Автор:

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №15 (149) апрель 2017 г.

Дата публикации: 17.04.2017

Статья просмотрена: 18 раз

Библиографическое описание:

Нуруллина Э. Д. К вопросу о легитимности «революционного права» // Молодой ученый. — 2017. — №15. — С. 282-284. — URL https://moluch.ru/archive/149/42084/ (дата обращения: 23.05.2018).



Каждое государство, каким бы устойчивым и крепким оно не казалось на первый взгляд, со временем может быть обречено на нестабильность и распад, если народ считает не легитимной существующую власть и не желает подчиняться ее законам. В истории известно множество могущественных государств, исчезнувших в силу того, что они были не способны решить проблемы легитимности своей власти.

Очень часто утрата легитимности может достигать такого масштаба, что в конечном счете, государство оказывается в ситуации, когда оно не может себя защитить и адекватно оценить процессы, происходящие в стране. Таким образом, оно оказывается не в состоянии использовать свои полномочия и находящиеся в их распоряжении ресурсы, включая правоохранительные органы. При таком раскладе начинают созревать такие явления, как бунты, восстания, государственные перевороты, революции и т. д.

Власть становится нелегитимной, т. е. не принимается добровольно народом, если законы навязаны народу силой и используются в интересах какого-либо одного класса, слоя, клана, группировки и т. д. с применением различных форм насилия. В этом контексте особое значение приобретает понятие легитимности права.

Признание легитимности означает признание за властями законного права принимать решения, обязательные для исполнения всеми без исключения гражданами данного государства. Причем лица, обладающие властью, должны руководствоваться не только законом, но также признанием народом принуждения и насилия над ними. Как показывает исторический опыт, в обществе, в котором народ с уважением относится к закону и властной системе, почти отсутствует какое-либо принуждение. Там же, где законность власти не бесспорна, существует опасность социальных потрясений.

Вопрос о легитимности права — это вопрос в значительной степени о том, отражает ли то или иное законодательное решение власти право личности на свободное волеизъявление.

С этой точки зрения так называемое «революционное право», построенное на праве власти без учета базовых интересов членов социума, навязывать этому же социуму свою волю насильственным путем, правом в полном смысле этого слова не является, т. е. оно не легитимно. Учение о классовой борьбе вело Ленина к признанию политического господства пролетариата, его диктатуры, т. е. власти, не разделяемой ни с кем и опирающейся непосредственно на вооруженную силу масс. Поскольку для Ленина источником власти, легитимности является пролетариат, то диктатура пролетариата, как определенная система власти, не может быть ограничена формальным законом, применение насилия ею законно и необходимо [1]. Надо полагать, что это ключевое положение, определявшее отношение большевиков ко всей системе власти, в т. ч. и ее составляющих — праву и закону.

Истоки методологии юридического позитивизма распространяются не только на территории России. Еще греки говорили о несовершенстве человека и о необходимости применять к нему самые суровые дидактические меры.

Так, в шестой книге «Законов» Платона, одного из зачинателей данной концепции, даны суждения относительно культурного и духовного воспитания: «Мы считаем человека существом кротким. Да, если его счастливые природные свойства надлежащим образом развиты воспитанием, он действительно становится кротчайшим и божественнейшим существом. Но если человек воспитан недостаточно или нехорошо, то это — самое дикое существо, какое только рождает земля. Поэтому законодатель не должен допускать, чтобы воспитание детей было чем-то второстепенным и шло как попало». В другом месте Платон говорит о совмещении физических и нравственных достоинствах как о цели воспитания: «надлежащее воспитание должно оказаться в силах сделать и тела и души прекраснейшими и наилучшими» [2].

Аристотель говорит в своей «Политике» следующее: «человек, лишенный добродетели, оказывается существом самым нечестивым и диким» [3]. Помимо природных (интеллектуальных и моральных) задатков необходимо нравственное воспитание, чтобы человек стал человеком.

Макиавелли, Гоббс, Жан Боден, Гегель и многие другие представители западноевропейской мысли продолжили эти традиции. Например, во взглядах Макиавелли можно найти истоки юридического позитивизма. Они основываются на идее сильной власти, свободной от моральных норм и обусловленных лишь политической целесообразностью. Так, в трактате «Рассуждение о первой декаде Тита Ливия» обосновывается идея сильного государства, умеющего обуздывать эгоистическую природу человека, сохранять государственный порядок.

В своей основе правовой позитивизм основывается вообще на позитивистской философии, которая стала в XIX веке весьма популярной. В самом общем плане современная характеристика правового позитивизма выглядит так: «Для массового сознания стало характерным убеждение, что у человека нет и не может быть никаких прав, кроме тех, которые предусмотрены в законодательстве, выражающем интересы господствующего класса. Признавался неограниченный произвол в законотворчестве» [4].

Юридический позитивизм, таким образом, является искажением правосознания, в котором очевидно стремление политико-юридически оценивать нравственные и социокультурные явления жизни. Это значит, понятия свободы, чести и достоинства личности отметаются и выносятся на периферию правовой жизни. Легально лишь то, что санкционировано законом. Никакие культурно-исторические и духовные традиции не имеют значение. Силу имеет только закон.

Несмотря на свои западноевропейские истоки, в России правовой позитивизм также дал свои плоды и результаты. Одним из наиболее видных представителей позитивистского направления был Г. В. Шершеневич. Кратко остановимся на его взглядах, выраженных в его работе «Общая теория права». Г. В. Шершеневич пишет: «Философия права не должна подставлять под реальные понятия свои идеальные представления, выдавать за право то, что по ее мнению должно бы быть правом» [5]. Это значит, за скобки выносится вся культурно-историческая и духовная реальность, с которой право может быть органически связано. Таким образом, позитивистское понимание права, представленное Г. Ф. Шершеневичем, наглядно демонстрирует тенденцию к абсолютизации права, к игнорированию всех остальных духовно-культурных элементов, составляющих контекст самого права.

Юридический позитивизм был доминирующим в советский период. Это была своеобразная форма этого позитивизма, однако она была ведущей. ««Юридический позитивизм», господствующий в советский период нашей истории, оставлял немного места для проблем, входивших в круг интереса классической философии права. Если право трактовалось как выражение воли господствующего класса, а законодательная деятельность в основном должна была служить защите общественного строя, сложившегося исторически, а потому преходящего, то вопросы об абсолютном в праве, об отношении права к вечным ценностям бытия человека — к вере, истине, справедливости и др. — обречены были оставаться на периферии правосознания» [6].

Однако и современный взгляд в развитии мировой и отечественной истории также отмечен юридическим позитивизмом. Так, например, О. С. Пугачев и Н. П. Козлова приводят тексты конституций современных государств Запада, в которых достоинство личности трактуется юридически. Например, в ст. 1 Основного закона ФРГ, принятого 23 мая 1949 г., указывается, что «человеческое достоинство неприкосновенно. Уважать и защищать его — обязанность всей государственной власти». В ст. 10 Конституции Испании закреплено следующее положение: «Достоинство человека, нерушимость его прав, которые являются прирожденными, свободное развитие личности, уважение к закону и к правам других составляют основу политического строя и социального мира». В ст. 21 Конституции РФ 1993 г. Закреплено, что «достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления» [7]. Иными словами, в современной культуре власть и сила оказываются безусловной. И в целом, кажется, что нет ничего отрицательного в том, что государство занимается охраной достоинства личности. Но это значит, что другие институты духовной культуры оказываются не в силах выполнять эту функцию. Это своеобразный скрытый правовой позитивизм, внедрившийся на бессознательном уровне в сознание современного человека.

Таким образом вся история цивилизованного социума свидетельствует о том, что идея «революционного права», сформированная в рамках концепции юридического позитивизма по сути своей не легитимна, т. к. легитимность, понимаемая как согласие социума с существующей властью, когда он добровольно признает за ней право принимать обязательные решения, входит в противоречие с идеей воли господствующего класса, с умалением духовной жизни человека, которая должна базироваться на естественных и неотчуждаемых правах человека.

Литература:

  1. Ленин В. И. Полн. собр. соч. т. 41, Москва 1981 г.
  2. Платон. Сочинения в трех томах. М.: Мысль, 1971. — Т. 3.
  3. Аристотель. Сочинения: В 4-х т. — М.: Мысль, 1984. — Т. 4. Политика. 1253.
  4. Смазнова О. Ф. Право и время. Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2004.
  5. Шершеневич Г. Ф. О теории права // Русская философия права: философия веры и нравственности: Антология / Сост. А. П. Альбов и др. — СПб.: Алетейя, 1997.
  6. Альбов и др. Русская философия права — философия бытия, веры и нравственности // Русская философия права: философия веры и нравственности: Антология / Сост. А. П. Альбов и др. — СПб.: Алетейя, 1997.
  7. Пугачев О. С., Козлова Н. П. Человек в системе морально-правовых ценностей. — Пенза: РИО ПГСХА, 2005.
Основные термины (генерируются автоматически): Русская философия права, юридического позитивизма, правовой позитивизм, легитимности права, господствующего класса, воли господствующего класса, Юридический позитивизм, понятие легитимности права, легитимности «революционного права», достоинства личности, власти право личности, утрата легитимности, истоки юридического позитивизма, философия веры, человека существом кротким, проблемы легитимности, методологии юридического позитивизма, советский период, России правовой позитивизм, Признание легитимности.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос