Жизнь Боборахима Машраба | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 6 марта, печатный экземпляр отправим 10 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №32 (218) август 2018 г.

Дата публикации: 08.08.2018

Статья просмотрена: 209 раз

Библиографическое описание:

Хошимхонов, Мумин. Жизнь Боборахима Машраба / Мумин Хошимхонов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 32 (218). — С. 105-114. — URL: https://moluch.ru/archive/218/52176/ (дата обращения: 26.02.2021).



В данной статье освещена жизнь и творчество поэта и мыслителя XVII-XV веков Боборахима Машраба, и его деятельность, изученная местными и зарубежными учёными.

Ключевые слова: «Машраб», «Дарвеш Машраб», Офокходжа, Кашкар, Андижан, «Мабдаи нур», Ишкамиш, «Афганское путешествие», Балх

К изучению личности Машраба в 20-х годах ХХ века обращается профессор Абдурауф Фитрат в научном труде «Машраб». Это произведение привлекло внимание общественности и в настоящее время не потеряло своей актуальности, являясь ценнейшим источником при изучении биографии поэта.

Изучая биографию и творчество Машраба, признавая его исторической личностью, Фитрат пишет: «У нас нет сомнений, что созданная о Машрабе и известная во всех уголках Узбекистана книга «Диван Машраба» является ничем иным как изобилующим легендами мистическим источником, но это не воспрещает нам верить в то, что Машраб действительно был исторической личностью».

Фитрат говорит о том, что в трудах Малехо, Хаджи Фахми, Саида Хакимхонтуры, Мирза Олима и Мазджуба Намангани имеются скудные сведения о Машрабе, достаточно полную информацию можно получить из «Дивана Машраба». Он родился в Намангане, семья была бедной, мать пряла нитки и продавала, таким образом зарабатывая на пропитание семьи. В 12 лет родители отдали его в ученики к наманганскому шейху (теологу) мулле Бозору Охунду.

По рекомендации Бозора Охунда Машраб поехал в Туркистан (Китай) и попал в ученики к кашгарскому суфийскому ишану Афаку-Ходже. «Именно в это время он получает псевдоним «Машраб». У Афаки-Хаджи он три года таскает дрова, три года — воду, год занимается другими делами» [1, с.84].

Анализируя основательные рассуждения о жизни и творчестве поэта, Фитрат пишет о том, что у Афаки-Ходжи было много учеников, дарёных рабов, служанок: «Машраб завёл знакомство с одной из красивых служанок. Через некоторое время об этом стало известно Афаке-Ходже. Машраба изгнали оттуда. Из Кашгара он поехал в Яркент. Там он встретился с чигатайским ханом Абдуллахханом, потом поехал в Хутан. Оттуда добрался до Илы, к калмыкам. Полюбил дочь Калмыкхана, вступил к нему на службу пастухом верблюд. Потом снова вернулся в Кашгар, раскаялся перед Афакой-Ходжой, снова стал его учеником. Согласно источникам, по волеизъявлению учителя, Машраб поехал в Ташкент, потом снова вернулся в Кашгар. Получив «письмо иршод (документ на право наставлять других на путь суфийского благочестия) от наставника, поехал в Трон Сулеймана, оттуда в Андижан, к матери» [1, с.84].

В исследовании заметно глубокое и детальное изучение Фитратом жизни и творчества Машраба. Он рассказывает о том, что, покинув окружение Афаки-Ходжи, Машраб путешествовал, приобрёл известность за рубежом, был удостоен уважения и почёта со стороны властей, но часто бывал с людьми низкого сословия, чем с правящим классом. Особенно часто разговаривал с творческими людьми. Пел с музыкальным инструментом в руках, читал пламенные газели, везде был принят с любезностью. Это свидетельствует о его большой даровитости и способностях, высоком потенциале [2, с.84].

Машраб везде и всегда напоминал о том, что обучался у духовного наставника Афаки-Ходжи азам науки, был его учеником, питал глубокое уважение к личности наставника, потому что именно его общество подготовило предпосылки для высокого положения — степени святого. Встречи с великими поэтами и уважаемыми людьми того времени — Шарифом Бухари и Суфи Аллаяром, резкие отношения с темурийским падишахом Абулгазиханом в Индии, прямые дискуссии с правителем Балха Махмудбеем Катагани подтверждают его готовность на любые жертвы во имя интересов народа.

