Некоторые проблемы реализации полномочий прокурора на досудебной стадии уголовного процесса | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 18 декабря, печатный экземпляр отправим 22 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №39 (225) сентябрь 2018 г.

Дата публикации: 30.09.2018

Статья просмотрена: 159 раз

Библиографическое описание:

Шадрин, В. В. Некоторые проблемы реализации полномочий прокурора на досудебной стадии уголовного процесса / В. В. Шадрин. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 39 (225). — С. 134-136. — URL: https://moluch.ru/archive/225/52865/ (дата обращения: 08.12.2021).



После реформ 2007 года, затронувших кардинальным образом процессуальные полномочия прокурора, и по сегодняшний день проблема внесения соответствующих изменений, касающихся возвращения данному участнику уголовного судопроизводства некоторых полномочий, в том числе право возбуждать уголовные дела, в действующий Уголовно-процессуальный кодекс Российской федерации, все еще остается одной из самых обсуждаемых и проблемных тем в вопросе реализации полномочий прокурора на досудебной стадии уголовного процесса.

Прокурор лишился ряда важнейших полномочий, исходя из того, что слишком тесное процессуальное взаимодействие прокурора со следствием, а также фактическое участие в процессе принятия основных процессуальных решений не только ограничивали самостоятельность следователя, но и ослабляли прокурорский надзор, чем самым прокурор становился зависимым от результатов расследования, а также являлся непосредственно заинтересован в исходе самого уголовного дела.

Как отмечают юристы и большая часть действующих работников прокуратуры Российской Федерации, что самая существенная и в настоящий момент невосполнимая утрата является именно лишение прокурора права возбуждать уголовное дело и в порядке, установленном УПК, поручать его расследование дознавателю, следователю. На наш взгляд, данное решение законодателя отрицательно сказалось на исполнение всех задач уголовного процесса, а сложившаяся на сегодняшний день прокурорская практика, доказывает о необходимости внесения изменений, касающихся полномочий прокурора на разных стадия уголовного судопроизводства. Однако, не смотря на многочисленные предложения и поддержку данной позиции учеными юристами и практическими работниками органов прокуратуры, такое право прокурору в действующем законодательстве все еще не предоставлено, более того, к сожалению, данный вопрос не обсуждается на уровне Правительства Российской Федерации, а подобные законопроекты, касающиеся этой темы, отклоняются или не одобряются или вовсе остаются лишь идей или предметом для обсуждения на научных собраниях.

Генеральный прокурор Российской Федерации Юрий Яковлевич Чайка в интервью газете «Коммерсант» отмечает важность и необходимость внесения соответствующих изменений в уголовно-процессуальное законодательство, в подтверждения этого он проводит исторический пример, в котором отмечает, что такое право предоставлялись еще с 1864 года, когда был принят Устав уголовного судопроизводства, и которое затем перешло в УПК РСФСР и РФ [1].

В действительности, на сегодняшний день прокурор не только осуществляет надзор за исполнением законов органами дознания и органами предварительного следствия, но, как участник уголовного судопроизводства, осуществляет от имени государства уголовное преследование. Однако, при всей необходимости, даже имея для этого процессуальные предпосылки, не может возбудить уголовное дело, что, по нашему мнению, не способствует укреплению законности.

По мнению Исламовой Э. Р., у прокурора должно на законодательном уровне быть закреплено право возбуждать уголовные дела как в целях устранения нарушений, выявленных в ходе проверок исполнения закона при вынесении решений об отказе в возбуждении уголовных дел, так и при выявлении оснований для возбуждения уголовных дел по результатам проводимых проверок соблюдения исполнения федерального законодательства на территории Российской Федерации и служебных проверок [2].

Действующий Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации содержит следующее положение, касающееся данного вопроса. Так п.2 ч.2 ст. 37 УПК предоставляет право прокурору выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства [3]. Однако на практике после такого процессуального действия следует субъективное решение самого следственного органа или органа дознания, в которое было направлено данное мотивированное постановление, насчет наличия или отсутствия состава того или иного преступления в рассматриваемом случае.

Таким образом, следователь или же орган дознания может принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела. И не смотря на закрепление в ч. 1.1 ст. 148 УПК РФ положения о том, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с мотивированным постановлением прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства, вынесенное на основании пункта 2 части второй статьи 37 УПК РФ, может быть принято только с согласия руководителя следственного органа, гарантий объективности решения об отказе в возбуждении уголовного дела, после проведенной проверки органом предварительного следствия на наличие или отсутствие в действиях того или иного лица признаков какого либо преступления никто не дает.

На наш взгляд данное положение не эффективно, так как при реализации данного права прокурором, учитывается уже субъективное мнение, и не всегда орган предварительного расследования или дознания может согласиться с точкой зрения и доводами прокурора.

И поэтому сложно не согласится с Лазаревой В. А., которая отмечает, что «массовость такого явления, как необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела, требует более эффективного средства прокурорского реагирования, чем бесконечная переписка прокурора с руководителем следственного органа. Поэтому включение постановления прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании в число поводов к возбуждению уголовного дела проблемы никак не решает» [4].

Кроме того, стоит отметить то, что именно между руководителем следственного органа и прокурором на практике чаще всего складывается конфликт полномочий, однако более подробный анализ, названной выше процессуальной проблемы оптимального разделения труда и полномочий между вышеназванными участниками уголовного судопроизводства, в настоящий момент не поставлен перед нами, данная проблема будет рассмотрена в рамках магистерской диссертации, посвященной именно разбору и более глубокому изучению данной проблематики.

Помимо этого, при осуществлении данной процессуальной процедуры, может быть затрачено значительное количество времени, так как с момента направления мотивированного постановления прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании до момента его поступления и регистрации в книге учета сообщений о происшествиях, могут возникнуть самые разные субъективные причины. Таким образом, может быть допущена волокита, что в итоге отрицательно сыграет на весь дальнейший ход уголовного преследования и привлечения виновных лиц к уголовной ответственности, так как необходимые доказательства могут быть уничтожены или утрачены, а лица подозреваемы в совершении преступления скрыться, кроме того таким образом могут быть нарушены положения одного из основополагающих принципов — разумного срока уголовного судопроизводства.

Подводя итог, следует подчеркнуть всю необходимость введения в действующий Уголовно-процессуальный кодекс соответствующих изменений, а именно, наделить прокурора полномочиями по самостоятельному решению вопрос о возбуждении уголовного дела, и дальнейшего поручения его расследование дознавателю либо следователю. Представляется, что подобные поправки реализуют себя на правоприменительной практике должным образом и в конечном итоге позволят работникам прокуратуры Российской Федерации более эффективно осуществлять возложенные на них функции и задачи, возложенные на них Уголовно-процессуальным кодексом РФ и Федеральным законом «О прокуратуре РФ».

Литература:

  1. http://genproc.gov.ru/genprokuror/interview/document-76585/ (дата обращения 20.09.2018)
  2. Исламова Э. Р. К вопросу о соотношении процессуальных полномочий прокурора и руководителя следственного органа / Э. Р. Исламова // Baikal Research Journal. — 2016. — Т. 7, № 2. — DOI: 10.17150/2411–6262.2016.7(2).22.

3. «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 29.07.2018) ст.37 // СПС КонсультантПлюс (дата обращения 20.09.2018)

  1. Лазарева В. А. Долгожданные изменения в статусе прокурора// Уголовное судопроизводство. — 2011. — N 3.– С. 3.
Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, уголовное преследование, уголовное судопроизводство, орган дознания, возбуждение уголовного дела, действующий Уголовно-процессуальный кодекс, прокурор, следственный орган, предварительное расследование, предварительное следствие.


Похожие статьи

Прокурорский надзор за соблюдением сроков предварительного...

в орган предварительного следствия, и за расследование уголовного дела берутся

В отличие от дознания, предварительное следствие осуществляется по делам средней

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от...

Похожие статьи

Прокурорский надзор за соблюдением сроков предварительного...

в орган предварительного следствия, и за расследование уголовного дела берутся

В отличие от дознания, предварительное следствие осуществляется по делам средней

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от...

Задать вопрос