Глаголы зрительного восприятия в повестях А. С. Пушкина: семантика и функционирование | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 3 августа, печатный экземпляр отправим 7 августа.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №21 (259) май 2019 г.

Дата публикации: 24.05.2019

Статья просмотрена: 8 раз

Библиографическое описание:

Сюй С. Глаголы зрительного восприятия в повестях А. С. Пушкина: семантика и функционирование // Молодой ученый. — 2019. — №21. — С. 574-576. — URL https://moluch.ru/archive/259/59379/ (дата обращения: 23.07.2019).



В работе рассматриваются глаголы зрительного восприятия, представленные в повестях А. С. Пушкина. Определен состав изучаемой подгруппы перцептивных глаголов. Выявлены функционально обусловленные изменения в их значениях, отражающие связь восприятия с другими важнейшими процессами, которые во многом определяют особенности жизни человека и взаимодействие его с другими людьми.

Ключевые слова: глаголы восприятия, глаголы непреднамеренного зрительного восприятия глаголы преднамеренного зрительного восприятия, семантика, функционирование.

Восприятие, представляя собой один из важнейших познавательных процессов, продолжает быть в центре внимания исследователей. В современной лингвистике перспективным остается изучение репрезентации перцептивного процесса средствами языка.

В работах языковедов данная научная проблема рассматривается с разных позиций, в частности функциональной лингвистики [см., например: 2; 5], сопоставительной лингвистики [см., например: 4; 8], лингвокультурологии [см., например: 7; 10; 11], психолингвистики [см., например: 1]. По мнению ряда ученых, можно говорить об отдельном направлении лингвистических исследований — лингвосенсорике [см., например: 6; 9].

В нашей работе в функциональном аспекте изучается одно из ядерных средств выражения перцепции — глаголы восприятия (или перцептивные глаголы).

Исследование проводилось на материале прозаических произведений, формирующих цикл «Повести покойного Ивана Петровича Белкина» (изд.: Романы и повести. — Волгоград: Нижне-Волжское книжное издательство, 1980. — 382 с.).

За единицу лингвистического описания принимается глагольная словоформа, функционирующая в высказывании, равном предложению.

Специфика восприятия как процесса определяется несколькими факторами, прежде всего активностью / пассивностью воспринимающего субъекта и каналом получения информации. В связи с этим перцептивные глаголы рассматриваются с учетом их дифференциации по разным основаниям. Характер воспринимающего субъекта (активный / пассивный) детерминирует выделение глаголов непреднамеренного и преднамеренного восприятия. Способ восприятия, определяемый каналом получения информации, обусловливает выделение подгрупп глаголов с общим значением восприятия, зрительного восприятия, слухового восприятия, обоняния и осязания.

В анализируемых текстах отмечены глаголы с общим значением восприятия, глаголы зрительного восприятия и глаголы слухового восприятия [подробнее о подгруппах глаголов восприятия см.: 3]. Глаголы обоняния и осязания в рассматриваемых текстах не представлены, что, по-видимому, обусловлено нерелевантностью данных процессов для описания героев.

Изучение языкового материала позволило установить доминирование глаголов зрительного восприятия, которые составляют 75 % от общего количества случаев употребления рассматриваемых единиц. Глаголы с общим значением восприятия и глаголы слухового восприятия характеризуются меньшей частотностью (12 % и 13 % соответственно).

Далее мы остановимся на рассмотрении глаголов зрительного восприятия.

В изучаемом материале среди глаголов зрительного восприятия отмечены глаголы непреднамеренного восприятия (видать, видеть (взвидеть, увидеть), заметить и др.) и преднамеренного (взглянуть, глазеть, глядеть (поглядеть, разглядеть), смотреть (осмотреть, посмотреть) и др.).

Глаголы обеих подгрупп реализуют как прямые, так и переносные значения.

Прямыми для глаголов непреднамеренного зрительного восприятия являются значения, связанные с нецеленаправленным получением информации, когда субъект восприятия не прилагает к этому усилий, например: Ну, Лизавета Григорьевна, — сказала она, входя в комнату, — видела молодого Берестова (Барышня-крестьянка, с. 81); Что касается до белил и до сурьмы, то в простоте своего сердца, признаться, он их с первого взгляда не заметил, да и после не подозревал (Барышня-крестьянка, с. 81); Но едва Владимир выехал за околицу в поле, как поднялся ветер и сделалась такая метель, что он ничего не взвидел (Метель, с. 53); Долго стоял он неподвижно, наконец увидел за обшлагом своего рукава сверток бумаг (Станционный смотритель, с. 74); На дворе увидел я дорожную телегу (Выстрел, с. 48).

Переносные значения глаголов непреднамеренного зрительного восприятия связаны с осмыслением информации, например: … я вижу, что вам не угодно, чтоб я шел в гусары (Барышня-крестьянка, с. 92); Недостаток смелости менее всего извиняется молодыми людьми, которые в храбрости обыкновенно видят верх человеческих достоинств и извинение всевозможных пороков (Выстрел, с. 41); Отец и мать заметили ее беспокойство (Выстрел, с. 41); Вероятно, и он, с своим умом и опытностию, мог уже заметить, что она отличала его (Метель, с. 57). Сочетание с абстрактными существительными (верх достоинств, извинение, беспокойство), а также с конструкциями, содержащими описание ситуаций, которые не могут быть восприняты зрительно, подчеркивают невозможность обозначения глаголами видеть и заметить получения информации с помощью зрения и актуализацию значений, связанных с мыслительной деятельностью.

