Автор:

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №19 (153) май 2017 г.

Дата публикации: 13.05.2017

Статья просмотрена: 369 раз

Библиографическое описание:

Голубков А. М. К вопросу о разграничении нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств от смежных и иных составов преступлений // Молодой ученый. — 2017. — №19. — С. 194-196. — URL https://moluch.ru/archive/153/43363/ (дата обращения: 26.04.2018).



Автомобильный транспорт прочно вошел в повседневную жизнь современного человека. Сегодня машины служат не только предметом роскоши и средством обеспечения комфорта, но и поддерживают функционирование экономики страны. Объем грузоперевозок с каждым годом растет.

Однако, несмотря на широкое распространение транспорта, некоторые аспекты регулирования общественных отношений, которые связаны с его эксплуатацией и использованием, до сих пор остаются слабо разработанными.

Вместе с количеством транспортных средств, выросло и число нарушений в связи с их эксплуатацией. Высокая степень опасности сделала транспорт объектом пристального внимания законодателей. Практически каждый год вводятся новые нормы, призванные регулировать транспортную сферу.

Однако иногда нововведения законодателя создают путаницу на практике. Представляется, что отдельную проблему составляет квалификация преступлений, связанная с нарушением эксплуатации транспортных средств и Правил дорожного движения.

Дискуссионным вопросом в научной среде является разграничения понятий дорожно-транспортного происшествия, дорожно-транспортного правонарушения и дорожно-транспортного преступления. В российском законодательстве закреплено понятие дорожно-транспортного происшествия. Это широкое понятие, которое охватывает как дорожно-транспортные правонарушения, так и дорожно-транспортные преступления. При этом определение дорожно-транспортного преступления в Уголовном кодексе РФ отсутствует. [1] Некоторые авторы предлагают разграничить эти понятия, чтобы отделить административные нарушения, связанные с нарушением Правил дорожного движения и уголовные преступления, предусмотренные законодательством.

К примеру, по мнению Таюрской Е.А, понятие дорожно-транспортного правонарушение — слишком широкое для удобной квалификации, так как охватывает не только уголовные преступления, но еще и административные с дисциплинарными. В своей работе она предлагает наиболее узкое понятие — дорожно-транспортное преступление. И выдвигает следующее определение — общественно опасное деяние, совершенное по неосторожности лицом, управляющим транспортным средством, выразившееся в каком-либо нарушении установленных Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, вследствие чего наступают последствия, указанные в диспозиции соответствующей статьи УК РФ, которые и влекут наступление уголовной ответственности. [2]

Представляется, что такая дефиниция наиболее точно подчеркивает и выделяет состав преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом. Кроме того, это избавляет от путаницы, ведь правонарушение — это более широкое понятие, чем преступление.

Разделение административных составов от уголовных — не единственный дискуссионный вопрос. Отдельный интерес представляет также квалификация преступлений со смежным составом.

Смежные составы преступлений схожи по общественной опасности, но отличаются по одному или нескольким признакам. Для правильной квалификации необходимо выделить отличающиеся элементы, которые определяют состав конкретного преступления. На практике с этим могут возникнуть проблемы. При квалификации преступления, во избежание ошибок, необходимо точно определять те признаки, которые характерны конкретным составам преступлений.

Глава 27 Уголовного кодекса РФ содержит несколько составов, которые можно назвать смежными. Они регулируют отношения, связанные с нарушениями правил движения транспорта. Однако отдельные элементы состава преступления существенно отличаются.

Есть сравнить составы статей 263 и 264 УК РФ, то они будут отличаться по объекту, субъекту, предмету и объективной стороне. Статья 263 УК РФ предполагает наличие специального субъекта, который не только достиг шестнадцатилетнего возраста, но и обладает определенными профессиональными качествами. Основное отличие от субъекта преступления, предусмотренного статьей 264 УК РФ — обязанность по обеспечению безопасности движения и эксплуатации транспорта, которая наложена на него в связи с его профессиональной деятельностью. Что же касается субъекта статьи 264 УК РФ, то субъектом может быть только достигшее 16-летнего возраста лицо, управлявшее автомобилем, трамваем или другим механическим транспортным средством, предназначенным для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем. Таким образом, составы преступлений схожи только субъективной стороной — виной в форме неосторожности.

Необходимо также различать составы преступлений по статьям 264 и 268 УК РФ. Основное отличие заключается в субъекте. Если субъект состава преступления, предусмотренного статьей 264 УК РФ — это водитель транспортного средства, но субъект преступления по статье 268 УК РФ — это пассажир или пешеход, нарушающий правила движения.

Таким образом, обращая внимание на элементы состава преступления при квалификации преступлений связанных с функционированием транспортных средств, можно правильно выбрать необходимую норму УК РФ.

Исходя из анализа судебной практики, у судов иногда возникают проблемы с выбором статьи для применения, особенно при неоднозначности обстоятельств совершения преступления, связанного с нарушением Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Несмотря на Постановление Пленума Верховного суда, иногда встречаются случаи, когда дела квалифицируются не по статье 264 УК РФ, а по статье 109 УК РФ. [3]

Показательный пример в своей работе привела Таюрская Е.А, рассмотрев случай, когда вследствие неосторожности при езде по сельскохозяйственному полю на автомобиле, гражданин Емельянов П. В. причинил гражданке Н. телесные повреждения, от которых впоследствии наступила ее смерть. Суд квалифицировал действия виновного по статье 109 УК РФ, несмотря на то, что в его деянии присутствуют все признаки состава преступления, предусмотренного статьей 246 УК РФ. [4] Представляется важным рассмотреть состав данного преступления.

Субъект — лицо, достигшее возраста 16-лет, находившееся за рулем во время совершения преступления. Стоит отметить, что виновный не имел права управления транспортным средством.

Субъективная сторона — вина в форме неосторожности. Виновный знал что в поле находится человек, но в силу своей самонадеянности, полагаясь на свою интуицию, не принял мер для своевременного реагирования и не учел высоту травы, которая скрывала погибшую.

Объективная сторона — действия лица, нарушающие Правила дорожного движения и эксплуатацию транспортных средств.

Объект — общественная безопасность, связанная с эксплуатацией ТС.

Почему суд решил квалифицировать это дело по статье 109 УК РФ, несмотря на все признаки и причинно-следственную связь характерную для состава преступления, предусмотренного статьей 264 УК РФ, остается неясным.

Статья 109 УК РФ выделяет свои объектом жизнь и здоровье граждан, в то время как для статьи 264 УК РФ, жизнь и здоровья являются дополнительными объектами. В рассматриваемом случае, виновный грубо нарушил правила эксплуатации транспортных средств. Важным является само обстоятельство преступления. Виновный сознательно сел в транспортное средство и понимал общественную опасность своего деяния. Представляется, что это деяние необходимо классифицировать именно по статье 264 УК РФ.

Несмотря на постановление Пленума Верховного суда, при квалификации преступлений на практике случаются ошибки. Законодатель не дает точного определения дорожно-транспортного преступления, некоторые составы преступлений вызывают трудности при квалификации.

Представляется, что для тщательного рассмотрения дел, во избежание ошибок квалификации на практике, следует конкретизировать отдельные понятия и исключить спорные ситуации, а именно: ввести понятие дорожно-транспортного преступления, что позволит не путаться в составах со схожими правонарушениями; уточнить и закрепить норму, которая позволит безошибочно квалифицировать состав преступления, предусмотренного статьей 264 УК РФ.

Несмотря на проработанность данной темы, на практике перед судами все равно появляются сложные вопросы, которые не всегда решаются правильно.

Литература:

1. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 17.04.2017)//КонсультатнтПлюс.URL:http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/ (дата обращения: 11.05.2017).

2. Таюрская Е. А. Теоритические аспекты определения понятия дорожно-транспортного преступления // Сибирский юридический вестник. — 2017. — № 1. — С. 100–104.

3. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 г. N 25 г. Москва» // Российская Газета. URL: https://rg.ru/2008/12/26/pdd-dok.html (дата обращения: 11.05.2017).

4. Приговор по делу № 1–13/2015 от 23 января 2015 года // Бийский районный судд Алтайского края. URL: https://biysky--alt.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=13977768&delo_id=1540006&new=&text_number=1&case_id=7454066 (дата обращения: 11.05.2017).

Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, транспортных средств, эксплуатации транспортных средств, дорожно-транспортного преступления, состава преступления, дорожного движения, составы преступлений, элементы состава преступления, статьи УК РФ, норму УК РФ, понятие дорожно-транспортного, совершения преступления, уголовные преступления, составы преступлений схожи, понятие дорожно-транспортного преступления, определение дорожно-транспортного преступления, понятия дорожно-транспортного преступления, транспортным средством, определения дорожно-транспортного преступления, дорожно-транспортного происшествия.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос