Автор: Маллаалиев Ислам Русланович

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №28 (162) июль 2017 г.

Дата публикации: 13.07.2017

Статья просмотрена: 15 раз

Библиографическое описание:

Маллаалиев И. Р. Проблемы правового регулирования договора дарения // Молодой ученый. — 2017. — №28. — С. 70-72.



Договор дарения достаточно распространен в нашей повседневной жизни, но с ним связано множество теоретических практических проблем, требующих своего урегулирования и решения.

В частности, договор дарения следует отличать от пожертвования.

Данные договоры имеют общие черты, но в тоже время существуют специфические признаки, которые позволяют отличать их друг от друга. Одним из них следует считать обязательное условие о целевом использовании подаренного имущества. В случае обычного дарения дарителю безразлично, в каких именно целях будет использоваться дар, полученный одаряемым. В свою очередь при пожертвовании данные цели определены заранее, и именно они являются побуждающим мотивом к сделке. Поскольку в нормах статей Гражданского Кодекса РФ не дается законодательного определения полезности цели пожертвования, то можно предположить, что их возможный перечень велик, и законодатель воздерживается от каких-либо перечислений. Отсутствие нормативной определенности данного понятия порождает наличие дискуссионных суждений ученых. Например, М. Ф. Казанцев говорит о том, что «такая цель выступает ограничением права собственности одаряемого» [1 c. 259–260.]. В свою очередь в научной литературе имеется указание на то, что установленная в договоре пожертвования общеполезная цель обременяет пожертвованное имущество [2 c. 158.]. Остается предполагать, что при заключении договора пожертвования всегда имеются в виду цели, направленные на благо общества в целом, а также цели, которые представляют пользу для узкого круга лиц — определенного возраста, определенной профессии и т. д. При этом имущество, принесенное в качестве пожертвования, должно использоваться строго в соответствии с обозначенной жертвователем целью.

Безусловно, допускается использование дара по-другому, не целевому назначению, но лишь с согласия жертвователя, а в случае смерти гражданина- жертвователя или ликвидации юридического лица — жертвователя, то разрешается исключительно по решению суда.

Кроме того, суды исходят из того, что не использование пожертвованного имущества в соответствии с указанным жертвователем назначением является существенным нарушением и влечет расторжение такого договора [3], или же изменение этого назначения с нарушением правил дает право жертвователю, его наследникам или иному правопреемнику требовать отмены пожертвования.

Также, предмет договора пожертвования охватывает в качестве дара — движимые или недвижимые вещи, ограниченные понятием общеполезности, или имущественные права, при этом не включая освобождение одаряемого от имущественной обязанности перед жертвователем или третьим лицом, как это имеет место в обычном договоре дарения. Возможность исполнения обязательства вместо одаряемого в рамках пожертвования исключена, так как это пресекает общеполезность сделки [4 с. 71–79].

Отличительной чертой договора пожертвования от догвоора дарения является круг одаряемых субъектов.

В перечень лиц, в адрес которых может быть сделано пожертвование входят:

‒ граждане;

‒ лечебные, воспитательные учреждения;

‒ учреждения социальной защиты и другие аналогичные учреждения;

‒ благотворительные, научные и образовательные организации;

‒ фонды, музеи и другие учреждения культуры;

‒ общественные и религиозные организации;

‒ иные некоммерческие организации;

‒ Российская Федерация и ее субъекты.

И дарение, и пожертвование могут быть отменены, но только на разных основаниях.

В первом случае имущество подлежит возврату дарителю, его наследнику или иному правопреемнику:

‒ если одаряемый совершил покушение на жизнь дарителя, его семьи, иных близких родственников или причинил дарителю телесные повреждения;

‒ одаряемый использует подарок, имеющий для дарителя большую неимущественную ценность, таким образом, что вещь может быть безвозвратно утеряна;

‒ дарение противоречит законодательству о банкротстве.

Для возврата имущества жертвователю достаточно, чтобы имущество использовалось не по назначению.

Из круга благополучателей законодательно исключены коммерческие организации. Объясняется этот факт тем, что основной целью деятельности данных юридических лиц является извлечение прибыли, а это противоречит целям указанных в законе организаций, сфера деятельности которых связана с наукой, образованием, медициной и т. п.