Прямыми для глаголов преднамеренного зрительного восприятия являются значения, связанные с целенаправленным получением информации, когда субъект восприятия прилагает к этому усилия, например: Не знаю-с, а на меня так уж слишком смотрел, да и на Таню, приказчикову дочь, тоже (Барышня-крестьянка, с. 82); Алексей … пристально глядел на молодую крестьянку (Барышня-крестьянка, с. 83); Я смотрел на Сильвио с изумлением (Выстрел, с. 43); Минский взглянул на него быстро, вспыхнул, взял его за руку, повел в кабинет… (Станционный смотритель, с. 74); Марья Гавриловна взглянула на него с удивлением (Метель, с. 59). Актуализации компонента значений, связанного с целенаправленностью восприятия, способствует использование контекстуальных уточнителей быстро, пристально, слишком, с изумлением, с удивлением.

Непрямые значения глаголов этой подгруппы реализуются, в частности, в следующих контекстах: Товарищи меня обожали, а полковые командиры … смотрели на меня, как на необходимое зло (Выстрел, с. 43); Посмотрим, так ли равнодушно примет он смерть перед своей свадьбой, как некогда ждал ее за черешнями (Выстрел, с. 45). В первом случае контекстуальный уточнитель как на необходимое зло актуализирует переносное значение глагола смотреть, связанное с осознанием конкретной ситуации. Во втором случае глагол посмотреть используется в составе главного предложения, которое связано с придаточным, содержащим описание возможной в будущем ситуации. При таком употреблении данный глагол обозначает не восприятие с помощью органов зрения, а возможность убедиться на опыте в чем-либо.

Итак, глаголы восприятия являются одним из важных языковых средств создания образов персонажей в повестях А. С. Пушкина. При этом передаче особенностей зрительного восприятия героями того, что происходит в окружающем мире, писатель уделяет особое внимание. Значима экспликация и непреднамеренного, и преднамеренного восприятия. Как показывает проведенный анализ, при создании образов релевантна не просто констатация преднамеренного восприятия, но детализация этого процесса, которая осуществляется с помощью языковых средств, обозначающих его характер (взглянуть быстро / судивлением; глядеть жадно / пристально; смотреть слишком / сизумлением; взглянуть быстро / с удивлением и др.).

В прямых значениях глаголов зрительного восприятия получает отражение специфика перцепции как процесса. Тогда как в переносных значениях рассматриваемых глаголов получает отражение связь зрительного восприятия с мыслительной деятельностью.

Литература:

  1. Варламов А. А., Иняшкин С. Г., Горбачева А. В., Семиреченко А. Н., Осадчий М. А., Русецкая М. Н. Лексика и сценарии тактильного восприятия в аспекте создания исследовательского тезауруса // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2, Языкознание. — 2019. — Т. 18, № 1. — С. 47–61. — DOI: https://doi.org/10.15688/jvolsu2.2019.1.4
  2. Двизова А. В., Крюкова Л. Б. Лингвистические средства выражения ситуации зрительного восприятия в поэтических текстах Б. Пастернака // Вестник Томского государственного университета. — 2012. — № 3 (19). — С. 21–29.
  3. Дмитриева Е. Г., Сафонова И. А. Текстовые и языковые средства создания образа подвижника в житиях преподобных старцев // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2, Языкознание. — 2018. — Т. 17, № 4. — С. 27–39. — DOI: https://doi.org/10.15688/jvolsu2.2018.4.3
  4. Козюра Т. Н. Залоговые значения глаголов зрительного восприятия (на материале русского и французского языков) // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. — 2007. — № 2, ч. 1. — С. 62–67.
  5. Кузнецова С. С. Базовые глаголы восприятия в речи диалектной языковой личности // Вестник Томского государственного университета. — 2014. — № 385. — С. 16–23.
  6. Нагорная А. В. Лингвосенсорика как перспективное направление современных лингвистических исследований. — М.: ИНИОН РАН, 2017. — 85 с.
  7. Урысон Е. В. Языковая картина мира VS. Обиходные представления (модель восприятия в русском языке) // Вопросы языкознания. — 1998. — № 2. — С. 3–21.
  8. Устюжанина М. С. Виды лексических объединений в семантическом поле глаголов восприятия в русском и английском языках // Филологические науки. Вопросы теории и практики. — 2015. — № 3 (45), ч. III. — С. 170–172.
  9. Харченко В. К. Лингвосенсорика: фундаментальные и прикладные аспекты. — М.: URSS: ЛИБРОКОМ, 2011. — 214 с.
  10. Человек как субъект и объект восприятия: фрагменты языкового образа человека: монография / под ред. Н. Д. Федяевой. — М.: Флинта, 2011. — 136 с.
  11. Яковлева Е. С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени и восприятия). — М.: «Гнозис», 1994. — 344 с.


Задать вопрос