Особенности разрешения этнических конфликтов на территории Республики Крым после вхождения в состав Российской Федерации | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 3 августа, печатный экземпляр отправим 7 августа.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №21 (259) май 2019 г.

Дата публикации: 26.05.2019

Статья просмотрена: 13 раз

Библиографическое описание:

Симонова Т. С. Особенности разрешения этнических конфликтов на территории Республики Крым после вхождения в состав Российской Федерации // Молодой ученый. — 2019. — №21. — С. 454-456. — URL https://moluch.ru/archive/259/59606/ (дата обращения: 23.07.2019).



В том или ином виде на территории Республики Крым существует несколько малых, но весьма значимых этнополитических конфликтов. После объединения полуострова с Россией проблема конфликтов на этнической почве обозначилась как никогда остро. Предпосылками к потенциальному развитию конфликтов могло стать наличие множества этнических групп в регионе, наличия нескольких конфликтов, находящихся в стадии «заморозки» и существенное количество внешних факторов, связанных в первую очередь с влиянием руководства Украины и их попытками дестабилизировать ситуацию на территории полуострова.

На территории Республики проживают представители 175 национальностей. Три крупнейшие из них — это русские (68 % населения Крыма и 81 % населения в г. Севастополе), украинцы (16 % населения Республики Крым, и 14,2 % в г. Севастополе), крымские татары (10,6 % по Республике). При этом, к малым народам можно отнести белорусов, армян, азербайджанцев, турок, узбеков, грузин, молдаван, мордву, евреев, немцев, корейцев, болгар, греков, чувашей, поляков, таджиков, цыган, марийцев, башкир, арабов, казахов, осетин, удмуртов.

Особенно выделяются коренные народы Крыма — караимы и крымчаки, большая часть которых является гражданами РФ, проживают именно на территории Крыма и считают себя коренными народами Крыма [1]. При этом, за исключением общих для постсоветского набора конфликтов армян и турок, азербайджанцев и армян, украинцев и русских, украинцы и поляки и т. д. и т. п., к конфликтным ситуациям на этнополитической почве можно отнести конфликт между представителями коренных национальных меньшинств, где, безусловно, выделяются крымские татары, так или иначе вступающие в конфликты с другими нациями — крымчаками, караимами, русскими, украинцами и евреями [2].

Надо отметить, что решение большей части проблем в данном случае находилось в зоне ответственности местных властей, на уровне муниципалитетов. Однако, информационная повестка была такова, что решением проблем малых народов занималось преимущественно федеральное руководство страны. В данном случае инициативу проявил Президент РФ, своим Указом (Указ Президента РФ от 12.09.2015) конкретизировав положения о реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов, также указав ряд мер по поддержке этносов в их возращении на территорию республики и поддержки развития [3]. Более того, уступая представителям малых этносов, на федеральном уровне был признан факт депортации пяти этносов с территории полуострова, что изменило социальный статус этнических меньшинств.

Следом за этим был принят Закон РК «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, пострадавших от политических репрессий» [4], где были установлены социальные и экономические гарантии представителям этнических меньшинств, а также перечень льгот для реабилитированных лиц и лиц пострадавших от политических репрессий.

Еще одной предпосылкой к формированию широкого спектра конфликтов на территории Крыма могла стать языковая проблема. Русский язык считается основным языком для жителей регионов, вместе с этим, 84 % считающих русский язык родным для себя языком в большинстве случаев оперируют к использованию других языков. Около 8 % граждан указывают крымско-татарский язык в качестве родного, как и 3,5 % людей, указавших украинский и татарский в качестве своих языков. Менее значительны на общем фоне армянский, болгарский, цыганский, немецкий, караимский и крымчатский. Все это порождает стремление к максимальному вниманию к языковой политике регионов и, соответственно, создает этнополитические противоречия в неравномерном использовании, на что указывают публицисты [5].

Языковой вопрос стал также одним из приоритетных в практике освещения средствами массовой информации проблематики, связанной с Крымом. Представители Украины достаточно часто указывали на тот факт, что повсеместное использование русского языка ущемляло права крымских татар и этнических украинцев. Именно на основе данного утверждения представители Украины указывали на нарушение гражданских прав и свобод. Решение проблемы последовало достаточно быстро. Согласно тексту Конституции Республики Крым, государственными языками в регионе являются русский, украинский и крымско-татарский. Более того, в отличие от позиции Киева, позиция Москвы не строится на насильственной русификации региона, не изменяются программы обучения языкам [6], и выбор языка обучения и языка общения зависит от желания и возможности граждан участвовать в коммуникации с другими гражданами и представителями государственных органов.

