Картельные соглашения как разновидность монополистической деятельности и ответственность за них | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №32 (218) август 2018 г.

Дата публикации: 13.08.2018

Статья просмотрена: 1173 раза

Библиографическое описание:

Баяндина, Е. Н. Картельные соглашения как разновидность монополистической деятельности и ответственность за них / Е. Н. Баяндина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 32 (218). — С. 52-55. — URL: https://moluch.ru/archive/218/52311/ (дата обращения: 04.03.2021).



Одним из нарушений антимонопольного законодательства выступает монополистическая деятельность. В соответствии со ст.4 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» монополистическая деятельность — это злоупотребление хозяйствующим субъектом, группой лиц своим доминирующим положением, соглашения или согласованные действия, запрещенные антимонопольным законодательством, а также иные действия (бездействие), признанные в соответствии с федеральными законами монополистической деятельностью.

В юридической литературе существуют различные подходы к определению понятия монополистическая деятельность. Многие авторы, рассматривают монополистическую деятельности как противоправное поведение субъектов, приравненное к правонарушению.

Монополистическая деятельность — это наказуемое деяние.

Монополистическая деятельность подразделяется на индивидуальную и коллективную. Коллективная (совместная) монополистическая деятельность состоит в заключении соглашений, осуществлении согласованных действий, запрещенных антимонопольным законодательством. При этом, следует учитывать, что к данным соглашениям не применяются положения Гражданского кодекса РФ. Так, Президиум ВАС в своём постановлении отметил: в статье 4 Закона о защите конкуренции … факт наличия антиконкурентного соглашения не ставится в зависимость от его заключенности в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством. Положения статей 154, 160, 432, 434 Гражданского кодекса Российской Федерации в этом случае применению не подлежат. [2] Президиум ВС РФ, также указал, что факт наличия антиконкурентного соглашения не ставится в зависимость от его заключения в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством, включая требования к форме и содержанию сделок, и может быть доказан в том числе с использованием совокупности иных доказательств, в частности фактического поведения хозяйствующих субъектов [3].

Выделяют два вида антиконкурентных соглашений: вертикальные и горизонтальные.

Вертикальное соглашение — соглашение между хозяйствующими субъектами, которые не конкурируют между собой, один из которых приобретает товар или является его потенциальным приобретателем, а другой предоставляет товар или является его потенциальным продавцом (п.19 ст.4 ФЗ «О защите конкуренции»). К. А. Писенко, Б. Г. Бадмаев, К. В. Казарян определяют вертикальные соглашения как соглашения между хозяйствующими субъектами, относящимися друг к другу как поставщик — покупатель, т. е. действующими на разных рынках, но в одной вертикальной цепочке перемещения товара. [4]

Горизонтальные соглашения — это соглашение между конкурирующими друг с другом хозяйствующими субъектами. [5]

Закон же не дает легального определения горизонтального соглашения, определяя лишь самую опасную разновидность — картели.

Легальное определение понятия картель закреплено в статье 11 Федерального закона «О защите конкуренции». Картель — это противозаконное соглашение (сговор) между конкурентами, которое приводит или может привести к негативным последствиям, являющимися наиболее опасными для экономики.

Горизонтальные соглашении, в частности картели, представляют собой наибольшую опасность для состояния конкуренции. Адам Смит в своей работе отмечал «…представители одного и того же вида торговли или ремесла редко собираются вместе даже для развлечений и веселья без того, чтобы их разговор не закончился заговором против публики или каким-либо соглашением о повышении цен». [6] Данное высказывание А.Смита в какой-то мере выражает опасность картельных соглашений. Субъекты, вступающие в картели, образуют тайную монополию. Это, как правило, приводит к искусственному росту цен, отсутствию новых товаров на рынке, отсутствие какого-либо развития инноваций, кроме того, создаются существенные препятствия для вхождения новых субъектов на рынок. Данные действия безусловно негативно влияют на потребителей, создают опасность для конкуренции в целом.

Руководитель ФАС России Артемьев Игорь Юрьевич на совещании члена Коллегии (Министра) по конкуренции и антимонопольному регулированию и руководителей антимонопольных органов государств-членов Евразийского экономического союза, состоявшемся 16 февраля 2018 года, указал, что борьба с картелями стала приоритетным направлением работы ФАС и Правительства.

Начальник Управления по борьбе с картелями Андрей Тенишев, в своём докладе об итогах деятельности ФАС России по борьбе с картелями в 2017 году, указал, что в 2017 году картельные дела существенно изменились, всё больше становится крупных дел.

Так, в 2017 году ФАС России был раскрыт один из крупнейших сговоров поставщиков медоборудования. Как указала ФАС: всего картелем охвачено 360 торгов, проведенных на территории 28 субъектов Российской Федерации. Общая сумма заключенных по итогам торгов государственных контрактов составила более 2,5 млрд рублей.

Выявляются картели, которые влияют как на экономику в целом, так и на отдельные отрасли, либо существенно дифференцируют, искажают конкуренцию.

В 2017 году произошла картелизация сферы закупки лекарств и медицинских изделий. Соглашения были распространены практически на все фармацевтические группы препаратов и многие виды изделий медицинского назначения.

Возрастают и показатели количества лиц, принимающих участие в одном картельном соглашении. По данным ФАС России до 2014 года в картелях, чаще всего, принимали участие не более 10 хозяйствующих субъектов, с 2015 же года, количество хозяйствующих субъектов, участвующих в одном картеле, всё чаще исчисляется десятками.

В качестве примера можно привести решение, вынесенное ФАС России в 2016 году. Были выявлены сговоры при проведении торгов на поставку вещевого имущества для нужд МВД России, ФСБ России и ФТС России. Ответчиками по данному делу выступали 118 юридических лица. 90 компаний были признаны виновными. При этом, некоторые участники картеля одновременно управляли 3–4 юридическими лицами и выставляли их на аукционы для создания видимости конкуренции на торгах. Данный картель явился самым массовым за последние годы в России.

Угроза картелизации экономики в настоящее время рассматривается как одна из угроз экономической безопасности страны, в связи с чем соответствующие положения внесены в стратегию экономической безопасности.

Картели всё больше становятся похожими на организованную преступную деятельность, и как указывает А.Тенишев, по сути, таковыми и являются.

Президент РФ дал перечень поручений ФАС и правоохранительным органам о необходимости создания ряда законов направленных на усиление противодействий нарушений, на ужесточение уголовной и административной ответственности за картели. Кроме того, Президентом поручено разработать межведомственные программы взаимодействия ФАС и иных органов. [7]

За нарушение антимонопольного законодательства, в том числе за картели виновные лица могут быть привлечены к ответственности. Выделяют гражданско-правовую, административную, уголовную и иные виды юридической ответственности.

Результаты работы по привлечению к уголовной ответственности участников картелей, за предыдущие года, следующие: в 2011 году возбуждено 13 уголовных дел, в 2012–5, в 2013–9, в 2014–6. Однако, количество дел, направленных в суд меньше, нежели возбужденных уголовных дел. Так, в 2011 направлено в суд — 4 дела, в 2012–1, в 2013- 0, в 2014–1.

В предыдущем году наметилась тенденция к увеличению уголовных дел, возбуждаемых за ограничение конкуренции. Так, если за 2016 год правоохранительными органами было возбуждено 3 уголовных дела по статье 178 УК РФ, то за 2017 год возбуждено 9 уголовных дел по этой же статье.

Впервые за всю историю были взяты под стражу участники, организаторы картелей. На конец 2017 года дела в суд ещё не были направлены, но Суд решил, что по тяжести деяний они должны содержаться под стражей.

Несмотря на это, ФАС России ещё в 2014 году, отмечала, что МВД России фактически не ведется работа по привлечению участников картелей к уголовной ответственности по статье 178 УК РФ.

Как в уголовных, так и в административных делах существуют определённые проблемы. Одним из спорных моментов до сих пор является доказывание наличия картельных соглашение. В связи с тем, что в законодательстве отсутствуют нормы, закрепляющие требования, предъявляемые к доказательствам, на практике возникают противоречия.

Как указывает ФАС в своей работе «что такое картели и как с ними бороться»: картели запрещены безусловно — per se («как таковые»). То есть: антимонопольный орган или суд, применяющие такой запрет, не устанавливают вредоносное воздействие картеля на конкуренцию, а квалифицируют такое соглашение как незаконное по формальным основаниям, то есть по цели соглашения и природе отношений, в которых состоят стороны соглашения — конкуренты. [8] На это же указывали и многие авторы, так, например Д. А. Алешин, И. Ю. Артемьев, И. В. Башлаков-Николаев отмечали: горизонтальные соглашения, которые являются «жесткими» картелями, запрещаются per se. [9]

Однако, практика по этому поводу является весьма противоречивой. Так, например, в деле N А40–14219/13–94–135 все инстанции пришли к выводу, что заключенное участниками соглашение является картелем per se и эффект не подлежит доказыванию. В Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 26.08.2014 N Ф05–7126/2014, суд указал: «с учетом совокупной оценки о установленных по делу обстоятельств, а также исследованных доказательств, в том числе фактов встреч конкурентов, переписки, результатов проверок, анализа поведения упомянутых юридических лиц в рамках их предпринимательской деятельности, суд первой инстанции обоснованно пришел к общему выводу о доказанности наличия и фактической реализации длящегося во времени антиконкурентного соглашения между хозяйствующими субъектами, то есть нарушения ими п. п. 1, 4 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции». [10]

В деле N А40–143256/2013 Верховный Суд РФ в своём определении от 17.02.2016 N 305-АД15–10488 указал: «…антимонопольным органом не доказано, что наличие на рынке антиконкурентного соглашения оказало влияние на снижение объемов импорта по данной товарной группе». [11] То есть в данном деле, суд признал недействительным предписания антимонопольной службы, постановления о привлечении к ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 14.32 КоАП РФ за заключение ограничивающего конкуренцию соглашения в связи с тем, что ФАС не доказал вредоносное воздействие картеля.

Существующая неопределенность представляет опасность и прежде всего это связано с тем, что она затрудняет пресечение существующих картелей. Если суды будут придерживаться позиции, в соответствии с которой доказанными являются картели, от которых установлены вредоносные последствия, то будет допускаться развитие и исполнение незаконных соглашений, по крайней мере до тех пор, пока они не произвели определенного эффекта.

ФАС России предпринимаются шаги к реформированию законодательства, регулирующего картели. Указывается на необходимость, повышения вдвое пороговых значений дохода и ущерба для уголовной ответственности за картели, ужесточение ответственности за картели, созданные организованными преступными группами. ФАС создан проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». Проектом, в частности: ужесточается уголовная ответственность за заключение картеля, устанавливается уголовная ответственность за данное деяние, совершенное организованной группой, а также лицом, выполняющим функции единоличного исполнительного органа; предлагается ввести конфискацию имущества за заключение ограничивающих конкуренцию соглашений, если это деяние причинило крупный ущерб; предусматривается уголовная ответственность за заключение ограничивающего конкуренцию соглашения при организации и проведении торгов; вносятся корреспондирующие поправки в Уголовно-процессуальный кодекс РФ. [12]

Кроме того, предполагается и ужесточения административной ответственности, в частности, за картельные рецидивы.

Законодательством предусматриваются случаи освобождения от ответственности. Так, например, в соответствии с примечанием к статье 14.32 КоАП РФ лицо, добровольно заявившее в антимонопольный орган о заключении им недопустимого в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации соглашения или об осуществлении недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации согласованных действий, освобождается от административной ответственности при выполнении всех перечисленных в пункте 1 примечания условий в совокупности.

Управление федеральной антимонопольной службы по Республике Карелия в решении по делу N 03–16/05–2017 указало: предписания об устранении нарушения антимонопольного законодательства ООО «К«, ООО «М«, ООО «ЭА» и группе лиц в составе ООО «ДА», ООО «СА» и ООО "<...>" не выдавать в связи с отказом от участия в Соглашении в феврале 2017 года.

Данное решение было принято в связи с тем, что при рассмотрении дела N 03–16/05–2017 в порядке примечаний 1 и 5 к статье 14.32 КоАП поступили заявления от ответчиков ООО «ЭА», ООО «К« и ООО «М« и группы лиц в составе ООО «ДА», ООО «СА» и ООО "<...>", в которых они признают факт заключения антиконкурентного соглашения с целью поддержания цен на торгах при участии в вышеперечисленных открытых аукционах в электронной форме. [13]

Литература:

  1. Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции»// «Российская газета», N 162, 27 июля.
  2. Постановление Президиума ВАС РФ от 21.12.2010 N 9966/10 по делу N А27–12323/2009 // Вестник ВАС РФ, N 4, апрель, 2011.
  3. «Обзор по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016) // Бюллетень Верховного Суда РФ, N 9, сентябрь, 2016.
  4. «Антимонопольное (конкурентное) право: Учебник» (Писенко К. А., Бадмаев Б. Г., Казарян К. В.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2014) из информационного банка «Постатейные комментарии и книги».
  5. «Конкурентное право России: учебник / Д. А. Алешин, И. Ю. Артемьев, И. В. Башлаков-Николаев и др.; отв. ред. И. Ю. Артемьев, С. А. Пузыревский, А. Г. Сушкевич; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — 2-е изд., перераб. и доп»: Высшая школа экономики; Москва; 2014.
  6. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1993. С. 255.
  7. Указ Президента РФ от 21.12.2017 N 618 «Об основных направлениях государственной политики по развитию конкуренции» (вместе с «Национальным планом развития конкуренции в Российской Федерации на 2018–2020 годы»).
  8. Разъяснения ФАС России: Что такое картель и как с ним бороться?
  9. «Конкурентное право России: учебник [Текст] / Д. А. Алешин, И. Ю. Артемьев, И. В. Башлаков-Николаев и др.; отв. ред. И. Ю. Артемьев, С. А. Пузыревский, А. Г. Сушкевич; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — 2-е изд., перераб. и доп»: Высшая школа экономики; Москва; 2014.
  10. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.08.2014 N Ф05–7126/2014 по делу N А40–14219/13–94–135.
  11. Определение Верховного Суда РФ от 17.02.2016 N 305-АД15–10488 по делу N А40–143256/2013.
  12. Проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».
  13. Решение Карельского УФАС России по делу N 03–16/05–2017.
Основные термины (генерируются автоматически): картель, монополистическая деятельность, ФАС России, антимонопольное законодательство, Соглашение, антиконкурентное соглашение, дело, Российская Федерация, уголовная ответственность, административная ответственность.


Похожие статьи

Антимонопольное законодательство и основания для...

Антимонопольное законодательство и основания для рассмотрения дела о его нарушении.

Приказ ФАС России от 25.05.2012 N 339 «Об утверждении Административного регламента Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по...

Похожие статьи

Антимонопольное законодательство и основания для...

Антимонопольное законодательство и основания для рассмотрения дела о его нарушении.

Приказ ФАС России от 25.05.2012 N 339 «Об утверждении Административного регламента Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по...

Задать вопрос