«Кипрская» угроза и ее купирование на территории Республики Крым | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 3 августа, печатный экземпляр отправим 7 августа.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №21 (259) май 2019 г.

Дата публикации: 27.05.2019

Статья просмотрена: 53 раза

Библиографическое описание:

Приданкина Т. С. «Кипрская» угроза и ее купирование на территории Республики Крым // Молодой ученый. — 2019. — №21. — С. 450-453. — URL https://moluch.ru/archive/259/59686/ (дата обращения: 20.07.2019).



В статье рассмотрен процесс урегулирования конфликта между крымско-татарской общиной и государственными органами РФ, созданными на базе Крымской Республики. Автор статьи проводит параллели между ситуацией на территории о. Кипр середины прошлого века и полуострова Крым. Особое внимание уделено этнополитической составляющей данного конфликта и решению данной проблемы в рамках процесса присоединения полуострова к РФ.

Ключевые слова: Республика Кипр, Республика Крым, этнический конфликт, крымские татары.

The article considers the process of settlement of the conflict between the Crimean Tatar community and state bodies of the Russian Federation, created on the basis of the Crimean Republic. The author draws Parallels between the situation on the territory of Cyprus in the middle of the last century and the Peninsula of Crimea. Particular attention is paid to the ethno-political component of the conflict and the solution of this problem in the process of joining the Peninsula to the Russian Federation.

Key words: Republic of Cyprus; Republic of Crimea; ethnic conflict; Crimean Tatars.

Сегодня представление о Республике Крым выглядит несколько иначе, чем в первый год после присоединения. Ключевыми темами сегодня является мирное развитие Крыма. Все чаще о Крыме говорят как о туристической жемчужине и важном геостратегическом плацдарме в черноморском регионе. А в период между 2014 и 2015 гг. чаще всего в СМИ уделяли внимание Крыму как одному из регионов с наличием потенциально масштабного конфликта между крымскими татарами и новыми государственными структурами, сформированными в Крыму. Подобное внимание к данной тематике было не случайным. Опасность эскалации конфликта в регионе заключалась в том, что на полуострове могла повториться ситуация разделения о. Кипр. Более того, ситуация подогревалась искусственным образом со стороны Киевских властей.

При изучении конфликта между представителями крымско-татарских общин и государственными органами РФ, к сожалению, мы не встретили ни одной работы, где проводились бы параллели крымского конфликта с конфликтами, связанными с разделением на две части единого некогда социального организма. Однако, у двух конфликтов (в Крыму и на острове Кипр) можно найти достаточно много общих черт.

Первоначально, следует отметить, что история разделения и острова и полуострова связанна с процессами выделения самостоятельного государства на определенной территории. И Республика Крым, и Кипр некогда находились под непосредственным управлением третьей стороны. Только Республика Крым была неотъемлемой и не удаленной частью Украины, а фактически частью материка. Кипр, в свою очередь был колонией Великобритании. В обоих случаях ситуация обострялась на фоне связанным с референдумом и вхождением регионов в состав других государств [1]. Более того, в обоих случаях некоторую часть сообщества составляли так или иначе связанное с Турцией тюркоязычная группа социума. В обоих случаях тюркоязычная община была неотъемлемой частью социума, фактически одним из коренных народов региона. В обоих случаях к активному сопротивлению тюркоязычной группы населения подталкивали третьи стороны конфликта, однако и в первом, и во втором случае к третьим сторонам можно отнести страны Запада, и прежде всего США и Великобританию. Ключевой опасностью в обоих случаях было вмешательство со стороны Турции во внутренние дела региона. В первом случае Турция оккупировала часть территории Кипра, во втором случае, предпочла оставаться в статусе нейтральной стороны. Подобное обстоятельство указывает на тот факт, что купирование угрозы со стороны Турции было обусловлено фактическим отсутствием нарушений прав тюркской общины, о котором заявляли страны Запада и Украина.

