Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации как дополнительная гарантия защиты прав несовершеннолетних | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 февраля, печатный экземпляр отправим 5 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №43 (229) октябрь 2018 г.

Дата публикации: 27.10.2018

Статья просмотрена: 112 раз

Библиографическое описание:

Федорова А. Ю. Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации как дополнительная гарантия защиты прав несовершеннолетних // Молодой ученый. — 2018. — №43. — С. 171-173. — URL https://moluch.ru/archive/229/53374/ (дата обращения: 18.01.2020).



Настоящая статья посвящена вопросам совершенствования механизма защиты прав несовершеннолетних в России в органах конституционного правосудия субъектов Российской Федерации. Анализируя вопросы конституционного правосудия, автор приходит к выводу о целесообразности образования и функционирования во всех субъектах Российской Федерации, в том числе и в Ханты-Мансийском автономном округе — Югре, соответствующих судов, которые стали бы дополнительным существенным гарантом обеспечения прав детей на региональном уровне.

Ключевые слова: конституционное правосудие, несовершеннолетние, суд, права детей.

Достаточно значительным и эффективным средством защиты прав несовершеннолетних в настоящее время выступает процедурный механизм судебного нормоконтроля, который в Российской Федерации осуществляют органы конституционного правосудия как на федеральном уровне (в Конституционном Суде Российской Федерации), так и на уровне субъектов Российской Федерации (в конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации).

Е. В. Тарибо абсолютно точно обратил внимание, что в России судебный конституционный нормоконтроль представляется значительным инструментом, который может корректировать политико-правовую систему и устранять дефекты нормативного регулирования для того, чтобы эффективно защищать основы конституционного строя, а также права и основные свободы граждан [8, с. 5]. Другой ученый (Н. С. Бондарь) дополнительно заметил по этому поводу, что подобный нормоконтроль выступает в качестве одной из важнейших форм государственного воздействия на общественные отношения, имеющих непосредственное отношение к основным вопросам по организации социальной, политической, культурной, экономической и нравственной жизни общества [2, с. 23].

Практически невозможно переоценить значение конституционного правосудия, и в частности, Конституционного Суда Российской Федерации для защиты прав граждан, в том числе несовершеннолетних. Но вместе с тем следует всегда помнить, что в силу психофизиологических причин несовершеннолетние не способны осуществлять полноценную защиту своих прав и свобод, что придает законодателю необходимость предоставлять им дополнительные процессуальные гарантии, которые в том числе в полной мере проявлены и при осуществлении защиты их прав в органах конституционного контроля.

Сегодня можно с полной уверенностью сказать, что несовершеннолетние дети представляют собой наиболее социально уязвимую категорию граждан Российской Федерации. В связи с этим существенным фактором их защиты является наличие системы органов, призванных охранять и защищать их права и законные интересы. К одним из видов таких органов следует относить конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации.

В настоящее время существует 13 конституционных и 3 уставных суда субъектов Российской Федерации. При этом на сегодняшний день достаточно очевидна тенденция отсутствия интереса к их созданию в остальных регионах России. Даже в тех субъектах Российской Федерации, конституции и уставы которых предусматривают возможность создавать конституционные (уставные) суды, реально не совершаются какие-либо действия, направленные на их образование. И это несмотря на то, что они могли бы стать по настоящему важным и существенным для обеспечения прав граждан организационным элементом публичной власти в каждом субъекте государства.

В. Б. Евдокимов достаточно справедливо заметил, что подлинный федерализм предусматривает самостоятельность и определенную независимость от федеральной судебной системы конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, а также необходимость их образования в каждом регионе. Кроме того, возможность создания конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации закреплена в конституциях и уставах 56 субъектов Российской Федерации, а в 24 из них имеются соответствующие нормативные акты о таких судах [4, с. 64]. При этом, как верно пишет С. А. Авакьян, природа конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации подобна природе Конституционного Суда Российской Федерации. В них действует форма судопроизводства, определенная ст. 118 Конституции Российской Федерации, а сами они осуществляют правосудие на принципах самостоятельности и независимости [1, с. 689].

Отдельные авторы совершенно точно замечают, что основной ценностью таких судов является то, что они полноценно дополняют и усиливают работу Конституционного Суда Российской Федерации и при необходимом нормативном урегулировании способны снизить его загруженность. Помимо этого, они упорядочивают законодательство субъектов Российской Федерации, являясь автономной структурой, способствующей разумной децентрализации государственной власти, охраняют отдельные интересы субъектов, выступают в качестве аналитических, методических и научных центров для получения практического опыта по освоению регионального конституционализма [3, с. 66–76], а также принимают непосредственное участие в создании конституционной культуры и правосознания [7, с. 46–53]. При этом проблематика отсутствия такого суда в определенном субъекте Российской Федерации является упущением его государственной политики [5, с. 48].

Недостаточность общего количества конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации не свидетельствует об отсутствии насущности вопросов, которые связаны с их взаимодействием с Конституционным Судом Российской Федерации. Можно отметить, что за достаточно незначительный период времени они осуществили существенную работу по восстановлению конституционных прав граждан, и в том числе несовершеннолетних.

Полагаем, что формирование в субъектах конституционных (уставных) судов является существенным показателем качества системы публичной власти, которая складывается в соответствующих субъектах Российской Федерации. Создание таких судов дает возможность эффективно регулировать региональное законодательство с помощью признания определенных положений нормативных актов не соответствующими конституциям (уставам) субъектов Российской Федерации. В настоящее время формирование системы таких судов должны быть сопряжено с проявлением определенной политической воли, которая на сегодняшний день в большинстве субъектов Российской Федерации, в том числе и в Ханты-Мансийском автономном округе — Югре отсутствует.

Р. И. Исламова, занимаясь вопросами соблюдения прав несовершеннолетних в конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации отметила, что за время своего существования такие суды вынесли минимальное количество решений, защищающих права несовершеннолетних, что создает впечатление об отсутствии проблем в сфере защиты прав несовершеннолетних в субъектах Российской Федерации. По приведенной ей статистике (по состоянию на середину 2017 года), за время своего функционирования в конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации было рассмотрено 32 вопроса, связанных с защитой прав несовершеннолетних. Из них: в Республике Татарстан вынесено 1 постановление и 3 определения; в Республике Башкортостан — 3 постановления, 2 определения; в Свердловской области — 4 постановления и 5 определений; в Республике Северная Осетия — Алания — 1 постановление; в Республике Саха (Якутия) — 1 постановление; в Республике Марий Эл — 3 постановления; в Республике Коми — 5 постановлений, 1 определение; в Республике Ингушетия — 1 постановление и 1 определение. В иных судах подобные вопросы не рассматривались [6, с. 32–35].

Подобная статистика может привести к выводу, что на сегодняшний день достаточно большое количество региональных проблем в области защиты прав несовершеннолетних остаются без разрешения. Несмотря на это, анализ соответствующей судебной практики демонстрирует существенное значение работы органов конституционного правосудия в области защиты прав несовершеннолетних.

Например, в 2015 году Конституционный Суд Республики Башкортостан рассмотрел вопросы, касающиеся вопросов конституционности отдельных пунктов положения о приватизации муниципального жилищного фонда городского округа г. Уфы, которое было утверждено соответствующим органом муниципальной власти.

Указанное положение утверждало порядок передачи в собственность граждан занимаемых ими жилых помещений в домах муниципального жилищного фонда. Оспариваемые нормы устанавливали, что несовершеннолетние граждане, которые проживают вместе с нанимателем и являются членами его семьи (или бывшими членами семьи), равно с совершеннолетними пользователями выступают как участники общей совместной собственности на жилое помещение. Также данным положением предусматривался перечень документов, которые необходимы для приобретения в собственность жилого помещения в порядке приватизации, при обращении в соответствующую организацию.

Конституционный Суд Республики Башкортостан отметил, что в ст. 46 Конституции Республики Башкортостан указано, что право на жилище, применимое к правам несовершеннолетних, предусматривает запрет для родителей проводить сделки с жилищными помещениями, которые направлены на необоснованное произвольное ухудшение жилищных условий несовершеннолетних либо утрате ими жилища. Если бы родители совершали данные действия, то это бы вступало в противоречие с положениями ст. 42 Конституции Республики Башкортостан и свидетельствовало о том, что родители не выполняют свои конституционные обязанности по заботе, воспитанию и содержанию несовершеннолетних.

На основании изложенного Конституционный Суд Республики Башкортостан признал законным право муниципального органа на установление определенного порядка передачи в собственность граждан занимаемых ими жилых помещений в домах муниципального жилищного фонда. Вместе с тем суд признал не конституционным соответствующий пункт рассматриваемого положения в связи с отсутствием в нем требований о предоставлении гражданином, которое приобретает в собственность жилье путем приватизации, документов на несовершеннолетних, проживающих отдельно от указанных лиц и не утративших права пользования жилым помещением. Конституционный Суд Республики Башкортостан посчитал, что это ограничивает права вышеуказанной категории несовершеннолетних граждан и не соответствует принципу равенства [9].

В качестве еще одного решения, демонстрирующего возможность защиты прав несовершеннолетних, стало Постановление Конституционного суда Республики Марий Эл, который признал не соответствующим Конституции Марий Эл определенный пункт Административного регламента предоставления муниципальной услуги «Прием заявлений, постановка на учет для зачисления в муниципальные образовательные учреждения города Йошкар-Олы», который предусматривал возможность зачисления несовершеннолетних в дошкольные муниципальные образовательные учреждения г. Йошкар-Олы только после представления документа, который мог бы подтвердить постоянную или временную регистрацию на территории муниципального образования [10].

Анализ указанных выше решений конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации свидетельствует о достаточно мощном потенциале, который должен быть обязательно направлен на обеспечение и защиту прав несовершеннолетних.

Можно сделать вывод, что в настоящее время назрела необходимость по совершенствованию механизма защиты прав несовершеннолетних на уровне субъектов Российской Федерации, который может быть улучшен посредством формирования соответствующих органов конституционного правосудия во всех субъектах Российской Федерации, в том числе и в Ханты-Мансийском автономном округе — Югре, в котором принят, но не реализован Закон Ханты-Мансийского автономного округа от 22 сентября 1997 г. № 43-оз «Об уставном суде Ханты-Мансийского автономного округа», а также путем систематизации и актуализации внимания к недопущению случаев нарушений их прав на уровне органов региональной и муниципальной власти соответствующего субъекта Российской Федерации.

В связи с этим значение конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации в защите прав несовершеннолетних можно рассматривать через призму дополнительного уровня по реализации конституционных гарантий защиты их прав, а также в качестве конструктивного элемента по контролю за исполнением Конституции Российской Федерации и законодательства Российской Федерации региональными органами власти и местного самоуправления соответствующего субъекта Российской Федерации.

Литература:

  1. Авакьян С. А. Конституционное право России: Учебный курс в 2 Т. М.: Юристъ, 2005.
  2. Бондарь Н. С. Социоисторический динамизм Конституции — без переписывания конституционного текста // Журнал конституционного правосудия. 2014. № 2. С. 22–34.
  3. Гаврюсов Ю. В. Проблемы становления конституционной юстиции в субъектах Российской Федерации. Сыктывкар, 2005. С. 66–76.
  4. Евдокимов В. Б. Конституционные (уставные) суды в системе разделения властей в Российской Федерации / В. Б. Евдокимов // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2013. № 5. С. 63–68.
  5. Жилин Г. А. Значение решений Конституционного Суда РФ как источника гражданского и арбитражного процессуального права / Г. А. Жилин // Журнал конституционного правосудия. 2008. № 1. С. 22–29.
  6. Исламова Р. И. Конституционные (уставные) суды субъектов Федерации как дополнительный гарант защиты прав несовершеннолетних // Законность. 2017. № 8. С. 32–35.
  7. Петренко Д. С. Конституционная (уставная) юстиция в субъектах Российской Федерации // Современные правовые проблемы и перспективы. М., 2007. С. 46–53.
  8. Тарибо Е. В. Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: монография. М.: НОРМА, 2018. 256 с.
  9. Постановление Конституционного суда Республики Башкортостан от 16 декабря 2015 г. № 32-П // СПС КонсультантПлюс.
  10. Постановление Конституционного суда Республики Марий Эл от 27 февраля 2014 г. // СПС КонсультантПлюс.
Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, суд субъектов, Башкортостан, конституционное правосудие, Конституционный Суд, Ханты-Мансийский автономный округ, суд, жилое помещение, муниципальный жилищный фонд, конституционный Суд Республики.


Похожие статьи

К вопросу повышения эффективности конституционного...

Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» определяет общие для всей конституционной юстиции основные направления развития конституционного правосудия, ее роль в качестве основного правового механизма защиты...

Похожие статьи

К вопросу повышения эффективности конституционного...

Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» определяет общие для всей конституционной юстиции основные направления развития конституционного правосудия, ее роль в качестве основного правового механизма защиты...

Задать вопрос