Свято место пусто не бывает. Взгляд из вечности | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №32 (218) август 2018 г.

Дата публикации: 13.08.2018

Статья просмотрена: 65 раз

Библиографическое описание:

Клещук, Ю. А. Свято место пусто не бывает. Взгляд из вечности / Ю. А. Клещук. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 32 (218). — С. 71-75. — URL: https://moluch.ru/archive/218/52320/ (дата обращения: 06.03.2021).



Многие из нас в детстве зачитывались приключенческими романами, где главные герои стремились найти клад, надежно спрятанный тьмой веков от постореннего взгляда. Иногда охотники за сокровищами, преодолевая цепь непредвиденных случайностей и неожиданных открытий, с лихвой вознаграждались за свое упорство и веру в успех: скрытое становилось явным — ценности тайников попадали им в руки. …Вот острие лопаты коснулась чего-то твердого, заскрежетав металлом об металл, и сердце искателей приключений учащенно забилось от радостных предчувствий. Последнее, завершающее усилие — и в лучах полуденного солнца ослепительно засверкали старинные украшения, сохранившие в себе прелесть прошедших эпох. С восторгом взирают счастливые кладоискатели на чарующую глаз картину: массивные броши, словно окутанные синевой исчезающего дымка, соседствуют рядом с усыпанными бриллиантами ландышами и розами, очаровывающая глаз бирюза примостилась на изящном браслете, много каратные сапфиры с достоинством покоятся в золотых кольцах, изумруды зеленее июньской зелени весело мигают в изумительных по красоте сережках, великолепные гранаты, инкрустированные жемчугом, устроились в прелестной диадеме. И все эти свидетели былого очарования мерцают под каскадом алмазных брызг, струй, ручейков и потоков солнечного света, заполняя клеточки головного мозга единственной мыслью: «Теперь мы сказочно богаты и можем осуществить все свои самые заветные мечты и желания!».

Прежде чем наслаждаться победой, кладоискателям надо перевернуть ни одну тонну земли, чтобы докопаться до сокровищ. Почему? Ответ на этот вопрос мы найдем, открыв большой этимологический словарь русского языка. Слово «клад» возникло в 16 веке от литовского klodas «слой, пласт». С понятием «клад» неразрывно связано понятие «сокровище». «Сокровище» — слово возникло в 16–17 веках от собственно русского из древнерусского съкровище «дом, приют, тайник, кладовая» из старославянского съкровиште «сокровище, казнохранилище» от съкровъ: буквально «закрытое, скрытое место, тайник» от съкрыти «скрыть, спрятать». Вот и скрывали наши предки в тёмных кладовых матушки-земли свои секреты, так как знали, что нет надежнее сторожа, чем безмолвная, непроглядная, непроницаемая сыра-земля.

Людмила Ивановна Белеутова, любезно поделившаяся своими воспоминаниями о родном крае, рассказывала, что её брат Геннадий, со своим другом, во времена детства и юношества, которые пришлись на семидесятые годы двадцатого столетия, все время искали клад в месте под названием Кобякова Горка. Почему именно здесь? Чем особенна Кобякова Гора? Где она расположена? Какова ее история?

Селение Кобякова Горка зацепилось за крутой берег реки Капши в Ганьковской волости Тихвинского района Ленинградской области. Много лет спокойная Капша плавно несет свои коричневатые воды мимо вспучивавшегося в небо камового холма. Холм богат родниками с чистейшей прозрачно холодноватой водой, которая пробивается через крупнозернистый песок девонского периода и гальку водно-ледниковых четвертичных отложений. От вершины холма территория ниспадающими складками растекается во все стороны. Если забраться на самую верхушку столетней ели, то глазам откроется безбрежный простор весь расцвеченный разными оттенками зеленого: темная зелень принадлежит пихтам и елям, светлая — соснам, березкам, ивам. Между лесными массивами пятнами проступает ржавая зелень болот, а по берегам рек — изумрудная вязь пойменных лугов. Кругом царит величие и покой. Ещё более величественно, таинственно, загадочно было в этих местах в те былинные времена, когда на огромных просторах единолично господствовала темнохвойная тайга из теневыносливой ели и гладкоствольной пихты, а в вековых чащах еле угадывалось присутствие человека. Вот в этих потаенных временах и начинается история возникновения названия «Кобякова Горка».

