Автор:

Рубрика: Культурология

Опубликовано в Молодой учёный №19 (153) май 2017 г.

Дата публикации: 12.05.2017

Статья просмотрена: 106 раз

Библиографическое описание:

Кузнецова А. А. «Праздничное пространство» и «пространство праздника»: характеристики и особенности взаимодействия // Молодой ученый. — 2017. — №19. — С. 364-369. — URL https://moluch.ru/archive/153/43335/ (дата обращения: 26.04.2018).



Пространственные характеристики праздника — проблема одновременно теоретическая и практическая. Для профессионального осуществления любого массового праздника (от замысла до реализации) необходимо четкое представление о таких фундаментальных понятиях, как пространство праздника и праздничное пространство. В статье предпринята попытка разделения этих понятий на основе различия их качественных, количественных, структурных, географических, временны́х характеристик, а также направленности развития самой праздничной культуры. Особое внимание уделяется поиску пространственных границ, которые отмечают территорию собственно праздника и одновременно вводят праздник в широкое поле культуры.

Ключевые слова: праздничная культура, праздник, праздничное пространство, пространство праздника

Разделение понятий «праздничное пространство» «пространство праздника» обусловлено поиском пространственных границ, которые, с одной стороны, обозначают территорию собственно праздника, а с другой — всё, что вводит праздник в культуру и лежит за его пределами. Стоит начать с анализа представлений о понятиях «праздничное пространство» и «пространство праздника», которые были выявлены на основе научных трудов, а также рефлексии автора данной статьи.

Когда мы говорим «пространство праздника», то имеем в виду что-то конкретное, точно очерченное: это может быть пространство городского праздника или пространство регионального праздника, пространство государственного праздника, народного или религиозного. Ни у кого не возникнет сомнений в том, что эти пространства хоть и обладают общими характеристиками, присущими любому пространству и пространству праздника в частности, но и имеют различия, которые могут быть выражены в разной степени свободы празднующих, их вовлеченности, семиотической наполненности пространства, спецификой коммуникации его внутренних элементов. «Пространство театрализованного массового праздника — реальная местность, преображенная фантазией постановщиков праздника в пространство праздничного бытия» [1].

С другой стороны, понятие «пространство праздника» может восприниматься как взаимодействие основополагающих элементов праздника, которые характерны только для данного феномена культуры, а значит и для конкретного вида культурного пространства. С этой точки зрения пространство праздника — это характеристики, отличающие его от пространств других феноменов культуры, но и объединяющие пространства разных праздников.

В первом случае пространство праздника — это пространство, которое имеет отношение к конкретному событию, протекающему в конкретный промежуток времени на конкретно очерченном географическом пространстве.

Во втором случае пространство праздника не имеет временных характеристик, оно описывает пространственные координаты праздника как явления культуры, отличающие, а также и связывающие его с другими культурными пространствами.

Обратим внимание на то, что о «праздничном пространстве» написано больше, чем о «пространстве праздника», но все же нельзя сказать, что границы обоих понятий четко определены и осмыслены.

С одной точки зрения, праздничное пространство — это пространство, в котором реализуется сущность праздника: праздничная свобода, отрыв от привычных норм поведения, реализуется творческое начало, и правила существования в нём особые, условные по отношению к обыденности, но связанные с ней, так как на основе представлений о неидеальности обыденности бытия создается представление об идеальном пространстве, в котором всё будет наоборот. Таким образом, праздничное пространство — это пространство в котором действуют особые законы, отличные от обыденных норм, и это представляется его сущностью. В этом случае речь идет не о конкретных географических границах праздничного пространства, а о его сущности. С. Н. Иконников, говоря о праздничном пространстве в общем и о праздничном пространстве Санкт-Петербурга, в частности, утверждал, что это «многофакторная и многомерная система, специфическое явление праздничной культуры, определяющее особую форму общественного поведения. Праздничное пространство — преображенное пространство, оно обусловлено смыслом праздника и узнаваемо участниками праздничных действий» [2].

Другие же точки зрения напрямую постулируют, что «прежде всего это строго локализованное пространство — место, где проходит праздник» [3]. «Праздничное пространство — это, как правило, место для совершения специальных актов, закрепленное за определенным участком местности» [4].

