Проблемы применения домашнего ареста | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 2 ноября, печатный экземпляр отправим 6 ноября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №37 (223) сентябрь 2018 г.

Дата публикации: 16.09.2018

Статья просмотрена: 1241 раз

Библиографическое описание:

Челпанова Ю. О. Проблемы применения домашнего ареста // Молодой ученый. — 2018. — №37. — С. 79-81. — URL https://moluch.ru/archive/223/52644/ (дата обращения: 21.10.2019).



Домашний арест был введен в уголовное судопроизводство с 1 июля 2002 года, однако за пятнадцать лет действия закона опыт применения этой меры пресечения минимален.

Так, согласно статистическим данным, приведенным Судебным департаментом при Верховном Суде РФ российскими судами в 2016 г. было рассмотрено 6 907 ходатайств о применении меры пресечения в виде домашнего ареста, из них было удовлетворено 6 101. Домашний арест составляет 4–5 % применяемых судами мер пресечения. Следователи в 2016 году на 2,6 % реже, чем в 2015-м, ходатайствовали о заключении подозреваемых (обвиняемых) под стражу и значительно чаще (на 31,3 %) — о помещении под домашний арест. При этом суды, согласно статистике, на 25 % чаще применяли меру пресечения в виде домашнего ареста, чем в позапрошлом году (6101 удовлетворенное ходатайство против 4566 в 2015 году). Однако, процент (4–5 %) применения меры пресечения в виде домашнего ареста все же остается не столь велик по сравнению с иными мерами пресечения.

На то существуют весомые причины, такие как: неконкретность предписаний закона; отсутствие возможности обеспечить изоляцию обвиняемого (подозреваемого), подвергнутого домашнему аресту; сложность процедуры избрания этой меры пресечения, не соответствующая незначительности ограничений прав и свобод лица; неоправданные льготы для обвиняемого (подозреваемого), связанные с тем, что домашний арест приравнен к заключению под стражу; неопределенность в отношении способов контроля за обвиняемыми (подозреваемыми), находящимися под домашним арестом.

11 февраля 2016 года издан Приказ Минюста России № 26, МВД России № 67, СК России № 13, ФСБ России № 105, ФСКН России № 56 «Об утверждении порядка осуществления контроля за нахождением подозреваемых или обвиняемых в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением ими наложенных судом запретов и (или) ограничений».

Из анализа Приказа «Об утверждении порядка осуществления контроля за нахождением подозреваемых или обвиняемых в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением ими наложенных судом запретов и (или) ограничений» следует, что контроль за исполнением запретов и ограничений на выход лица за пределы жилого помещения регулируется с помощью следующих мер:

  1. Путем посещения лица, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, сотрудниками территориального органа ФСИН России дважды в неделю, за исключением ночного времени;
  2. Путем проверки с использованием телефонной связи (при условии отсутствия запрета со стороны суда);
  3. Путем применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств.

Вышеуказанные контролирующие меры нельзя признать эффективными по следующим основаниям.

Во-первых, мера контроля в виде посещения лица, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, дважды в неделю является неэффективной, поскольку за указанный период подозреваемый (обвиняемый), имеет достаточно времени для уничтожения следов преступления, оказания воздействия на свидетелей и потерпевших, а также для того, чтобы скрыться за пределы Российской Федерации.

Во-вторых, такие современные технологии как переадресация вызова, не дают стопроцентной гарантии, что лицо будет находится в месте исполнения домашнего ареста.

В-третьих, оснащение территориальных органов ФСИН оставляет желать лучшего. Официальные статистические данные по вопросу оснащения органов ФСИН техническими средствами для отслеживания передвижения лица, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, отсутствуют. Однако, А. В. Квык в своей статье указывает, что в 2014 году в Приморском крае общее количество подучетных лиц составило 342, обеспеченность электронными браслетами составила 68 случаев; в 2015 году эти показатели соотносились в пропорции 425 лиц и 115 фактов применения браслетов, в первом полугодии 2016 года — в пропорции 327 лиц и 116 фактов [3, с. 26].

Также существует вероятность срезать или другим способом привести в негодность электронный браслет.

В-четвертых, в распоряжении территориальных органов ФСИН отсутствуют аудиовизуальные устройства, что также снижает качество контроля за лицами, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

Аудиовизуальные, электронные и иные технические средства контроля не позволяют в полной мере осуществлять функции контроля за соблюдением лицами, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста,запретов и ограничений на отправку и получение почтово-телеграфных отправлений, использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети Интернет. Так, средства персонального контроля (электронный браслет, стационарное контрольное устройство, мобильное контрольное устройство, ретранслятор, персональный трекер) предназначены для дистанционной идентификации и отслеживания местонахождения подозреваемого или обвиняемого, а устройство аудиовизуального контроля — для визуальной и (или) голосовой идентификации подозреваемого или обвиняемого [1, с. 132].

Таким образом, меры контроля за лицами, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, являются неэффективными. Должен быть поставлен вопрос о введении в составе территориальных уголовно-исполнительных инспекций ФСИН России специальных должностей сотрудников, в обязанности которых входил бы надзор за обвиняемыми (подозреваемыми), находящимися под домашним арестом. Также необходимо участить посещение лица, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, с двух раз в неделю до каждодневного посещения.

Полагаю, внедрение современных средств слежения (таких как электронные браслеты и аудиовизуальные устройства) сделает эту меру пресечения действительно альтернативной заключению под стражу и будет соответствовать уголовно-правовой и процессуальной политике сокращения количества лиц, ожидающих приговора суда в следственных изоляторах.

Литература:

  1. Ермасов, Е. В. Вопросы совершенствования и практика реализации меры пресечения в виде домашнего ареста в деятельности уголовно-исполнительных инспекций ФСИН России / Е. В. Ермасов, Г. А. Бурмакин, А. Ш. Габараев // Уголовное право. — 2016. — № 1. — С. 130–137.
  2. Жиляев, Р. М. О некоторых проблемах избрания судами меры пресечения в виде домашнего ареста и путях их решения / Р. М. Жиляев, В. Б. Первозванский, И. Н. Медведева // Юрист. — 2013. — № 11. — С. 49–52.
  3. Квык, А. В. К вопросу о несовершенстве систем средств контроля за нахождением подозреваемого (обвиняемого) под домашним арестом / А. В. Квык // Российский следователь. — 2017. — № 4. — С. 24–26.
  4. Овчинников, Ю. Г. Практика использования средств персонального контроля при применении домашнего ареста / Ю. Г. Овчинников // Российский следователь. — 2014. — № 16. — С. 51-55.
Основные термины (генерируются автоматически): домашний арест, мера пресечения, вид, Россия, обвиняемый, нахождение подозреваемых, электронный браслет, мера контроля, место исполнения меры пресечения, посещение лица.


Похожие статьи

Особенности применения мер пресечения...

Присмотр за несовершеннолетним обвиняемым как специальная мера пресечения, на

Реальной альтернативой применения меры пресечения в виде заключения под стражу является

осуществлением за ним контроля. Федеральным законом от 18 апреля 2018 г. №...

Похожие статьи

Особенности применения мер пресечения...

Присмотр за несовершеннолетним обвиняемым как специальная мера пресечения, на

Реальной альтернативой применения меры пресечения в виде заключения под стражу является

осуществлением за ним контроля. Федеральным законом от 18 апреля 2018 г. №...

Задать вопрос