Защитник в уголовном процессе: проблемы уголовно-процессуальной регламентации и практики | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 22 августа, печатный экземпляр отправим 9 сентября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №39 (225) сентябрь 2018 г.

Дата публикации: 02.10.2018

Статья просмотрена: 908 раз

Библиографическое описание:

Сойма, Т. В. Защитник в уголовном процессе: проблемы уголовно-процессуальной регламентации и практики / Т. В. Сойма. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 39 (225). — С. 128-129. — URL: https://moluch.ru/archive/225/52854/ (дата обращения: 14.08.2020).



Право на получение квалифицированной юридической помощи Конституция Российской Федерации гарантирует каждому гражданину. Подозреваемый и обвиняемый реализуют это право через предоставление возможности иметь защитника, который в установленном законом порядке представляет законные интересы, посредством оказания юридической помощи.

Одним из проблемных является вопрос о процессуальной самостоятельности защитника. Некоторые авторы, например, такие как М. А. Чельцов в прошлом считали его «помощником суда» в установлении всех обстоятельств дела, необходимых для постановления законного и обоснованного приговора [1].

Эта и схожие точки зрения не раз подвергались критике в юридической литературе. Как верно подметил Ф. Н. Фаткуллин, такая позиция «не только не раскрывает подлинного положения защитника в уголовном процессе, но и не согласуется с законом... Законодательство не знает такой процессуальной фигуры, как помощник суда или следователя» [2].

Действительно, участие защитника в уголовном деле в большинстве случаев зависит от обвиняемого, а в ситуации, когда его участие в уголовном деле обязательно от законодателя, от суда же защитник в этом смысле не зависим.

Также в науке существует мнение о признании защитника одной из двух состязающихся сторон. Одни авторы отождествляют защитника с представителем обвиняемого, другие относят к стороне, которая представляет не только интересы подсудимого, но и интересы защиты как функции определенно — процессуальной.

Такие утверждения оспаривает З. Зинатуллин, — ибо непременным условием представительства является переход к представителю всех прав представляемого.

Вполне оправданным думается говорить о защитнике как о самостоятельном субъекте уголовно-процессуальной деятельности, который наделен определенными правами и обязанностями. Но, несмотря на то, что защитник свободен в выборе некоторых правовых вопросов, о его полной самостоятельности говорить трудно, поскольку это создает конфликт между защитником и подзащитным и противоречит самой идее защиты, что не может быть оправдано ни с этической стороны, ни со стороны правозащитной функции.

Кроме этого, анализ адвокатской практики показывает, что защитник не может в полной мере осуществлять некоторые полномочия. Например, в соответствии с ч.3 ст. 86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства по уголовному делу. Но властный субъект в лице следователя, определяющего ход расследования, чаще всего отклоняет любые ходатайства защитника. Единственный выход для защитника видится в обжаловании таких действий в органы прокуратуры, куда защитник обращаться не будет, потому что такие действия могут вызывать агрессию со стороны следователя и еще больше усугубить положение подзащитного.

На этапе сбора доказательств защитник имеет неравный статус с другими субъектами уголовного процесса. Дознаватель, следователь, прокурор и суд наделены правом не только собирать доказательства, но и оценивать, а также проверять их. Это говорит нам о нарушении принципа состязательности, равноправия сторон и ущемлении процессуального статуса защитника.

Правоприменительная практика знает большое количество случаев, когда следственные действия проводятся следователями с нарушениями требований норм УПК. Поэтому защитникам почти всегда приходится участвовать в следственных действиях вместе с подзащитным, чтобы следить за законностью и правомерностью действий следователя и самое главное вовремя отреагировать на нарушения норм закона. В протоколе результата следственного действия полнота и правильность фиксации подтверждаются подписью участвующего адвоката-защитника. Если же он не проявит настойчивости или принципиальности либо по какой-то другой причине не отразит в протоколе неполноту установленных обстоятельств или допущенные нарушения, фактически в последующем он утрачивает возможность оспаривания результатов проведенного следственного действия.

Другая проблема, касается предоставления защитнику сведений, составляющих охраняемую законом тайну. В частности, рассмотрим лечебно-профилактические учреждения, в которые, в рамках ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», часто отправляются запросы о предоставлении информации о состоянии здоровья лиц, о сроках нахождения в учреждении и т. д. Защитник не входит в круг субъектов, которым могут быть предоставлена данная информация без согласия пациента, поскольку эти сведения составляют врачебную тайну. Доступ к таким сведениям без согласия пациента открыт только органам дознания и следствия, а также суду.

Парадоксальная ситуация также и с допустимостью доказательств, которые собирает сторона защиты. Сведения, документы и предметы, которые получены при опросе защитником своего подзащитного, могут являться доказательствами по своему содержанию, но не могут быть признаны допустимыми без процессуального оформления прокурором, судом, следователем или дознавателем. Некоторые ученые-процессуалисты считают, что «только тот полученный адвокатом-защитником предмет или документ будет процессуально легализован как вещественное доказательство, который будет затем изъят, осмотрен и приобщен к делу следователем, прокурором, судом» [3]. Такая ситуация порождает отказы защитнику органами следствия в удовлетворении ходатайств о приобщении к материалам уголовного дела протоколов опроса (объяснений) лиц в качестве доказательств, так же? как и ходатайств о допросе в качестве свидетелей опрошенных защитником лиц, поскольку следствию не выгодно, чтобы в деле имелись доказательства, противоречащие основной версии обвинения.

Таким образом, несмотря на то, что защитник является самостоятельным участником уголовного процесса, выполняющим уголовно-процессуальную функцию защиты лица и охраны его законных интересов, полностью определить его правовое положение в уголовном процессе невозможно. Эта проблема, как и проблема нереализованных в полной мере полномочий защитника должна решаться совершенствованием соответствующих уголовно-правовых норм. В частности, связи с недопустимостью нарушения принципа состязательности и равенства сторон, редакция ст. 86 УПК РФ нуждается в уточнении. Только обладание реальными полномочиями защитника приведет к эффективному осуществлению защиты прав подозреваемого и обвиняемого в уголовном процессе.

Литература:

  1. Чельцов М. А. Задачи советской защиты в процессуальном положении адвоката / М. А. Чельцов // Адвокат в советском уголовном процессе. М., 1954.— С. 53.
  2. Фаткуллин Ф. Н. Обвинение и защита по уголовным делам / Ф. Н. Фаткуллин, З. З. Зинатуллин, Я. С. Аврах.— С. 124
  3. Кузнецова Н. А. Собирание и использование документов в качестве доказательств по уголовным делам. М., 2003-С.91
Основные термины (генерируются автоматически): защитник, уголовный процесс, уголовное дело, Российская Федерация, РФ, согласие пациента, суд.


Похожие статьи

Проблемы практики реализации полномочий адвоката...

РФ, уголовное судопроизводство, судебная экспертиза, защитник, Российская Федерация, суд, уголовное дело, оценка доказательств

Некоторые проблемы реализации полномочий адвоката-защитника в уголовном процессе. РФ, уголовное судопроизводство, судебная...

Похожие статьи

Проблемы практики реализации полномочий адвоката...

РФ, уголовное судопроизводство, судебная экспертиза, защитник, Российская Федерация, суд, уголовное дело, оценка доказательств

Некоторые проблемы реализации полномочий адвоката-защитника в уголовном процессе. РФ, уголовное судопроизводство, судебная...

Задать вопрос