Подобного рода определение праздничного пространства переводит его с высоты онтологического понимания на уровень практического осмысления, сужая его временные границы до определенного периода взаимодействия географического и художественного пространства праздника. Также данный подход привязывает праздничное пространство к одному событию, будь это День Победы или любой другой праздник, в то время как определение, данное Иконниковым, вмещает в себя всё разнообразие праздничной культуры и входящих в её состав праздников, выделяя только фундаментальные константы пространства, свойственные празднику по его сути.

Нельзя не обратить внимания на то, что оба понятия имеют два основных подхода: более узкий, временнό ограниченный, практически направленный, и более широкий, всеобъемлющий, обобщающий и конкретизирующий одновременно. Таким образом, мы имеем две составляющие пространственной структуры праздника.

Первая составляющая — это относительно открытое внутрипраздничное пространство, вторая — это некое пространство, несущее специфику праздника и связывающее праздник с культурой, направленное вовне. Согласно гипотезе данной статьи, первая составляющая является пространством праздника, а вторая — праздничным пространством.

«Пространственная структура любого культурного феномена, в научной литературе строится на качественно — количественном различии» [5]. Чтобы понять различие в количественной составляющей, достаточно применить оба словосочетания к городу, региону, стране или континенту. Например, понятие «праздничное пространство Санкт-Петербурга» [6], включает в себя праздничную культуру Санкт-Петербурга, её отличия от праздничных культур других городов и регионов, её специфичность по отношению к праздничной культуре России, также объекты, элементы и процессы, существующие внутри неё. В то время как понятие «пространство Санкт-Петербургского праздника» не только описывает особенности пространственной организации праздника в данном городе, но и тяготеет к конкретизации, какого именно праздника. На этом примере видно, что исследуемые понятия не равнозначны по своим масштабам — первое вбирает в себя второе.

В сущности, праздничное пространство — это явление праздничной культуры, так как вбирает в себя совокупность праздников, праздничных форм, институтов, образований и их взаимоотношений, объединенных одной ментальной общностью, а пространство праздника — это элемент праздничного пространства, единичное его проявление. Пространство праздника фиксирует конкретный праздник в процессе его функционирования, в то время как праздничное пространство, являясь видом культурного пространства, характеризует целостность и единство всех специфических элементов и структур праздника как формы праздничной культуры. В этом заключается качественное различие двух понятий.

По аналогии с «культурным пространством» и «пространством культуры» разделение двух понятий проходит также на уровне направленности развития. Пространство праздника развивается по вертикали. Подобное развитие можно охарактеризовать повышением качественного уровня праздника, увеличением внутреннего разнообразия, обусловленного диалогом разных пространств внутри праздника. Праздник, соединяя в себя различные элементы, несущие специфику других пространств, трансформирует их в нечто новое, развивая и совершенствуя тем самым свою специфику.

Таким образом, пространство праздника выступает площадкой для взаимообмена и взаимообогащения его самого и всех, входящих в него пространств. В нём формируется своё коммуникативное пространство, которое вбирает и соединяет, находит точки соприкосновения сфер деятельности, каковые вне праздника могли бы и не найти общего языка

Но развитие по вертикали не замыкается только на пространстве праздника; оформляясь там, качественные изменения переходят и в праздничное пространство, обеспечивая его движение по горизонтали. Праздничное пространство способно расширяться и преодолевать пределы своих границ, проникая в широкое культурное пространство и выходя на уровень общения с другими пространствами, составляющими суть культуры (социальное, религиозное, жизненное, политическое, природное и другие пространства). «Во многом благодаря пространству праздника как в его институализированных, так и неинституализированных формах, развивались такие духовные сферы, как искусство, философия и даже наука» [7].

Расширение по горизонтали происходит за счет сфер, которые находятся на стыке праздничного и других пространств, обуславливая культурную коммуникацию: сфера образования (в первую очередь, вузовские кафедры режиссуры праздника и т.п), экономическая сфера (праздничные агентства и другие организации, тиражирующие праздник), сфера кино (фильмы, посвященные празднику или ставшие его символами), сфера журналистики (популярные печатные издания, телепередачи, включающие информацию о праздниках) и многие другие. Вследствие этого знаковая составляющая праздничного пространства объединяет в себе всё знание о празднике, все тексты настоящего, прошлого и будущего (замыслы, анонсы и т. п.) и постоянно пополняется.

Стоит обратить особое внимание на расширение границ праздничного пространства через интернет и телевидение. В современном мире человеку не обязательно находиться на площади, где проходит праздник, он может приобщиться к всеобщему празднованию через экраны в разных точках города, интернет и телевидение. Таким образом, праздничное пространство, расширяясь, проникает в пространство, в котором развивается медиакультура, системы связи и протекают процессы информатизации. Но в то же время оно жертвует уникальностью своих явлений, так как телевидение и интернет адаптируют праздник под свою специфику, задавая нацеленность на «телевизионную картинку» и тиражируя праздничные события [8]. Примером этому могут стать все праздничные события, существовавшие до появления телевизионных и интернет трансляций и транслирующиеся на данный момент.

По отношению к пространству праздника праздничное пространство более масштабно, оно как бы обволакивает праздник, создавая ауру, которая вводит праздник в культурное пространство. Его функцией является непосредственно воспроизводство и реализация праздника, поэтому оно не может быть отделимо от пространства праздника, как от пространства, в котором рождается праздник. Другими словами, если пространство праздника включает праздничное действие, то праздничное пространство содержит в себе и это действие, и память о нем, и его теоретическое обоснование, и его реально-материальные продукты и многое другое

С точки зрения географических границ исследуемых понятий, пространство праздника подразумевает более локализованное место своего функционирования, как правило, оно обусловлено замыслом режиссера, может включать в себя несколько очагов симультанного действия. Географические координаты праздничного пространства зависят от того географического пространства, по отношению к которому понятие применено: они не только включают в себя предметы, явления и процессы праздничной культуры данной территории, но территории распространения всех этих составляющих вовне. То есть, по нашему мнению, изучая праздничное пространство Санкт-Петербурга, в исследовательское поле могут, к примеру, попасть научные, научно-популярные и практические издания, опубликованные и применяемые в других городах, если они так или иначе описывают специфические особенности праздничной культуры Санкт-Петербурга. Таким образом, праздничное пространство Петербурга взаимодействует с праздничными пространствами других городов, включаясь в коммуникацию на уровне праздничного пространства России. Это утверждение не относится к сугубо практическому пониманию термина «праздничное пространство города», по причине того, что в этом случае подразумеваются только внутрипространственная его организация.

Если рассматривать временные характеристики «праздничного пространства» и «пространства праздника», то и здесь нетрудно увидеть принципиальные различия. Мы уже обращали внимание на то, что пространство праздника существует в конкретных временных границах. В этом случае временные рамки больше зависят не от лежащего в основе праздника события, а от замысла режиссера, который фиксирует начало праздничных действий и их завершение в рамках установленной концепции. В этих рамках время, по мнению многих авторитетных исследователей, является праздничным, отличным от обыденного, в этих границах концентрируются и сгущаются все основополагающие элементы праздника. Но праздник не возникает из ни от куда: ему всегда предшествуют предвкушение (на эмоциональном уровне), осведомленность и ожидание (на информационном уровне), афиши и пригласительные билеты (на материально вещественном уровне), приготовления (на деятельном уровне) и др. Также праздник не исчезает в никуда, он оставляет после себя эмоциональный подъем и потребность в повторении (на эмоциональном уровне), предметы и постройки (на материально-вещественном уровне), отзывы, репортажи и критические статьи (на информационном уровне) и т. д. Условно, описанные системы явлений можно охарактеризовать как пред-пространство праздника и пост-пространство праздника, их нельзя однозначно отнести к обыденному времени, но и в рамки праздничного времени они не вписываются, находясь в некой промежуточной стадии. У автора данного исследования есть все основания полагать, что пред-пространство и пост-пространство праздника являются той границей, которая соединяет пространство праздника с праздничным пространством в рамках хронологического подхода. Существование такого рода соединения обусловлено идейно-тематической актуальностью праздника. Таким образом, отдельное праздничное действо входит в структуру праздничной культуры: если не существует этого перехода, значит, праздник не актуален для данной общности и спустя недолгий промежуток времени он исчезнет.

Хронологические характеристики праздничного пространства предполагают, что оно простирается от предпосылок к первому празднику в истории исследуемой территории или общности, до прогнозирования тенденций развития праздничной культуры данной территории и общности, включая в себя всевозможные изменения в процессе её формирования.

