Правовой режим беспилотных транспортных средств в Российской Федерации | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 3 августа, печатный экземпляр отправим 7 августа.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №24 (262) июнь 2019 г.

Дата публикации: 16.06.2019

Статья просмотрена: 10 раз

Библиографическое описание:

Стрейкмане Л. Р. Правовой режим беспилотных транспортных средств в Российской Федерации // Молодой ученый. — 2019. — №24. — С. 276-279. — URL https://moluch.ru/archive/262/60708/ (дата обращения: 23.07.2019).



Роботизация различных процессов всё чаще включается в приоритетные направления развитых государств. Одним из популярных её проявлений на сегодняшний день является разработка и внедрение наземных беспилотных транспортных средств (далее — БПТС). Так, в числе явных лидеров по созданию БПТС можно назвать США, Германию, Японию, Швецию. Крупнейшие автомобильные компании, такие как Tesla (США), General Motors (США), BMW (Германия), Audi (Германия), Volkswagen (Германия), Volvo (Швеция), Nissan (Япония), занимаются разработкой проектов для последующего их внедрения в массовое производство. По прогнозам производителей, первые серийные БПТС могут появиться в 2020-х годах, однако в настоящее время образцы работают только в тестовом режиме.

В России разработки БПТС ведутся с 2015 года ПАО «КАМАЗ» и компанией Cognitive Technologies. Также нужно отметить вклад в развитие российских БПТС научно-производственного объединения «СтарЛайн». Автомобиль, разработанный компанией, в мае 2018 года успешно прошёл масштабное испытание, преодолев специально подготовленную дистанцию на подходе к Крымскому мосту [1]. Наряду с задачей создания БПТС специалисты Федерального агентства Росавтодор и транспортной компании «Traft» занимаются разработкой инфраструктуры для передвижения данного вида транспорта в рамках проекта «Караван» с 2016 года.

Однако нельзя забывать, что любое внедрение новых технологий должно сопровождаться законодательным регулированием. Так, например, в Соединённых Штатах с 2017 года действует Закон «Self Drive Act», целью которого является обеспечение безопасности высокоавтоматизированных ТС в том, что касается проектирования, изготовления и эксплуатационных характеристик, путём поощрения испытаний и внедрения таких ТС.

В настоящее время в России существует проект Федерального закона № 710083–7 «Об опытной эксплуатации инновационных транспортных средств и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Законопроект). Предметом регулирования документа являются отношения, которые возникают «в связи с опытной эксплуатацией инновационных транспортных средств, включая высокоавтоматизированные транспортные средства, на автомобильных дорогах общего пользования» (статья 1 Законопроекта). Нужно обратить внимание на четыре понятия: опытная эксплуатация, инновационные транспортные средства, высокоавтоматизированные ТС, автомобильные дороги общего пользования. В статье 3 Законопроекта раскрываются первые три.

Под опытной эксплуатацией понимается «контролируемая эксплуатация инновационного ТС, включающая в себя движение в исследовательских и испытательных целях, в том числе для оценки характеристик и эффективности конструктивных решений инновационного ТС, совершенствования системы вождения, получения данных о возможностях инновационного ТС». Так, можно сделать вывод, что Законопроект регулирует лишь те отношения, которые связаны с использованием БПТС в тестовом, экспериментальном режиме, и не оговаривает ситуации возможного серийного производства и массового использования указанных ТС.

В качестве основных характеристик инновационного ТС можно отметить следующие: это колёсный автомобиль, в нём применяются такие конструктивные решения, которые качественно изменяют его основные эксплуатационные показатели, а также указанное ТС невозможно оценить в соответствии с существующими документами по стандартизации. Понятие конструктивного решения раскрывается в Постановлении Правительства Российской Федерации от 16 февраля 2008 года № 87 «О составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию». Однако это относится к проектировке зданий, строений, сооружений. Применяя положения по аналогии, можно сказать, что в отношении БПТС конструктивное решение — это часть проекта БПТС, содержащая схемы опытного образца и их обоснования, направленная на реализацию замысла полной автоматизации автомобиля. К упомянутым эксплуатационным показателям можно отнести, например, удобство использования ТС, его управляемость, надёжность, долговечность.

Высокоавтоматизированное ТС обладает теми же характеристиками, что и инновационное ТС, но помимо этого оно оснащено автоматизированной системой вождения, то есть такими механизмами, которые исключают (без необходимости) физическое воздействие человека на процесс управления транспортным средством.

Согласно статье 5 Федерального закона от 08.11.2007 № 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»: «К автомобильным дорогам общего пользования относятся автомобильные дороги, предназначенные для движения транспортных средств неограниченного круга лиц». Таким образом, Законопроект не регулирует порядок движения БПТС по дорогам, например, находящимся в собственности физических или юридических лиц и служащим для обеспечения их личных нужд, или дорогам, находящимся во владении или распоряжении местных администраций и служащим для обеспечения муниципальных нужд.

Если говорить в общем, то Законопроект устанавливает правовой режим инновационных ТС в целом: перечислены субъекты, задействованные в опытной эксплуатации таких ТС, их права и обязанности, в общих чертах установлен порядок осуществления опытной эксплуатации инновационных ТС, требования к их безопасности.

Автор Законопроекта Сергей Жигарев, возглавляющий Комитет ГД РФ по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству, надеется на его принятие в окончательном чтении до конца 2019 г., о чём было сообщено в рамках пресс-конференции на тему «Цифровое законодательство. Федеральный закон о беспилотном транспорте в РФ» в начале июня текущего года [2]. Если соответствующий документ будет принят, у Правительства России появится необходимость определить федеральный орган исполнительной власти (далее — ФОИВ), который будет иметь полномочия по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере инновационного транспорта, а также ФОИВ, осуществляющий контрольные функции. Помимо этого, нужно будет в отдельных актах конкретизировать положения Федерального закона, в том числе о порядке осуществления опытной эксплуатации инновационных ТС на дорогах общего пользования, о порядке выдачи специальных разрешений.

Помимо Законопроекта существует действующее постановление Правительства от 26 ноября 2018 года № 1415 «О проведении эксперимента по эксплуатации на автодорогах высокоавтоматизированных транспортных средств» (далее — Постановление). Указанный эксперимент проводится на территориях города Москвы (Сколково) и Республики Татарстан (Иннополис) с 1 декабря 2018 г. по 1 марта 2022 г.

Исходя из целей и задач эксперимента, которые указаны в пункте 4 Положения «О проведении эксперимента по опытной эксплуатации на автомобильных дорогах общего пользования высокоавтоматизированных транспортных средств», утверждённого Постановлением, можно сделать вывод, что его сущность сводится к тому, чтобы наладить работу БПТС для дальнейшей массовой эксплуатации на дорогах общего пользования, а также чтобы сформулировать положения для выработки технических требований и регламентов, документов по стандартизации.

Тестирование бесплатного беспилотного такси в указанных местностях проводит компания «Яндекс» [3]. В каждой машине помимо пассажиров присутствует инженер-испытатель, чтобы отслеживать поведение автомобиля во время поездки. В пресс-службе «Яндекса» отмечают: «Мы не раз говорили о необходимости подобной инициативы и рады, что её приняли. Надеемся на то, что это постановление позволит проводить тестирования в полном объёме».

По словам Дмитрия Медведева, Постановление нужно, чтобы «как минимум дать все необходимые определения, для того чтобы этот транспорт развивался, включая определение того, что является автоматизированной системой вождения, что или кто является собственником высокоавтоматизированного транспортного средства. Потому что отсюда вытекают юридические последствия, связанные с несением ответственности за возможный ущерб, который может быть причинён, и так далее».

