Разграничение взяточничества и смежных составов | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 27 июля, печатный экземпляр отправим 31 июля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №22 (260) май 2019 г.

Дата публикации: 30.05.2019

Статья просмотрена: 17 раз

Библиографическое описание:

Архипова А. Н. Разграничение взяточничества и смежных составов // Молодой ученый. — 2019. — №22. — С. 272-274. — URL https://moluch.ru/archive/260/59822/ (дата обращения: 17.07.2019).



Вопрос о разграничении преступлений взяточничества и смежных составов преступлений является одним из наиболее сложных, а также недостаточно разработанным теорией уголовного права. Большое количество ошибок, допущенных судами при применении уголовно-правовых норм, приходится на неправильную квалификацию преступлений. Трудности можно объяснить тем, что определенное преступление всегда имеет ряд общих признаков с другими преступлениями. Для правильной квалификации необходимо четко разграничить взяточничество и смежные преступления.

Составы преступлений коммерческий подкуп и взяточничество (ст. 290 и 291 УК РФ) отличаются по объекту и по субъекту. Объектом преступлений взяточничества являются общественные отношения, обеспечивающие работу государственного аппарата, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений. Объектом коммерческого подкупа считается реализация прав и обязанностей лица, осуществляющего управленческие функции в коммерческой и иной организации. Взяточничество является должностным преступлением. Субъектами должностных преступлений признаются должностные лица. Согласно Примечанию к ст. 285 УК РФ [1] под должностным понимается лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ. Субъектами незаконного получения коммерческого подкупа согласно п. 1 Примечания к ст. 201 УК РФ признаются лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Также эти составы преступлений отличаются по объективной стороне. При коммерческом подкупе предмет преступления передается до совершения деяния в интересах дающего. Передача взятки может быть осуществлена как до, так и после совершения действий в пользу взяткодателя или представляемых им лиц.

Степень общественной опасности получения взятки определяется нарушением установленного порядка осуществления должностными лицами своих служебных полномочий, грубым нарушением интересов государственной службы. Коммерческий подкуп представляет собой деяние, посягающее на нормальное функционирование рыночных отношений, подрывает нормальную деятельность лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих организациях. Коммерческий подкуп менее общественно-опасное деяние в сравнении с преступлениями взяточничества.

Основное различие между получением взятки и злоупотреблением должностными полномочиями заключается в объективной стороне. Предметом получения взятки выступают деньги или иные имущественные блага [2], а при злоупотреблении должностными полномочиями предметом являются материальные выгоды в любой другой форме. Имущественная выгода, полученная в результате использования своего должностного положения, не связанная с совершением действий в пользу предоставляющего эту выгоду, не рассматривается как получение взятки и при наличии других признаков образует злоупотребление должностными полномочиями. Получение взятки связано с совершением какого-либо деяния, поэтому получение материальных благ должностным лицом, которое не совершило (не обещало совершить) никаких действий в интересах дающего, рассматривается не как взяточничество, а как злоупотребление должностными полномочиями. Также не квалифицируется как взятка получение платы за воздействие на другое должностное лицо с использованием личных связей должностного лица, которые установились при исполнении служебных функций. При наличии других признаков оно может быть расценено как злоупотребление должностными полномочиями.

Существуют две теории по вопросу квалификации в случае совокупности злоупотребления должностными полномочиями и получения взятки. Верховный Суд придерживаются позиции [2], что в случае одновременного совершения этих деяний, квалификация должна быть и по ст. 285 и по ст. 290. По другой версии злоупотребление должностным положением и получение взятки являются общей и специальной нормой. В случае их конкуренции деяние квалифицируется по специальной норме.

Пример из практики. А. признан виновным в том, что он, являясь должностным лицом 15 декабря 2010 года лично получил через посредника взятку в виде денег за незаконные действия в пользу взяткодателя С, которые входили в его служебные полномочия.