В-третьих, в регионе, несмотря на достаточно существенную поддержку коренного населения и плотной работы специальных служб, существуют очаги националистической активности, провоцирующие национальную и этническую неприязнь, которые переходят в серьезные этнополитические проблемы региона. Значительную часть уголовных преступлений, касающихся сепаратисткой деятельности, составляют дела, связанные с деятельностью радикальных украинских политических структур. Фактически, Крым после присоединения к России стал местом притяжения радикалов, представляющих фашистские блоки. Прежде всего к данным организациям можно отнести «Правый сектор», «Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона» (УНА — УНСО), «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Тризуб им. Степана Бандеры» и «Братство». В регионе присутствовали также серьезные исламские организации, такие как Хизб ут-Тахир, «Братья-мусульмане» и отдельные организации салафитов [7].

Большая часть проблем в данном русле была решена закрытием границ для наиболее радикально настроенных представителей и запрет деятельности данных организаций в России. В контексте обеспечения внутренней безопасности в регионе регулярно проводятся спецоперации по выявлению, задержанию или устранению очагов террористических организаций. Ключевую роль в данной ситуации играют Управление Федеральной службы безопасности по Республике Крым и Управление Федеральной службы безопасности по г. Севастополь. Примечательно, что ФСБ в данном случае является силовой структурой, которая охраняет как внутреннюю часть территории региона, так и выполняет функции приграничного контроля.

Таким образом можно сделать следующие выводы:

Во-первых, большинство вспыхивающих конфликтов происходило на почве языковой проблемы. Несмотря на то, что основная часть граждан считает родным языком — русский, все равно большинство оперировало к другим близким для них языкам. Все это создавало национальные волнения среди населения.

Во-вторых, несмотря на поддержку населения со стороны властей, Крым становился очагом, притягивающим националистическую неприязнь, привносимыми радиальными политическими структурами, что также способствовало разжиганию межнациональной розни.

И, наконец, в-третьих, важно отметить, что решающую роль в дестабилизации ситуации в национальной среде республики играла Украина, постоянно настраивая против России этнические объединения граждан, в то время, когда российское руководство всячески пытало консолидировать населения Крыма, постоянно совершая поиски точек соприкосновения по этническому вопросу в регионе.

Литература:

  1. Да, скифы мы. Перепись выявила проживающих в Крыму и Севастополе эльфов, арийцев и сарматов. URL: http://sevastopol.su/news.php?id=72728
  2. Биязова Н. Национальная идея. К вопросу об идеологической концепции крымских татар // Голос Крыма. 2003. № 25 (501). С.5
  3. Указ Президента РФ от 12.09.2015. О внесении изменений в Указ Президента Российской Федерации от 21 апреля 2014 г. N 268 «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития» URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/40037
  4. Закон РК от 18.02.2016 «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, пострадавших от политических репрессий». URL: http://rk.gov.ru/rus/file/pub/pub_281065.pdf
  5. Сенюшкина Т. А. Этнополитическая ситуация в Крыму: анализ, прогноз, тенденции // Вопросы развития Крыма. — Симферополь: СОНАТ, 2012 — Вып.16 — с. 373–379; Корнеева Е. А. Этнополитический конфликт в Крыму: путь к легитимации власти крымских татар // Научно-технические ведомости СПбГПУ. Гуманитарные и общественные науки. 2012. № 1(143). С.158–162.
  6. Отчет Министерства образования, науки и молодежи Республики Крым «О состоянии образования на государственных (крымскотатарский, украинский) языках и изучение родных языков в образовательных организациях Республики Крым. URL: http://monm.rk.gov.ru/file/Обучение %20на %20родных %20языках.docx
  7. Сенюшкина Т. А. Цивилизационная идентичность как фактор крымского выбора // Проблема суверенности современной России: матер. Всерос. науч.-общ. конф., 6 июня 2014 г., г. Москва/Центр научной политической мысли и идеологии. М.: Наука и политика, 2014. С. 182–191


Задать вопрос