Структуру праздничного пространства составляют пространства, без которых праздник не может осуществиться, с которыми он сосуществует. Эти пространства имеют свою самостоятельную ценность и рассматриваются без отношения к празднику, но вступая в праздничное пространство, приобретают дополнительные смыслы. Это литературное пространство (сценарная основа), эстетическое (понятие прекрасного и идеального), социальное (общественная потребность), жизненное пространство (формирование идей, взглядов, ментальности, перенос смыслов и опыта, приобретенных на празднике в реальную жизнь), пространство видов искусств (вбираются и перерабатываются в празднике), городское пространство, политическое (идеологическая направленность праздников) и т. д.

Особенности этих пространств, проходя через специфику праздника, образуют его как вид культурного пространства. Они не сливаются полностью с праздничным пространством, а существуют отдельно, но оказывают влияние на пространство праздника. Если бы праздник не вбирал в себя специфику некоторых из названных пространств, то имел бы иные характеристики и особенности, нежели сегодня.

Пространство праздника состоит из пространств, которые оно полностью вбирает в себя. На основе подходов Е. В. Орловой и И. М. Гуткиной, которые в своих работах исследовали взаимодействие «пространства театра» и «театрального пространства», применяя метод аналогии, мы выявляем пространства, которые в совокупности являются имманентной характеристикой пространства праздника:

– материальное пространство (площадь, улица и т. д.)

– материализованное в празднике пространство режиссерского видения, оно является надматериальным (осуществление художественного замысла, интерпретация сценария, «совмещение всех технических, музыкальных, сценографических средств, собранных режиссером воедино для дальнейшего воплощения» [9] в празднике)

– пространство праздничного действа, сиюминутное, творящееся здесь и сейчас.

Исходя из выше описанных характеристик и согласно цели данной статьи, мы формулируем определения двух исследуемых понятий.

Пространство праздника — это практическое выражение праздничной культуры, в котором оформляется и реализуется конкретная деятельность, обеспечивающая внутрипраздничную специфику. Это пространство несет в себе некую конечность, подразумевается, что когда пройдет праздник, исчезнет его пространство, являвшееся сосредоточием всех праздничных элементов в одно время в одном месте.

Праздничное пространство — это атмосфера, складывающаяся вокруг праздничной культуры и определяющая её место в культуре в целом. Праздничное пространство организует жизнедеятельность праздника, выражающуюся во всех предметах и явлениях, которые образуют праздник и являются носителями его специфики. Оно хранит память о процессах, происходящих в праздничной культуре, чем обеспечивает преемственность поколений. Праздничное пространство не ограничено временными и пространственными границами одного праздника.

Литература:

  1. Ерёменко В. С. Театрализованный массовый праздник. Основы праздничного производства. Общая теория праздника, сценарий, организация, постановка: Учебное пособие. — Кемерово.: ООО «Антом», 2009. — 194 с.
  2. Иконникова С. Н. Теория культуры. — СПб.: Питер, 2008. — 87 с.
  3. Курбатов В. П. Праздничный хронотоп: понятия, типы, виды // Культура и образование. 2014. — № 2.
  4. Мазаев А. И. Праздник как социально-художественное явление: Опыт историко-теоретического исследования: монография. — М.: Наука, 1978. — 72 с.
  5. Орлова Е. В. Сущностные характеристики театрального пространства и пространства театра // Аналитика культурологии. 2010. — № 18.
  6. Келлер Е. Э. Городские светские праздники Петербурга XVIII-XX веков: историко-культурный контекст: Автореф. дис. кан-та культурологи: 24.00.02. СПб. 1997.
  7. Орлов О. Л. Российский праздник как феномен культуры // Вестник СПбГУКИ. 2011. — № 1.
  8. Попова В. Н. Трансформация форм праздничной культуры: игровой аспект // Динамика форм праздничной культуры. С.25–33.
  9. Гуткина И. М. Театральное пространство Саратова // Пространственность развития и метафизика Саратова. Саратов: Научная книга. 2001. С. 67–72.
Основные термины (генерируются автоматически): пространство праздника, праздничное пространство, праздничной культуры, праздничного пространства, Праздничное пространство, Пространство праздника, пространства праздника, случае пространство праздника, пространству праздника, пространство праздничного, праздника праздничное пространство, пространство регионального праздника, пространство городского праздника, пространство государственного праздника, зрения пространство праздника, массового праздника, специфику праздника, «праздничное пространство, культурное пространство, пост-пространство праздника.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос