maintenance» (неправомерная поддержка одной из сторон разбирательства) [8]. С 1275 г. maintenance (иск вследствие поддержки) считался уголовным преступлением [9]. Champerty (незаконное вмешательство в судебный процесс другого лица) являлось более тяжкой формой maintenance, так как подразумевало ещё и получение «части от присужденной истцу компенсации» [8]. Процессуальное финансирование фактически подпадало под критерии «сhamperty and maintenance». Однако уже в начале XX в. в британской судебной практике стала наблюдаться тенденция отказа от привлечения к уголовной ответственности за финансирование процессов [8]. Например, в 1908 г. в деле British Cash и Parcel Conveyorsv.Lamson Store Service Co суд указал на то, что запрет на привлечение спонсорской помощи для покрытия судебных расходов не отвечает требования времени [10].

Только в 1967 г. законом «Об уголовном праве» была отменена ответственность за эти преступления [11, с. 4]. Тем не менее не все договоры о судебном финансировании подлежат судебной защите. Суд всё ещё может применить доктрину «сhamperty and maintenance», если установит, что соглашения не соответствует целям правосудия. Такой подход, в частности, был закреплён в деле Factortame (№ 8) [12]. В 1990 г. была легализована практика работы юристов по соглашениям за «гонорар успеха» (conditional fee agreements) [11, с. 4]. В 1999 г. Закон о доступе к правосудию установил возможность заключения страховых договоров на случай проигрыша в суде или арбитраже (ATE — after the event insurance) [11, с. 11]. Данные события создали благоприятную среду для развития процессуального финансирования в Великобритании и тем самым для других стран Содружества. Примеру Великобритании постепенно последовали Австралия, США, Гонконг и Сингапур. В 2019 г. ведётся работа по легализации процессуального финансирования в Нигерии [13]. В остальных странах судебное финансирование не запрещено законом, но и прямо не разрешено.

Несмотря на то, что практика покрытия процессуальных расходов применялась в коммерческом арбитраже уже с начала прошлого века, наиболее активная стадия его развития пришлась на 2008 г. С одной стороны, популярность международного коммерческого арбитража ввиду его эффективности возрастала, но в то же время случившийся финансовый кризис сделал невозможным дальнейшее использование этой процедуры для многих компаний по причине высоких расходов на арбитраж.

Определение финансирования международного коммерческого арбитража третьей стороной

В совместном докладе Международного совета по коммерческому арбитражу и Лондонского университета королевы Марии указывается на трудности в выработке единого определения third-party funding. Во многих юрисдикциях уже существуют сходные формы покрытия судебных расходов. Финансирование судопроизводства и арбитража в некоторых странах являются разновидностями вышеупомянутых видов страхования (before-the-event insurance (BTE), after-the-event insurance (ATE), а также традиционного страхования профессиональной ответственности [7, с. 47].

Тем не менее, в научной и публицистической литературе предлагаются различные определения процессуального финансирования. На сайтах по оказанию финансовых услуг данный институт называется альтернативным методом финансирования процесса, при котором спонсор, не участвуя в процессе, покрывает полностью или частично процессуальные расходы в обмен на получение определённой суммы присуждённой победившей спонсируемой стороне [14]. В. Ю. Соловьёв пишет, что это «механизм, при котором третья сторона покрывает судебные расходы стороны дела для проведения судебных разбирательств» [15, с. 177]. А. А. Башкова описывает финансирование арбитража третьей стороной как «практику финансирования третейского разбирательства, при которой третье лицо — спонсор предлагает финансовую поддержку истцу путем возмещения всех или некоторых его расходов на ведение третейского разбирательства в обмен на возмещение прямых затрат финансирующей стороны и (или) доли от любой суммы, присужденной третейским судом в случае выигрыша» [16, с. 135].

