Теоретические основы модификации фонемной структуры | Статья в журнале «Молодой ученый»

Автор:

Рубрика: Филология

Опубликовано в Молодой учёный №20 (154) май 2017 г.

Дата публикации: 21.05.2017

Статья просмотрена: 40 раз

Библиографическое описание:

Худайберганова М. М. Теоретические основы модификации фонемной структуры // Молодой ученый. — 2017. — №20. — С. 504-506. — URL https://moluch.ru/archive/154/39833/ (дата обращения: 15.12.2018).



Если язык в целом есть средство общения, то совершенно очевидно, что и самой минимальной речевой акт, минимальная единица реальной речи должна содержат какое, либо сообщение, выражать какую ни будь мысль. Такая единица можно было бы назвать высказыванием, большей частью складывается из нескольких слов и во всяком случае не может состоять менее чем из одного слова. Фонема остаётся равной самой себе в любой возможной реализации.

Слов, состоящих из одной фонемы, в языках ничтожно мало, к тому же не все они могут выступать в качестве самостоятельных синтаксических единиц. Кроме того, однословные высказывания встречаются, как правило, только в диалогической речи и в относительно редких ситуациях.

Говоря о модификации фонемы, следует напомнить, что фонема остается равной самой себе в любой возможной реализации. Модификация-это аллофонное варьирование, при которым соответствующие звуковые различия никогда не выступают в данном языке как фонемно противопоставленные. Такое варьирование целиком обусловлено комбинаторными и позиционными условиями, в которых может оказаться фонема и данном языке.

Анализируя вопрос о соединении звуков друг с другом, классическая фонетика пришла к различению в потоки речи двух видов звука: установочных и переходных. Они регулярно сменяют друг — друга.

Различение установочных и переходных звуков с фонематической точки зрения недопустимо еще и потому, что признать переходные звуки за самостоятельные фонематические единицы невозможно, так как они не функционируют в языке отдельно от установочных звуков. Дофонематическая фонетика не приравнивало их к последним, которые только и признавались самостоятельными величинами. Также невозможно считать фонематический значимыми только установочные звуки, отождествив их с фонемами, а в переходных звуках видеть какие-то промежуточные фонематические незначимые звуки. В языке, кроме фонем, существуют еще какие-то звуковые единицы, а это противоречило бы самом основам учение о фонеме. Единственно правильным будет сказать, что установочные звуки образуют вместе с переходными единое целое, хотя и неоднородное в акустическом и физиологическом отношении. Только этим и объяснятся тот факт, что носители языка не замечают никаких переходных звуков, как и неоднородности фонем вообще.

Различение установочных и переходных звуков неоправданно и с произносительно-слуховой точки зрения. Неоднородность звуков, как показывают, экспериментально-фонетические данные не может быть истолкована только как результат перехода от одного звука к другому.

С различением установочных и переходных звуков в классической фонетике связано учение о трехфазности артикуляции, о том, что артикуляция складывается из экскурсии-перехода произносительных органов от состояния покоя к положению, характерному для артикуляции данного звука, из выдержки, которая соответствует этому положению, и из рекурсии –возвращения к состоянию покоя.

На первых взгляд может показаться, соблазнительным связать основные признаки звуков только с выдержки. Такое представление было бы, однако, ошибочным, так как акустические признаки звука могут быть связаны с любой фазой. Если взять глухие смычные, то в них акустический эффект выдержки равен нулю: по этой фазе невозможно отличить губной согласный от переднеязычного или заднеязычного. Напротив, первая и третья фазы могут существенно влиять на опознание глухих смычных. В начале слова, с этой точки зрения, важна только рекурсия. В конце же слова после гласного, поскольку в этом гласном отражаются признаки последующего согласного именно благодаря экскурсии, последняя и играет важнейшую роль. Как об этом свидетельствуют имплозивные, уже одной этой фазы достаточно для опознания согласного.

Гласные звуки бывают ударными (например, в словах сок, вар, бур, лес, синь, быль) и безударными (например, в словах вода´, трава´, суда´к, лесо´к, лиса´, была´).

Под ударением гласный произносится наиболее чётко, ясно, он находится в сильной позиции. В безударных слогах гласные артикулируются менее чётко и изменяются своё звучание. Безударнаяпозиция гласных является слабой.

Процесс изменения звучания гласных звуков называется редукцией.

Редукция бывает количественная и качественная.

Редукция количественная — это уменьшение долготы и силы звучания гласного в безударном слоге. Количественно редуцируются гласные [и], [ы], [у]: [сын — сыны´ — сынΛв'j'а´], [су´днъ — суда´ — судΛво´й'].

Редукция качественная — это ослабление и изменение звучания гласных в безударном слоге.

Гласные [а] и [о]

‒ после твёрдых согласных в первом предударном слоге произносятся как ослабленный звук [а] — [Λ]:

[сΛды´], [дΛма´];

‒ во втором предударном и заударном слогах — как гласный среднего ряда, среднего подъёма, нелабиализованный [ъ]:

[съдΛво´т], [дъмΛво´й'].

Гласные [а], [о], [э]

‒ после мягких согласных в первом предударном слоге произносятся как [иэ]:

[п'иэт'и´], [л'иэдо´к], [л'иэса´];

‒ во второй предударной и заударной позициях — как гласный переднего ряда верхне-среднего подъёма [ь]:

[п'ьтΛч'о´к], [л'ьдΛко´л], [на´л’ьт'], [па´м'ьт'].

Гласный [э]

‒ после твёрдых согласных в первом предударном звучит как [ыэ]:

[шыэсто´й'];

‒ во втором предударном и заударных как [ъ]:

[шъст'иба´л'ный'], [па´шът].

Различение в потоке речи моментов движения и моментов движения и моментов покоя невозможно, наконец, и потому, что всякий звук образуется результате одновременной работы всех произносительных органов. Но если даже имеет виду только те из них, от положения которых зависят основные, необходимые признаки данных звуков, то и здесь моментов полного покоя обнаружить невозможно. Объяснятся это тем, что в потоке речи начало и конец работы того или иного органа отнюдь не обязательно совпадают с началом и концом произнесения того или иного звука.

Вопрос о взаимовлиянии соседних звуков рассматривался в классической фонетике, во-первых, с точки зрения образования переходных звуков и, во-вторых, точки зрения приспособления и уподобления звуков. И в том и в другом случае принимались во внимание почти исключительно физиологические условия артикуляции. Правда, не могло остаться не замеченным то обстоятельство, что в разных языках при одинаковых артикуляционных предпосылках. Переходные звуки обусловлены физиологически переходом органов речи кратчайшим путем от одного установочного звука к другому. Конечно, в зависимости от артикуляционной базы эти переходы не всегда одинаковы в разных языках.

Проблемы механизма образования обязательных аллофонов должно решаться, как и все фонетические вопросы, исходя из тезиса о диалектическом единстве произносительно-слухового и фонематического аспектов, а котором ведущая роль принадлежит последнему. Физиологический фактор может действовать только тогда, когда этим не нарушаются существующие в данном языке фонематические отношения, не происходит смешения фонем и не возникают какие-либо явления, нарушающие сохранения смысла речи. Однако фонематический фактор играет только направляющую, ограничивающую роль. Самый же механизм воздействия одной фонемы на другую — это механизм звукообразования, точнее образование звуковых последовательностей. Небная занавеска, которая должно быть обязательно опушена при образовании предшествующего и последующего носового согласного, не поднимается и в момент произнесения стоящего между ними гласного.

Физиологически возможность такого воздействия согласных на гласных вполне очевидна. Фонематически же это возможность определяется тем, имеется ли в соответствующем языке в данной позиции противоположение назализованных и неназализованных гласных. Если такого противоположения не имеется, то нет и никаких препятствий для действия чисто механических факторов; это наблюдается во множестве языков, как, например, в русском. Если же такое противоположение существует и, следовательно, назализованный гласный — это особая фонема, то он не может появиться по механическим причинам. Так во французском языке, в котором существуют носовые гласные как особые фонемы, назализация гласных в указанном положении не наблюдается. Фонологические факторы являются функцией фонологической системы данного языка и потому должны и могут изучаться только в частной фонетике. Общая фонетика определив их роль, должна установить физиологические условия адаптации звуков, вытекающие только из артикуляционных особенностей, присущих всем языкам, в которых соответствующие звуки встречаются. При этом следует иметь в виду некоторые общие соображения.

Говорящий сознательно стремится только к тому, чтобы произнести тот или иной осмысленный отрезок речи, не думая при этом об отдельных фонемах и тем более, не отдавая себе отчета в том, как он при этом артикулирует. Все необходимые для звукообразования движения произносительных органов совершаются автоматически. Точно так же, как для слушающего в слове важна не фонема, а вес звуковой комплекс, из которого слово складывается: говорящий как бы задает звуковые модель слова целиком, а потом по этой модели и артикулирует соответствующие звуки.

На психологическом факторе основана и менее распространенная обратная тенденция — сохранят некоторые элементы артикуляции предыдущего звука при произнесении последующего. Так в лезгинском языке лабиализация согласного, имеющая фонематическое значение, распространяясь и на последующий гласный [а], превращает его в [o], что оказывается возможным в ввиду отсутствия в лезгинском гласных [а] и [o].

Наличие соответствующего приспособление, адаптации, звуков в одном языке отсутствие его в другом, относительное постоянство особенностей каждого языка в этом отношении находит свое объяснение в устойчивости артикуляционной базы, в передаче фонетических особенностей от поколения к поколению. Стремясь воспроизвести общий облик слова как можно точнее, чтобы быть лучше понятым, ребенок усваивает все обязательные аллофоны именно в тех фонетических положениях, в которых они встречаются, а вместе с тем усваивает и те закономерности, которые управляют модификацией фонем в соответствующих фонематических условиях.

Различный характер модификации звуков в одинаковых фонетических положениях в разных языках можно объяснить с одной стороной, тем, что в истории этих языков физиологические факторы взаимодействовали с неодинаковыми фонематическими факторами, а с другой стороны, тем, что физиологический фактор действует не в чистом виде.

Литература:

  1. Sievers E.Grundzüge der Phonetik.Leipzig, 1893.
  2. Томсон А. И. Обще языковедение. Одесса,1910.
  3. Jakobson R.Prinzipien der istorichen Phonologie. TCLP, 1931, t.4.
  4. Бодуэн де Куртенэ И. А. Введение в языковедение. — В его кн.: Избранные труды по общему языкознанию.М., 1963, т.2
  5. Trubetzkoy N. S. Sur allgemeinen Theorie der phonologischen Vokalsysteme. TCLP. Prague, 1929, t.1.
Основные термины (генерируются автоматически): переходных звуков, точки зрения, звучания гласных звуков, произносительных органов, первом предударном слоге, образования переходных звуков, разных языках, основные признаки звуков, установочные звуки, соединении звуков друг, установочных звуков, признаки данных звуков, взаимовлиянии соседних звуков, Неоднородность звуков, условия адаптации звуков, характер модификации звуков, Различение установочных, потоке речи, классической фонетике, уподобления звуков.


Похожие статьи

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Похожие статьи

Задать вопрос