Фитрат в своём исследовании рассказывает о том, что Машраб скитался и странствовал: он поехал в Ходженд, встретился там с Акбутабием. Из Ходженда в Ташкент, оттуда в Туркестан, снова в Ташкент, обратно- в Ходженд. По источникам, из Ходженда отправился в паломничество –хадж. Возвращается в Индию. Встречается с наставником Афаки-Ходжой, который в то время приехал из Кашгара в Индию, также удостоился встречи с падишахом Индии- темуридом Абулгазиханом. Из Индии отправляется в Бухару. Встречается с известным ишаном и муллой Охундом Шарифом и бухарским ханом Абдуллахханом. Однажды в Бухаре его хотели сжечь за слова «Рука моя –Бог, сам я — Мухаммед». Но он не сгорел в огне, поехал в Кабадиян. Там имел честь встретиться с известным Суфи Аллаяром.

По словам Фитрата, Мухаммед Бадъе Малехо Самарканди в своем труде «Музаккир ул-асхоб» написал, что Машраб был из Андижана, в юности поехал в Наманган, позже приехал в Самарканд. Это происходило примерно в 1689–1691 годах.

Фитрат также приводит факты из «Тазкират ул-авлиё» Мазджуба Намангани: Машраб четыре года жил в Карши. Встретив одного из последователей Афаки-Ходжи Ходжама- падишаха, обучается у него учению суфизма.

Мазджуб остаётся при мнении, что неизвестно, какая поездка была сначала: в Бухару или Индию; что имеются большие расхождения в дате и месте рождения поэта, но даты смерти проанализированы точно.

Машраб не был изгнан из двора Афаки-Ходжи, он достиг степени святого. Здесь в совершенстве изучил учение суфизма, с целью пропаганды течения тарикат ездил по разным странам: в Яркент, оттуда в Хутан, потом — в Гулжу. Возвращается из Гулжи в Кашгар. По заданию Афаки-Ходжи едет в Ташкент, потом обратно — к учителю. В конце приезжает в родной Наманган. Таким образом, в течение 18 лет Боборахим Машраб странствует по многим странам мира: Йемен, Индия, Дакан, Исфахан, Герат, Мешхед, Мекка, Медине, Халаб, Шираз, Шам, Рим, потом — Бухара, Ташкент, Шахимардан; побывал в Шибиргани, Андхуе (Афганистан).

Всё это обоснованно раскрыто в рукописи за № 9968, хранящейся в Институте востоковедения АН Узбекистана. Там приводятся 16 химий (глав) из произведения «Химия» и вторая тетрадь из книги «Мабдаи нур», также 71 газель, 7 мухаммасов и 1 мусаддас [3, с.129]:

Поэт в коммерческих целях едет в Йемен, затем — в Индию, в Дакане он побывав несколько дней, понял одно — вокруг только безбожные, и так он продолжил свой путь в Исфахан. В Хоросане погода хорошая, но здесь тоже опять-таки безбожные вокруг. Затем поехал в Герат, Мешхед и отправился в Иран. Он совершил паломничество в Мекку и Медину, испробовал священной воды Замзам из колодца, посетил святые места, и не удержал своих слез. Затем он побывал в Ширазе, Риме, Бухаре, Ташкенте. А после посетил Шахимардан, Сарипул, Шибирган. «Не нашел я ответа на свой вопрос — в чем суть жизни? И в конце концов — дальше продолжил свой путь», — пишет поэт. [4, c.17]

По сведениям Джузжани, Инканмиш — маленький городок Тахорского вилоята, издревле известный под названием Вазволин. По данным «Ориёна доиратул-маориф» (Энциклопедия Афганистана; 3-том, 177-страница) город Ишкамиш расположен в 30 километрах от города Ханабад, на берегу реки Ишкамиш. На его севере находится город Ханабад и степь Шураб. Раньше дорога Ханабад-Нахрин-Кабул проходила здесь» [5, c.154]