Оптимальным определением third-party funding можно считать определение доклада Международного совета по коммерческому арбитражу и Лондонского университета королевы Марии, выработанное на основе анализа различных моделей и видов финансирования судебных процессов и арбитражей. Согласно данной дефиниции, финансирование процесса третьей стороной относится «к соглашению, заключенному организацией, не являющейся стороной в споре о предоставлении другой стороне, дочерней организации или юридической фирме, представляющей эту сторону

а) денежных средств или другой материальной поддержки для финансирования части или всей стоимости разбирательства, и

б) при условии, что такая поддержка или финансирование предоставляется либо в обмен на вознаграждение или возмещение, которое полностью или частично зависит от исхода спора либо в виде гранта, либо в обмен на премиальный платёж» [7, с. 50].

Большинство моделей финансирования международного коммерческого арбитража сводятся к тому, что факт получения прибыли спонсором зависит от выигрыша и возможности взыскания с проигравшей стороны присуждённой денежной суммы. В случае проигрыша спонсор теряет все свои вложения. Однако исходя из определения, сформулированного Международным советом по коммерческому арбитражу, нельзя исключить и безвозмездное предоставление средств на цели рассмотрения спора в коммерческом арбитраже [7, с. 50]. Таким образом, финансирование арбитражей являются венчурными инвестициями, то есть инвестициями с высокими рисками потерять все вложения, но с такой же высокой прибылью в случае удачного исхода дела.

Услуги по финансированию международного коммерческого арбитража предоставляются как физическими, так и юридическими лицами. Это могут быть как частные инвесторы, так и специализированные организации. Крупнейшими из них являются Buford Capital Ltd. (http://www.burfordcapital.com/), Juridica Investments Ltd. (http://www.juridicacapital.com/investments.php) и Calunius Capital LLP (http://www.calunius.de/).

Отношения между спонсором и клиентом оформляется специальным соглашением о финансировании. Предполагается, что спонсор только предоставляет клиенту средства на проведение арбитража и не может влиять на выбор арбитров, юристов, стратегии ведения дела и т. п. Однако необходимо учитывать, что изначально у арбитража и инвестора абсолютно разные цели. Коммерческий арбитраж имеет целью эффективное, конфиденциальное урегулирование спора, в то время как для спонсора вложения в разбирательство представляется только способом заработка. Это может породить ряд проблем. Так, А. А. Башкова обращает внимание на то, что спонсор может препятствовать заключению мирового соглашения между сторонами в случае, если это не отвечает его интересам [16, с. 137]. Он также может настаивать на заключение такого соглашения для более быстрого извлечения прибыли даже если выигрыш в рамках арбитражной процедуры обещает быть выше.

Процессуальный статус спонсора

Существует несколько точек зрения на положение спонсора в международном коммерческом арбитраже:

  1. спонсор — дополнительная сторона разбирательства в арбитраже;
  2. спонсор — сторона, заменяющая сторону спора в арбитраже;
  3. спонсор — сторона, не участвующая в арбитраже (её правоотношения с истцом ограничиваются рамками соглашения о финансировании) [17, с. 47].

Рассмотрение спонсора в качестве дополнительной стороны арбитража может вступать в противоречие с пунктом 5 статьи 17 Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ. Согласно положениям данного акта арбитражный орган может «разрешить одному или нескольким третьим лицам вступить в арбитраж в качестве стороны» [18]. Для этого необходимо соблюдение нескольких условий:

  1. вступающее лицо является стороной арбитражного соглашения;
  2. такое вступление не причиняет ущерба правам любой из сторон.

В связи с этим, финансируемой стороне необходимо доказывать, что спонсор является стороной арбитражного соглашения. Сторона может заявить о том, что согласие спонсора на участие в арбитраже подразумевалось и следовало из его поведения [19, с. 1432]. Однако это означает, что арбитрам необходимо проанализировать поведение спонсора во время переговоров или исполнения основного договора между истцом и ответчиком [20, с. 30].

Тем не менее, если соглашение о финансировании было заключено после основного договора, из которого вытекает спор, то арбитры могут отклонить довод о подразумеваемом согласии спонсора на арбитраж и его участие в правоотношениях между истцом и ответчиком. В данном случае спонсор действительно не связан обязательствами по основному договору. Он также не принимал участие в заключении и формировании его условий. Материальная заинтересованность в исходе дела и возможность контролировать определённые процессуальные действия стороны по делу не свидетельствует о том, что на спонсора можно распространить действия условий арбитражного соглашения. В некотором смысле инвестор подобен юристу, который всего лишь представляет интересы стороны по делу. Возможно его сравнение с банком или иной финансовой организацией, которая предоставляет кредит или заём.

Однако правоотношения между спонсором и финансируемой стороной в коммерческом арбитраже имеют ряд отличий от правоотношений с представителями или банками. Third-party funder выделяет средства с определённой целью — профинансировать участие стороны в арбитраже и получить прибыль в случае вынесения решения в их пользу. В связи с этим, спонсор часто включает в соглашение о финансировании специфические положения, которые позволяют ему прямо или косвенно оказывать влияние на процессуальные действия стороны в арбитраже. Например, спонсор и финансируемая сторона могут оговорить возможность первого влиять на выбор юристов, работающих по делу; выбор арбитров или на решение о заключении или отказе от заключения мирового соглашения с оппонентом. Влияние со стороны спонсора усиливает и тот факт, что он предоставляет финансовые средства стороне в арбитраже. Такие возможности качественно отличают спонсора от процессуальных представителей или кредитных организаций. Различается и правовая природа соглашений, оформляющих спонсорские отношения.

Против подхода о том, что спонсор — дополнительная сторона в арбитраже свидетельствует и доктрина эстоппель. Применительно к международному коммерческому арбитражу она означает то, что стороне основного соглашения может быть отказано в ходатайстве о применении арбитражного соглашения к третьим лицам. Так как спонсор извлекает прибыль не из основного соглашения между истцом и ответчиком, а из отдельного соглашения между ним и стороной по делу в связи с результатом разрешения спора в арбитраже, то он не может считаться дополнительной стороной соглашения.

Другая теория относительно места спонсора в арбитраже говорит о том, что инвестор может заменять сторону спора. В научных работах указывается два случая, когда это возможно:

  1. сторона спора передаёт свои права по основному договору;
  2. суброгация при страховании [17, с. 50].

Такая передача прав возможна только при определённом условии — соглашение о финансировании должно предусматривать такую передачу прав, а также такое действие допускается применимым правом. В противном случае передача прав может быть признана недействительной.

Анализ практики инвестиционных арбитражей позволяет сделать вывод, что если спонсор и истец заключили соглашение о финансировании с передачей прав после подачи заявления в арбитражный орган, то в заявлении не будет отказано. Сложности могут возникнуть, когда соглашение о финансировании с вышеуказанными условиями было заключено после подачи заявления в арбитраж.

Пункт 6 (b) Пояснений к общему стандарту 6 Руководящих принципов Международной Ассоциации Юристов относительно конфликта интересов в международном арбитраже (IBA Guidelines on Conflicts of Interest in International Arbitration 2014) содержит положения, по которым спонсор может быть приравнен к стороне спора, если

  1. он является юридическим или физическим лицом;
  2. имеет прямой экономический интерес;
  3. имеет обязательства покрыть издержки стороны в арбитраже [21].

Однако арбитражная практика (в том числе и позиции инвестиционных арбитражей) идёт по пути непризнания спонсора в качестве третьей стороны спора. Так, в деле Quasar de Valors v. Russian Federation российская сторона пыталась оспорить юрисдикцию арбитража на том основании, что действительным истцом в споре является спонсор оппонента [22]. Дело рассматривал Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма (The Arbitration Institute of the Stockholm Chamber of Commerce). Он отклонил доводы Российской Федерации, придя к выводу, что именно истцы (Quasar de Valors) заявляют требования о нарушенных правах и именно они могут получить компенсацию по заявленным ими требованиям в случае их удовлетворения. Арбитры указали, что между спонсором и истцами нет обязательств о разделе компенсации по делу в связи с чем её выплата спонсору является личным решением истцов.

Таким образом, на практике спонсор в большинстве случае не признаётся третьей стороной арбитражного разбирательства.

Достоинства и недостатки финансирования международного коммерческого арбитража третьей стороной

Главным преимуществом механизма финансирования арбитражей является обеспечение доступа к правосудию. Стороны имеющие большие шансы на благоприятный исход спора, могут иметь ограниченные материальные ресурсы, не позволяющие покрыть все процессуальные расходы. В таких случаях сторона может отказаться заявлять о своих требованиях даже, имея сильную позицию и высокую вероятность победы. Привлечение процессуальных инвесторов может решить эту проблему.

Данный вид финансирования предоставляет стороне, собирающейся защищать свои права в коммерческом арбитраже, возможность пройти своеобразный due diligence перед принятием окончательного решения об инициировании разбирательства.

Спонсорские организации, как правило, состоят из опытной команды юристов и экспертов, которые проводят тщательный анализ дела и оценку перспектив одержать победу в арбитраже. Они принимают во внимание большой круг вопросов. В частности, они изучают все документы, доказательства, свидетелей и их готовность участвовать в арбитраже. Важным критерием является цена иска. Средняя цена иска, которая может заинтересовать инвесторов составляет в среднем от 1 до 35 миллионов долларов США [23]. Во внимание принимается платёжеспособность ответчика, длительность процесса, мотивы участников арбитража, юристы, представляющие интересы стороны и арбитры, назначенные рассматривать дело [24, с. 212–213]. Имеет значение юрисдикция, в которой планируется исполнять решение [24, с. 212]. Положительным аспектом является участие государства, на территории которого решение будет подлежать исполнению, в Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. (Нью-Йоркская конвенция) [25]. Некоторые спонсоры просят сторону предоставить информацию о том, обращалась ли она ранее к другим спонсорским организациям и каков был их опыт взаимодействия с ними [26, с. 244]. На основании данных факторов спонсор принимает решение об одобрении или отказе в финансировании. Практика показывает, что обычно только 10 % от поступающих заявок проходит тест на перспективность финансирования [26, с. 244]. Сама сторона по итогам такого анализа так же будет осведомлена о своих шансах на победу в арбитраже даже, если ей откажут в спонсорской помощи.

К недостаткам института финансирования часто относят вероятность избыточного контроля спонсора над действиями финансируемой стороны [27]. Зачастую спонсор может навязывать определённую модель поведения в процессе, привлечение определённой команды юристов, назначение арбитров. Он может препятствовать заключению мирового соглашения или наоборот настаивать на этом, если такое соглашение будет для него более выгодно, вопреки интересам стороны.

Высказывается мнение, что участие в деле third-party funder’а может сформировать у арбитров определённое предубеждение в том, что сторона, привлёкшая спонсора, имеет более сильную позицию [26, с. 249]. Арбитры знают, что после тщательного анализа дела, одобрение на спонсорскую помощь получает маленький процент заявок. Такое положение дел может быть характерно для зарубежных арбитражных организаций и юрисдикций, в которых сформирован достаточно влиятельный рынок услуг по процессуальному финансированию.

Вызывает вопросы и необходимость раскрытия информации об участии в деле спонсора. В целом, в доктрине и практике уже сформировалось общее мнение о том, что стороны должны раскрывать арбитрам факт привлечения финансирования для покрытия процессуальных издержек [26, с. 253]. Это необходимо с целью предотвратить возможный конфликт интересов, обеспечить возмещение расходов и определить субъект, стоящий за заявителем иска.

Дискуссионным является вопрос о том, какие конкретные факты необходимо раскрывать перед арбитрами и своим оппонентом [26, с. 252]. Обнародованию могут подлежать следующим аспекты: сам факт финансирования, личность спонсора, положения соглашения о финансировании.

Регулирование института финансирования международного коммерческого арбитража третьими лицами в России и зарубежных странах

В зарубежных правопорядках узаконивание и регламентирование финансирования судопроизводства третьими лицами становится одной из главных тенденций. В первую очередь легализация данного института затрагивает сферу международного коммерческого арбитража. При этом привлечение инвестиций в государственное судопроизводство может оставаться без формального разрешения.

В Великобритании финансирование третьими лицами разрешено как в сфере государственного правосудия, так и в коммерческом арбитраже [28]. Регулирование осуществляется на основе сформировавшейся судебной практики. По общему правилу соглашение о финансировании находится под судебной защитой [29].

Судебная практика выработала следующие критерии допустимости соглашения о финансировании процесса третьими лицами:

  1. «спонсор не ставит своей целью получить контроль над процессом и является представителем регулируемой профессии;
  2. размер потенциального дохода спонсора от финансирования процесса является разумным;
  3. соглашение о ФТЛ позволяет финансируемой стороне получить доступ к правосудию, который она иначе не могла бы получить ввиду своих финансовых возможностей» [30].

Раскрывать информацию о привлечении финансирования не требуется, но по просьбе суда или арбитров сторона должна будет предоставить необходимые данные [31]. Деятельность судебных инвесторов регулируется специальным Кодексом поведения процессуальных спонсоров (Code of Conduct for Litigation Funders) [32]. Особенность регулирования процессуального финансирования в Великобритании заключается в том, что оно является «добровольным» (voluntary regulation), а не статутным [33]. Суть такого регулирования состоит в том, что определённое профессиональное сообщество при материальной поддержке государственных органов разрабатывает правила поведения в конкретной сфере деятельности.

Другой юрисдикцией благоприятной для процессуального финансирования является Сингапур. Местный правопорядок позволяет финансировать не только международный коммерческий арбитраж с местом разрешения в Сингапуре, но и процессы в государственных судах, а также процедуры медиации [34].

10 января 2017 года был принят Закон, вносящий поправки в гражданское законодательство и легализующий практику финансирования процессов [26, с. 269]. Изменения связанные с third-party funding также коснулись Закона о юридической профессии 1966 г. и Правил профессиональной этики 2015 г. Ряд сингапурских арбитражных организаций разработал внутренние акты, регулирующие вопросы внешнего финансирования. Указанными поправками исключается распространение правил о maintenance and champerty на процессуальные инвестиции. В отличии от Великобритании раскрытие информации о финансировании и личность спонсора является обязательным во всех случаях.

В Гонконге процессуальное финансирование возможно только в рамках международного коммерческого арбитража, медиации, а также в делах о банкротстве в государственном судопроизводстве [35].

14 июня 2017 г. принимается Закон, разрешающий финансирование третьими лицами международного коммерческого арбитража и медиации с местом разрешения спора в Гонконге [36]. Аналогично Великобритании и Сингапуру принимается решение о нераспространении доктрины maintenance and champerty на third-party funding. При этом сторона, прибегающая к финансированию обязана раскрывать информацию о спонсорстве, личность спонсора и окончание действия соглашения о финансировании.

Вопрос о допустимости финансирования международного коммерческого арбитража с местом разрешения спора в России остаётся открытым. В настоящее время эта сфера не урегулирована. Вместе с тем, в России уже появились несколько организаций, предлагающие услуги по такому финансированию («Platforma» и «National Legal Finance Group»). Теме third-party funding начинают уделяться внимание в научной литературе и на профессиональных конференциях. Таким образом, в России уже начинают формироваться определённые предпосылки к созданию рынка услуг по процессуальному финансированию. Остаётся дождаться как на данные тенденции отреагируют судебные и законодательные органы.

Выводы

Финансирование международного коммерческого арбитража представляет собой перспективный механизм, позволяющий сторонам перераспределять риски и обеспечивать своё участие в международном коммерческом арбитраже. Данный институт несёт в себе как положительные, так и негативные моменты. При привлечении инвестора для финансирования сторона должна тщательно проанализировать все выгоды и недостатки third-party funding. При правильном подходе к разработке и заключению соглашения о финансировании сторона вполне может минимизировать отрицательные стороны данного механизма, в то же время обеспечив защиту и достижение своих интересов в международном коммерческом арбитраже.

Литература:

  1. Joseph F. Morrissey, Jack M. Graves. International Sales Law and Arbitration. —: Walters Kluwer, 2008. — 500 с.
  2. How much does arbitration cost, and who pays? // LegalNature. URL: https://help.legalnature.com/how-much-does-arbitration-cost-and-who-pays (дата обращения: 18.07.2019).
  3. Ngo Steve K. Not a High Court, but High Cost? — A Discourse on High Cost in International Commercial Arbitration Today // 5 KIIT Student L. Rev. 1 p.1. — 2018. — С. 1–24.
  4. Карабельников Б. Р. Международный коммерческий арбитраж. — 2-е изд. — М.:, 2013. — 541 с.
  5. Third Party Funding in Arbitration: the first 125 years // LexisNexis. URL: https://www.lexisnexis.co.uk/blog/dispute-resolution/third-party-funding-in-arbitration-the-first-125-years (дата обращения: 18.07.2019).
  6. James Clanchy. Navigating the Waters of Third Party Funding in Arbitration // in Arbitration, Issue 3. — 2016. — № 3. — С. 222–232. URL: https://bit.ly/2TIBh39 (дата обращения 30.03.2019).
  7. Report of the ICCA-Queen Mary Task Force on Third-Party Funding in International Arbitration // ICCA International Council for Commercial Arbitration. URL: http://www.arbitration-icca.org/media/10/40280243154551/icca_reports_4_tpf_final_for_print_5_april.pdf (дата обращения 30.03.2019).
  8. Финансирование судебных разбирательств третьей стороной и российские участники споров // PLATFORMA. URL: https://platforma-online.ru/media/detail/finansirovanie-sudebnykh-razbiratelstv-tretey-storonoy-i-rossiyskie-uchastniki-sporov/ (дата обращения: 30.03.2019).
  9. Champerty: for the promotion or the subversion of justice? // Lexology. URL: https://www.lexology.com/library/detail.aspx?g=e3941e07–3c1e-48b0–951f-b92d2e51c533 (дата обращения: 18.07.2019).
  10. British Cash & Parcel Conveyors v Lamson Store Service Co [1908] 1 KB 1006.
  11. Jeremy Morgan QC. Third Party Funding — Legal Aspects. 2008. // 39 Essex Chambers. URL: http://www.39essex.com/docs/articles/JMO_Third_Party_Funding_March2008.pdf (дата обращения: 18.07.2019).
  12. R (Factortame) v Secretary of State (No.8) [2003] QB 381 at [61].
  13. Third Party Funding in Arbitration: Reforms in Nigeria // White & Case LLP. URL: https://www.whitecase.com/publications/alert/third-party-funding-arbitration-reforms-nigeria (дата обращения: 18.07.2019).
  14. Third party funding // Pannone, part of Slater and Gordon Lawyers. URL: http://www.pannone.com/solicitors-for-business/dispute-resolution/third-party-funding (дата обращения: 27.11.2017).
  15. Соловьев В. Ю. Финансирование судебных процессов // Вестник Московского университета МВД России. — 2018. — № 1. — С. 177–183.
  16. Башкова А. А. Финансирование международного третейского разбирательства третьей стороной (third-party funding): преимущества и недостатки, процессуальные риски на примере новейшей практики // Вестник международного коммерческого арбитража. — 2014. — № 1 (8). — С. 134–149.
  17. Боднарь В. Финансирование арбитража третьими лицами (third-party funding) // КонсультантПлюс. URL: http://static.consultant.ru/obj/file/edu/nauka/bodnar_v.pdf (дата обращения: 18.07.2019).
  18. Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ (пересмотрен в 2010 году) // The United Nations Commission on International Trade Law (UNCITRAL). URL: https://www.uncitral.org/pdf/russian/texts/arbitration/arb-rules-revised/arb-rules-revised-r.pdf (дата обращения: 18.07.2019).
  19. Born G. B. International Commercial Arbitration // 2nd ed. Wolters Kluwer, Law & Business. — 2014. — P. 1432. цит. по Боднарь В. Указ. соч. С. 48.