Кроме того, А., являясь должностным лицом, в период со второй половины октября 2010 года по 18 ноября 2010 года использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы из корыстной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, выразившееся в неисполнении государственного заказа по ремонту минного оружия и тяжкие последствия в виде причинения материального ущерба государству, небоеготовности минных изделий, и как следствие снижение обороноспособности флота, куда должны были поставляться изделия, и государства в целом.

А. осужден по п. «в», ч. 5, ст. 290 УК РФ, по ч. 3, ст.285 УК РФ [3].

Разграничение получения взятки и мошенничества проведено в п. 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» [2]: получение должностным лицом ценностей за совершение действий (бездействие), которые входят в его полномочия либо которые оно могло совершить с использованием служебного положения, следует квалифицировать как получение взятки вне зависимости от намерения совершить указанные действия (бездействие).

В том случае, если указанное лицо получило ценности за совершение действий (бездействие), которые в действительности оно не может осуществить ввиду отсутствия служебных полномочий и невозможности использовать свое служебное положение, такие действия при наличии умысла на приобретение ценностей следует квалифицировать как мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Если должностное лицо наделено соответствующими полномочиями, либо в силу должностного положения может способствовать совершению деяния, либо способно оказать общее покровительство или попустительство по службе, то для квалификации деяния как получения взятки не имеет значения отсутствие у взяткополучателя намерения выполнить обещанное. Также как получение взятки квалифицируется деяние и при наличии юридической возможности совершить действие (бездействие) в интересах заинтересованного лица. В этих случаях взятки передается за совершение определенных действий, что служит основанием для квалификации преступления как взяточничества.

Несмотря на разъяснения Пленума ВС РФ на практике допускаются ошибки в квалификации данных преступлений. В суде первой инстанции А., Ж. и Ч. были признаны виновными в получении должностным лицом лично взятки в виде денег за бездействие в пользу взяткодателя, если такое бездействие входит в полномочия должностного лица, группой лиц по предварительному сговору, с вымогательством взятки, в крупном размере.

Согласно приговору [4] это преступление совершено при следующих обстоятельствах.

А., Ж., Ч. являясь должностными лицами, вступили между собой в преступный сговор, направленный на вымогательство взятки у С. за непредставление имеющихся у них результатов оперативно-розыскной деятельности о причастности последнего к незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ в органы, осуществляющие предварительное следствие и дознание. А., Ж., Ч. получили взятку в сумме 300000 рублей.

Апелляционная инстанция по делу установила, что доказательств о причастности С. к незаконному обороту наркотических средств у А., Ж. и Ч. не имелось.

Следовательно, у А., Ж. и Ч. в действительности отсутствовала возможность представления в органы, осуществляющие предварительное следствие и дознание, результатов оперативно-розыскной деятельности о причастности С. к незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ.

Несмотря на невозможность использования своего служебного положения, А., Ж. и Ч., реализуя свой совместный преступный умысел на приобретение ценностей и введя С. в заблуждение относительно своих реальных возможностей, то есть путем обмана, похитили чужое имущество — деньги в сумме 300 000 рублей.

Содеянное А., Ж. и Ч. переквалифицировано с п. п. «а», «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации: Закон Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (в ред. от 23.04.2019) // Справочно-правовая система КонсультантПлюс.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 2013 г. № 24 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» // Рос. газета от 17 июля 2013 г.
  3. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 22 ноября 2012 г. по делу № 206-О12–3 [Электронный ресурс] // Суд акт Режим доступа: //URL:http://sudact.ru/vsrf/doc/FNqjgUT2zjZ1/ (Дата обращения: 24.12.2018).
  4. Апелляционное определение Московского городского суда от 02.03.2017 по делу № 10–1597/2017 [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс Режим доступа: //URL:http:// http://consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=RAMSMARB&n=1226748#06033033801944396 (Дата обращения: 24.12.2018).


Задать вопрос