Право на разбирательство уголовного дела в разумный срок в контексте правовых позиций Европейского суда по правам человека и Конституционного суда Российской Федерации | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 22 августа, печатный экземпляр отправим 9 сентября.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: , ,

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №33 (219) август 2018 г.

Дата публикации: 18.08.2018

Статья просмотрена: 205 раз

Библиографическое описание:

Полоян, А. С. Право на разбирательство уголовного дела в разумный срок в контексте правовых позиций Европейского суда по правам человека и Конституционного суда Российской Федерации / А. С. Полоян, Д. Д. Малышева, Г. М. Амброладзе. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 33 (219). — С. 112-114. — URL: https://moluch.ru/archive/219/52361/ (дата обращения: 09.08.2020).



В статье рассматриваются основные результаты мониторингового исследования, заключающегося в анализе позиций Европейского суда по правам человека и Конституционного суда Российской Федерации, связанных с определением содержания права на разбирательство дела в разумный срок.

Ключевые слова: право на разбирательство уголовного дела в разумный срок, критерии оценки разумности срока разбирательства уголовного дела.

При исследовании правоприменительных актов, связанных с правом на разбирательство уголовного дела в разумный срок, была изучена практика, сущность которой состоит в следующем:

1) признание положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации противоречащими или непротиворечащими Конституции РФ с разъяснением некоторых аспектов содержания права на разбирательство уголовного дела в разумный срок (решения Конституционного Суда РФ);

2) констатация соблюдения или несоблюдения (ненадлежащего соблюдения) Российской Федерацией права граждан на разбирательство уголовного дела в разумный срок как элемента права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренного положениями ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, с приведением характеристики рассматриваемого права, его наполнения и должной модели функционирования (решения Европейского суда по правам человека).

Цель проведенного мониторингового исследования состояла в определении выработанного практикой Европейского суда по правам человека и Конституционного Суда РФ набора характеристик (элементов), использование которого уполномоченными органами позволяет установить, соответствует ли срок производства по конкретному уголовному делу закрепленным в правовых актах требованиям разумности.

Требование о необходимости осуществления производства по уголовным делам в разумные сроки нашло свое закрепление как в актах международного права (к примеру, п. 3 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод), так и в национальном законодательстве (к примеру, Федеральный закон от 30.04.2010 N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», ст. 6.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ и др.). Важно отметить отсутствие легальной дефиниции рассматриваемого понятия — «разумный срок» — и его оценочный характер, что подтверждается правовыми позициями, изложенными в подвергнутых анализу судебных решениях [1].

Как представляется, в основу содержащихся в российском законодательстве критериев оценки разумности срока производства по делу, нашедших закрепление в тексте ст. 6.1 УПК РФ, положены результаты поиска смыслового наполнения рассматриваемого понятия, осуществленного Европейским судом по правам человека. При этом Конституционный Суд РФ в своей практике также нередко обращается к вопросу о «разумном сроке» применительно к уголовному судопроизводству, отражая в правовых позициях должное понимание данного института.

С учетом изложенного и данных, полученных в ходе анализа правоприменительной практики, приведем содержательную характеристику элементов, на которые необходимо ориентироваться при определении разумности срока производства по конкретному уголовному делу.

  1. Период, который необходимо принимать во внимание при определении (проверке) разумности срока производства по делу.
    1. Началом соответствующего периода для лица, в отношении которого ведется (велось) производство по делу, является момент предъявления соответствующему лицу обвинения или ограничения прав лица органами, осуществляющими уголовное преследование, в силу подозрений в отношении него (к примеру, фактическое задержание) [2, 3]. Для потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика соответствующий период начинает исчисляться с момента приобретения ими в установленном порядке соответствующего процессуального статуса. Тем не менее, как указывает Конституционный Суд Российской Федерации, непризнание лица потерпевшим в установленном законом порядке не может являться основанием для возвращения ему заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в том случае, если позиция уполномоченных органов о наличии оснований для возбуждения уголовного дела в период предварительного расследования неоднократно менялась и (или) если принятым впоследствии судебным решением установлено, что отказ в возбуждении уголовного дела в период до истечения сроков давности уголовного преследования был незаконным, необоснованным [1].
    2. Окончанием рассматриваемого периода является момент разрешения обвинения в окончательном виде или прекращение производства по делу [2, 3]. При этом Европейским судом по правам человека и Конституционным Судом РФ отмечено, что период, когда разбирательство по уголовному делу фактически не осуществлялось по тем или иным основанным на законе причинам, не подлежит учету при проверке разумности срока производства по соответствующему делу [4, 5].
  2. Критерии оценки разумности срока производства по уголовному делу.
    1. Основной категорией при оценке разумности срока производства по уголовному делу являются обстоятельства дела [6, 7, 8]. К собственно критериям при разрешении соответствующего вопроса обозначенные судебные органы относят:

