Некоторые аспекты прокурорского надзора за обеспечением прав подозреваемых (обвиняемых) на свободу и личную неприкосновенность | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 27 июля, печатный экземпляр отправим 31 июля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №23 (261) июнь 2019 г.

Дата публикации: 09.06.2019

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Исаева К. А. Некоторые аспекты прокурорского надзора за обеспечением прав подозреваемых (обвиняемых) на свободу и личную неприкосновенность // Молодой ученый. — 2019. — №23. — С. 459-461. — URL https://moluch.ru/archive/261/60363/ (дата обращения: 19.07.2019).



Сегодня право человека на свободу и личную неприкосновенность кажется совершенно естественным и доступным каждому законопослушному гражданину. Тем удивительнее кажется тот факт, что на международном уровне ранее названные права и свободы были впервые закреплены только в 1948 году на основании Всеобщей декларации прав человека [1]. В целях расширения основополагающих положений на два года позднее была принята Конвенция о защите прав человека и основных свобод [5], обязывающая страны-участники гарантировать содержащиеся в ней права каждому человеку.

Конституция Российской Федерации [6] основана на аналогичных международным актам началах. Но, в тоже время, часть 3 статьи 55 Конституции России содержит указание на то, что ограничение права на свободу и личную неприкосновенность в ряде случаев является допустимым.

Особое внимание праву на свободу и личную неприкосновенность уделил Конституционный суд Российской Федерации в ряде решений, подтверждая, что без названных прав «немыслимы достоинство и ценность человеческой жизни» [10] и утверждая недопустимость вмешательства любых лиц, за исключением тех случаев, когда лицо самостоятельно предоставляет соответствующее право [9].

К сожалению, ни в одном из ранее названных актов не содержится подробной и актуальной информации о сущности изучаемого права, в связи с чем мы вынуждены обратиться к мнению исследователей.

Смирнов В. Н. [12] полагает, что право на свободу приобретает сложносоставной характер, включающий систему нормативно определенных правомочий, возникающих в результате деятельности по реализации полномочий. В то же время, реализуемое человеком право на личную неприкосновенность, является элементом свободы и включает в себя следующие свойства: физическое (отсутствие угроз жизни и здоровью, свобода физической активности); морально-духовное (нравственное и психическое здоровье). Данная характеристика позволяет нам наиболее точно представлять характер возможных нарушений права, а также проецировать ее на отдельны отрасли законодательства.

Так, отечественное уголовное законодательство содержит положение о его назначении, отчасти выраженное в защите человека от ограничения его прав и свобод [14]. В тесной связи с основополагающим принципом уголовного процесса в любом демократическом государстве находится законное нарушение прав подозреваемых и обвиняемых на свободу, личную неприкосновенность. Указанное правомочие государства основано на потребности в разрешении уголовно-правового конфликта и применяется только в строго определенных ситуациях [8].

На сегодняшний день, самым кардинальным законно устанавливаемым ограничением является заключение под стражу, которое на международном уровне рассматривается в качестве исключительной ситуации [3].

При этом, не подлежит никакому сомнению мнение о том, что в подобных ситуациях особо важное значение приобретает доступность для человека всех средств обеспечения применения правовых гарантий, а также наличие реальной возможности обращения в органы прокуратуры [7].

Логично предположить, что в соответствии с назначением уголовного судопроизводства применяемые меры должны быть адекватными по отношению к фактически совершенному противоправному деянию. В связи с этим возникла позиция [11] о том, что при применении ареста необходимо руководствоваться конкретными фактами, а не тяжестью преступления, потенциальным противодействия ходу расследования или возможностью совершения новых преступлений.

Законность и обоснованность ограничения неприкосновенности личности обеспечиваются положениями части 4 статьи 7 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации [14], в соответствии с которой решения суда, прокурора, следователя и дознавателя должны основываться на принципах законности и обоснованности, а также быть соответствующим образом мотивированными.

Пожалуй, самым строгим методом ограничения конституционного права на свободу и личную неприкосновенность является заключение под стражу. При решении столь важного вопроса судьи часто действуют по собственному усмотрению, совершенно не учитывая мнение прокурорских работников, основной целью которых является обеспечение законности [13].

В результате развития надзорных полномочий, особое значение приобрел надзор за соблюдением прав и свобод человека, подвергшегося уголовному преследованию [4]. Именно это направление непосредственно связано с обеспечением прав подозреваемых и обвиняемых на свободу и личную неприкосновенность.

Начиная с 2007 года, прокурор постепенно терял полномочия по процессуальному руководству за следствием, вследствие передачи их руководителю следственного органа.

Несмотря на наличие некоторых надзорных полномочий проблема их недостаточности вызывает обсуждение на самом высоком уровне. Так, во время выступления на парламентских слушаниях в Совете Федерации Генеральный прокурор Российской Федерации Юрий Яковлевич Чайка отметил, что изъятие из полномочий прокуроров некоторых надзорных полномочий повлекло явный дисбаланс правозащитного механизма Сегодня деятельность прокурора настолько ограничена в возможности влияния на деятельность следователей в рамках уголовного судопроизводства, что не позволяет оперативно реагировать на нарушение порядка обеспечения прав и свобод человека и гражданина, относящихся к свободе и личной неприкосновенности [2].

Полагаем, что нормативно-правовые основания деятельности прокуроров в области защиты права подозреваемых (обвиняемых) на свободу и личную неприкосновенность подлежат скорейшему реформированию в связи с их явной недостаточностью для эффективного обеспечения законности.

Литература:

  1. Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) // СПС «КонсультантПлюс»
  2. Выступление Генерального прокурора Российской Федерации Ю. Я. Чайки на парламентских слушаниях на тему «Уголовная политика в Российской Федерации: проблемы и решения». — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http:// genproc.gov. ru/smi/interview_and_appearences/ appearences/85492/ (дата обращения 02.11.2018).
  3. Глухова Е. В. Вопросы реализации в отечественном уголовном судопроизводстве рекомендаций международного права о содержании под стражей лиц // Правопорядок: история, теория, практика. 2017. № 2 (13). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/voprosy-realizatsii-v-otechestvennom-ugolovnom-sudoproizvodstve-rekomendatsiy-mezhdunarodnogo-prava-o-soderzhanii-pod-strazhey-lits (дата обращения: 12.11.2018).
  4. Иванова О. Г. Полномочия прокурора и суда при избрании меры пресечения в судебном порядке // Вестник СПбГУ. Серия 14. Право. 2017. № 2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/polnomochiya-prokurora-i-suda-pri-izbranii-mery-presecheniya-v-sudebnom-poryadke (дата обращения: 12.11.2018).
  5. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11.1950) // СПС «КонсультантПлюс»
  6. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12.12.1993 (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) //Собрание законодательства РФ. — 04.08.2014. — N 9. — Ст. 851.
  7. Кузнецова О. А. Заключение под стражу и принцип разумности сроков при особом порядке движения уголовного дела // Таврический научный обозреватель. 2017. № 2 (19). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zaklyuchenie-pod-strazhu-i-printsip-razumnosti-srokov-pri-osobom-poryadke-dvizheniya-ugolovnogo-dela (дата обращения: 01.11.2018).
  8. Майоров А. В., Поперина Е. Н. Формирование и развитие права на неприкосновенность частной жизни // Юридическая наука и правоохранительная практика. — 2012. — № 3. — С. 34–38.
  9. Определение КС РФ от 10.02.2016 № 224-О
  10. Постановление КС РФ от 17.11.2016 № 25-П
  11. Преловский П. О. Право на свободу и личную неприкосновенность в российском уголовном судопроизводстве: терминологические проблемы // Baikal Research Journal. 2016. № 5. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/pravo-na-svobodu-i-lichnuyu-neprikosnovennost-v-rossiyskom-ugolovnom-sudoproizvodstve-terminologicheskie-problemy (дата обращения: 12.11.2018).
  12. Смирнов В. Н. Права и свободы человека и гражданина, ограничиваемые при заключении под стражу в ходе уголовного судопроизводства: понятие и содержание // Вестник КГУ. 2012. № 1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/prava-i-svobody-cheloveka-i-grazhdanina-ogranichivaemye-pri-zaklyuchenii-pod-strazhu-v-hode-ugolovnogo-sudoproizvodstva-ponyatie-i (дата обращения: 12.11.2018).
  13. Таболина К. А. О необходимости усиления роли прокурора в процедуре возбуждения и расследования уголовных дел // Вестник Университета имени О. Е. Кутафина. 2018. № 2 (42). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/o-neobhodimosti-usileniya-roli-prokurora-v-protsedure-vozbuzhdeniya-i-rassledovaniya-ugolovnyh-del (дата обращения: 12.11.2018).
  14. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ


Задать вопрос