  20. 77Fouchard Ph., Gaillard S., Goldman B. Fouchard Gaillard Goldman on International Commercial Arbitration // Kluwer Law International. — 1999. — P. 30 цит. по Боднарь В. Указ. соч. С. 48.
  21. 6 (b) Explanation to General Standard 6. IBA Guidelines on Conflicts of Interest in International Arbitration. 2014. // International Bar Association. URL: https://www.ibanet.org/Document/Default.aspx?DocumentUid=e2fe5e72-eb14–4bba-b10d-d33dafee8918 (дата обращения: 18.07.2019).
  22. Quasar de Valores SICAV S. A. et al. v. The Russian Federation, SCC Arbitration No. 24/2007, Award of 20 July 2012. цит. по Боднарь В. Указ. соч. С. 51.
  23. Third Party Funding and International Arbitration Our Sponsors // International Bar Association. URL: https://www.ibanet.org/Conferences/Third_Party_Funding_and_International_Arbitration_Our_Sponsors.aspx (дата обращения: 18.07.2019).
  24. Scherer M., Goldsmith A., Fléchet C. Third Party Funding in International Arbitration in Europe: Part 1 — Funders’ Perspectives // International Business Law Journal. — 2012. — № 2. — С. 207–220.
  25. Enforcing a funded award in an anti-funding environment // Clyde & Co LLP. URL: https://www.clydeco.com/insight/article/enforcing-a-funded-award-in-an-anti-funding-environment (дата обращения: 18.07.2019).
  26. Морозов С. В. Финансирование арбитража третьими лицами (third-party funding): международный опыт и перспективы в России // Новые горизонты международного арбитража. — 2018. — № 4. — С. 238–275.
  27. Third party funding in international arbitration // Ashurst. URL: https://www.ashurst.com/en/news-and-insights/legal-updates/quickguide---third-party-funding-in-international-arbitration/ (дата обращения: 18.07.2019).
  28. Внешнее финансирование судебных и арбитражных процессов в Англии: за чей счет? // Адвокатская газета. URL: https://www.advgazeta.ru/mneniya/vneshnee-finansirovanie-sudebnykh-i-arbitrazhnykh-protsessov-v-anglii-za-chey-schet/ (дата обращения: 18.07.2019).
  29. Litigation Funding // Lexology. URL: https://www.lexology.com/gtdt/tool/workareas/report/litigation-funding/chapter/united-kingdom-england-and-wales (дата обращения: 18.07.2019).
  30. Factortame Ltd. v. Secretary of State for the Environment, Transport and the Regions (No. 2), [2003] QB 381 (CA). цит. по Морозов С. В. Указ. соч. С. 268.
  31. Wall v. Royal Bank of Scotland plc, [2016] EWHC 2460 (Comm.). цит. по Морозов С. В. Указ. соч. С. 268.
  32. Code of Conduct for Litigation Funders (Jan. 2018) // The Association of Litigation Funders of England & Wales. URL: http://associationoflitigationfunders.com/wp-content/uploads/2018/03/Code-Of-Conduct-for-Litigation-Funders-at-Jan-2018-FINAL.pdf (дата обращения: 18.07.2019).
  33. Leslie Perrin. The Third Party Litigation Funding Law Review: England and Wales // The Law Reviews. URL: https://thelawreviews.co.uk/edition/the-third-party-litigation-funding-law-review-edition-2/1176821/england-and-wales (дата обращения: 18.07.2019).
  34. Matthew Secomb, Adam Wallin. The Third Party Litigation Funding Law Review: Singapore. // The Law Reviews. URL: https://thelawreviews.co.uk/edition/the-third-party-litigation-funding-law-review-edition-2/1176853/singapore (дата обращения: 18.07.2019).
  35. Melody Chan. The Third Party Litigation Funding Law Review: Hong Kong // The Law Reviews. URL: https://thelawreviews.co.uk/edition/the-third-party-litigation-funding-law-review-edition-2/1176842/hong-kong (дата обращения: 18.07.2019).
  36. Arbitration and Mediation Legislation (Third-Party Funding) (Amendment) Ordinance 2017 (Ordinance No. 6 of 2017). // Government Logistics Department. URL: https://www.gld.gov.hk/egazette/pdf/20172125/es1201721256.pdf (дата обращения: 18.07.2019).


Задать вопрос