Авторы: ,

Рубрика: Медицина

Опубликовано в Молодой учёный №16 (150) апрель 2017 г.

Дата публикации: 26.04.2017

Статья просмотрена: 6 раз

Библиографическое описание:

Касымов И. А., Мухаммадиев Х. Х. К вопросу этиологической диагностики бактериальных и вирусных менингитов // Молодой ученый. — 2017. — №16. — С. 52-55. — URL https://moluch.ru/archive/150/42074/ (дата обращения: 22.04.2018).



Успешная борьба с гнойными (ГМ), серозными (СМ) менингитами и менингококковой инфекцией (МКИ) зависит от правильной и своевременной этиологической диагностики. (2,4). Сведения об этиологической структуре заболеваемости гнойными бактериальными и серозными менингитами в целом по республике отсутствуют, что обусловлено низким уровнем бактериологического подтверждения диагноза в большинстве практических лабораторий и отсутствием официальной регистрации больных этой патологией. (1,3).

Целью исследования явилась оценка используемых методов лабораторной диагностики и определить возможность их дальнейщего совершенствования.

Материалы иметоды исследования: Анализ представлен на основании материалов и наблюдений городской инфекционной больницы № 1 и ЦГСЭН города Ташкента за 2010–1014 гг. Лабораторному изучению подлежали пробы спинномозговой жидкости (СМЖ) и крови, взятые у больных МКИ, ГМ и СМ, госпитализированных в Ташкентскую клиническую инфекционную больницу № 1. Наряду с бактериологическими и бактериоскопическими методами применяли РПГА с антительными диагностикумами (НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера, СПБ) Использовали кроличьи группоспецифические менингококковые сыворотки (Ставропольская ИВС), типовые и групповые пневмококковые сыворотки (НИИ вакцин и сывороток им. Н. И. Мечникова).

Обследовано 167 больных: 116 — в возрасте от 14 лет и 51 старше 14 лет. У каждого больного исследовали 2–3 пробы СМЖ, крови. Результаты обработаны статистически с применением общепринятых методов.

Результаты иобсуждения: Положительные результаты получены в 83 (65 %) случаях, причем в подростковой группе их было достоверно ниже, чем во взрослой- 63,1 ±1,3 и67,5±1,5 %, соответственно. Из 117 больных с диагнозом МКИ этиология была подтверждена у 52 (44.9 %), у остальных 65 заболевание диагностировано клинически. Бактериологическая расшифровка выделенных менингококков свидетельствовала об увеличении этиологической роли менингококков серогруппы В, в первую очередь у детей. Нерасшифрованные случаи составили достаточный удельный вес и колебались в разные годы от 18,2 до 42,7 %.

Из 218 больных с диагнозом ГМ у4 4 (20,3 %) определена пневмококковая этиология, у21 (9,6 %) — стрептококковая, у 28 (12,8 %) — стафилококковая, у 19 (8,7 %) — этиологическими агентами были грамотрицательные палочки, у 4 (1,8 %) — сальмонеллы, у 102 больных этиологию установить не удалось. Известно, что этиологический диагноз ГМ удается поставить лишь при лабораторном подтверждении, диагноз же МКИ возможен по характеру клинического течения болезни. В этой связи анализ результатов лабораторного обследования больных МКИ позволяет оценить используемые в настоящее время лабораторные методы, выявить причины, снижающие их эффективность. К сожалению, мы не могли сравнить результаты лабораторных исследований образцов патологического материала до и во время лечения, поскольку все они взяты у больных, подвергавшихся интенсивной антибиотикотерапии. Мы проанализировали результаты исследований в зависимости от дня госпитализации больных и клинической формы проявления болезни. Установлена существенная разница между группами по результатам двух методов: бактериологического и РПГА. В группе взрослых в 2,1 раза чаще выделялись менингококки и преобладали положительные результаты РПГА (65,8±2,3 и 48,7±1,9 соответственно) В то же время число положительных бактериоскопических результатов было одинаковым (54,6±2,0 и 59,7±2,4 %). Однако этот метод является ориентировочным и существенную помощь в таких случаях оказывает РПГА, обеспечивающая специфичность результатов исследования. Сравнение показало, что к бактериологическому подтверждению клинического диагноза МКИ РПГА добавляла 16–65 %, а одновременное применение обоих методов позволяло подтвердить природу заболевания до 65 % случаев.