В целом, можно говорить, что глубина противоречий и в первом и во втором случае была примерно равной. На повестке дня стояли вопросы, связанные с соблюдением прав тюркоязычной группы населения, распределения земель между представителями общин и активно поднимались вопросы военного вмешательства во внутренние дела региона [2]. Как нам кажется, во многом, развитие проблематики конфликта на полуострове Крым по своему характеру было схоже со сценарием некогда осуществленном на территории острова Кипр. Рассмотрим модели решения конфликтов, принятых в обоих случаях в рамках сопоставительного анализа, и представим причины купирования конфликта по обозначенному сценарию на территории полуострова Крым.

В обоих случаях нить противоборства тюркской группы и этнической группы составляющей основу данной территории проходила по тонкой грани противостояния по поводу защиты интересов двух различных религиозных общин. Фактически, ключевая модель противостояния строится на противостоянии христианской и мусульманской общины. Разобщенность двух общин подчеркивается на основе разделения по религиозному признаку. Однако, в случае с Кипром проблема поддерживалась со стороны Западных СМИ более активно, и из-за относительной слабости Кипра в тот момент конфликты, возникавшие между населенными группами, переходи в острую стадию. В случае с Крымом, использовались мирные способы развития инцидента, представители Украины и Запада массово вещали о нарушение прав тюркской общины [3; 4].

Модель доминирующего конфликта была использована таким образом, что остальные этнические противоречия сглаживались или становились частью более крупного противостояния. Именно в подобном русле конфликт, связанный с крымскими татарами, стал основным конфликтом острова, по версии СМИ. Хотя конфликты в том или ином виде существуют между другими этническими группами, точно также как существовали они и на территории острова Кипр. За исключением общих для постсоветского набора конфликтов армян и турок, азербайджанцев и армян, украинцев и русских, украинцы и поляки и т. д. и т. п., к конфликтным ситуациям на этнополитической почве на территории полуострова Крым можно отнести конфликт между представителями коренных национальных меньшинств, где безусловно выделяются крымские татары, так или иначе вступающие в конфликт с другими нациями [5];

Важной составляющей обоих конфликтов стало стремление к созданию автономии на территориях, населенных преимущественно тюркоязычными татарами [6; 7]. При этом нельзя отрицать, что в обоих случаях в регионах присутствовали радикальные организации. В Крыму была заметна деятельность таких серьезных исламских организации как Хизб ут-Тахир, «Братья-мусульмане» и отдельных организации салафитов [8], которые не исчезают из идеологического поля региона бесследно. Аналогичные структуры действовали и на территории Кипра. Подобные радикальные организации могут послужить реальной опорой для развития полномасштабного конфликта в условиях трансформации государства, как это и было в случае с Кипром. Однако, в случае с Крымом удачно сложились обстоятельства в связи с наличием в регионе крупной группировки вооруженных сил РФ и относительно мирному переходу Крыма под российскую юрисдикцию, проходившее под максимальным одобрением населения Республики.

Функционирование органов государственной власти, и переход на новую правовую и социальные системы, не всегда могут гарантировать отсутствие последствий для всех социальных слоев, учитывая, что в регионах существуют компактные места проживания этнических групп, и до сих пор остаются неурегулированными множество вопросов административно-правового характера в сфере земельно-кадастрового учета в части принадлежности тем или иным национальным группам [9]. Именно благодаря уступкам крымско-татарской общине удалось решить множество проблем, которые заметны на примере Кипра. Фактически, руководство страны отказалось от подобной модели взаимодействия, тем самым усилив степень противостояния.

Решение проблем в формальном русле на примере острова Кипр только после разделения острова стало частью политического процесса, в то время как крымские татары, обосновывающие свои претензии не только на бытовом уровне, но и на формально-юридическом, вполне обоснованно были включены в список коренных малочисленных народов, хотя формально, данному статусу не соответствуют, впрочем, как и многие остальные народы страны, включенные в данный список. Вместе с этим, для расширения своих прав, этнической группе требуется статус «коренного народа», который соответствует критериям конвенции МОТ 2007 года.

При этом, в рамках законодательства, вопрос об этнических группах и их равноправии прописан достаточно обширно, так, в Указе Президента РФ от 12.09.2015 конкретизированы положения о реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов, также указаны меры по сохранению этносов в их возращении на территорию республики и поддержке развития [10]. Особое значение Указа можно обозначить в связи с тем, что на государственном уровне был признан факт депортации, и как следствие поставлены задачи преодоления последствий депортации пяти этносов, представленных на территории Крыма.