Говоря о позиции высших органов власти по вопросу БПТС, можно упомянуть о правительственном совещании с вице-премьерами, проведённом Дмитрием Медведевым 26 ноября 2018 года [4]. Повесткой дня стал вопрос об эксперименте по тестированию беспилотных автомобилей на дорогах общего пользования. Максим Акимов, заместитель председателя Правительства РФ, подготовил сообщение, в котором подчеркнул: «Россия — одна из немногих стран мира, обладающая не какой-то одной, а комплексом технологий, необходимых для работы беспилотного транспорта. Это и искусственный интеллект, и навигационные технологии, и технологии технического зрения, и технологии, связанные с использованием лидаров [лидар — технология получения и обработки информации об удалённых объектах с помощью активных оптических систем, использующих явления отражения света и его рассеивания в прозрачных и полупрозрачных средах]» [5]. Также было сказано о том, что без применения технологий в ходе реальной эксплуатации в условиях городской среды, они не получат дальнейшего развития.

Существует классификация автоматизации автомобилей, разработанная Сообществом автомобильных инженеров (SAE) [6]. Она содержит шесть уровней, начиная с автомобилей, в которых система лишь выдаёт предупреждения, не осуществляя постоянного управления, и заканчивая уровнем, где не требуется никакого вмешательства человека в процесс управления ТС. Так, на совещании было отмечено, что разработки российских конструкторов и инженеров направлены на создание БПТС преимущественно высшего класса.

Несомненно, разработка и постепенное внедрение БПТС в массовое производство имеет большое количество положительных моментов. Среди них, пожалуй, на первое место можно поставить возможность перемещаться на автомобиле для людей, которые не имеют водительских прав, также это снижение стоимости услуг перевозчиков за счёт отсутствия необходимости выплачивать заработную плату водителям ТС, существенное уменьшение количества ДТП в силу отсутствия нарушений правил дорожного движения «умными» автомобилями, появление возможности перевозить грузы в опасных природных или техногенных условиях.

Однако нельзя умолчать о негативных последствиях. В первую очередь, это существенное уменьшение рабочих мест людей, чья работа связана с вождением ТС. Отсутствие навыков вождения у пассажиров БПТС чревато тем, что в экстренной ситуации они не смогут взять управление на себя. Наконец, всегда нужно помнить, что система может быть подвержена сторонним вмешательствам посредством кибератак или может дать сбой.

Обособленно стоит вопрос, связанный с тем, кто из субъектов должен нести ответственность в случае аварии, произошедшей с участием БПТС. Хочется обратить внимание на то, что ни в Законопроекте, ни в Постановлении, ни на Совещании не упомянуто об этой проблеме.

Непосредственными участниками отношений, связанных с опытной эксплуатацией БПТС, являются водитель инновационного ТС или оператор высокоавтоматизированного ТС, собственник инновационного ТС. Их определения даны в статье 3 Законопроекта. Так, водителем инновационного ТС признаётся физическое лицо, непосредственно находящееся внутри такого ТС, независимо от того, задействован ли он в процессе управления инновационного ТС или просто активирует автоматизированную систему вождения высокоавтоматизированного ТС и осуществляет контроль, в том числе в автоматизированном режиме управления.

В отличие от водителя, оператор — субъект отношений, возникающих только в связи с использованием высокоавтоматизированных ТС. Это физическое лицо, которое находится вне ТС и активирует автоматизированную систему вождения, а также контролирует движение этого ТС в автоматизированном режиме управления дистанционно.

Интересно то, что в Законопроекте говорится только о собственнике инновационного ТС и не упоминается о собственнике высокоавтоматизированного ТС. Собственником не является физическое лицо, им может быть зарегистрированное на территории России юридическое лицо или индивидуальный предприниматель. Обязательным условием приобретения статуса собственника инновационного ТС является наличие специального разрешения на осуществление движения по автомобильным дорогам общего пользования инновационных транспортных средств в целях их опытной эксплуатации. Вероятно, невозможность физического лица в настоящее время быть собственником БПТС связана с тем, что лица, кому принадлежат такие ТС, непосредственно задействованы в процессе разработки таких автомобилей и являются участниками различных правительственных конкурсов на получение грантов.

Возвращаясь к вопросу о том, кто из перечисленных субъектов должен нести ответственность в случае аварии произошедшей с участием БПТС, нужно отметить, что Законопроектом регулируются отношения, связанные лишь с опытной эксплуатацией ТС. Таким образом, при внедрении БПТС в серийное производство в новом Федеральном законе нужно будет предусмотреть помимо прочего такого субъекта, как производитель инновационного или высокоавтоматизированного ТС. На мой взгляд, законодательно конкретизировать вопрос об ответственности не предоставляется возможным, можно лишь составить открытый перечень различных дорожных ситуаций, поскольку в данном случае эта проблема должна решаться, исходя из индивидуального подхода в каждом конкретном случае. Так, например, нести ответственность может разработчик программного обеспечения, если в его кодах будут ошибки, или же производитель, если при производстве допущен брак; может нести ответственность и водитель, если он не вмешался в управление при необходимости.

Несомненно, нужно следовать требованиям, которые диктует современность. Страны, которые лидируют в плане технологического прогресса, занимаются вопросами разработки и внедрения БПТС, что может стать большим шагом в сфере роботизации и совершить прорыв в развитии искусственного интеллекта. Говоря об участии Российской Федерации в данной теме, спецпредставитель президента по вопросам цифрового и технологического развития Дмитрий Песков отметил важность развития технологий управления беспилотным транспортом, адаптированных к использованию в российских климатических и дорожных условиях: «…никакие Tesla, Ford и другие делать не могут, они не видят снег, не читают знаки». В разработке проектов заинтересованы не только крупнейшие государственные, но и частные компании. Перед Россией стоит задача не только создать и испытать образцы, но и законодательно определить и закрепить их правовой статус.

Литература:

  1. Умный беспилотный автомобиль StarLine успешно прошел испытание на подъезде к Крымскому мосту // StarLine официальный сайт — ООО «НПО «СтарЛайн». URL: https://www.starline.ru/umnyj-bespilotnyj-avtomobil-starline-uspeshno-proshel-ispytanie-na-podezde-k-krymskom-mostu/ (дата обращения: 08.06.2019).
  2. В Госдуме надеются на принятие закона о правилах эксплуатации беспилотного транспорта до конца года // Агентство городских новостей «МОСКВА». URL: https://www.mskagency.ru/materials/2895900 (дата обращения: 08.06.2019).
  3. В России 1 декабря начнётся эксперимент по тестированию беспилотного транспорта на дорогах общего пользования // vc.ru — интернет-издание о бизнесе, стартапах, инновациях, маркетинге и технологиях. URL: https://vc.ru/transport/51800-v-rossii-1-dekabrya-nachnetsya-eksperiment-po-testirovaniyu-bespilotnogo-transporta-na-dorogah-obshchego-polzovaniya (дата обращения: 09.06.2019).
  4. Об эксперименте по тестированию беспилотных автомобилей на дорогах общего пользования // Правительство России. URL: http://m.government.ru/all/34837/ (дата обращения: 09.06.2019).
  5. Лидар // Словари и энциклопедии на Академике. URL: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/224066 (дата обращения: 09.06.2019).
  6. Automated driving levels of driving automation are defined in new SAE International standard J3016 // SAE International TM. URL: https://web.archive.org/web/20161120142825/http://www.sae.org/misc/pdfs/automated_driving.pdf (дата обращения: 08.06.2019).

7. Self Drive Act Referred in Senate 09/07/2017 // Congress.GOV. URL: https://www.congress.gov/bill/115th-congress/house-bill/3388/text (дата обращения: 09.06.2019

  1. Законопроект № 710083–7 «Об опытной эксплуатации инновационных транспортных средств и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Система обеспечения законодательной деятельности. URL: https://sozd.duma.gov.ru/bill/710083–7 (дата обращения: 08.06.2019).
  2. Постановление Правительства РФ от 16.02.2008 N 87 (ред. от 17.09.2018) «О составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию» // СПС Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_75048/ (дата обращения: 10.06.2019).
  3. Постановление Правительства Российской Федерации от 26.11.2018 № 1415 «О проведении эксперимента по эксплуатации на автодорогах высокоавтоматизированных транспортных средств» // Правительство России. URL: http://government.ru/docs/34831/ (дата обращения: 11.06.2019).
  4. Федеральный закон от 08.11.2007 № 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». // СПС Гарант. URL: http://base.garant.ru/12157004/ (дата обращения: 10.06.2019).


Задать вопрос