Немецкий учёный Эрвин Грош Бох в книге «География Афганистана», рассказывая наряду с другими городами и о городе Ишкамиш, повествует, что у этого местечка есть особенности города, имеется 200 лавок и 8 дворцов. Джузжани констатирует о том, что автор книги в 1972–1973 годах сам побывал в этом городе. Там проживало около 40–45 тысяч человек, из них 70 % составляли узбеки, 30 % — таджики. После войны положение города изменилось: «В Ишкамише в полутора километрах к востоку находится мавзолей поэта узбеков, учёного Машраба. Мавзолей построен из необожжённого кирпича в виде купола, гробница тоже сделана из глины. Привлекает внимание надгробная надпись на арабском языке» [6, c.154].

По мнению Джузжани, население Ишкамиша и народы близлежащих территорий считали Шаха Машраба великим учёным и шейхом. Его стихи на узбекском и фарси выразительно декламировали на суфийских радениях последователи тариката кадырия.

Востоковеды Европы, также русские учёные-востоковеды проявляли интерес к изучению жизни и творчества Машраба. Академик Н. И. Веселовский, исследуя творческое наследие Машраба, оценивая его роль в истории духовной жизни народов Средней Азии, стремясь привлечь внимание русской научной общественности к личности поэта, писал так: «Сатирик, сочинитель, остроумный в ответах безумец Машраб очень известен среди народов Средней Азии…на наш взгляд, это личность, достойная глубокого и серьёзного изучения…Беспрерывно дискутировал с местным духовенством и всегда выходил победителем» [7, с.325].

Мужественно прожитый жизненный путь Машраба — это путь убеждения, веры, доверия. О том, что быстротечная жизнь полна тяжёлых, жестоких страданий; что в ней лицом к лицу сталкиваются надежда и опасность, мечта и сожаление, алчность и воздержание, справедливость и подлость и другие проявления добра и зла; о том, как родившийся честным в бренном мире человек может уйти в мир нетленный с такой же чистой совестью, нужно искать, постичь в глубоко нравственных, полных просвещения дорогах жизни Машраба и его тетрадях — океанах мудростей.

Литература:

  1. Фитрат Абдурауф. Отобранные произведения. [Текст] / А.Фитрат // Маънавият, Ташкент — 2000 — С.84
  2. Фитрат Абдурауф. Отобранные произведения. [Текст] / А.Фитрат // Маънавият, Ташкент — 2000 — С.84
  3. Шамсутдинов Р. и другие. История Родины [Текст] / Р.Шамсутдинов и другие // «Шарк», Ташекент — 2003 — С. 129
  4. Абдуллаев И. Газель, повествующий об автобиографии Машраба. [Текст] / И.Абдуллаев // «Литература и искусство Узбекистана» — 1992
  5. Джузжани Абдулхаким. Мистика и человек. [Текст] / А. Джузжани // Адолат, Ташкент — 2001 — С.154
  6. Джузжани Абдулхаким. Мистика и человек. [Текст] / А. Джузжани // Адолат, Ташкент — 2001 — С.154
  7. Веселовский Н. И. Восточные заметки. [Текст] / Н. И. Веселовский // Санкт-Петербург — 1985 — С.325
Основные термины (генерируются автоматически): Ташкент, Бухара, Андижан, том, XVII-XV, Азия, Герат, историческая личность, Исфахан, Йемен.


Ключевые слова

Балх, «Машраб», «Дарвеш Машраб», Офокходжа, Кашкар, Андижан, «Мабдаи нур», Ишкамиш, «Афганское путешествие»

Похожие статьи

Уложение Темура — великий политико-правовой источник

Это исторический труд, где изложена биография Темура, взгляды его на устройство и управление государством и войском.

Труд не только был одобрен в кругах феодальных владык XV-XIХ вв., но и получил широкую известность в мире.

Похожие статьи

Уложение Темура — великий политико-правовой источник

Это исторический труд, где изложена биография Темура, взгляды его на устройство и управление государством и войском.

Труд не только был одобрен в кругах феодальных владык XV-XIХ вв., но и получил широкую известность в мире.

Задать вопрос