Особенности наказаний за совершение преступлений против правосудия | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 2 ноября, печатный экземпляр отправим 6 ноября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №41 (227) октябрь 2018 г.

Дата публикации: 15.10.2018

Статья просмотрена: 127 раз

Библиографическое описание:

Рюмина Е. А. Особенности наказаний за совершение преступлений против правосудия // Молодой ученый. — 2018. — №41. — С. 63-66. — URL https://moluch.ru/archive/227/52974/ (дата обращения: 22.10.2019).



В статье рассматривается уголовно-правовые нормы, которыми регламентированы наказания за преступления против правосудия. Показано что сегодня, есть все основания совершенствовать систему наказаний за преступления против правосудия.

Ключевые слова: судебная власть, правосудие, наказание, наказание за преступления против правосудия, уголовная ответственность за преступления против правосудия.

The article deals with the criminal law norms regulating punishment for crimes against justice. It’s quite evident that today there is every reason to improve the system of penalties for crimes against justice.

Keywords: judicial power, justice, punishment, punishment for crimes against justice, criminal responsibility for crimes against justice.

Наказание представляет собой центральный институт уголовного права, в котором более полно и наглядно проявляется направленность уголовной политики государства. Наказание по праву считается самым эффективным уголовно-правовым средством борьбы с преступлениями и преступностью, так как позволяет прервать общественно опасную деятельность лиц, совершающих преступления.

В литературе по юриспруденции понятие уголовного наказания используют в различных значениях, например:

‒ правовое последствие совершения преступления [9];

‒ средство уголовно-правового воздействия на виновное лицо [12, c.79];

‒ средство уголовно-правовой борьбы с преступлениями [14, C.101];

‒ кара виновному лицу за содеянное [15, c.77];

‒ ущерб, причиняемый на основе судебного приговора [8, c.102] и пр.

В Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г. [7] наказание определяли, как меру принудительного воздействия, благодаря чему власть обеспечивает порядок общественных отношений от нарушителей.

В УК РСФСР 1922 г. [6] понятие наказание было вовсе исключено из законодательства и заменено на понятие «мера социальной защиты».

В Основах уголовного законодательства Союза ССР и республик 1958 г. [5], понятие наказания восстановили, под которым, в частности, понимали меру принуждения, применяемую к лицу, признанному виновным в совершении поступления, со стороны государства и по приговору суда.

Сегодня наказание, как мера государственного принуждения, заключается в предусмотренном Уголовным кодексом Российской Федерации (УК РФ) [2] лишении или ограничении определенных прав и свобод в отношении осужденного лица, что соответствует положениям ст. 29 Всеобщей декларации прав человека [1], в соответствии с которой каждый человек, может быть, подвергнут тем или иным ограничениям, установленных законом для обеспечения признания и уважения прав и свобод других людей.

Главным субъектом наказания является лицо, которое признается виновным в совершении того или иного преступления. Назначая такому лицу наказание, суд тем самым параллельно оказывает и превентивное воздействие на других граждан. Приговор, вынесенный судом, содержит в себе государственное осуждение поступка и порицание преступника. В то же время, очевидно, что наказание обращено и в будущее, так как оно восстанавливает социальную справедливость, обеспечивает перевоспитание осужденного лица и предупреждает совершение им новых преступлений.

Таким образом, назначая наказание за то, или иное преступление, суд закладывает основу для обеспечения решения задач, поставленных уголовным законом и достижение поставленных перед ним целей.

В литературе была предпринята попытка в процентном соотношении представить тяжесть преступлений против правосудия, в результате чего, были получены следующие результаты:

‒ преступления небольшой тяжести — 53 % или 27 преступлений;

‒ преступления средней тяжести — 25 % или 13 преступлений;

‒ тяжкие преступления — 20 % или 10 преступлений;

‒ особо тяжкие преступления — 2 % или 1 преступление.

При этом основным видом наказания за преступления против правосудия является лишение свободы. В случае если норма статьи не предусматривать такого наказания, то еще одним из суровых видов наказания является арест и обязательные работы 18 и 4 % соответственно или 9 и 2 преступления. В качестве дополнительных, в гл. 31 УК РФ, представлены такие виды наказания, как штраф, лишение права заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности и ограничение свободы [11, c.53].

В то же время следует обратить внимания, что в соответствии с Федеральным законом от 28.12.2013 г. № 431-ФЗ «О внесении изменений в статью 8 Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» [3] с 1 января 2017 года был введен механизм принудительных работ в уголовное законодательство. В части преступлений против правосудия, принудительные работы предусмотрены, например, в ст. 294 УК РФ, предполагающей наказание за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования.

В то же время обращает на себя внимание, что большая часть статей, расположенных в гл. 31 УК РФ все еще предусматривают максимальные сроки лишения свободы. Например, в ст. 295 УК РФ предусмотрено наказание от 12 до 20 лет лишения свободы и вплоть до смертной казни. При этом в ст. 295 УК РФ речь идет только лишь о посягательстве на жизнь лица, которое осуществляет правосудие. В то время как, например, за убийство в ст. 105 УК РФ максимальный срок наказания составляет 15 лет лишения свободы и только лишь квалифицированные виды убийств, предполагают назначение наказания до 20 лет лишения свободы вплоть до смертной казни.

Тем самым преступление против правосудия в виде только лишь покушения на жизнь лица, осуществляющего правосудия законодатель считает намного более опасным, нежели убийство.

Также обращает на себя внимание, что за угрозу насилием или само насилие в связи с осуществлением правосудия, законодатель считает менее опасными, нежели покушения, и устанавливает за такие деяния максимальный срок лишения свободы всего в 10 лет.

В ст. 305 УК РФ за вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта ответственность предусмотрена максимально в 10 лет лишения свободы. Например, если бы сегодня действовала смертная казнь, человек был казнен, а впоследствии выяснилось, что приговор был заведомо неправосуден, является ли десять лет лишения свободы в данном случае адекватным наказанием за причиненные страдания? Представляется, что нет. По всей видимости, в данном случае наказание должно наступать не за вынесение неправосудного приговора по ст. 305 УК РФ, а за убийство по ст. 105 УК РФ или же в ст. 305 УК РФ наказание должно быть значительно выше, в частности, в ч. 2 указанной статьи, где предусмотрено наказание в виде лишения свободы от 3 до 10 лет. Представляется, что в ч. 2 ст. 305 УК РФ и вовсе не должно быть нижнего предела наказания.

По нашему мнению, в гл. 31 УК РФ, прежде всего, законодатель неверно определяет цели наказания, ставя органы государственной власти в лице суда и содействующих ему в осуществлении правосудия органов, в более привилегированное положение, по отношению к остальным субъектам преступлений против правосудия.

Любое действие человека, так или иначе, должно преследовать определенную цель. Во многом цели определяют пути методы и средства. Такое положение вполне относится и к уголовному наказанию, которое очень часто имеет определяющее влияние на уголовное право в целом.

Основными целями уголовного права являются:

‒ восстановление справедливости;

‒ исправление осужденного;

‒ предупреждение совершения новых преступлений.

Общеизвестно, что эффективность уголовного права в целом сводится к вопросу об эффективности и правильного определения целей наказания. Определение целей наказания является принципиальным вопросом в уголовном праве. Как верно отмечает Н. С. Таганцев, являясь личным страданием, причиненным виновному за совершенное им деяние, наказание должно организовываться таким образом, чтобы оно служило тем целям, которые преследует государство. [13, c.97].

Часть 2 ст. 43 УК РФ определяет цель наказания, как восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений. Представляется, что назначения наказаний в преступлениях против правосудия в отношении судей и иных органов, содействующих правосудию, сегодня не достигает данной цели, а лишь позволяет органам правосудия, при совершении последними преступлений, предусмотренных гл. 31 УК РФ уйти от строгого наказания, которое соответствовало бы цели, указанной в ч. 2 ст. 43 УК РФ, получить минимальный срок и далее чувствовать себя практически безнаказанными. Также такое положение дел не соответствует принципу справедливости, на который указано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» [4], где, в частности, указано, что справедливое наказание способствует решению задач и достижению целей, указанных в ст. ст. 2 и 43 УК РФ. При этом справедливость наказания заключается в его соответствии характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельством его совершения и личности виновного. Принимая во внимание личность виновного в ст. 305 УК РФ, которым является непосредственно судья, представляется, что совершение данным субъектом любого преступления носит повышенную общественную опасность, следовательно, и наказание за совершение преступления данным субъектом должно быть более строгим.

Также необходимо обратить внимание на то, что лишение свободы в большей степени имеет частное предупреждение, то есть оно действует на субъекта исключительно во время отбывания срока лишения свободы. Как мера специального предупреждения лишение свободы имеет довольно противоречивый характер, так как не все заключается в том, как именно прочувствует назначенное наказание осужденное лицо, многое также зависит от того какие барьеры воздвигаются на пути возможного совершения новых преступлений в дальнейшем осужденным.

Если обратиться все к той же ст. 305 УК РФ, в частности, к ее части второй, обращает на себя внимание тот факт, что никаких барьеров для предотвращения дальнейшего совершения преступления не воздвигнуто. Так, после отбывания наказания в виде лишения свободы, судья, вынесший неправосудное решение, может и дальше продолжать свою деятельность, так как ч. 2 ст. 305 УК РФ не предусматривает лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, как основной вид наказания, что неверно. Не содержит запрета занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью и ст. 301 УК РФ, в которой предусмотрено наказание за незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей. Тем самым такой вид наказания может назначаться судом в качестве дополнительного наказания, однако, сомнительно, что судья, в отношении другого судьи воспользуется данным правом.

Представляется, что общественная опасность преступлений, прежде всего, должна определяться признаками состава преступления, именно они, будучи объединенными в четыре элемента состава преступления, являются непосредственными показателями общественной опасности того или иного деяния.

Исходя из изложенного, сегодня есть все основания пересмотреть подходы к определению наказаний за преступления против правосудия.

В качестве вывода следует отметить, что в рассматриваемой группе преступлений, показатель в виде максимального срока лишения свободы является не прямым, а косвенным, то есть своего рода искусственно установленным. Методика, которая имеет место сегодня при установлении эквивалентности между общественной опасностью и максимальным размером наказания, построена на методе экспертных оценок, что, по нашему мнению, неверно. Как видим из приведенных примеров, особенность наказаний за совершение преступлений против правосудия является то, что их опасность, выраженная в размерах наказания, сегодня определена бессистемно, и оставляет за рамками внутреннюю систематизацию и видовое деление.

Литература:

  1. Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948). // Российская газета. № 67. 1995.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 31.12.2017). // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  3. Федеральный закон от 28.12.2013 N 431-ФЗ «О внесении изменения в статью 8 Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». // Собрание законодательства РФ. 2013. № 52. Ст. 6996.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N 58 (ред. от 29.11.2016) «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания». // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 2. 2016.
  5. Закон СССР от 25.12.1958 «Об утверждении Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик». // Ведомости ВС СССР. 1958. № 1. Ст. 6.
  6. Постановление ВЦИК от 01.06.1922 «О введении в действие Уголовного Кодекса Р. С. Ф.С.Р». (вместе с «Уголовным Кодексом Р. С. Ф.С.Р».) (документ утратил силу). // СУ РСФСР. 1922. № 15. Ст. 153.
  7. Постановление Наркомюста РСФСР от 12.12.1919 «Руководящие начала по уголовному праву Р. С. Ф.С.Р». (документ утратил силу). // СУ РСФСР. 1919. № 66. Ст. 590.
  8. Андрусенко С. П. Восстановление социальной справедливости и назначение соразмерного наказания. // Журнал российского права. № 2.ю 2015. С. 102–111.
  9. Аубакиров У. А. Уголовно-правовые нормы в системе уголовного законодательства. // URL: http://elibrary.kz/download/zhurnal_st/st4607.pdf (дата обращения 16.02.2018).
  10. Батова С. А., Боботов С. В. Судебная система России. — М., 2001. 892 c.
  11. Долгополов К. А., Зырянов В. Н., Цыганаш В. Н. Проблемные вопросы назначения наказания за преступления против правосудия. // Уголовныц1й процесс, криминалистика, уголовное право и криминология. 2016. № 4. С. 53–56.
  12. Сундуров Ф. Р., Талан М. В. Наказание в уголовном праве: Учебное пособие. — М.: Статут, 2015. 256 с.
  13. Таганцев Н. С. Русское уголовное право. — М, 1994. Т II. 358 с.
  14. Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. В. П. Ревина. — М.: Юстицинформ. 2016. 392 с.
  15. Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ», ИНФРА-М, 2008. 560 с.
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, наказание, лишение свободы, преступление, правосудие, Российская Федерация, уголовное наказание, максимальный срок лишения свободы, осужденное лицо, Уголовный кодекс.


Похожие статьи

Новый закон об уголовном наказании | Статья в сборнике...

условное осуждение, УК РФ, наказание, уголовная ответственность, уголовное наказание, основное наказание, лишение свободы, испытательный срок, дисциплинарная воинская часть, военная служба. Современное состояние практики назначения и исполнения...

Похожие статьи

Новый закон об уголовном наказании | Статья в сборнике...

условное осуждение, УК РФ, наказание, уголовная ответственность, уголовное наказание, основное наказание, лишение свободы, испытательный срок, дисциплинарная воинская часть, военная служба. Современное состояние практики назначения и исполнения...

Задать вопрос