Более конкретно в данном аспекте высказывается М. Н. Малеина, которая приводит исчерпывающий перечень возможных благополучателей по договору пожертвования: гражданин, учреждение (лечебное, воспитательное, социальной защиты, благотворительное, научное, учебное, учреждение культуры), организация (общественная, религиозная), фонд, иные некоммерческие организации в соответствии с законом, Российская Федерация, ее субъекты, муниципальное образование. Автор особо это не подчеркивает, но, как видно, не отводит в указанном перечне место каким-либо коммерческим организациям.

Ряд авторов акцентированно исключают коммерческие организации из числа потенциальных получателей пожертвований. Так, комментируя статью 582 ГК РФ, А. В. Коновалов квалифицирует пожертвование как особый вид договора дарения, возвращенный в российское гражданское законодательство для юридического обеспечения благотворительной деятельности, и определяет круг благополучателей следующим образом: "...одаряемыми в таком договоре могут выступать только некоммерческие организации, а также Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования» [5]. По мнению Т. В. Сойфер, из числа юридических лиц только некоммерческие организации могут приобретать право собственности в порядке пожертвования. Весьма категорично утверждение А. В. Мякининой: «Пожертвования в пользу коммерческих юридических лиц не допускается». Аналогичным образом высказывается С. С. Курбатова: «Гражданским кодексом РФ предусмотрено, что пожертвование осуществляется специальному субъекту, которым коммерческие организации не являются».

Представлена и такая точка зрения, согласно которой воспользоваться пожертвованием как способом безвозмездного получения имущества, обремененного общеполезной целью использования, не вправе не только всякие коммерческие юридические лица, но и многие некоммерческие организации, прямо не перечисленные в пункте 1 ст. 582 ГК РФ (ассоциации, союзы, некоммерческие партнерства, автономные некоммерческие организации и др.).

Наибольший интерес в ряду позиций, выражающих идею об ограниченности круга допустимых получателей пожертвований, представляет точка зрения А. С. Феофилактова, который заявляет: «Перечень субъектов, которые могут выступать одаряемыми по договору пожертвования, в ст. 582 ГК РФ указан исчерпывающим образом и расширительному толкованию не подлежит. В случае когда пожертвование предоставляется субъекту, который не может быть отнесен к списку, указанному в законодательстве, данная сделка может быть признана судом недействительной в порядке ст. 168 ГК РФ». Автор исходит из того, что законодателем введена презумпция, согласно которой коммерческие организации не могут получать имущество для реализации общеполезных задач, так как это противоречит коренящейся в их юридической сущности нацеленности на извлечение прибыли. При этом наиболее важно, что суждение А. С. Феофилактова опирается на реальный пример судебной практики, в котором суды, разрешая спор о возврате обществом с ограниченной ответственностью целевого финансирования, полученного на исполнение муниципальной программы создания и развития новых гражданских производств, констатировали: «Безвозвратная передача средств означала бы пожертвование (дарение имущества в общеполезных целях с условием использования имущества по определенному назначению). Однако в силу ст. 582 ГК РФ ООО «ТИС» (в рассмотренном деле — истец, получатель средств, коммерческая корпорация) не может быть одаряемым по договору пожертвования» [6].

Еще одна особенность договора пожертвования, установленная п. 2 ст. 582 ГК РФ, заключается в том, что пожертвование представляет собой одностороннее волеизъявление передачи в дар имущества, и на принятие пожертвования не требуется чьего-либо согласия или разрешения. Следует отметить, что на принятие пожертвования не требуется согласия и самого одаряемого, что в свою очередь создает упрощенную процедуру пожертвования имущества.