Продолжая логику указанного выше нормативного правового акта, в Республике Крым был принят Закон РК «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, пострадавших от политических репрессий» [11], где устанавливаются социальные и экономические гарантии и льготы для реабилитированных лиц и лиц пострадавших от политических репрессий.

Восстановление исторической справедливости и устранение последствий незаконной депортации, как следствие — нарушение прав (имущественных и культурных), послужили реабилитацией государства в глазах этнических групп, проживающих на территории Крыма. Ответственность государства и региональных властей за прошедшие события служит важной опорой для культурного и экономического развития региона, решая важнейший для полуострова вопрос — этнической напряженности. Опираясь на изложенный выше материала, можно сделать следующие выводы:

Во-первых, проблема конфликта между крымскими татарами и государственными органами РФ, фактически, была искусственно раздутой проблемой, однако имевшей реальные основания. При этом, ключевой опасностью в данном случае была возможность активного вмешательства со стороны стран Запада и Турции. Однако, в силу отсутствия нарушений прав крымских татар в регионе и решения их проблем, стало одной из причин снижения градуса напряженности по данному вопросу;

Во-вторых, учитывая региональную специфику конфликт мог развиваться и исключительно во внутренней среде. Однако и данная опасность была устранена благодаря высокому уровню поддержки изменения государственной принадлежности на полуострове и относительно спокойному переходу государственных органов под российскую юрисдикцию.

Литература:

  1. Fatma Guven Lisaniler, Elise Féron. The Cyprus conflict in a comparative perspective. Assessing the impact of European integration. 2005. URL: https://ecpr.eu/Filestore/PaperProposal/30132700–906d-4b72–8d51-dea8319cb3d3.pdf (Дата обращения 14.05.2019)
  2. Уйсал Г. Проблема Кипра в турецко-российских отношениях. Республика Кипр, Республика Крым, этнический конфликт, крымские татары // Обозреватель. 2009. № 10. С. 87.
  3. Корнеева Е. А. Факторы и динамика современного этнополитического конфликта в автономной Республике Крым.// Современные проблемы науки и образования. № 3. 2014 г. С. 84–92.
  4. Синюшкина Т. А. Воссоединение Крыма с Россией как этнополитический процесс.// Политическая экспертиза: политэкс. Т. 11. № 4. 2015 г. С.75–91.
  5. Биязова Н. Национальная идея. К вопросу об идеологической концепции крымских татар // Голос Крыма. 2003. № 25 (501). С.5
  6. Сенюшкина Т. А. Этнополитическая ситуация в Крыму: анализ, прогноз, тенденции // Вопросы развития Крыма. — Симферополь: СОНАТ, 2012 — Вып.16 — с. 373–379.
  7. Корнеева Е. А. Этнополитический конфликт в Крыму: путь к легитимации власти крымских татар // Научно-технические ведомости СПбГПУ. Гуманитарные и общественные науки. 2012. № 1(143). С.158–162.
  8. Сенюшкина Т. А. Цивилизационная идентичность как фактор крымского выбора // Проблема суверенности современной России: матер. Всерос. науч.-общ. конф., 6 июня 2014 г., г. Москва. Центр научной политической мысли и идеологии. М.: Наука и политика, 2014. С. 182–191
  9. Депортированным крымским татарам выдадут землю бесплатно. Национальный акцент. URL: http://nazaccent.ru/content/14004-deportirovannym-krymskim-tataram-vydadut-zemlyu-besplatno.html (Дата обращения 29.04.2019)
  10. Указ Президента РФ от 12.09.2015. О внесении изменений в Указ Президента Российской Федерации от 21 апреля 2014 г. N 268 «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития» URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/40037 (Дата обращения 22.05.2019)
  11. Закон РК от 18.02.2016 «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, пострадавших от политических репрессий». URL: http://rk.gov.ru/rus/file/pub/pub_281065.pdf (Дата обращения 22.05.2019)


Задать вопрос