Как мы видим, в наименовании населённого пункта имеются две составляющие — «Кобякова» и «горка». Сначала рассмотрим вторую составляющую названия — «горка». Продолжительное время территория Ганьковской волости Тихвинского района входила в состав Новгородской земли. Новгородцы, которые осваивали болотистые, равнинные участки Русского Севера, любому холму, любой невысокой возвышенности присваивали название «горы», чтобы хоть как-то выделить место из плоского ландшафта [5]. Вот почему в окрестностях Кобяковой Горки так много населённых пунктов со словом «гора»: Ерёмина Гора, Петрова Гора, Виногора, Пильдежгора, Бабья Гора, хотя их относительные высоты не превышают нескольких десятков метров.

Теперь обратимся к рассмотрению первого слова — «Кобякова». По научным разработкам, название «Кобякова» населенному пункту должен был дать человек, имеющий фамилию Кобяков [6]. Каким образом появилась эта фамилия, что она обозначает? Обращение к вепсско-русскому словарю не принесло положительных результатов. А вот в научной и научно-популярной литературе, в большинстве случаев, читателю предлагается как наиболее вероятная так называемая «тюркская» версия происхождения фамилии (прозвания) — Кобяков (Кобяк). В книге «Лопасненская старина. Очерки истории края с древнейших времён до начала 20 века» Кобякова Ю. А. читаем: «Чаще всего исследователями делаются ссылки на тотемный характер этого родового имени, фамилии. Действительно, с некоторых древнетюркских языков «Коб-ак (-як)» можно перевести как «Белая (ак) Собака (коб)». Это типичное тотемное имя, аналогичное широко распространённым в древности у многих народов мира (например, вожди племен могли иметь тотемные имена, прозвища — Чёрный Медведь, Красный Волк, Большой Змей). У большинства древнетюрских народов собака была весьма почитаемым животным. От неё во многом зависели жизнь и благополучие охотников и кочевников-скотоводов, так как именно с помощью сильных, бесстрашных, выносливых и верных собак удавалось защищать стада от хищников, успешно охотиться, охранять родные кочевья. Не удивительно, что вожди некоторых тюркских племен выбирали для себя почетное тотемное прозвище именно в честь Собаки — Кобяк. Половецкий хан Кобяк, контролировавший огромные территории Дикого Поля, степи вокруг Дона вплоть до Днепра, — яркий тому пример, ставший хрестоматийным благодаря упоминанию именно этого вождя в великом русском литературном произведении 12 века «Слово о полку Игореве».

Версия красивая, правильная. Но по историческим данным в нашем крае тюрских народов не было, так как войска хана Батыя не дошли до Новгорода и тем более не дали какому-то хану с прозвищем Кобяк властвовать над этими землями. Поэтому снова обратимся к книге Кобякова Ю. А.

«В древнеславянском языке (ещё с дохристианских времен) было такое слово «кобь», «кобя», которое означало «волхование», «волшебство», «чародейство», «ворожба», «предсказание», «знахарство», «гадание», а также «счастье», «удача».

Отсюда летописные фразы: «чары деяху и коби зряху», «по диаволью наущенью кобь сию держат» (Лаврентьевская летопись), «волъхвъ и кобникъ нарочить» (Ипатьевская летопись о литовском ятвяжском князе Скомонде, тогда язычнике, то есть «нечестивом», «поганом»). В первые века христианства на Руси «запрещалось «коби и дивы творити» (Кормчая, ч.2, лист 168, М., 1827), порицались «коби бесовские» (ИГР, 9, пр.830) [4].

Термин «кобь» («коби»), означающий чародейство, волхование, гадание, сохранялся в течение многих веков. Во всяком случае, в главе 92 решений Стоглавого Собора РПЦ (1551 г.) содержится порицание «мудрости еретическия и кобя бесовския…». Здесь хорошо просматривается резко отрицательное отношение новой для древней Руси религии — христианства — к «язычеству» вообще, а также к служителям «языческого» культа (кобникам), к дохристианским ритуалам и обычаям (коби). У летописцев-книжников, тогдашних христианских идеологов, эти слова постепенно приобретают исключительно негативную окраску. И в этом нет ничего удивительного: новая, прогрессивная христианская идеология утверждалась и укреплялась за счёт отрицания старой, отживающей свой век «языческой» идеологии. Кстати, этот процесс можно проследить на примере постепенной трансформации смысла и окраски целого ряда других древнеславянских слов, которые в течение веков превращались из «нормально-нейтральных» в «однозначно-негативные» [4].

Например:

– «жрети» (отсюда «жрец») — было: приносить жертву богам и совместно вкушать мясо жертвенного животного; трансформировалось в «жрать» — имеющее явно вульгарно-негативную окраску;

– «ведати» — было: знать, уметь, мочь; от этого слова образовались «ведьма», «ведьмак» — явно негативные персонажи;

– «глум» — было: шумное веселье, игра, насмешка; от этого слова образовалось исключительно негативное «глумление» — издевательство [4].

Вероятно всё же, что некоторые древние слова и понятия могли веками сохранять в устной, народной речи свой первоначальный смысл, не превращаясь в сугубо негативные. Возможно, это произошло и со словом «кобь» («кобя»), так как гадание (несмотря на суровое порицание со стороны христианской Церкви) целое тысячелетие оставалось естественным, широко распространённым обычаем на Руси, особенно в деревнях, где отзвуки дохристианских верований сохранялись в той или иной форме.

Древнеславянских волхвов и чародеев, гадавших о судьбе по полёту птиц, а также по приметам и встречам, наши далёкие предки чаще всего называли «кобниками». Слова «кобить», «кобенит», «кобенить» в своё время означали «ворожить». Отсюда же — современное слово «кобениться». Академик Рыбаков Б. А. допускает, что «языческий» гадательный обряд «кобников» сопровождался ритуальными танцами, поскольку современный глагол «кобениться» («выкобениваться») связан с необычными телодвижениями [4]. В древности волхвы-кобники в своих плясках, скорее всего, уподоблялись птицам. В.Даль приводит выражение «прикобить (приворожить) молодца» и также трактует слово «кобение» как «гадание по полёту птицы» (отсюда же — название малого ястреба — «кобец»). В словаре В.Даля «кобь» — это гадание по полёту птиц, малых ястребов — кобцов и пустельги, которые, особенно весной, прилетая, тянутся во множестве одним путём» [4].

Если мы посмотрим на карту Ленинградской области, то увидим, что недалеко от Кобяковой Горки протекает река Волхов. Одни исследователи относят название слова к славянскому «ольха» [3], другие, как вероятную гипотезу, рассматривают славянское «волхв» — гадатель, предсказатель ]6].

Имеется ещё одна версия происхождения названия «Кобякова». В первом на Руси своде законов — «Правде русской» Ярослава Мудрого (11 век) — неоднократно упоминается, наряду с варягами, загадочные «колбяги» или «колбяки». Примеры:

«Аще ли ринеть моужь моужа любо от себе, любо к собе, 3 гривне, а видока два выведеть; или боудеть варягъ или колбягъ, то на ротоу» (перевод — «Если пихнёт муж мужа от себя или к себе — 3 гривны, — если на суд приведёт двух свидетелей. А если это будет варяг или колбяг, то ведёт к присяге») [4].

«Аще ли челядинъ съкрыеися любо оу варяга, любо оу колбяга, а его за три дни не выведоуть, а познають и в трети день, то изымати емоу свои челядинъ, а 3 гривне за обидоу» (перевод — «Если холоп бежит и скроется у варяга или колбяга, а они его в течение трёх дней не выведут, а обнаружат на третий день, то господину отобрать своего холопа, а 3 гривны за обиду») [4].

Некоторые языковеды высказывают мнение, что «колбяк», вероятно, восходит к более древнему «кобник», «творящий коби», «знахарь», «волхв». То есть «колбяги» — это нехристиане, «язычники», юридические права которых тогда отличались от прав христиан.

Есть и другие предположения: колбяги — это славяне польского Поморья (известные как русы или рутены) или жители Скандинавии (как и варяги). Подтверждением этой версии может служить следующий пример: на территории Ленинградской области в Бокситогорском районе, в 18 км к югу от города Бокситогорска, на реке Воложбе распложено древнее селение Колбеки (в Писцовой книге 18 века упоминается как Колбяг). В книге С. В. Кисловского «Знаете ли вы?» говорится, что «названо по имени одного из поселившихся здесь варяжских племен (колбяки, колбяг), воспринявших язык и культуру славян и слившегося с ними. Такое же название, Колбеки, носила окружающая селение местность».

Таким образом, возможно происхождение прозвания/ фамилии Кобяк-Кобяков от древнеславянского «кобь» (в русском языке с помощью суффиксов –ак, -як формируются новые однокоренные слова, которые обозначают качественные характеристики, принадлежность или род деятельности человека). Всё это говорит о том, что отголоски «языческих» верований славянских племён в виде волхования, гаданий по «кобям», вполне могли сохраниться в течение нескольких веков, вплоть до 16–17–18 веков, и отразиться в родовых прованиях, таких как Кобяк, а позднее — фамилии Кобяков.

Кроме деревни Кобякова Горка Тихвинского района Ленинградской области, о распространённости данной фамилии в целом ряде мест свидетельствуют названия населённых пунктов:

В Московской губернии (на 1862год):

– дер. Кобякова Верейского уезда;

– дер.Кобяково Звенигородского уезда;

– село Кобяково Коломенского уезда;

– дер. Кобяково Можайского уезда.

В Тверской области:

– дер. Большое Кобяково Зубцовского района;

– дер. Кобяково Погорельского района;

– дер. Кобячево Тверского района;

– дер. Кобякино Судиславского района Костромской области;

– дер. Кобяки Петушинского района Владимирской области;

– дер. Кобяки Родниковского района Ивановской обдасти (4).

В ходе длительной трансформации устного славяно-русского языка вполне можно допустить возникновение и существование цепочки однокоренных слов «кобь» — «кобец» — «кобник» — «кобить» — гадание по «кобям» — «колбяг» («колбяк») — «кобя» — «Кобяк» — «Кобяков».

Итак, славянская версия происхождения фамилии Кобяков более вероятна и имеет право на существование.

Окончив экскурс в прошлое и обобщив результаты, можно предположить следующую реконструкцию событий, приведших к возникновению названия «Кобякова Горка». В 9–11 веках славяне начали колонизацию севера Восточно-Европейской равнины, то есть стали расселяться по берегам рек и озёр современного Севера-Запада России. Пришли они и на реку Капшу, на, тогда ещё, безымянную высоту, стремящуюся своей макушкой в бездонную небесную высь. На склонах холма росли могучие столетние ели. Около их корней, через зелёную дернину мхов, на белый свет пробивались животворные родники с чистейшей водой. Крикнешь в таком лесу — и долгое эхо покатится вниз по склону, к реке. Поднимешь голову — и увидишь небо, по которому, как по книге, можно читать о грядущих событиях. И вот в племени славян, которые поселились на этом холме, нашёлся человек, который мог предсказывать всё великолепие и разнообразие жизни по полёту птиц, по их замысловатым, завораживающим глаз, небесным танцам. Соотечественники прозвали его предсказателем, чародеем, что на древнеславянском звучало как «кобяк». На многие вопросы отвечал древний кобяк: и когда наступят холода, и когда созреет урожай, и будут ли удачливы его соплеменники. Преображающая сила мудрого волхва-кобяка и величественная природа места зажгли неугасимое пламя жизни в сердце холма. И стали протаптываться к его вершине тропинки, которые не порастали быльём многие века. Прозвище же «кобяк» закрепилось в устной речи за потомками чародея и переходило из столетия в столетие, пока в XVII–XVIII веках, когда стали давать фамилии крестьянам, не легализовалось в письменных источниках.

Перекопав все окрестности Кобяковой Горки, брат Людмилы Ивановны Белеутовой, Геннадий со своим другом так и не обнаружили долгожданного клада. А вот мы, совершив путешествие в мир исчезнувшей истории, нашли настоящее сокровище — сокровище уникальных знаний о своей малой родине, о людях, которые когда-то давно, как и мы сейчас, любовались летним чудом нашей природы, где «одна заря сменить другую спешит, дав ночи полчаса», которые ходили по той самой земле, по которой ходим сейчас мы. А ведь испокон веков знание своих корней, истории родного края, помогало людям быть мудрее, увереннее и успешнее. Вот он — клад, обладателями которого мы стали и который помогает нам по-новому взглянуть на красоту, окружающую нас, почувствовать желание сохранить и приумножить то богатство, наследниками которого мы являемся.

Литература:

  1. Большой этимологический словарь русского языка. Москва, ООО «Дом славянской книги», 2013.
  2. Вепсско-русский и русско- вепсский словарь. СПб, филиал издательства «Просвещение», 2005.
  3. Кисловский С. В. Словарь географических названий Ленинградской области. Лениздат, 1974.
  4. Кобяков Ю. А. Лопасненская старина. Очерки истории края с древнейших времен до начала 20 века. Москва, 2015.
  5. Мурзаев Э. М. География в названиях. Москва, Наука, 1982.
  6. Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. Москва, Русский язык, 1999.
Основные термины (генерируются автоматически): Горка, век, слово, Ленинградская область, дер, полет птиц, Русь, Тихвинский район, родной край, русский язык.


Похожие статьи

Структура и деятельность партийных органов в неоккупированных...

Ключевые слова: Великая Отечественная война, Ленинградская область, комиссия обкома, Тихвин

Ленинградская область в годы Великой Отечественной войны была довольно стратегически важным

Дальнейшее изучение темы продолжилось только в начале XXI века.

Похожие статьи

Структура и деятельность партийных органов в неоккупированных...

Ключевые слова: Великая Отечественная война, Ленинградская область, комиссия обкома, Тихвин

Ленинградская область в годы Великой Отечественной войны была довольно стратегически важным

Дальнейшее изучение темы продолжилось только в начале XXI века.

Задать вопрос