1) сложность дела, при определении которой необходимо ориентироваться, в частности, на количество эпизодов, число соучастников, количество проведенных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, томов дела и др. [6, 7, 8];

2) поведение заявителя и органов, осуществляющих уголовное судопроизводство — констатация несоблюдения разумности срока может быть осуществлена только в том случае, когда ответственность за затягивание производства по делу (путем ненадлежащего исполнения обязанностей в форме действий/бездействия) лежит на соответствующих органах. Если же увеличение срока рассмотрения уголовного дела вызвано действиями/бездействием заявителя и его представителей, а государственные органы проявили достаточную разумность и старательность, основания для констатации соответствующего нарушения отсутствуют. При этом, как отмечает Европейский суд по правам человека, действия заявителя по использованию способов защиты, предоставленных ему национальным законодательством, не должны учитываться как затягивающие рассмотрение дела и не могут вменяться в вину как самому заявителю, так и государственным органам [7, 8]. В свою очередь, Конституционный Суд РФ отмечает, что осуществление некоторых прав обвиняемого (к примеру, право на свободный выбор нескольких защитников в соответствии с ч. 1 ст. 50 УПК РФ) не должно умалять возможности остальных участников уголовного судопроизводства на реализацию их прав, создавать препятствия для разбирательства дела в разумный срок [9];

3) значение предмета спора (разбирательства) для заявителя — критерий, отличающийся наибольшей степенью оценочности, носящий субъективный характер.

Важно отметить, что среди рассматриваемых критериев Европейский суд по правам человека отдельно прямо не выделяет общий срок разбирательства по делу, равно как и сроки производства на отдельно взятых стадиях. В своих решениях указанный орган оценивает разумность длительности судопроизводства через призму обозначенных выше критериев. Соответствующей позиции коррелируют выводы Конституционного Суда РФ, который указывает, что наибольшее значение для обеспечения права на рассмотрение дела (в широком смысле) в разумный срок имеет не продолжительность производства на отдельных стадиях, а его своевременность, тщательность, достаточность и эффективность [4]. Указанный орган также отмечает, что продление срока предварительного следствия в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона (к примеру, ч. 6 ст. 162 УПК РФ) в силу его назначения также может способствовать ускорению производства по делу и, соответственно, гарантировать соблюдение права граждан на разумный срок уголовного судопроизводства [10].

Таким образом, подвергнутая анализу правоприменительная практика позволила определить основные элементы, на которые необходимо обращать внимание уполномоченным органам при решении вопроса о том, наличествует ли при производстве по конкретному уголовному делу нарушение права граждан на разумный срок судопроизводства, являющегося компонентом права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренного п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Стоит отметить, что значительных противоречий в позициях двух обозначенных судебных органов установить не удалось — их корреляция свидетельствует о единообразном подходе к пониманию элементов оценки разумности срока уголовного судопроизводства. При этом обнаруженное различие в подходах применительно к вопросу о том, любое ли использование предоставленных законодательством прав заявителя в уголовном процессе является оправданным в контексте затягивания срока, как представляется, может быть объяснена следующим образом: Европейский суд по правам человека в своих решениях исходит из того, что ответ на приведенный вопрос является положительным, поскольку им рассматриваются дела о нарушениях прав заявителей со стороны государственных органов, а Конституционный Суд Российской Федерации придерживается противоположного подхода, поскольку при выработке правовой позиции обязан учитывать наличие иных участников производства по уголовному делу (к примеру, потерпевшего) и, соответственно, не допускать нарушения их прав и свобод, в том числе гарантий разумности срока уголовного судопроизводства.

Литература:

  1. По делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 1 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и части третьей статьи 61 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В. В. Курочкина, А. Б. Михайлова и А. С. Русинова [Электронный ресурс]: постановление Конституционного Суда Рос. Федерации от 11 нояб. 2014 г. № 28-П // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2014. — № 47. — Ст. 6632. — СПС «Консультант Плюс».
  2. Дело «Яйков (Yaikov) против Российской Федерации» [Электронный ресурс]: жалоба № 39317/05 // Бюл. Европ. Суда по правам человека. — 2016. — № 2. — СПС «Консультант Плюс».
  3. Дело «Сергей Денисов и другие (Sergey Denisov and Others) против Российской Федерации» [Электронный ресурс]: жалобы № 1985/05, 18579/07, 21748/07, 21954/07 и 20922/08 // Российская хроника Европейского Суда. — 2016. — № 4. — СПС «Консультант Плюс».
  4. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Проскурякова Сергея Ивановича на нарушение его конституционных прав статьями 6.1 и 162 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, статьями 31, 34 и частью 6 статьи 250 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации [Электронный ресурс]: определение Конституционного Суда Рос. Федерации от 7 июля 2017 г. № 1514-О // СПС «Консультант Плюс».
  5. Дело «Наимджон Якубов (Naimdzhon Yakubov) против Российской Федерации» [Электронный ресурс]: жалоба № 40288/06 // Бюл. Европ. Суда по правам человека. — 2017. — № 7. — СПС «Консультант Плюс».
  6. Дело «Кочиев и другие (Kochiyev and Others) против Российской Федерации» [Электронный ресурс]: жалобы № 4721/06, 6991/06, 10576/06, 32026/06, 48683/06, 1615/07, 5798/07, 27732/07 и 28193/07 // Бюл. Европ. Суда по правам человека. — 2017. — № 8. — СПС «Консультант Плюс».
  7. Дело «Kоркин (Korkin) против Российской Федерации» [Электронный ресурс]: жалоба № 48416/09 // Официальный сайт Министерства юстиции Рос. Федерации: [сайт]. — Режим доступа: http://minjust.ru/ru/2016-god/korkin-protiv-rossii-zhaloba-no4841609.
  8. Дело «Тычко (Tychko) против Российской Федерации» [Электронный ресурс]: жалоба № 56097/07 // Прецеденты Европ. Суда по правам человека. — 2015. — № 12. — СПС «Консультант Плюс».
  9. Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Охрименко Романа Андреевича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, статьями 16, 47, 248, 272, 291, пунктами 4 и 5 части первой статьи 308 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации [Электронный ресурс]: определение Конституционного Суда Рос. Федерации от 26 июня 2015 г. № 1500-О // СПС «Консультант Плюс».
  10. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Фетисова Сергея Алексеевича на нарушение его конституционных прав частью шестой статьи 162 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации [Электронный ресурс]: определение Конституционного Суда Рос. Федерации от 23 июня 2016 г. № 1241-О // СПС «Консультант Плюс».
Основные термины (генерируются автоматически): разумный срок, Европейский суд, уголовное дело, Конституционный Суд РФ, Российская Федерация, уголовное судопроизводство, разбирательство уголовного дела, РФ, дело, орган.


Ключевые слова

право на разбирательство уголовного дела в разумный срок, критерии оценки разумности срока разбирательства уголовного дела

Похожие статьи

Европейский Суд, Конституционный Суд РФ, Российская...

Европейский Суд, однако, в целом ряде дел повторил, что тяжесть предъявленного обвинения не должна быть единственным основанием для содержания под стражей, необходимо исследовать и другие элементы дела [3]. Примером может быть дело Платона Лебедева [4]...

Похожие статьи

Европейский Суд, Конституционный Суд РФ, Российская...

Европейский Суд, однако, в целом ряде дел повторил, что тяжесть предъявленного обвинения не должна быть единственным основанием для содержания под стражей, необходимо исследовать и другие элементы дела [3]. Примером может быть дело Платона Лебедева [4]...

Задать вопрос