Важное практическое значение имеет разграничение дара и взятки (подкупа). В данном контексте законодатель ограничил лишь стоимость дара. Но следовало бы определить и число возможных подарков от одного лица, т. к. нет никакого смысла в ограничении стоимости подарка при отсутствии ограничения «систематического» дарения. Необходимо в диспозиции статьи 575 ГК РФ, помимо предельной стоимости обычных подарков, установить невозможность дарения лицом и его близкими более одного раза в течение определенного времени. Указание на разумный срок имеет место во многих положениях гражданского законодательства и будет уместным установить его и для описанного выше случая. Разумно было бы определить предел количества подарков и срока, в течение которого будет невозможным снова одарить. Данный срок должен быть разумным, но не менее 6 месяцев (по аналогии со сроком, в течение которого возможна отмена судом дарения, совершенного индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом в нарушение положений закона о несостоятельности (банкротстве) за счет средств, связанных с его предпринимательской деятельностью).

Несомненно, возможно злоупотребление договором дарения. Например, в течение месяца в совокупности стоимость подарков может достичь значительных размеров. В данном случае нарушения закона нет. Ведь есть подарок — и есть цена не более 3 тысяч рублей. Закон не нарушен. Однако зачастую в реальности это не есть подарок, а есть имущество, за предоставление которого лицо, получившее его, совершает какую-либо услугу, злоупотребляя своими должностными полномочиями.

Оснований для отмены пожертвования в судебном порядке не так много. Еще меньше заявителей могут представить заслуживающие доверия доказательства. Это вынуждает истцов избирать иную линию защиты.

Так, предприниматель обратился в суд с иском к религиозной организации о взыскании неосновательного обогащения в размере пожертвований и процентов за пользование чужими денежными средствами. В заявлении коммерсант ссылался на то, что де-факто перечисленные средства были не пожертвованы, а переданы в качестве платы за услугу. Отсутствие подтверждающих документов послужило основанием для отказа в удовлетворении иска.

Случается, что к подписанию договора пожертвования стороны прибегают в качестве альтернативного способа урегулирования вопроса по оплате товара. Однако суды при рассмотрении дела оценивают не название договора, а его суть.

Доводы заявителей о том, что договор пожертвования может быть признан недействительным, поскольку дарителем выступает хозяйствующий субъект, деятельность которого должна быть направлена на извлечение прибыли, суды также признают несостоятельными. В основу решения ложится законное право общества заниматься любой не запрещенной законом деятельностью.

Справедливости ради стоит заметить, что большая часть рассматриваемых судами дел инициируется получателями пожертвований. И выдвигаемые требования обычно адресованы налоговым органам и связаны с доначислением налогов в отношении полученного в дар имущества. Чтобы воспользоваться налоговыми льготами, как само пожертвование, так и его получатель должны обладать признаками, указанными в ч. 1 ст. 582 ГК РФ.

Из выше перечисленного можно сделать вывод о том, что на сегодняшний день на практике такой договор как дарение имеет множество спорных моментов, а учитывая их количество, законодателю следовало бы более подробно регламентировать данный вид сделок. Проведенный анализ гражданско-правовых норм, посвященных институту дарения, показал необходимость закрепления пределов подарка и его отграничения от подкупа и взятки.

Литература:

  1. Казанцев М. Ф. Проблема подвластности абсолютных вещных отношений гражданско-правовому договорному регулированию // Науч. ежегодн. Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. — Екатеринбург, 2008. — Вып. 8. — С. 259–260.
  2. Практика применения Гражданского кодекса РФ, частей второй и третьей / Под общ.ред. В. А. Белова. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юрайт-Издат, 2011. — С. 158.
  3. Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.10.2016 № 12АП-9527/2016 по делу № А12–51/2016.
  4. Максимов В. А. Защита гражданских интересов // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. — 2016. — № 3 (71). — С. 71–79.
  5. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй: в 3 т. / Под ред. П. В. Крашенинникова. М.: Статут, 2011. Т. 1.
  6. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20 июля 2006 г. по делу N А43–46558/2005–27–1253/2–5-557
Основные термины (генерируются автоматически): ГК РФ, договора пожертвования, некоммерческие организации, договору пожертвования, отмены пожертвования, принятие пожертвования, заключении договора пожертвования, чертой договора пожертвования, особенность договора пожертвования, извлечение прибыли, договоре пожертвования общеполезная, полезности цели пожертвования, подписанию договора пожертвования, процедуру пожертвования имущества, вид договора дарения, случае обычного дарения, качестве пожертвования, обычном договоре дарения, договор дарения, порядке пожертвования.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос