Опыт зарубежных стран в развитии региональных туристских кластеров Узбекистана | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 27 июля, печатный экземпляр отправим 31 июля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Экономика и управление

Опубликовано в Молодой учёный №23 (261) июнь 2019 г.

Дата публикации: 08.06.2019

Статья просмотрена: 3 раза

Библиографическое описание:

Саттарова З. И. Опыт зарубежных стран в развитии региональных туристских кластеров Узбекистана // Молодой ученый. — 2019. — №23. — С. 307-309. — URL https://moluch.ru/archive/261/59907/ (дата обращения: 18.07.2019).



Эффективное функционирование и достижение международных стандартов конкурентоспособности туристского рекреационного сектора является важнейшим направлением социально-экономического развития, поскольку предполагает решение ряда приоритетных задач: повышение качества жизни населения и уровня занятости, создание эффективного механизма воспроизводства трудовых ресурсов, повышение роли региона в международном и межрегиональном разделении труда, увеличение доходной части бюджета, стимулирование притока инвестиций, в том числе иностранных, решение вопросов рационального землепользования, развитие современной инфраструктуры и т. д. В настоящее время, во всем мире одним из направлений, обеспечивающих конкурентоспособность туристского рекреационного сектора, выступает соответствующий организационно-экономический (кластерный) механизм. Наиболее эффективным организационно-внедренческим механизмом кластеризации признается механизм государственно- частного партнерства (ГЧП) — «юридически оформленные отношения органов власти и субъектов предпринимательства в отношении объектов, находящихся в юрисдикции государства, основанные на обязательном разделении рисков, учете интересов и координации усилий сторон, осуществляемые в целях наиболее эффективной реализации проектов, имеющих важное общественно- государственное значение»

Развитие региональных туристских кластеров в Узбекистане является одним из условий повышения конкурентоспособности отечественной экономики и интенсификации механизмов частно — государственного партнерства: между наукой, государством, образованием и бизнесом. Наука берет на себя аналитическую функцию в инновационном партнерстве, сфера образования занимается новыми профессиональными компетенциями, как для бизнеса, так и для государственных служащих. Данная форма партнерства (private partnership projects) впервые появилась в Англии в начале 1990-х гг. В стране был принят закон, позволяющий инвесторам строить совместно с государством объекты инфраструктуры.

В туристской отрасли, согласно Постановления Кабинета Министров РУЗ от 10.10.2012 года № 288 «О мерах по дальнейшей поддержке и развитию сферы туризма в Республике Узбекистан» государственно-частное партнёрство предусматривает «эффективное взаимодействие всех органов власти, туристского бизнеса, научных и общественных организаций в реализации масштабных туристских проектов и программ, направленных на развитие туристской привлекательности регионов, увеличение внутреннего и въездного туристских потоков, повышение качества туристских продуктов».

К настоящему времени использование этого подхода уже заняло одно из ключевых мест в стратегиях социально-экономического развития ряда стран Европы, США, Кореи и Мексики. США — страна, в которой кластеры очень хорошо развиты; Европа — один из регионов, где кластеры очень плотно располагаются; Корея, где очень успешно проходит в последние десятилетия развитие региональных туристских кластеров; Мексика, которая пытается чему-то научиться у развивающихся экономик.

Кластеры в США: «силиконовая долина», Голливуд, кластеры Массачусетса и Бостона. Мы не говорим о кластерах как таковых, потому что в прошлом не было кластеров. Развитие экономики шло таким образом, что отдельные регионы развивались таким образом, что в них выделялись определенные отрасли. Это объединялось с политикой Вашингтона, но в

последние годы это изменилось, поскольку политика правительства была направлена на то, чтобы использовать силу этих сформированных кластеров для развития экономики страны. Мы говорим о различных инициативах, которые были использованы. В США имеется карта регионов, которую каждая компания, каждый представитель власти может просмотреть: что именно является специализацией данного региона. Развивая бизнес, можно прийти и посмотреть, где он наиболее удобно будет действовать. Это первый пункт. Второй пункт заключается в том, что правительство США постоянно устраивает так называемые соревнования между различными департаментами, и на этих соревнованиях просят представителей различных компаний выступать со своими предложениями и программами. Таким образом, развивается совершенно новое сотрудничество. Еще один пункт, который является интересным примером. Дело в том, что в США поняли, что для сотрудничества между компаниями и университетами нужно создать такое место, в котором действительно могут встретиться те люди, которые отвечают за сотрудничество между образованием и компаниями. Для этого были созданы так называемые институты, связующие между организациями и университетами.

В Европейском Союзе также существует традиция инвестирования средств в развитие кластеров. Роль правительства очень важна. Большое внимание оказывается и компаниям, и кластерным организациям, которые занимаются, налаживанием сотрудничества между компаниями. И очень много внимания уделено укреплению связей между различными компаниями и на развитие тех организаций, которые этим занимаются. Инвестируются средства в обучение и построение сообщества людей, которые знают, как эффективно руководить актуальными с точки зрения бизнеса направлениями. Происходит много различных мероприятий, существуют инструменты для бенчмаркинга, чтобы можно было сравнить, кто лучше, кто хуже делает свою работу. Развиваются инвест-контенты, интернационализируется деятельность компаний (конкурентное преимущество в политике — это то, что называется «возникновение межотраслевых сфер».

В Корее кластерная политика стала ключевой частью их экономической стратегии. Организация, которой занимается кластерной политикой является корейская корпорация индустриального комплекса — KICOX. В самом начале своего развития ее направлениями были промышленные предприятия, создание инфраструктуры, чтобы обеспечить их экономический рост. Затем они перешли к тому, чтобы обеспечить их передовыми технологиями, чтобы компании могли увеличивать прибыль, переходить на новый уровень саморазвития. Около десяти лет назад организация пришла к пониманию, что недостаточно было предоставлять знания, компетенцию, речь шла о так называемой «мягкой элаборации». Поэтому в последние несколько лет политика этого кластера вышла на тот уровень, чтобы компании и исследовательские центры могли работать вместе. Использование других этих активов стало ключевым фактором развития экономики страны.

Еще один пример — это Мексика. Рядом с границей США, располагается порядка девяти кластерных инициатив компании из отрасли IT-технологий, нано-технологий, туризма и так далее. Они занимаются традиционными направлениями — технологиями, экспортом. Правительство, изучая социальные проблемы региона, выделило несколько направлений там, где очень тяжело развиваться индивидуальным компаниям поодиночке, где возможен рост в различных секторах экономики.

В России также сформирован ряд механизмов, позволяющих обеспечить гибкое финансирование мероприятий по развитию кластеров. Так, в соответствии с Правилами предоставления средств федерального бюджета, предусмотренных на государственную поддержку малого предпринимательства, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 22 апреля 2005 г. № 249, на конкурсной основе осуществляется предоставление субсидий субъектам Российской Федерации на финансирование мероприятий, предусмотренных в соответствующей региональной программе. Данный механизм создает возможности для максимально гибкого использования финансовой поддержки субъектов Российской Федерации в целях реализации широкого спектра кластерных проектов. Благоприятные возможности для развития кластерных проектов открывает использование потенциала особых экономических зон технико-внедренческого, промышленно-производственного, туристско-рекреационного и портового типа, создаваемых в соответствии с Федеральным законом «Об особых экономических зонах» от 22 июля 2005 г. № 116-ФЗ. Дополнительные предпосылки к развитию региональных туристских кластеров на базе наукоградов обеспечиваются в рамках предоставления финансовой поддержки на строительство инновационной, социальной и инженерной инфраструктуры, осуществляемой из средств федерального бюджета в соответствии с Федеральным законом «О статусе наукограда Российской Федерации» от 7 апреля 1999 г. № 70-ФЗ.

Говоря о кластерах и кластерной политики в Узбекистане, необходимо продумать, что делает кластерную политику эффективной? Где начальные точки, где среда, в которой кластер будет эффективен. Мы должны понимать, что в нашей деловой среде есть сложности. Экономическая география все еще подвержена влиянию ряда факторов. Например, туристская структура, которая существует. Мы не всегда видим, что география эффективно отражает кластер и компании, которые в нем работают. Конечно, есть узкоспециализированные места и регионы, есть проблема с конкурентоспособностью продукции, есть структурные проблемы, особенно по институциональному качеству, которые необходимо преодолеть. Есть, конечно, прогресс, но важно это тоже подчеркнуть. Особенно в области административных мероприятий, инфраструктуры. Есть, конечно, институциональные барьеры, есть некоторые экономические и политические проблемы, связанные с лоббированием определенных групп, секторов экономики. Учитывая, что кластерная структура не отражает всеобщую базовую структуру туризма, нужно понимать, что динамика в краткосрочном периоде достаточно ограничена. Кластерам тяжело будет решать проблемы реформирования отрасли на уровне страны. Нужно устанавливать правильные цели, организовывать правильные мероприятия, которые могут помочь в развитии региональных туристских кластеров. Нужно развивать кластеры на уровне вилоятов. Это не может произойти в одну секунду, на это требуются большие финансовые вложения.

Для практической организации региональных туристских кластеров в Узбекистане:

– не созданы механизмы нормативной, методической, информационно-консультационной и образовательной поддержки развития региональных туристских кластеров;

– отсутствует необходимая координация деятельности государственных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти областного хокимията и органов местного самоуправления, объединений предпринимателей по организации региональных туристских кластеров;

– ограничен набор инструментов финансовой поддержки кластерных проектов из бюджетных источников.

Необходимо повысить эффективность использования потенциала развития региональных туристских кластеров как одного из приоритетных направлений повышения конкурентоспособности и диверсификации экономики.

Литература:

  1. Афонин А. С. Кластер как интеграционный инновационный ресурс и полюс роста региональной экономики // Вестн. ЮР-ГТУ (НПИ). Сер. Соц-экон. науки. — 2010. — № 2. — С. 155–164
  2. Волков В. И., Малицкая Е. А. Кластер как инструмент повышения конкурентоспособности и инновационной активности регионов //Самоуправление, 2012. — № 10. — С. 10–14.
  3. Дондоков Б. Б. Формирование туристическо-рекреационного кластера как путь диверсификации региональной экономики // Проблемы соврем. экономики. — 2010. — № 3. — С. 324–326.
  4. Клейн. Экспресс-отчет «Силиконовая долина» (Silicon Valley). Июнь, 2007 [электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www.nadprof.ru/library/books/kl_express_report_silikon_valley.shtml
  5. Портер М. Э. Конкуренция. Пер. с англ. М.: Издат. Дом«Вильямс», 2001. С. 207.


Задать вопрос