Автор: Абакаров Ислам Мурадович

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №21 (155) май 2017 г.

Дата публикации: 29.05.2017

Статья просмотрена: 27 раз

Библиографическое описание:

Абакаров И. М. История правового регулирования общей долевой собственности: от Древней Руси до Российской империи // Молодой ученый. — 2017. — №21. — С. 365-369.



История зарождения и развития института права общей долевой собственности в правовом пространстве России мало освящена в научных трудах, что объясняется отсутствием практического интереса. При этом для полного и всестороннего исследования выбранной темы важно проследить формирование института долевой собственности в различные временные периоды. Это даст возможность выявить процессы, которые претерпевало российское право. Как показало исследование, формирование фундамента права общей собственности имело продолжительную и занимательную историю. Как известно, исследование прошлого помогает лучше понять настоящее, так как имеется неразрывная связь между историческим познанием и современностью. Профессор истории государства и права МГУ В. Г. Графский пишет, что «необходимость и плодотворность возможно более полного учета положений истории в современных теоретических исследованиях» [1. Графский В. Г. Соотношении истории права и современности как методологическая проблема // Методология историко-правовых исследований. М., 1980. С. 49.]. Таким образом, рассмотрение института права общей долевой собственности через призму истории и юридической науки целесообразно непосредственным отношением к исследованию.

Вопрос о возникновении права общей собственности в Древней Руси является дискуссионным. Так А. Кранихфельд отмечал, что на ранних этапах становления русской государственности собственность находилась в общем владении рода, так как сами славяне жили каждый своим родом, на своих местах, обрабатывая землю, которая была их главной ценностью [2. Кранихфельд А. Начертание российского частного права. СПб., 1843. С.52.]. Есть и другая позиция, отрицающая само наличие на Руси XII и XIV века института права собственности. Так, по мнению Момотова В. В., право собственности на русской земле как институт отсутствовал, а вместо этого было только владение вещами [3. Момотов В. В. Формирование русского средневекового права в IX-XIV вв.// М.: «Зерцало», 2003. С. 233.]. При этом сами письменные источники права доказывают обратное. В статьях 72 и 73 Русской правды упоминается о «меже бортной, ролейной, дворной», что подразумевает под собой разграничение земель [4. Русская Правда, пространная редакция, XII век // Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9. т. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М: «Юридическая литература», 1984. С. 70.]. При этом стоит заметить, что здесь и речи не идёт о выделение земельных участков в частную собственность. По мнению А. Кранихфельда, это право собственности на недвижимость мыслится еще не как нечто принадлежащее отдельному лицу, а той или другой семье в целом (семейная собственность). Участок земли, на котором сидит и от которого питается семья, представляется непременной принадлежностью этой семьи, ее материальным базисом. Отчуждение земли частным актом вообще в эту эпоху немыслимо.

На Руси семьи при прекращении родового владения отсоединялись от рода и получали земельные участки — «отчины», которые в свою очередь оставались собственностью семьи и могли быть отчуждаемы с разрешения членов этой семьи [5. Покровский И. А. Проблемы собственности // Основные проблемы гражданского права. М.: «Статут», 2013. С. 194–195.]. Ввиду этого в законодательстве России право собственности определяли как «вечным и потомственным владением». Это является подтверждением того, что институт общей собственности появился раньше, чем институт частной собственности.

В Русской правде можно найти неоднократное упоминание о «дворе». Возможно, что здесь имеется в виду двор семейный. Также в данном памятнике русского права закреплялись положения, при которых родственники становились долевыми собственниками при наследовании имущества. Так, в ст. 92 Русской правды сказано, что «Аже кто, умирая разделить дом свои детем, на том де стояти, поки без ряду умреть, то всем детем, а на самого часть дати души» [6. Российское законодательство X-XX веков. Т. 1. Законодательство Древней Руси. — М.: Юрид. лит., 1984.]. При этом немаловажно и то, что женщина также могла стать собственником, владеть нераздельно имуществом со своими детьми, если её муж не сделал иного распоряжения [7. Неволин К. История российских гражданских законов. Книга вторая об имуществах. Раздел первый об имуществах вообще и раздел второй о правах на вещи. СПб., 1851. С. 435.].

Ввиду вышесказанного можно сделать определённые выводы:

– Во-первых, в Древней Руси институт права общей собственности ещё не чётко выражен в правовых формах, при этом процесс зарождения этого института уже начался.

– Во-вторых, Русская правда действовала в тот промежуток социально-экономического развития Руси, когда происходит отмирание родового быта.

Семьи, являющиеся частью общин и родов, продолжительное время пребывают на известном земельном участке, совершенствуя его своей работой, на этом фоне возникает семейная собственность: семья начинает считать занимаемый ею участок исключительно своим. Таким образом, случилось выделение отдельных семей из родовой общины, члены которой имеют право владения и пользования над общим имуществом, но право распоряжения могли реализовывать только с согласия других членов семьи. Этот принцип обоюдного согласия при распоряжении общим имуществом, как известно, до наших дней является одним из фундаментальных в праве общей долевой собственности.

Следующую ступень в развитии института общей долевой собственности в отечественном законодательстве занимает Псковская Судная Грамота. Несмотря на множество сходств между Псковской Грамотой и Русской Правдой всё же есть существенная разница в части норм об общей собственности. Схожесть заключается в том, что многие статьи Псковского закона, регулирующие имущественные отношения, всё также посвящены поземельному владению. В это же время в памятнике XV века можно увидеть выявление определенных норм, которые могут стать достоверными доказательствами формирования права общей долевой собственности. Так, согласно ст. 72 получает законное оформление поместное и вотчинное владение землей, при этом запрещается продавать поместные земли, так как они не являются полной собственностью владельца: «а которому человеку будет кормля написана в рукописании, а за грамотами владеть земельными учнет или исадскими, а продаст тую землю или (и) сад, или иное что, а доличает этого человека, ино ему земля та, или сад, или иное выкупить, а свою кормлю покрал».

Другим важным правовым памятником является Соборное Уложение 1649 г. Алексея Михайловича Романова. Важно заметить, что хотя Уложение и является объёмным и более систематизированным правовым актом, но, тем не менее, в нём содержится мало норм, имеющие связь с правом общей долевой собственности. Однако в главе 17 Уложения «о вотчинах» содержатся знания о процессе развития права общей собственности. Так, в статьях 13, 14, 15 Уложения можно выделить следующие факты:

– Во-первых, родственники, а, именно: члены семьи имели неделимое право владения вотчинной: «А будет после которого вотчинника его дана будет детем его, сыновьям двум или трем человеком вопче, и им тою вотчиною владеть всем»

– Во-вторых, гарантировалось равенство долей: «И тем умершаго детем имения отца их или матери разделити по жеребьям всем поровну, чтобы из них никто изобижен не был»

– В-третьих, распоряжение вотчиной было возможно только при согласии остальных сособственников: «а будет после отца их останутся многая долги, … похотят они ту вотчину продать, или заложить, и им та вотчина продать, или заложить всем же вопче».

– В-четвертых, право свободного распоряжения своей долей: «…и один из них тоя отцовская вотчины свой жеребей, для своих недостатков, похочет продать, или заложить, и ему той свой вотчинной жеребей, продать или заложить вольно» [8…Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1649 года… С.19. Российское законодательство Х — ХХ веков: в 9 т. / Отв. ред. тома А. Г. Маньков; под общ. ред. О. И. Чистякова.].

Данные положения могут быть свидетельством о том, что было дано начало формирования более отчётливых положений об общей долевой собственности. Можно указать на наиболее примечательные его черты: сособственники имели долевое право собственности на всю вещь целиком; закон предусматривал презумпцию равенства долей; распоряжение общим имуществом было возможно только при согласии других сособственников; каждый сособственник имел право отчуждать и обременять свою долю.

Немаловажное внимание в Уложении уделяется тому, каковы последствия отчуждения общей семейной собственности («отчины») кем-либо из родственников. В ст. 13 Уложения сказано: «…а будет большой брат ту вотчину кому продаст или заложит, с меньшими братьями не поговоря, … а как будут они в возрасте … учнут государю бити челом, в указанные сорок лет, и с суда про то сыщется допряма, что тот их брат их вотчину продал, без их ведома, для своего пожитку, а не для платежу отцова долгу и тоя вотчины их жеребьи взяв у того, кому та их вотчина будет продана, или заложена, отдать им, а на большом брате велеть, …тому, кому те вотчинные жеребьи проданы, или заложены, доправить деньги сполна, а большого их брата вотчинному жеребью быти в продаже по-прежнему. А будет тот вотчинной жеребей похотят меньшие братия выкупит, и им тот жеребей выкупить по государеву указу». Данный отрывок возможно толковать таким образом, что сделка по отчуждению доли ему не принадлежащей, совершённая одним из сособственников, без согласия остальных, признавалась действительной в части доли самого собственника, но не в отношении долей иных участников общей долевой собственности. Последние имели возможность выкупить свою долю в течение сорока лет. Данное положение, в случае проведения сравнительного анализа с современным законодательством, явно противоречит п. 1 ст. 246 ГК РФ [9. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ. Часть первая, вторая, третья и четвертая. (в ред. от 07.02.2017 г.) // М.: Издательство «Омега-Л», 2017.], где закрепляется, что любые сделки по распоряжению как в отношении имущества, так и в отношении доли, должны совершаться по согласию всех сособственников. Ввиду этого, в случае отсутствии согласия сособственников, отчуждённое одним из сособственников общее имущество нельзя считать проданным из его доли. Соборным Уложением же закреплялись противоположное. Возможно, что это обосновывалось тем, что земля, как объект долевой собственности, являлась единственным средством пропитания.

Более сформированные положения права общей собственности, в отличии от Соборного Уложения, даёт Свод Законов Гражданских 1900 г, являющемся ещё одним правовым памятников, представляющим несомненный интерес в виду изучения развития права общей долевой собственности. Так в ст. 543, томе 10, части 1 даётся понятие права общей//собственности,.. согласно… кому «…право собственности, принадлежащее двум или многим лицам на одно и то же имущество, есть право собственности общей; Оно называется также правом общего владения» [10. Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов. Кн. 2 / Сост. И. М. Тютрюмов. М: «Статут». 2004.].

Из этой нормы можно выявить, что термины «право общей собственности» и «право общего владения» законодатель употребляет как тождественные. Возможно, что причины этого отождествления кроются в долгом историческом развитии права общей собственности. Во времена Древней Руси преобладало родовое владение земельными участками, а земледелие являлось следствием появления права общей собственности. В России появилось «общинное владение», которое, по мнению К. П. Победоносцева, имело совершенно особый характер [11. Победоносцев К. П. Курс гражданского права. Ч. 1: Вотчинные права. М: «Статут», 2002. С. 593–594.].

Разъяснения Правительствующего Сената позволяют сделать вывод, что им проводилась скрупулезная работа по установлению терминологической ясности, выработке основополагающих положений права общей собственности, как права, принадлежащего нескольким субъектам. Нельзя сомневаться в том, что Сенат не разбирался в терминах «общая», «общественная», «общинная» собственность. Но иногда бывали и погрешности в столь выверенной работе. Так, А. С. Изгоевым было отмечено, что Сенатом были допущены противоречия в той части, что «общинное или общественное владение» по своему свойству составляет особый вид общего владения [12. Изгоев А. С. Общинное право. СПб.: Типолитография «Надежда», 1906.-162 с.]. Но в последующем Сенат верно разрешил проблемы выработки основных понятий, путём разделения общественной собственности от общей. Это обосновывалось тем, что главное различие общественной собственности от общей состоит в том, что собственником «общественной» является общество как юридическое лицо, отдельно от его членов, а собственником «общей» являются частные лица» [10. с. 282–283.].

Интересно узнать мнение отечественных учёных по поводу юридической природы общинной собственности. Так, А. М. Гуляев считает, что «право собственности, принадлежащее общине — право, при котором каждый член общества может требовать, чтобы из состава земли, приобретенной в общественную собственность, был ему выделен в частную собственность участок, соразмерный с долей его участия в приобретении сей земли [13. Гуляеву А. М. Русское гражданское право. Обзор действующего законодательства, кассационной практики Прав. Сената и проекта Гражданского уложения (издание 4-ое, пересмотренное и дополненное). — С.-Петербург, типография М. М. Стасюлевича, 1913 г., стр. 15].

К. П. Победоносцевым были выделены следующие признаки общинного владения:

1. Физическое лицо в общинном владении не имеет права иметь притязания ни на одну количественную часть имущества, которое оно имело бы в исключительной власти;

2. Каждый член общины имеет право владения;

3. Владение и пользование собственностью принадлежит всей общине [11. с. 594.].

В свою очередь в Своде Законов чётко формулировались признаки общей долевой собственности. Так, установленное понятие долевой собственности основывалось на том, что при праве общей собственности право на один и тот же объект принадлежит нескольким лицам. Ввиду того, что доля является основополагающим элементом в праве общей долевой собственности, то среди русских цивилистов имели место дискуссии касаемо того, что же всё-таки делится. Е. В. Васьковской считает, что теории о природе доли разделились в то время на следующие группы:

  1. Делится само право;
  2. Делится экономическая ценность вещи;
  3. Делится сама вещь [14. Васьковский E. В. Учебник гражданского права. М: «Статут», 2003. С. 296.].

Представляют интерес и другие положения Свода Законов. Так, ст. 549 закрепляет, что право общего владения относится или к имуществу, которое по свойству своему или по закону есть неделимое, или же к имуществу, подлежащему разделу [10, с. 282–283.]. Главным различием в регулировании общей собственности в имуществах нераздельных и раздельных, состоит в том, что в последнем случае разрешается свободный выход. Согласно ст. 550 Свода никто не обязан оставаться соучастником в общем имении, подлежащем разделу, если не изъявил на то согласия. Важно обратить внимание, что законом устанавливаются довольно строгие правила в части вопросов о распоряжении общим раздельным и нераздельным имуществом. В законе находится ряд статей, посвященных именно этому:

– распоряжение общим нераздельным имением должно быть по общему согласию (ст.546);

– имение, состоящее в общем владении многих лиц, не может быть отчуждено одним из них без согласия всех (ст.555).

В разъяснении Сената указывается, что владение и пользование общим имуществом должно происходить не иначе как по соглашению между сособственниками, а в случае разногласия — по большинству голосов, исчисляемому соответственно размеру долей. А что касается распоряжения общим имуществом, то исходя из смысла ст. 555 Свода, каждый сособственник имеет право распорядиться своей долей так, как он считает нужным. В законе ничего не говорится о праве преимущественной покупки доли в праве собственности другими сособственниками. Сенатом сущность права преимущественной покупки определялась как «право соучастника пользоваться преимуществом при равных условиях, т. е. они могут представить соучастнику, продающему его долю стороннему лицу, продажную цену и тем самым удержать эту долю за собою» [15. Шершеневичу Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.) — М.:Спарк, 1995 г.- 556 стр.].

Свод законов гражданских стал одним из значительных инструментов по постройке фундамента отечественного права. Но в результате революции 1917 г. данный правовой памятник не смог получить своё дальнейшее развитие.

Таким образом, исходя из исследованного материала, можно выделить, что отправной точкой для развития института общей собственности послужили такие основные правовые памятники права как Русская Правда, Псковская судная грамота и Соборное уложение 1649. Данные источники послужили толчком для прогресса и актуализации юридических норм, имеющим объектом регулирования правоотношения общей собственности, сформировавшие к началу XX века право общей долевой собственности в привычном нам виде.

Литература:

1. Графский В. Г. Соотношении истории права и современности как методологическая проблема // Методология историко-правовых исследований. М., 1980. С. 49.

2. Кранихфельд А. Начертание российского частного права. СПб., 1843. С.52.

3. Момотов В. В. Формирование русского средневекового права в IX-XIV вв.// М.: «Зерцало», 2003. С. 233.

4. Русская Правда, пространная редакция, XII век // Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9. т. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М: «Юридическая литература», 1984. С. 70.

5. Покровский И. А. Проблемы собственности // Основные проблемы гражданского права. М.: «Статут», 2013. С. 194–195.

6. Российское законодательство X-XX веков. Т. 1. Законодательство Древней Руси. — М.: Юрид. лит., 1984.

7. Неволин К. История российских гражданских законов. Книга вторая об имуществах. Раздел первый об имуществах вообще и раздел второй о правах на вещи. СПб., 1851. С. 435.

8. Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1649 года.…С.19..Российское законодательство Х — ХХ веков: в 9 т. / Отв. ред. тома А. Г. Маньков; под общ. ред. О. И. Чистякова.

9. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ. Часть первая, вторая, третья и четвертая. (в ред. от 07.02.2017 г.) // М.: Издательство «Омега-Л», 2017.

10. Законы гражданские. С разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов. Кн. 2 / Сост. И. М. Тютрюмов. М.: «Статут», 2004. С. 282–283.

11. Победоносцев К. П. Курс гражданского права. Ч. 1: Вотчинные права. М: «Статут», 2002. С. 593–594.

12. Изгоев А. С. Общинное право. СПб.: Типолитография «Надежда», 1906.-162 с.

13. Гуляев А. М. Русское гражданское право. Обзор действующего законодательства, кассационной практики Прав. Сената и проекта Гражданского уложения (издание 4-ое, пересмотренное и дополненное). — С.-Петербург, типография М. М. Стасюлевича, 1913 г., стр. 15

14. Васьковский E. В. Учебник гражданского права. М: «Статут», 2003. С. 296.

15. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.) — М.:Спарк, 1995 г.- 556 стр.

Основные термины (генерируются автоматически): общей долевой собственности, общей собственности, права общей собственности, гражданского права, право собственности, Древней Руси, права общей долевой, Законодательство Древней Руси, Российское законодательство, института права общей, общим имуществом, развития права общей, праве общей долевой, института права собственности, Проблемы собственности, общей собственности право, русского средневекового права, право собственности общей, проблемы гражданского права, российского частного права.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос