Социально-экономическое неравенство в контексте политических проблем | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 11 апреля, печатный экземпляр отправим 15 апреля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №41 (227) октябрь 2018 г.

Дата публикации: 15.10.2018

Статья просмотрена: 121 раз

Библиографическое описание:

Ларионова Ю. С. Социально-экономическое неравенство в контексте политических проблем // Молодой ученый. — 2018. — №41. — С. 80-83. — URL https://moluch.ru/archive/227/53108/ (дата обращения: 29.03.2020).



В статье представлен анализ социально-экономического неравенства как политической проблемы. Во-первых, социально-экономическое неравенство затрагивает вопросы социальной справедливости и справедливого государственного управления. Как определить оптимальный уровень неравенства в обществе? По какому пути пойти государственным властям в вопросе регуляции социально-экономического неравенства? Во-вторых, социально-экономическое неравенство влияет на процессы принятия важных политических решений и законодательных инициатив. Так, наиболее обеспеченный слой населения имеет гораздо больше шансов повлиять на принятие решений властями или же имеет более широкие возможности по вхождению в политическую элиту общества.

Ключевые слова: социально-экономическое неравенство, социальная справедливость, политические риски.

The article presents the analysis of socio-economic inequality as a political problem. First, social and economic inequality affects issues of social justice and fair government. How to determine the optimal level of inequality in society? Which way to go in the issue of regulation of socio-economic inequality? Secondly, socio-economic inequality influence on the the processes of making important political decisions and legislative initiatives. Thus, the richest have much more chances to influence the decision-making process or have much more opportunities to join the political elite.

Keywords: socio-economic inequality, social justice, political risks.

Проблема социально-экономического неравенства давно вышла за пределы экономической науки и приняла междисциплинарный характер. Социально-экономическое неравенство зачастую воспроизводится в поле политическое и правовое. Политический аспект неравенства связан с тремя основными проблемами: справедливости оценки неравенства и проводимой государственной политики, трансформации крупного экономического капитала в политический ресурс.

  1. Проблема справедливой оценки приемлемого уровня неравенства

Обращаясь к политической теории, можно отметить, что проблема равенства/неравенства с античных времен остается в поле зрения не только многих ученых, но и политиков. Сторонники либеральных взглядов не склонны обращать внимание на тему влияния социального неравенства на политические процессы, заменяя ее известным конструктом «равенства возможностей и прав». Либеральные теоретики видят в неравенстве по доходам саморегулирующуюся проблему. Так, либералы активно пользуются теорией неравенства С. Кузнеца [9], в соответствии с которой поступательное развитие рыночной экономики содействует регуляции неравенства на приемлемом уровне, увеличиваясь лишь на начальной стадии экономического роста, а достигнув пика — имеет тенденцию к уменьшению. Однако, как было описано в предыдущем пункте работы, теория Кузнеца была признана рядом современных ученых не работающей. Теория Кузнеца скорее приемлема для стран с нормальным уровнем неравенства, а не для стран с избыточным неравенством вроде России. Тем не менее, ряд либеральных теоретиков продолжает утверждать, что социальный статус человека должен определяться доходом, формирующимся в рыночной экономике.

Если в целом проанализировать политический процесс большинства стран сегодня, то можно увидеть, что идеи социальной справедливости повсеместно развиваются как в ведущими политическими партиями, так и оппозиционными силами. Активное участие в политическом процессе формирования идеологических базисов социальной справедливости принимает гражданское общество. Это приводит к ситуации, когда накопившееся недовольство получает легитимный выход в публичную политическую плоскость, проявляется артикуляция и агрегирование интересов социальных групп. Гражданское общество оказывает влияние на политических акторов и процесс принятия решений и законов в социальной сфере.

Таким образом, неравенство стимулирует политические элиты корректировать свои решения исходя из мнения гражданского общества. На выходе политические решения трансформируются в определенные механизмы регулирования социального неравенства с помощью перераспределения бюджета в пользу наименее защищенных социальных слоев, создаются разнообразные программы и фонды поддержки с участием гражданского общества. Политическая функция данных действий состоит в том, чтобы удержать общественный баланс, самортизировав негатив через восприятие гражданское мнения. Таким образом, неравенство заставляет государство создавать условия для развития гражданского общества и поддерживать гражданскую активность населения на уровне демократических стандартов.

В вопросах политического управления неравенством существует момент манипуляции обществом. Сегодняшние социалисты в США и некоторых странах континентальной Европы говорят о необходимости обеспечения равных первичных возможностей индивида, нежели достижения равенства доходов. Такой политический ход действительно может быть работоспособным и привлечь электорат и вот почему.

Существует точка зрения о том, что уровень неравенства де-юре и в общественном восприятии не соответствуют друг другу. Профессор ВШЭ Владимир Гимпельсон отмечает [6], что скорее политические и социальные механизмы государства влияют на проблему неравенства, а если быть точнее, подогревают уровень восприятия населением уровня неравенства. Гимпельсон полагает, что субъективное восприятие неравенства людьми зависит от наличия у них возможностей изменить свое социально-экономическое положение. Наличие действующих социальных лифтов повышает терпимость к неравенству. Согласно его исследованию, в латиноамериканских странах, где по статистике, неравенство часто зашкаливает, люди считают его низким. Напротив, во Франции — стране с низким уровнем неравенства — респонденты считают его очень высоким. При этом, анализируя данные кросс-национальных исследований, ученые утверждают: нет убедительных доказательств того, что фактическое неравенство или его изменения, определяемые через коэффициент Джини или децильные коэффициенты, могут быть причиной социальных конфликтов. Воспринимаемый уровень неравенства коррелирует со спросом на перераспределение — и это может стать причиной конфликта между богатыми и бедными. Так что же вопринимать как проблему: бедность или неравенство? Гимпельсон и Трейсман утверждают, что социальные конфликты характерны для обществ, у которых есть верное преставление об их месте в иерархии, но большинство не способно дать верную оценку [6]. Таким образом, для людей в целом важна сама атмосфера равенства и свободы возможностей, нежели достижения равенства доходов.

Роль государства в модерировании социального равенства/неравенства является предметом острых полемических дискуссий как в экспертном сообществе, так и среди властных структур. На протяжении последних десяти лет в европейских странах наблюдается запрос на социалистические партии и политику «гипертрофированного социального регулирования» со стороны государства. Анализ данного тренда показывает, что такая политика приводит к кризисам экономических систем и модификации партийных сил. В большинстве европейских стран отмечается негативное влияние системы социальных выплат на социальное поведение субъектов выплат.

  1. Проблема влияния крупного экономического капитала на процесс принятия ключевых политических решений

Неравное распределение доходов и богатства создает возможность для лиц с высокими доходами вмешиваться в политические процессы и демократическое управление. В частности, значительная концентрация богатства и доходов предоставляет богатым людям ресурсы, достаточные для дачи взятки высокопоставленным чиновникам и политикам. Неравенство увеличивает вероятность воздействия богатых домохозяйств на распределение государственных денег, лоббирования своих интересов. Неравенство может отрицательно влиять на экономику за счет неэффективности политиков, защищающих категорию «высокодоходных» избирателей, которые лоббируют сокращение регуляторных правил, низкие государственные инвестиции в научные исследования и инфраструктуру и привносят другие экономические искажения, которые им выгодны [12].

Уильям Домхофф отмечает, что доходы и богатство облегчают вхождение в политическую власть, что значительно усиливает влияние богатых на государственную политику в собственных интересах [4]. Это приводит к снижению эффективности и создает медленный экономический рост в ущерб категорий населения с более низкими доходами. Кроме того, это приводит к искажениям самой политики, которая по кругу еще больше наращивает доход богатых, которые затем обладают еще большей способностью влиять на политику. В статистическом анализе Мартин Гиленс показывает, что политический истеблишмент США гораздо более восприимчив к богатым людям, чем к людям с более низким уровнем распределения доходов [5]. Он отмечает, что политики США реагируют на своих избирателей, но политика, которая в конечном итоге вводится в действие, гораздо более тесно связана с предпочтениями богатых людей, чем людей со скромными средствами.

В серии экспериментов Д. Батлер показывает [3], что суждения политиков США отражают их собственные взгляды богачей, так как большинство госслужащих США богаты. Б. Пейдж, изучая политические взгляды очень обеспеченных американцев, обнаружил, что они активно участвуют в политике и придерживаются взглядов, которые гораздо более консервативны, чем у широких масс [11].

В последние годы в США и западной Европе происходит процесс расширения возможностей финансового влияния на процесс принятия политических решений. Законодательные ограничения, которые ранее защищали систему от подобных процессов, продолжают сниматься. Так, в середине 2000-х годов Верховный суд снял часть барьеров, что привело к возможности финансирования избирательных кампаний и лоббистской деятельности.

Авторы обзора Oxfam отмечают, что подобное явление характерно не только для США, и неравенство растет в большинстве стран мира, принося с собой политику, которая продвигает интересы богатых [10]. Основываясь на данных из 100 стран, Кригер и Мейеррикс обнаружили [8] негативное влияние неравенства на экономическую свободу, обусловленное способностью элиты превращать свою экономическую власть в политическую власть, как для демократических, так и для недемократических стран.

Т. Пикетти в своей книге «Капитал в XXI веке» пишет, что мир идет к «патримониальному капитализму», где высшие должности контролируются не талантливыми инидивидами, а отдельными кланами и династиями, которые год от года, накапливая капитал, становятся лишь богаче [1]. Кроме того, Т. Пикетти выделяет риск замедления экономического развития из-за роста неравенства, спровоцированного ростом экономического и политического влияния граждан. Автор пишет о том, что значительно снижение неравенства в середине XX века в Западной Европе и Северной Америке имело место из-а политических катаклизмов (Великая депрессия, Первая мировая война, Вторая мировая война). Влияние также оказало изменение в ряде стран политических режимов, а также приняли налогово-бюджетные и социальные реформы, принятые во Франции, Великобритании, Германии и США. Таким образом, необходимо иметь в виду, как исторические факты, так и сегодняшнюю государственную политику, связанную с изменениями налоговой, бюджетной и социальной сфер во многих странах.

Тома Пикеттти обращает внимание на то, что рост неравенства может привести не только к социальной революции, но и к росту национализма. Если с неравенством не борются мирным путем, всегда возникает соблазн обвинить в нем других — например, иные страны, что сегодня происходит в Европе, где возникают очень очаги напряжения.

Однако существуют новые формы политической мобилизации, которые позволяют выйти данному напряжению с помощью вовлечения множества политических акторов и взаимодействия с гражданским обществом.

Обращаясь к России, исследователи также отмечают, что в стране происходит институционализация неравенства, где существует прочная система иерархии доступа к ресурсам и желаемым благам [2]. Это выражается, прежде всего, в разных стартовых позициях для молодого поколения, в передаче накопленного богатства, и наоборот, лишение «проигравших» экономических, политических и культурных ресурсов общества, блокирующее им возможности восходящей мобильности.

Очевидно, что проблема неравенства давно вышла за пределы изучения лишь экономических факторов и стала серьезной социально-политической проблемой. Господствующее в обществе мнение о социальной справедливости во многом и определяет политику распределения доходов, она должна восприниматься обществом как норма. Таким образом, явление неравенства оценивается в обществе исходя из понимания в общественном сознании критерия справедливости.

Экономическое неравенство паразитирует и воспроизводится в политическое и правовое неравенство, что влияет на экономические и социальные факторы, замедляя развитие. Международные исследования показывают, что существует связь между неравенством и коррупцией, аналогичные связи наблюдаются и между неравенством и преступностью. Коррупция гораздо выше в неравном обществе, чем при более равномерно распределенных ресурсах [7].

Для решения проблемы неравенства необходимо проведение эффективной государственной социально-экономической политики. То есть такая политика, которая способствует устранению неравенства, которое является избыточным с точки зрения общественных интересов. Вследствие этого государство в первую очередь сталкивается с проблемой поиска оптимальной степени неравенства, которая формируется под влиянием взаимодействия рыночных механизмов и социального регулирования государства.

Тормозя системную модернизацию, развитие экономики, блокируя ее переход к инновационной стадии, социальные неравенства усугубляют поляризацию общества, порождают апатию и пассивность определенных слоев населения, а носителей радикальных умонастроений подталкивают к нелегитимным формам протеста и политическому экстремизму. Неравенства способствуют деструкции национального согласия, формируя разрыв не только между социальными группами, но и между обществом и властью, что воспринимается населением в качестве государственной защиты интересов богачей.

Литература:

  1. Пикетти Т. Капитал в XXI веке. М.: Ad Marginem, 2015. С. 20
  2. Штомпка П. Культурная травма в посткоммунистическом обществе // Социол. исслед. 2001. № 2.
  3. Butler, Daniel M. 2014. Representing the Advantaged: How Politicians Reinforce Inequality. New York: Cambridge University Press
  4. Domhoff, G.William. 2017. Wealth, income, and Power. Who Rules America?
  5. Gilens, Martin. 2012. Affluence and Influence: Economic Inequality and Political Power in America. Princeton: Princeton University Press.
  6. Gimpelson V. E., Treisman D. Misperceiving Inequality // Economics and Politics. 2018. Vol. 30. No. 1. P. 54
  7. Glaeser E., Scheinkmann, J., Shleifer, A. The Injustice of Inequality // Journal of Monetary Economics, 2003. Vol. 50. No. 1. P. 199–222.
  8. Krieger, Tim, and Daniel Meierrieks. 2016. Political Capitalism: The Interaction between Income Inequality, Economic Freedom and Democracy. European Journal of Political Economy 45: 115–32.
  9. Kuznets S. Quantitative Aspects of the Economic Growth of Nations. Paper VIII: Distribution of Income by Size // Economic Development and Cultural Change, 1963, v.11, no.2, p.80
  10. Oxfam. 2014. Working for the Few: Political Capture and Economic Inequality. 178.
  11. Page, Benjamin I., Larry M. Bartels, and Jason Seawright. 2013. Democracy and the Policy Preferences of Wealthy Americans. Perspectives on Politics 11: 73
  12. Stiglitz, Joseph E. 2013. The Price of Inequality: How Today’s Divided Society Endangers our Future. New York: W. W. Norton and Company. P. 223
Основные термины (генерируются автоматически): социально-экономическое неравенство, неравенство, гражданское общество, социальная справедливость, политический, США, политик, крупный экономический капитал, государственная политика, Западная Европа.


Похожие статьи

Государство-лидер и государство-гегемон в современном мире

Государство, доминирующее в экономической, социальной, военной и политической сферах над

Агрессивная политика США выражается не только вооруженными столкновениями и

Из-за агрессивной внешней политики США часть стран оспаривает претензии штатов на...

Похожие статьи

Государство-лидер и государство-гегемон в современном мире

Государство, доминирующее в экономической, социальной, военной и политической сферах над

Агрессивная политика США выражается не только вооруженными столкновениями и

Из-за агрессивной внешней политики США часть стран оспаривает претензии штатов на...

Задать вопрос