Обращает на себя внимание низкий уровень бактериологического подтверждения МКИ у детей (15,7 %). Такое положение, видимо, объясняется характером клинического течения болезни у детей, диагностика у которых труднее, чем у взрослых, и ранним (до госпитализации) применением антибиотикотерапии. Так, у 44 (из61) заболевших детей, получавших антибиотики до поступления в стационар, в 68,6 % случаев диагноз подтверждается только клинически.

Анализ сроков взятия патологического материала от больных для лабораторного исследования показал, что только у 50,7±2,3 % госпитализированных его брали в 1-е сутки госпитализации, у 43- на 2-е, у 6,3 % — на 3–5-е сутки. При сопоставлении результатов обследования в зависимости от дня госпитализации больного установлено, что в первые сутки госпитализации рост менингококков получен у 79 (28,6 %) из 276 обследованных больных, на вторые — у 13,2 %, на третьи сутки — у 3 (8,3 %) из 36 образцов. При более позднем поступлении материалов на исследование положительных результатов не получено.

При бактериоскопическом исследовании проб СМЖ и крови положительные анализы отмечались до 5-го дня с момента госпитализации, причем уже на 4-й день их число сократилось вдвое. В пробах, взятых на 5–15-е сутки госпитализации, ни в одном случае не было положительных результатов. Эти данные согласуются с данными других авторов (2), отмечавших отсутствие жизнеспособных микроорганизмов уже через 46 час. от начала антибиотикотерапии. В таких случаях значительную помощь в диагностике оказывают методы, основанные на выявлении специфических антигенов с помощью антительных диагностикумов.

РПГА с антительными диагностикумами обеспечивала выявление менингококковых антигенов в СМЖ в более отдаленные сроки. Примерно до 7-го дня от начала госпитализации удалось обнаружить антигены в трети изученных образцов. В более поздние сроки антигены выявлялись в единичных случаях, но не позднее 14-го дня с момента госпитализации.

Менингиты пневмококковой этиологии были подтверждены в 86,2 % случаев бактериологически и в 13,6 % бактериоскопически, причем в 11,1 % случаев рост пневмококков был получен одновременно из СМЖ и крови. Как правило, рост пневмококков регистрировался в образцах патологического материала, взятых не позднее 4-го дня с момента госпитализации. При вторичных гнойных менингитах наблюдали выделение в период обострения (4 %) болезни и в более поздние сроки — на 14–17 дни. Пневмококковый менингит протекал как серозный в 18 % случаев, в основном у детей или лиц молодого возраста. Обращает на себя внимание увеличение удельного веса серозных менингитов. Анализ всех случаев серозных менингитов, зарегистрированных в Ташкенте, свидетельствует об их устойчивой тенденции к росту. Из 471 случая серозного менингита, 396 % регистрировали у детей 7–14 лет, 32 %- у лиц 15–23 лет. По тяжести течения заболевания СМ уступал ГМ и МКИ. На долю тяжелых форм приходилось лишь 15,6 %, в то время как при МКИ их было 73 %. Основными клиническими симптомами являлись: повышение температуры, головная боль, рвота, вялость, боли в мышцах; как правило признаки заболевания проявлялись на фоне перенесенных вирусных инфекций — корь (16 %), эпидпаротит (48 %), ОРВИ (14 %). Чаще всего СМ и ГМ болели дети (62,5 %). Однако дети до года жизни болели в 5,6 раза чаще ГМ, чем СМ (15,8 и 2,8 % соответственно).

Не отличается достаточно высоким уровнем и качество клинической диагностики больных МКИ. Так, каждый четвертый госпитализированный ребенок и каждый третий взрослый поступали с другим диагнозом. Участковыми врачами диагноз МКИ был поставлен лишь у 18 % детей и взрослых, у 30-вызывал сомнения, а у 52 % — был ошибочным. Врачами скорой помощи диагноз МКИ был выявлен у 30 % больных детей, предполагался — у 14 %, у остальных — был ошибочным (почти у половины диагностирована ОРВИ). Сказывается и то, что при первичном обращении заболевших недостаточно полно собирался эпиданамнез, не учитывались другие факторы. При постановке диагноза, когда лабораторные методы оказываются бессильными, у детей до 3-х лет следует учитывать преморбидный фон. Так, из преморбидных состояний у заболевших МКИ превалировала перинатальная энцефалопатия, у больных ГМ- эта же патология имела место у 2/3 больных, у других — предшествовали частые респираторные и кишечные инфекции.

Начало болезни при МКИ бурное, внезапное, все больные поступали в стационар в первые двое суток. Первыми симптомами были: гиперемия (99 %), рвота (86 %)

, судороги (72 %), вялость (98 %), менингиальный синдром (97 %). У больных ГМ начало болезни менее острое и треть детей поступила в стационар позже 3 дня заболевания. Начальными симптомами были: повышение температуры (98 %), рвота (89 %), отсутствие четких менингальных симптомов в первый день болезни (63 %) и появление на второй-третий день, что затрудняло своевременную диагностику (25 %). Анализ ликвора в первые дни болезни показал, что нейтрофильный плеоцитоз у больных МКИ исчислялся четырехзначными цифрами, у больных ГМ — трехзначными. В периферической крови 97 % больных выявлялся лейкоцитоз (от 11,109/л и более) нейтрофильного характера, ускоренное СОЭ (15–40 и более мм/ч), у 1/3- умеренная анемия. В анализах периферической крови у больных ГМ те же изменения — у 2/3 больных, а у 1/3 — снижение числа нейтрофилов, рост эозинофилов, без повышения СОЭ.

ВЫВОДЫ:

  1. Лабораторные обследования больных ГМ, СМ, МКИ, леченных антибиотиками позволили в 65 % выявить этиологию заболевания.
  2. При интенсивно проводимой антибиотикотерапии значительную помощь в диагностике будут оказывать методы, основанные на выявлении специфических антигенов в биологических жидкостях организма. РПГА может быть использована в диагностике случаев, предварительно леченных антибиотиками, или при отрицательных результатах применения классических бактериологических методов. Методом РПГА можно определить наличие антигена за 80–120мин.
  3. Показано преимущество РПГА в диагностике заболевания, обеспечивающее большее число положительных результатов и высокую специфичность выявляемых антигенов по сравнению с бактериологическим методом.
  4. Подход к лабораторным исследования менингитов разной этиологии должен быть индивидуальным, но с сохранением принципа: патологический материал должен быть взят своевременно и адекватно характеру клинического проявления болезни.

Литература:

  1. Кудашева Л. В., Раджапбаева Г. П. О состоянии заболеваемости менингококковой инфекцией в Республике Узбекистан и меры профилактики. // Материалы 1Х Республиканского съезда эпидемиологов, гигиенистов, санитарных врачей и инфекционистов Узбекистана. Т.21–22 май.2010.стр.81–82.
  2. Венгеров Ю. Я., Нагибина М. В., Свистунова Т. С. и др. Этиотропная терапия бактериальных гнойных менингитов. // Материалы V Международной научно-практ.конф. «Актуальные проблемы диагностики, лечения и профилактики инфекционных и паразитарных заболеваний «Ташкент. 2009.стр.77–78.
  3. Ходжаев Ш. Х. К механизму формирования инфекционного процесса при менингококковой инфекции. // Мат.VМеждународной научно-практ. конф Актуальные проблемы диагностики, лечения и профилактики инфекционных и паразитарных заболеваний. Ташкент.2009.стр 85.
  4. Чернышева Т. Ф., Скирда Т. А., Мишина А. И., Головина Л.И и др. Эпидемиологический надзор за менингококковой инфекцией. // Эпидемиология и инфекционные болезни. № 2.,2000. Стр.15–16.
Основные термины (генерируются автоматически): больных МКИ, диагноз МКИ, обследования больных МКИ, диагностики больных МКИ, сутки госпитализации, момента госпитализации, дня госпитализации больных, диагноза МКИ РПГА, клинического течения болезни, диагнозом МКИ этиология, менингококковой инфекцией, бактериологического подтверждения МКИ, врачами диагноз МКИ, помощи диагноз МКИ, патологического материала, положительных результатов, МКИ бурное, выявлении специфических антигенов, официальной регистрации больных, больных этиологию.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос