К вопросу о внутрисемейных отношениях и адаптивных возможностях подростков с кохлеарной имплантацией | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 3 августа, печатный экземпляр отправим 7 августа.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: Психология

Опубликовано в Молодой учёный №23 (261) июнь 2019 г.

Дата публикации: 10.06.2019

Статья просмотрена: 18 раз

Библиографическое описание:

Полежаева Ю. Н. К вопросу о внутрисемейных отношениях и адаптивных возможностях подростков с кохлеарной имплантацией // Молодой ученый. — 2019. — №23. — С. 196-198. — URL https://moluch.ru/archive/261/60286/ (дата обращения: 20.07.2019).



Кохлеарной имплантацией — называют комплексную систему мероприятий по полноценной социальной адаптации детей и взрослых, у которых глубокая потеря слуха. В нее включены отбор пациентов; операции по восстановлению слухового ощущения электрической стимуляцией волокон слухового нерва. Последний «наиболее важный и продолжительный этап после кохлеарной имплантации — этап реабилитации, основные задачи которой это подключить речевой процессор и проведение педагогической работы с имплантированным в различных направлениях, в том числе подготовить его к общению среди слышащих» [1, с. 33].

С точки зрения педагогики, проводить кохлеарную имплантацию при отсутствии медицинских противопоказаний можно каждому глухому ребенку, для которого использовать индивидуальные слуховые аппараты неэффективно. Это же относится и к глухим детям, имеющим сложную структуру нарушений. Им после кохлеарной имплантации также доступны все звучания. Это устройство позволяет им реагировать на все окружающие звуки и хорошо ориентироваться в пространстве.

Сурдопедагоги и психологи считают, что у глухих детей можно наблюдать недостаточность речевых средств чтобы описать личностные особенности людей, их эмоций, и контрастно оценивают качества личности. Это способствует замедлению у глухих формирование моральных и этических представлений, социальной и эмоциональной зрелости, осознания личного отношения к другим людям и самим себе, а также своего положения в среде сверстников и в широком социальном окружении [2].

В сурдопсихологии у глухих можно отметить своеобразные черты характера, они наиболее склонны к невротическим состояниям и реакциям. Астено-невротические и психопатические реакции можно отметить у детей уже в 2–4 года, а в подростковом возрасте — можно отметить появление первых признаков осознания своего дефекта. Л. М. Барденштейн отмечает проявление у неслышащих и слабослышащих эмоционально-волевой незрелости (внушаемости, подражательности, недостаточной самостоятельности, склонности к аффективным взрывам), которые наиболее выражены в 11–13 лет [2].

Т. Н. Прилепская в статье пишет, что неслышащие дети уступают нормально слышащим в отношении социальной зрелости, адаптации к окружающим условиям. Среди них чаще бывают эмоционально- поведенческие нарушения. Причина в том, что эти дети обычно воспитываются в интернатах, т. е. они много времени изолированы от внешнего «слышащего мира». А так как условия в интернатных учреждениях рассчитаны на детей с нарушенным слухом, например пониженные требования и очень частые поощрения, то у детей может возникнуть обманчивое чувство облегченности и сформироваться чувство иждивенчества. До самого окончания школы дети не сталкиваются с трудностями, вызванными дефектом. Это также является условием для формирования у неслышащих и слабослышащих ошибочного представления о себе [3].

Важно, как родители воспринимают детей и их дефект. В семьях выстраиваются разные стратегии поведения в отношении аномальных детей. Рассматривая основные стратегии по В. С. Соммерсу, то надо сказать о положительных и отрицательных реакциях на дефект [4].

Возможно, родители принимают ребенка, объективно воспринимают, адекватно оценивая собственные силы и возможности, это придает уверенность в себе, в душевной силе. У таких родителей не возникнет чувство вины, неприязни. Бывает и другая ситуация, семья полностью отрицает, что у ребенка есть дефект. Родители не признают для ребенка ограничений и предъявляют к нему высокие требования [5].

Описанные стратегии положительные в том смысле, что позволяют детям участвовать в жизни семьи, делая его полноценным членом семьи. Родители разными способами стараются установить контакт с аномальным ребенком. В подобных семьях дети не испытывают недостатка общения, следовательно, ничто не мешает формировать благополучных свойств личности и самооценки.

Реакция отрицания вызывает нарушения личности из-за повышенного нервного напряжения. Однако у детей с сильной нервной системой стрессовая реакция не возникает, и при необходимых условиях можно добиться хороших результатов.

Возможно возникновение реакции чрезмерной защиты, если относиться к ребенку с жалостью и сочувствием. Это проявляется в чрезмерно заботливом типе воспитания. В этом случае может развиваться чувство иждивенчества, пассивный настрой на окружающее. При стратегии скрытого отрицания происходит неявное, завуалированное отвержение ребенка. Дефект считается позором, но такое отношение скрыто чрезмерно заботливым, внимательным воспитанием.

Открытое отречение проявляется в отвращении к ребенку. Родители переадресовывают чувство вины на все общество, врачей, учителей и т. д. Подобная своеобразная защита подобна враждебности по отношению к ребенку.

Эти стратегии поведения родителей неблагоприятно влияют на ребенка, задерживая его развитие, формируя неадекватную самооценку. А потом, подобно снежному кому, накапливаются проблемы адаптации, обучения и эффективной интеграции ребенка с нарушенным слухом в «слышащий мир».

Несмотря на то, что взаимоотношения в семье ребенка с нарушенным слухом изучена недостаточно, следует выделить основные особенности, которые характерны для общения и воспитания глухих детей слышащими, а также неслышащими родителями.

Если ребенок воспитывается в среде глухих, его адаптация и развитие проходит в меру собственных возможностей благополучно. В этих семьях чаще можно встретить стратегию принятия ребенка с его дефектом. По-другому складываются отношения у глухого ребенка с нормально слышащими родителями. В отношениях присутствует ощущение непонимания и отвержения, а также избегания со стороны родителей. В таком случае, находясь дома, ребенок почти все время «общается» с самим собой или с игрушками. В таких случаях восприятие детьми окружающего мира крайне суженный, неполноценный и неадекватный, поскольку не всегда соответствует этапу развития ребенка в данный момент. Следовательно, что такое воспитание отрицательно сказывается на формировании личности и самооценки [4].

Итак, проблема влияния отношений в семьях, воспитывающих ребенка с нарушенной слуховой функцией, на его развитие, достаточно актуальна.

Литература:

  1. Авдеева, Н. А. Роль матери и отца в развитии ребенка: Советы психолога / Н. А. Андреева // Журн. Дошкольное воспитание, 2015. — № 3. — С. 93–101.
  2. Алешина, Ю. Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование: Социальное здоровье России / Ю. Е. Алешина. — М.: Класс, 2009. — С. 25–37.
  3. Гиппенрейтер, Ю. Б. Общаться с ребенком. Как? / Ю. Б. Гиппенрейтер. — М.: ЧеРо, 2007. — 240 с.
  4. Бороздина, Л. В. Опыт коррекции «триады риска» / Л. В. Бороздина // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2014. — № 1. — С. 72–86.
  5. Боскис, Р. М. Глухие и слабослышащие дети / Р. М. Боскис. — М.: Изд-во АПН РСФСР, 2003.


Задать вопрос